Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Убийство в Чесапикском заливе
Глава 27

На следующий день в восемь утра мне предстояло быть уже в школьной столовой, чтобы помочь Тэрри с получением и погрузкой необходимого нам провианта. Я встала вовремя, о чем позаботилась Ада. В семь она принялась бесцеремонно барабанить в мою дверь.

— Миссис Барлоу!

В полусонном состоянии я добрела до двери, соединяющей наши номера. Она предстала передо мной в своем зеленовато-голубом спортивном костюме, готовая отправиться хоть сию минуту.

— А вот и мы. Ведь мы хотели быть на месте пораньше, не так ли?

Это «мы» и сюсюкающий тон, словно она разговаривала с ребенком, свидетельствовали о том, что она совещалась с Майклом и тот велел ей быть начеку. Значит, меня будут пасти и охранять особенно тщательно. Я мысленно возблагодарила свою звезду за то, что мы будем находиться на судне, в непривычной для нее обстановке, весьма ограничивающей сферу ее деятельности.

— Спасибо, — сказала я и поспешно захлопнула дверь.

Спустя пятнадцать минут, приняв душ, подкрасившись и облачившись в свой любимый, видавший виды желтый комбинезон, я направилась к Главному Корпусу в сопровождении неотступно следовавшей за мной Ады.

В столовой все еще было много родителей с дочерьми, и я предпочла зайти с тыльной стороны, где находился служебный вход в кухню.

Кухня была похожа на шумный улей, и Тэрри нигде не было видно. Один из поваров, что-то резавший в спешке, ответил мне не слишком любезно: «Она там» — и махнул огромным ножом в сторону подсобки. Тэрри и капитан с первым помощником выглядели восхитительно в своих ярко-синих свитерах и брюках и в синих же беретах с белой кокардой — у всех остальных членов команды были обыкновенные береты. Провизия для команды на предстоящие двадцать четыре часа с некоторым запасом была разложена на двух длинных прилавках подсобки. Мы проверили отпущенные нам продукты по имевшейся у Тэрри ведомости, попросив сделать некоторые замены. После этого две девушки сложили провизию в коробки, водрузили их на две большие тележки и вывезли во двор, где все это было погружено в небольшой школьный фургон и вместе с девочками доставлено на пристань.

Ада, сподобившаяся в знак особого расположения повара заполучить огромную порцию яичницы с беконом, вынуждена была прервать трапезу, когда мы с Тэрри быстро проглотили свой кофе и направились к выходу.

Со всех сторон к пристани спешили воспитанницы с приехавшими родителями, чтобы присутствовать при отплытии «Королевы Мэриленда» и пожелать успеха ее команде. Мы по возможности старались обходить их стороной, разумеется, не делая это демонстративно или нарочито. Почему-то родители, дети которых учатся в школах с пансионом, пребывают в убеждении, что учителя обязаны целыми днями беседовать с ними. Поэтому мы изображали невероятную спешку.

Когда мы подошли к причалу «Королевы Мэриленда», я увидела стоявшую на якоре в глубоких водах Литтл-Чоптэнка яхту «Сэм Хьюстон». В сотне метрах от нее находилась еще одна яхта, поменьше. Это старомодное вместительное судно с огромным салоном и необычайно просторным баром ежегодно арендуется попечительским советом по случаю парусных состязаний.

Выпускники и родители нынешних учащихся «Брайдз Холла» и школы Святого Хьюберта, а также репортеры светской хроники будут на этой яхте сопровождать состязающиеся суда до наступления сумерек. Затем яхта вернется и встанет на якорь, а родители отправятся на традиционный обед, устраиваемый сообща двумя школами, на сей раз в помещении Святого Хьюберта. На следующий день яхта все с теми же пассажирами отправится навстречу соревнующимся судам и будет сопровождать их до финиша.

Третье судно — тридцатишестифутовый моторный катер, оснащенный спасательным снаряжением и всем необходимым для оказания первой помощи, включая быстроходный надувной паром, питаемый от динамика, установленного на борту катера, который можно задействовать в считанные минуты. Катер будет сопровождать состязающиеся суда на всем протяжении маршрута, от старта до финиша. Это судно стало неотъемлемым атрибутом гонок после печального события, имевшего место семнадцать лет назад, когда во время разыгравшейся ночью свирепой бури у «Королевы Мэриленда» снесло паруса. Одну девочку со сломанной ногой подобрало тогда и доставило на берег случайно оказавшееся рядом рыболовное судно, а еще двух девочек, смытых волной в море, удалось через некоторое время отыскать катеру береговой охраны.

В десять часов мы с Тэрри добрались до пристани, где я заметила как всегда теперь элегантную Эллен в обществе Хайрама Берджесса, Джона Рэтигена и какой-то женщины, судя по всему, тележурналистки.

У причала уже стоял моторный катер, который должен был доставить их вместе с другими избранными гостями на яхту Берджесса. Другой катер, более вместительный, но и более скромный, спешил к берегу, чтобы забрать всех приглашенных на яхту, арендованную попечительским советом.

Я уже собиралась вслед за Тэрри подняться по трапу на борт «Королевы Мэриленда», когда почувствовала, что кто-то тянет меня за рукав. Это была Ада, воспринимавшаяся в этой обстановке как нечто совершенно инородное.

— Миссис Барлоу! Если не возражаете, я хотела бы минутку поговорить с вами. — Это была не просьба, приказ.

— В чем дело?

— С вашего позволения, мадам, у меня конфиденциальный разговор к вам, очень короткий. — Она кивнула в сторону школьного фургона. Коробки с провизией были выгружены, и он стоял чуть поодаль, в стороне от людского потока.

Ну вот, так и есть, подумала я. Не иначе как сейчас она объявит мне приказ Майкла. Это будет несомненно официальный приказ, запрещающий мне ступать на борт «Королевы Мэриленда».

Я покорно последовала за Адой к фургону, а когда она указала мне взглядом на переднее место, я тотчас же села.

Она села рядом, оглядываясь по сторонам, желая убедиться, что нас никто не слышит и не видит, и только после этого заявила:

— Лейтенант Доминик велел мне не позволять вам ступать на борт школьного судна вот без этого.

С этими словами она открыла висевшую у нее на плече сумку и извлекла из нее миниатюрный автоматический пистолет, как я выяснила позже, — марки «беретта» 28 калибра, и, держа его за дуло, протянула мне.

Я не могла скрыть удивления.

— Почему вы решили, что я умею им пользоваться?

— Лейтенант говорит, что умеете. Он заряжен и поставлен на предохранитель.

Я проверила, все было именно так. В случае необходимости мне требовалось только снять пистолет с предохранителя и нажать на курок. Я мысленно улыбнулась, подумав, что Майкл навел необходимые ему справки обо мне, как и обо всех остальных в школе. Очевидно, ему известно, что муж купил мне лицензионный пистолет, когда мы жили на ранчо неподалеку от Санта-Фе, в Нью-Мехико, где он работал в течение года.

Первым моим побуждением было сказать: «Я не возьму его», — но я воздержалась. На сей раз я дала себе труд подумать, прежде чем говорить. Майкл не имел права неофициально снабжать меня оружием, и, поступая таким образом, он в сущности ставил на карту свою карьеру. И то, что Майкл решился на это, свидетельствует, во-первых, о том, что он беспокоится обо мне, а во-вторых, — что он уверен: я воспользуюсь оружием только в случае крайней необходимости.

Я молча взяла пистолет и опустила его в глубокий, на толстой подкладке карман моего комбинезона на правой стороне бедра. Подкладка была достаточно толстой, так что догадаться о наличии в кармане пистолета было абсолютно невозможно.

— Что-нибудь еще? — спросила я.

— Нет, это все, — сказала Ада и в знак признательности широко улыбнулась. Я поймала себя на том, что смотрю на размазанную по губам помаду. Почему-то порой в серьезной ситуации обращаешь внимание на подобные мелочи.

— Ну, тогда пошли, — сказала я и выскочила из фургона первой. Едва успели мы подняться на судно, как Сисси Браун дала два коротких свистка, означавших, что членам команды, находящимся на причале, следует немедленно явиться на судно и занять свои места.

Члены команды, состоящей из восемнадцати человек, размещаются на судне следующим образом: двое — у лебедок фалов грот-мачты и фок-мачты; двое — у парусных тросов грот— и фок-мачт; один — у кливеров фалов, двое — у лебедок кливерных тросов и один — у самой мощной лебедки киль-колодца, находящегося в кормовой части сразу же за грот-мачтой.

Плюс Сисси Браун за штурвалом. Итого — девять четко обозначенных постов. Из десяти оставшихся восемь девочек выстроились в ряд вдоль леера на корме лицом к берегу, а двое находились на причале — им предстояло отдавать швартовы. Когда судно выйдет из бухты, восемь девочек спустятся вниз и будут ждать своей вахты. До 8 часов вечера вахта будет сменяться каждые два часа. По существующим правилам, членам команды, свободным от вахты, запрещается чем-либо помогать тем, кто несет вахту, за исключением случаев, когда на судне возникают какие-то технические неполадки или кто-то оказывается за бортом. Таким путем достигалась максимальная эффективность действий каждого члена экипажа в отдельности и всей команды в целом. Коль скоро свободным от вахты девочкам на палубе делать было нечего, они отправлялись вниз, чтобы обрести вожделенный отдых, поесть и отдохнуть.

Я должна была помочь Тэрри в камбузе, но задержалась наверху, чтобы посмотреть, как «Королева» ляжет на курс. Сисси уверенно отдавала команды поднять оба паруса и главный кливер. Когда эта команда была исполнена, последовала новая — обстенить главный кливер и замедлить вращение лебедок на парусных тросах грот- и фок-мачт. От легкого ветерка коричневая солоноватая вода в Бернхемской бухте покрылась рябью. Когда остененный главный кливер напрягся и нос «Королевы Мэриленда» медленно отвалил от причала, оба наши паруса поймали ветер, и мы двинулись вперед под восторженные возгласы провожавшей нас публики, гортанный рев сирены на «Сэме Хьюстоне» и пронзительный свисток на яхте попечительского совета.

На этих двух яхтах царило безмятежное веселье, и трудно было поверить, что в школе, находившейся совсем рядом, всего несколько дней назад произошло два жестоких убийства. Словно Мэри Хьюз и Гертруда Эйбрамз были либо забыты, либо просто выброшены из памяти, как нечто не достойное внимания.

Но этого нельзя было сказать поголовно обо всех. Было еще одно судно, без какой-либо шумихи скромно следовавшее за нами на почтительном расстоянии. Черного цвета, по размеру едва ли превосходящее катер Хайрама Берджесса, только с кабиной и, видимо, пригодное к использованию при любой погоде. Я сразу же догадалась — это был полицейский катер.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть