Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Пророчество Паладина. Пробуждение The Paladin Prophecy
А дома лучше

Это была она, но в то же самое время – не она.

«Что в ней заставляет меня так думать?» Уилл никак не мог выразить свои ощущения словами. Едва заметное чувство, но оно сковало его хваткой питона.

Машина была та, которая принадлежала его матери – вне всяких сомнений. Старенький, видавший виды «Форд Фокус», который она называла «Зеленой машиной» – от поцарапанного заднего бампера до «плавающего» компаса на приборной панели. Уилл сунул руку под сиденье и нащупал пластиковый стакан от кофе, засунутый им туда два дня назад.

– Ну, я просто не знаю, что сказать, Уилл, – произнесла Белинда, похлопывая ладонями по рулевому колесу. – Кроме того, что это просто поразительно.

С виду – она, и голос ее… но она ни за что не сказала бы ничего подобного. Мать обязательно бы разволновалась из-за результатов этого теста. Она бы спросила, почему он нарушил инструкции и привлек к себе такое внимание. Вот о чем она должна была сказать в первую очередь .

Уилл смотрел вперед, боясь, что она увидит страх в его глазах, если он посмотрит на нее в упор.

№ 14: ЗАДАВАЙ ВОПРОСЫ В ПОРЯДКЕ ИХ ВАЖНОСТИ.

– Все в порядке? – спросил Уилл.

– Да, все отлично. Просто я так взволнована, – сказала его мать, шевельнула рукой, и браслеты у нее на запястье звякнули. – Директор школы позвонил, как только я пришла на работу, и дал трубку доктору Роббинс. Поговорив с ней, я сразу позвонила твоему папе. Конференция у него заканчивается, и к вечеру он будет дома. Судя по голосу, он просто вне себя от восторга.

«Отец мог по-разному отреагировать на случившееся, но «восторг» – это вряд ли»,  – подумал Уилл.

Он всеми силами старался дышать ровно – так, как его учил отец. Еще труднее стало сохранять спокойствие, когда они проехали мимо черного седана, стоявшего в переулке, всего в одном квартале от их дома. Похоже, это была та самая машина, от которой Уилл убегал утром.

– Думаю, нам надо о многом поговорить, – сказал он, стараясь не выдавать волнения.

– Конечно. Но должна сказать, медвежонок Уилл, что ты почему-то совсем не радуешься.

– Хочу ознакомиться с содержимым этого конверта, – сказал Уилл. – Не торопясь. Шаг за шагом.

№ 20: ВСЕГДА ДОЛЖНА СУЩЕСТВОВАТЬ СВЯЗЬ МЕЖДУ ФАКТОМ И ВЫВОДОМ.

– Знаешь, ты абсолютно прав, – сказала его мать, въехав на подъездную дорожку. – Не стоит спешить. Шаг за шагом.

Она припарковала машину и взяла свои вещи. Уилл поспешил обогнать ее Он взбежал по лестнице на второй этаж, вытер пот со лба, взял свой «макбук» и спустился с ним в кухню. Старательно, пытаясь сохранять спокойствие, он занялся тем, что должен был сделать. Раскрыл чувства, очистил разум, стал замечать все мелочи.

№ 9: НАБЛЮДАЙ, СМОТРИ И СЛУШАЙ, ИНАЧЕ НЕ ПОЙМЕШЬ, ЧТО УПУСКАЕШЬ.

– Ты решил сразу взять быка за рога, как я вижу, – сказала Белинда, доставая из холодильника бутылочку диетической колы. – А мне надо вернуться на работу. Все обсудим вечером, с папой.

Уилл сел за стол, а Белинда обняла его сзади. Ее прикосновения показались ему напряженными, наполненными извращенным волнением, короче – неправильными . Ее темные очки соскользнули, и Уилл впервые увидел ее глаза. Это были глаза Белинды, но страшно остекленевшие и пустые.

– Мы с папой так гордимся тобой, – сказала она и ушла.

Уилл услышал, как хлопнула входная дверь. Он торопливо перешел в гостиную и увидел из окна, как от дома отъехал автомобиль. «Зеленая машина» сбавила скорость, повернув за угол, где Уилл заметил черный седан. Стекло в дверце скользнуло вниз. Уилл перебежал к соседнему окну, откуда были видны обе машины. Они остановились одна напротив другой – водитель рядом с водителем.

«Она с ними разговаривает!»

Уилл запер двери. Он попытался дозвониться отцу – «Папа, пожалуйста, ответь!» – но наткнулся на автоответчик. Тогда Уилл отправил сообщение: «НАДО ПОГОВОРИТЬ. ПОЗВОНИ МНЕ».

Заглавными буквами. То есть ПРОКРИЧАЛ. Он был готов на все, лишь бы привлечь внимание отца. Потом Уилл положил мобильник рядом с лэптопом и взял конверт, оставленный ему доктором Роббинс. У него дрожали руки. Огромная выдержка потребовалась от него, чтобы владевший им страх не вырвался наружу.

Послышался звук маримбы. Уилл сильно вздрогнул и нажал клавишу приема, не дождавшись второго сигнала.

– Пап? … Папа ? – Уилл услышал гулкий металлический свист – словно вода сливалась в водосток. – Пап, ты меня слышишь?

Шипение статики – и тишина. Уилл дал телефону команду «ПЕРЕЗВОНИТЬ», но услышал те же самые странные, похожие на плеск дождевой воды, помехи. Уилл отменил вызов и положил мобильник так, чтобы видеть его. Ему нужно было сохранять сосредоточенность и переключить внимание на факты. Анализировать, управлять, организовывать: «Как важно мыслить четко».

Он открыл оставленный доктором Роббинс конверт и пробежал глазами несколько страниц, включая просьбу о зачислении, которую должны были подписать его родители. Из конверта выскользнул белый прямоугольник размера журнальной страницы, сделанный из какого-то прочного и гибкого материала. На нем возникли слова «ПРИКОСНИТЕСЬ ЗДЕСЬ», и Уилл прикоснулся. Тут же появилась строчка, набранная простым, но элегантным шрифтом:

ЦЕНТР ИНТЕГРИРОВАННОГО ОБУЧЕНИЯ

Ниже проступила эмблема школы. Это был герб – красивый щит темно-синего и серебряного цветов, разделенный на три горизонтальные части, в каждой из которых имелось отдельное изображение. В верхней части – ангел с книгой и мечом. Посередине – величественный черный конь, вставший на дыбы. Его копыта были оторочены языками пламени. Внизу – рыцарь в доспехах, нацеливший острие меча на поверженного на землю врага. Под гербом развернулся свиток, на котором была указана дата – «1915» и девиз: « Знания – дорога, мудрость – цель ».

Экран заполнился фотографиями кампуса. Зазвучала аудиозапись о высочайшем уровне школы и ее знаменитых выпускниках. От одной фотографии у Уилла по коже побежали мурашки, на ней был заснят неподвижный зимний лес, окутанный густым туманом. Хвойные деревья и кусты – в густом снегу. Женский голос произнес: «Вы словно во сне».

Этот образ запомнился Уиллу – он ему приснился ночью.

Фотография сменилась видеозаписью – учащиеся в классах, слушают лекции, работают в лабораториях. Отдыхают в кафе, играют в боулинге. Ставят пьесы, участвуют в концертах, ездят верхом на лошадях, занимаются десятками видов спорта. Веселые и умные лица ровесников Уилла и ребят постарше. Все они – в одежде цветов Центра: темно-синего и серого. Зазвучали голоса учащихся: «На каждом углу – возможность круто изменить жизнь», «Здесь у меня появились друзья на всю жизнь», «У меня возникло чувство уверенности и предназначения, которое останется со мной навсегда».

Уилл понимал, что это реклама, призванная пробудить определенные чувства: «В Центре учащиеся становятся умнее, сильнее и популярнее. Мои лучшие способности там заметят и вознаградят, и все мои мечты сбудутся».

На экране пошла видеозапись, школьный хор пел в прекрасной церкви, при свечах. Красота песнопения захватила Уилла. Медленная, плавная, небесно-чистая мелодия продолжилась, когда на экране снова пошли кадры, рассказывающие об учебе в Центре. Гордые родители, обнимающие выпускников, облаченных в магистерские шапочки и мантии. Эту часть сделки можно было назвать заключительной – продажа, так сказать, состоялась. Уилл понимал, что им манипулируют, однако реклама все равно работала. В сравнении с Центром его скитания по переполненным и плохо финансируемым государственным школам казались просто жалкими.

Неужели действительно могло существовать такое идеальное место?

Уилл включил программу «Google Earth» и ввел почтовый адрес школы: поселок Нью Брайтон, штат Висконсин. Сельская местность, небольшой населенный пункт в семидесяти милях к северо-востоку от места, где сходились границы штатов Айова, Иллинойс и Висконсин. Уилл увеличил изображение поселка, а потом двинулся по спутниковой карте и в итоге разыскал Центр. Он оказался именно там, где Уилл видел его на презентации, устроенной доктором Роббинс – величественные старинные здания, площадки для спортивных игр, озеро неподалеку.

«Центр настоящий. Все на своих местах».

У родителей Уилла не было ни денег, ни связей, и они учили его не оставлять следов, поэтому он держал себя в узде. Учился на «В» с плюсом. Летал, так сказать, ниже лучей радара. Жизнь согласно третьей заповеди – «НЕ ПРИВЛЕКАЙ К СЕБЕ ВНИМАНИЯ» – означала, что он не имел шансов получить ни научной, ни спортивной стипендии, и не мог рассчитывать на то, что эти стипендии давали. И вдруг, когда никто об этом не просил, перед ним распахнулись двери в этот потрясающий новый мир.

А вдруг Центр – то самое место, где он наконец сможет стать самим собой ?

Послышался сигнал мобильника. Пришло сообщение от отца: «В МАШИНЕ. ПЛОХАЯ СВЯЗЬ. ДОМА К ШЕСТИ. ПОГОВОРИМ».

Уилл посмотрел на часы и с удивлением обнаружил, что уже хорошо за полдень. Значит, он несколько часов сидит за столом в кухне. Скоро с работы домой вернется «Белинда», а ему не хотелось оставаться в одной комнате с ней до приезда отца.

«Нужно услышать, что скажет папа. Тогда вместе решим, как быть».

Уилл сделал себе бутерброд с арахисовым маслом и желе и, пережевывая его, принялся за поиски. Он обвел взглядом скромные пожитки, которые они уже четырнадцать лет возили с собой по шести городам. Маленький телевизор – его смотрели редко, разве что новости. В свободное время все трое читали. Книжными полками были заняты все стены в доме. Книги по науке, медицине, праву.

№ 82: БЕЗ ЖИЗНИ РАЗУМА ТВОЯ ЖИЗНЬ БУДЕТ НЕРАЗУМНОЙ.

Взгляд Уилла упал на полку с семейными фотографиями. Он выбрал свадебную фотографию родителей, на которой они игриво угощали друг дружку тортом. На Белинде было бархатное платье с присборенной на талии юбкой, ее длинные черные волосы были перевиты кружевом. Отец был в бордовом бархатном смокинге, с дурацкой студенческой стрижкой и неряшливой бородкой.

Веселые, смеющиеся, беззаботные. Уилла всегда влекло к этой фотографии, потому что в этом мгновении он видел начало собственной жизни. Его дух словно бы невидимо реял здесь – в блеске глаз родителей.

Он вспомнил о том, какие были глаза у «Белинды», когда у нее соскользнули очки – пустые, равнодушные – и сравнил их с глазами сияющей женщины на фотографии. Вот в чем было отличие. Пропала ее душа .

«Что они с ней сделали? А вдруг они и со мной такое попытаются сделать?»

Уилл услышал, как хлопнула дверца автомобиля, и выглянул в окно. Перед домом остановились три черных седана. К дому направились мужчины в черных вязаных шапках и куртках. Один из них, лысый, указывал пальцем то туда, то сюда и давал приказы.

У Уилла сдавило грудь. Воздух в комнате произнес: «БЕГИ, УИЛЛ». Он выбежал через заднюю дверь, перескочил через изгородь и помчался на север. Испуганно захлопав крыльями, с изгороди слетел маленький черный дрозд и сел на ближайшее дерево. Оставалось два часа с небольшим до приезда отца.

«Отец сообразит, что делать».


Лысый мужчина в черной шапке побежал вдоль дома трусцой. Глянув в бинокль, он успел увидеть Уилла, стремительно бегущего к горам. Он приказал остальным не входить в дом и проговорил в наручный микрофон:

– Он бежит к проезду для спецтехники, на север.

– Он пробудился?

– Трудно сказать, – сказал Лысый. – Но мы не можем рисковать. Дай мне Резак.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть