Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Убийство в Чесапикском заливе
Глава 26

В полицейском участке мне ответили, что Майкла нет, и я попросила передать ему, чтобы он позвонил мне как можно скорее. Потом переоделась и стала думать, как мне следует поступить с моим вещественным доказательством.

Было бы нелепо оставить альбом где-нибудь на виду, взять же его с собой, как кассету, я тоже не могла. Надо было где-нибудь его спрятать. Но где? Я подумала было о номере Ады Берк, находившемся рядом с моим, но потом решила, что если убийца пожелает наведаться в Коптильню, то обыщет не только мой, но и ее номер.

В конце концов мой выбор пал на туалет. Я перекрыла воду, опорожнила бачок, завернула альбом в пластиковый пакет, чтобы предохранить его от попадания влаги, и положила на дно теперь уже пустого бачка. Затем взяла сумочку с хранившейся в ней кассетой и отправилась на прием в сопровождении Ады, которая вырядилась в неподдающееся описанию платье из ткани кошмарной расцветки.

Столовая, холл на первом этаже и актовый зал были заполнены родителями и их чадами, а также выпускницами всех годов, так что мне без труда удалось улизнуть от Эллен и, таким образом, избежать комментариев, которые она могла снова начать по поводу постигшего меня «несчастного случая». Однако меня поймали бывшие мои соученицы, теперь уже бабушки вроде меня, которые, казалось, очень удивились, увидев меня здесь. Я с трудом их узнала. Никакие дорогие туалеты не способны скрыть ни явной безвкусицы, ни образа жизни, усвоенного смолоду.

— Маргарет! Мы не видели тебя целую вечность! Где же ты все это время пропадала?

Я удержалась, чтобы не сказать: «Жила!» — и сумела найти пристойное объяснение своему отсутствию на встречах выпускниц. Я сумела держаться и разговаривать подобно великовозрастной приготовишке, точь-в-точь как мои собеседницы.

Но моего чувства нетерпимости значительно поубавилось, когда я встретила еще нескольких бывших соучениц совершенно иного типа. Они весьма преуспели в жизни. Одна занималась научными изысканиями в области медицины, вторая завоевала высокую репутацию на политической арене и в настоящее время являлась вице-губернатором штата Висконсин, третья стала довольно известным скульптором. Из школ, подобных «Брайдз Холлу», выходит множество совершенно бездарных женщин, принадлежащих к сливкам общества, которые тратят уйму энергии только ради того, чтобы числиться «добровольными» участницами каких-нибудь «соответствующих их социальному статусу» движений или кампаний — «соответствующий» следует понимать как «не противоречащий». Но из стен почти всех этих школ выходит также горстка совершенно замечательных людей.

После приема я вернулась к себе в номер. Мой телефонный индикатор не горел, значит, Майкл не звонил мне. В ожидании его звонка я допустила оплошность — легла на кровать и тотчас же заснула. Когда же наконец он все-таки позвонил, я проснулась, поначалу не понимая, где нахожусь, и, казалось, целую вечность на ощупь искала в темноте телефон, пока наконец не сняла трубку.

— Алло!

— Вы мне звонили?

— Звонила кому? Когда? Я звонила? Зачем?

Потом я пришла в себя и вспомнила.

— Да, — сказала я. — Да, звонила. Кассета у меня.

— Вот как! Тогда я приеду за ней, — сказал он довольно сухо.

Я не почувствовала в его голосе даже намека на радость. Он был предельно лаконичен и даже не поинтересовался, как мне удалось ее заполучить. Я была совершенно обескуражена и сказала, что у меня есть кое-что еще.

— Да? Что же?

Но я не сказала, полагая, что в полной мере оценить то, что я обнаружила в альбоме, можно лишь увидев собственными глазами. Но не только поэтому, а главным образом потому, что я была раздражена его небрежной реакцией и, поддавшись какой-то ребячливой мстительности, решила: расскажу, когда захочу.

— Это вполне может подождать до нашей встречи, — сказала я.

Он не стал настаивать.

— Тогда встретимся через полчаса.

— Где?

Последовала минутная пауза, потом он сказал:

— В церкви. Воспользуйтесь дверью, ведущей в ризницу. Я оставлю ее открытой.

Церковь была опечатана полицией после гибели Мэри; вечерние и воскресные службы проводились в актовом зале. Мне не понравилось его предложение, и я возразила:

— Но почему именно в церкви?

— Если я не ошибаюсь, наехала уйма родителей, и Морни их принимает. Так?

— Да, но…

— Я не хочу, чтобы она видела, как мы беседуем с вами, а церковь — как раз такое место, куда она не придет.

— Но она может увидеть, как мы входим туда.

— Нет, из Главного Корпуса дверь в ризницу не видна, а если даже она и увидит меня, у нее не возникнет никаких подозрений.

— А как быть с Адой?

— С кем?

— Я имею в виду офицера Берк.

— Она может подождать вас в Коптильне. Я ей позвоню.

Спустя полчаса я уже покидала свой гостевой номер с кассетой Мэри в сумочке. Если бы Майкл увидел альбом и согласился с тем, в чем я теперь была совершенно уверена, он ни за что не разрешил бы мне участвовать в парусных состязаниях. Я же была полна решимости не упустить такую возможность. Поэтому я не только не захватила с собой альбом, но и не сочла возможным до поры до времени упоминать о нем.

Едва переступив порог церкви, я ощутила специфический затхлый запах, присущий большинству церквей. А когда я закрыла за собой дверь, запах этот стал еще гуще, он словно окутывал меня плотной пеленой — ведь церковь не проветривалась целых две недели.

Ризница представляла собой небольшую комнатку, видимо служившую для хранения риз и различной церковной утвари. Обстановку ризницы составляли ничем не покрытый стол, стулья и дубовый буфет, в котором хранились молитвенники, а также чайник и чашки с блюдцами, — зачем они понадобились здесь, одному Богу известно. Я уверена, что за все время существования школы никому из воспитанниц не довелось отведать здесь чаю.

Дверь, ведущая из ризницы в молитвенный зал, была открыта, и там царил мрак, несмотря на то, что ясный дневной свет просачивался сюда сквозь стекла витражей. Мрак и сырость. Тишина была настолько глубокой и всепоглощающей, что малейший звук изнутри мог кого угодно повергнуть в страх.

Я приказала себе не валять дурака и решительно шагнула внутрь. Единственное, о чем я могла думать в этот момент, это о гибели Мэри Хьюз. Казалось, сам церковный воздух был напитан ужасом от того, что здесь случилось. Я не успела дойти до первого ряда скамеек, когда услышала сверху: «Я здесь» — и буквально подскочила от радости.

Я подняла голову и сквозь сумрак увидела глядящего на меня с балкона Майкла.

Находиться в пустой церкви достаточно неприятно, а мысль о том, что здесь была убита Мэри, была просто невыносима.

— Я не пойду наверх, — сказала я.

— Сейчас я спущусь. — Майкл мгновенно растворился в царившей на балконе тьме и через минуту был уже внизу.

— Мы могли бы расположиться прямо здесь, — сказал он.

Мы сели на скамейки для прихожан друг против друга. Я достала из сумочки кассету и протянула ему со словами:

— Первые минут десять можно опустить, и только потом вы услышите голоса.

— Вы не знаете — чьи?

— Нет. Сначала я даже не могла понять, сколько голосов: один или два.

Он повертел кассету в руках, задумчиво глядя на нее. О чем он думал, я не знаю. Потом поднял глаза к балкону и сунул кассету в карман.

— Надо, чтобы специалисты по электронике занялись ею, — сказал он и впервые за все время улыбнулся. — Несколько дней назад я незаметно записал Морни. Теперь мы отпечатаем оба эти голоса и посмотрим, совпадает ли один из них с голосом Морни. Тогда мы получим полное доказательство того, что в газебо была она.

Я подумала о втором человеке в синем берете, которого, я была уверена, видела в альбоме, и спросила:

— А как насчет ее собеседника?

— Если они не называют друг друга по имени, то можно, конечно, записать голоса всей школы и путем сравнения с этой пленкой искать похожий; это вполне реально, но на это уйдет уйма времени.

«На это уйдет целая вечность, — подумала я. — А с помощью альбома можно выявить преступника всего за несколько дней».

Тем временем Майкл спросил:

— Ну, а что еще вы имели в виду?

Я надеялась, что он забыл.

Поскольку все, кроме Эллен, подозреваемые нами лица будут находиться во время предстоящих состязаний на судне, мне, чтобы заманить волка в западню, в сущности предстоит сыграть роль ягненка. Я не желала давать Майклу повод отговаривать меня от участия в состязаниях, а он непременно сделал бы это, если бы я рассказала ему про альбом. В какой-то степени мне даже хотелось вступить в единоборство с убийцей. Если этому суждено случиться на борту «Королевы Мэриленда», значит, так тому и быть. На сей раз я надеялась, что это произойдет не в темноте и я смогу разглядеть нападающего. Я знала, кто это будет, знала наверняка и поклялась себе постоянно быть начеку.

Я ответила Майклу как можно более беззаботным тоном:

— Да нет, ничего особенного. Так, некоторые соображения.

Видимо, тон у меня был не такой уж беззаботный, потому что он взглянул на меня как-то подозрительно.

— Соображения насчет чего?

— Да просто мне пришла в голову дурацкая идея. Мне лучше ее не излагать.

Он снова не поверил мне.

— Вы лукавите со мной, Маргарет.

— Я не понимаю, что вы имеете в виду.

— Прекрасно понимаете! Вы хотите что-то скрыть от меня.

— Майкл, мы партнеры, а не конкуренты. По крайней мере, я так считаю, — сказала я, широко улыбаясь, в надежде, что это развеет его подозрительность.

Он посмотрел на меня долгим, испытующим взглядом. Думаю, он знал, что я говорю неправду. Но если специалисты по электронике не смогут идентифицировать убийцу, останется последнее — заняться этим мне.

Майкл внезапно взглянул на часы.

— Ну, вам пора на ваше дурацкое судно.

— Нам предстоит тщательный осмотр парусов, — сказала я. — Проверить прочность холста, не нуждается ли он в ремонте.

— И не только, — заметил он. — Вы уже опоздали на пять минут.

Я не поинтересовалась, откуда ему известно, когда и где я должна быть, пожелала успеха в расшифровке кассеты и выразила надежду, что мы увидимся после состязаний.

Десять минут спустя я на четвереньках ползала вместе с Тэрри, Онзлоу Уикесом, Сисси и Гейл Сандерс, проверяя сантиметр за сантиметром желто-белые полотнища парусов, кливеров и стакселей, расстеленные на спортивной площадке рядом с пристанью. И, забыв об убийстве, увлеченная работой, я начинала испытывать радостное возбуждение в связи с предстоящими состязаниями.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть