Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Убийство в Чесапикском заливе
Глава 29

Где-то в середине первой дневной вахты действительно поднялся ветер. На воде появились белые барашки, и палубу буквально захлестывало брызгами. А когда время от времени «Королева» зарывалась носом в волну, судно основательно погружалось в воду; вода обрушивалась на палубу уже стеной. Сисси уверенно вела судно вперед. Она была из числа азартных соперников, одержимых волей к победе, и старалась выжать из шхуны все, что только можно. Она твердо решила не только не брать рифы, если в этом не возникнет необходимости, но идти с развернутыми стакселями, всеми тремя кливерами и, естественно, парусами. Порой судно кренилось так сильно, что перила с подветренной стороны почти полностью уходили под воду.

У меня было много дел. Я помогала Тэрри обслуживать команду во время ленча, потом занималась разными делами в кают-компании, не переставая при этом нервничать. Вахту я несла на своем посту с картой маршрута и хронометром, который теперь держала от дождя в пластиковом пакете и вынимала только для работы.

День прошел быстро, и вскоре уже закончилась вторая вахта. С наступлением сумерек небо затянули тучи, и видимость значительно ухудшилась. Сисси Браун и ее первый помощник Гейл Сандерс по очереди несли вахту на капитанском мостике и занимались счислением пути. Было нелегко вести судно под парусами в такую погоду по намеченному курсу и в точном соответствии с расчетным временем. По ходу дела в первоначальные расчеты приходится вносить всевозможные коррективы с учетом направления и силы ветра, времени прилива и отлива, скорости судна при попутном ветре и при буксовании или дрейфе в подветренную сторону. При том что я не сомневалась в прекрасной подготовке и сноровке девушек, мне было приятно сознавать, что Уикес находится в контрольной кабине и тщательно следит за движением судна.

Тревога, которая не покидала меня с того самого момента, как я взошла на борт, воплотилась в реальность в десять часов вечера.

Была как раз середина первой четырехчасовой вахты. С наступлением темноты мы потеряли из виду «Чесапик». Когда я видела его в последний раз, он шел, как и мы, с ходовыми и клотиковыми огнями примерно в восьмистах метрах от нас с подветренной стороны. Другие суда, следовавшие за нами, в том числе и полицейский катер, я тоже с некоторых пор не видела.

Я находилась в навигационном отсеке кают-компании по левую сторону массивного киль-колодца, наблюдая, как Гейл Сандерс делает расчеты очередного участка маршрута, когда стоявшая у штурвала Сисси Браун резко положила лево руля. «Королева», почти лежавшая на боку, мгновенно встала, зарылась носом в волны, но в следующую же минуту завалилась на другой бок. Но потом снова нырнула под ветер и легла на курс. Секундой позже на палубе, у нас над головой, послышался глухой удар, пронзительный крик, судно снова развернулось под ветер, переходя в бейдевинд, при этом наши грот- и фок-мачта невероятно загромыхали. Очевидно, произошло что-то непредвиденное.

Я накинула зюйдвестку и поспешила наверх. Гейл немедленно последовала за мной, а Уикес и Тэрри были уже там.

После яркого света кают-компании, хотя он был всегда затенен, чтобы легче адаптироваться к темноте, на палубе царила кромешная тьма. После тишины и спокойствия кают-компании на палубе было страшно: сильный ветер, потоки дождя, шум полощущихся парусов; судно то отчаянно раскачивалось из стороны в сторону, то задирало нос кверху, оседая на корму.

Во время вахты члены команды пользовались водонепроницаемыми фонарями. И такой фонарь в руке Уикеса высветил четыре смутных фигуры, пригнувшиеся книзу, а над ними, на расстоянии каких-нибудь нескольких дюймов, раскачивался гик грот-мачты. Луч фонаря скользнул по блестящей поверхности лебедки самого большого грот-паруса. Уикес взялся за ручку и понял, что лебедка вышла из строя, отпустив шкот грот-мачты, и теперь огромное полотнище паруса свободно развевалось по ветру.

Парус грот-мачты на почтовых шхунах Чесапикского залива очень большой, до шестисот квадратных футов, диаметр гика — восемь дюймов, а длина — свыше двадцати пяти футов. Он очень тяжелый, и, чтобы натянуть паруса, требуются усилия по меньшей мере троих членов команды. И хотя шкот закреплен на двух шарнирах, натянуть его одной девочке было не под силу, особенно если учесть, что парус мокрый, а судно идет в крутой бейдевинд.

Все стояли молча, не двигаясь, казалось, целую вечность, а в действительности всего лишь несколько секунд. Просто смотрели. Видимо, пытаясь понять, что произошло. Вики Олкотт, школьный тяжелоатлет, пришла в себя первой. Она ухватилась за раскачивавшийся в воздухе шкот грот-мачты, натянула его изо всех сил и, подставив под него спину, стала наматывать его на «утку». Нос судна опустился, паруса грот— и фок-мачт снова наполнились, и мы опять легли на курс.

— Натяни шкот потуже, Вики, — сказала Сисси.

— Слушаюсь, шкипер, но тогда придется еще раз привести «Королеву» под ветер. И мне нужна помощь.

Член команды, отвечающий за лебедку грот-мачты, и я выступили вперед. Но Тэрри нас остановила.

— Минутку, — сказала она. — Здесь требуется физическая сила.

Луч ее фонарика скользнул по лицам собравшихся на палубе и остановился на Аде Берк, которая до этого «умирала» от морской болезни, но превозмогла себя и последовала за мной на палубу. Тэрри схватила ее за руку.

— Сюда! — скомандовала она. — Держи канат. — И потащила Аду за руку к Вики.

Ада привыкла подчиняться приказам и с готовностью ухватилась за шкот своими сильными руками. Сисси крутанула штурвал, и мы снова пришли под ветер, парус спал, когда мы пошли в бейдевинд.

— Ну! Раз-два, взяли! — крикнула Вики.

И вместе с Адой начала травить шкот.

Гик встал на место, и парус натянулся.

— Хорошо! — крикнула Сисси.

Не успела Вики закрепить гик, как одна из девочек, стоявшая на вахте у лебедки в носовой части палубы, крикнула:

— Вышел из строя кливер!

— О Господи! — воскликнула Тэрри и сразу же бросилась туда, освещая себе путь фонарем.

Не раздумывая, я поспешила по качающейся палубе ей на помощь.

Оказывается, гик главного кливера, единственного, у которого имеется гик, зацепился за подвижный треугольный фал. Тот в свою очередь запутался в тросах фок-мачты на правом борту. Посветив своим карманным фонариком, я увидела, что Тэрри пытается высвободить кливер с помощью багра. Однако кливер представляет собой довольно большое полотнище, а Сисси все еще вела судно в бейдевинд, поэтому попытки Тэрри высвободить гик были явно обречены на неудачу.

Тут требовались руки, а не багор. Обе девочки оставались на своем посту, готовые как можно быстрее вытягивать шкот, лишь бы он освободился. Я просунула одну ногу в петлю каната, чтобы не сорваться за борт, а другой ногой встала на планшир, пытаясь дотянуться и распутать образовавшийся узел. Казалось, это не кончится никогда. Я дважды по пояс оказывалась в воде. Моя задача осложнялась еще и тем, что я вынуждена была держать фонарик на том самом узле, который распутывала. Но так или иначе в конце концов мне удалось высвободить гик кливера, и теперь он свободно раскачивался взад и вперед над палубой.

И тут Тэрри крикнула:

— Выбрать шкоты!

Надо сказать, что это спасло меня, потому что, высвобождая ногу из петли, я совсем забыла о Тэрри.

Итак, я услышала крик Тэрри и повернулась в ее сторону. Девочки у лебедок стояли спиной и к ней и ко мне, сосредоточенно вращая рукоятки. Я направила фонарик на Тэрри и увидела ее лицо как раз в тот момент, когда она занесла багор над моей головой. Ужасное, звериное лицо, искаженное злобой и ненавистью.

У меня не было возможности избежать удара. Тяжелое древко багра обрушилось мне на руку, которой я инстинктивно заслонила голову. Удар был оглушительный, фонарик улетел в воду, рука беспомощно повисла.

В подобных ситуациях думать некогда, надо действовать. Я высвободила наконец свою ногу и попыталась здоровой рукой достать из кармана автоматический револьвер. И тогда она обрушила на меня второй удар. Избежать смерти при этом мне удалось исключительно благодаря «Королеве». Девочки у лебедок выбрали шкот кливера, Сисси повернула штурвал, и судно резко накренилось.

Потеряв равновесие на внезапно качнувшейся палубе, Тэрри слегка промахнулась. Удар пришелся в плечо. Было больно, но я все-таки сумела достать пистолет, хотя мне так и не удалось им воспользоваться. Мои пальцы совершенно онемели от возни с канатами и веревками, и, пока я нащупывала предохранитель, она набросилась на меня и выбила пистолет из рук.

Тем временем «Королева» зарылась носом в мощную волну. Могучий вал обрушился на носовую палубу, Тэрри не удержалась на ногах и, увлекая меня за собой, откатилась к планширу.

Сила удара при падении чуть не оглушила меня. Когда я приподнялась на коленях, то увидела, что Тэрри неподвижно лежит в шпигате лицом вниз. Я услышала крик. А когда «Королева» снова зарылась носом в накатывающийся на нее вал, меня приподняло огромной, обрушившейся на палубу волной. Я почувствовала сильный толчок, и в следующую минуту очутилась за бортом вместе с Тэрри.

В какой-то момент я увидела свет, мелькнувший возле штурвала, и силуэты людей, а потом все утонуло в кромешной тьме.

И на сей раз я осталась в живых благодаря воспитаннице «Брайдз Холла». На этот раз — Сисси Браун. Она видела, как мы скатились за борт, резко затормозила ход, крикнув: «Люди за бортом!» Стоило ей чуть замешкаться, и я бы погибла.

Все свободные от вахты члены команды мгновенно высыпали на палубу. Команда действовала молниеносно. В считанные минуты на воду были спущены два самонадувающихся спасательных плота, оснащенных опознавательными огнями и радиолокационной установкой. Два прожектора рыскали взад-вперед по воде, но их лучи миновали меня. «Королева Мэриленда», находившаяся всего в нескольких ярдах, казалась мне бесконечно далекой.

Однако благодаря прожекторам «Королевы» меня обнаружил другой прожектор, помещавшийся на носу полицейского катера. В мгновение ока катер был рядом, как раз тогда, когда я уже окончательно выбилась из сил. Ведь мне приходилось не только самой держаться на плаву, но еще и поддерживать Тэрри. И это при том, что одна рука у меня была повреждена, а намокший комбинезон камнем тянул меня вниз.

Сильные руки подхватили нас обеих и втащили на борт. Потом все смешалось в моем сознании — вода, темень, боль, пронизывающий до костей холод и мужские голоса. Меня отнесли в кабину, уложили на топчан и укутали одеялами. Двое дюжих полицейских стояли рядом, сочувственно глядя на меня, а Майкл Доминик протягивал мне кружку с горячим чаем.

— Вы можете сказать, что случилось? — тихо спросил он.

Я ответила не сразу. Я смотрела на Тэрри, лежавшую на спине напротив меня. Глаза у нее были закрыты, а из головы сочилась кровь.

Казалось, она безмятежно спит, и ее лицо в тусклом свете кабины было неподражаемо прекрасным.

— Она скончалась сразу же, как мы вытащили ее из воды, — сказал Майкл. — У нее оказался поврежден череп. Должно быть, она ударилась при падении в воду.

Я вспомнила, как мощная волна обрушилась на палубу и отбросила нас к планширу. И ее лицо, когда она занесла над моей головой багор.

— Она пыталась меня убить, — сказала я.

Я вспомнила групповые снимки в альбоме, посвященном «Королеве Мэриленда». И улыбающееся лицо Тэрри среди членов судовых команд, ежегодно сменявших одна другую. Тэрри неизменно в голубой замшевой куртке и синем берете. Тогда-то меня и осенило, что Тэрри — как раз тот человек, у которого всегда мог найтись повод для появления в любом месте на территории кампуса, потому что она имела на это право.

— Вы знали, что это была она? — спросил Майкл. — Именно это вы и собирались мне сказать, упрямица, а потом передумали?

Я ничего не сказала Майклу тогда в церкви. Хотя и знала, кто убийца. Но мне и сейчас не хотелось в это верить. Все время я молила Бога, чтобы убийцей оказался кто-то другой, только не Тэрри. Даже сейчас, глядя на нее, я безумно желала, чтобы свершилось чудо, и она оказалась невиновной и вновь стала прелестной молодой Тэрри, полной жизненных сил и энергии.

Но увы. Она хладнокровно убила двоих людей и дважды пыталась убить меня.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть