Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Он никогда бы не убил Пэйшнс или убийство в зоопарке He Wouldn't Kill Patience
Глава 9

— Должно быть, мисс Бентон слегка переутомилась, — чопорно заметила миссис Ноубл. — Боюсь, я задерживала ее слишком долго. Поэтому я попрощаюсь, если кто-нибудь будет любезен вызвать мне такси.

— Почему эта женщина улыбалась?

— Разве она улыбалась, голубушка? — смущенно спросил Хорас. — Я этого не заметил. Да и какая разница?

— Уйдя отсюда, она начнет болтать о нас за нашей спиной, — сказала Луиза. — Я хочу знать, какие обвинения она прячет в рукаве.

— Может быть, вы вызовете мне такси, доктор Риверс? — попросила миссис Ноубл.

Риверс инстинктивно огляделся в поисках телефона, потом направился к кабинету, но остановился с явным облегчением на лице.

— К сожалению, миссис Ноубл, это невозможно. Воздушная тревога еще продолжается. А во время тревоги телефоны отключают.

Миссис Ноубл выразила удивление:

— Но ведь на Бейсуотер-роуд есть стоянка такси?

— Да, но…

— Что-что? — осведомилась миссис Ноубл, вытянув шею.

— Так поздно там обычно не бывает машин.

— Но ведь вы могли бы, доктор Риверс, сходить на стоянку, чтобы убедиться в этом?

— Послушайте…

— Это заняло бы всего пять-десять минут и свидетельствовало бы об элементарных хороших манерах. В конце концов, после стольких хлопот и неудобств, которых мне стоило добраться сюда…

— Вот как? — вмешалась Луиза. — А с какой целью вы сюда добирались, миссис Ноубл?

— Право, доктор Риверс, вы могли бы прогуляться по Бейсуотер-роуд, пока не найдете такси. Неужели вас нельзя попросить о такой мелочи?

— Не попадайся на удочку, Джек, — четко произнесла Луиза. — Хоть раз пусть ответит на наши вопросы, а не заставляет нас отвечать на ее!

— Окажите мне эту любезность, доктор Риверс, или, по крайней мере, проясните вашу позицию. По вашему мнению, простая просьба найти такси чрезмерна?

— Хорошо, я найду вам такси!

— Благодарю вас, доктор Риверс.

Одержав победу, миссис Ноубл с приятной улыбкой повернулась к другому противнику. Но с ним справиться было труднее.

— Пожалуйста, будьте свидетелями, что я изо всех сил старалась избежать каких-либо неприятностей с мисс Бентон.

— Почему вы пришли сюда? Мой отец звонил вам?

— Позднее вас всех могут попросить дать по этому вопросу показания в суде… Нет, мисс Бентон. Мне никто не звонил.

— Тогда почему вы пришли?

— Должны ли вы об этом спрашивать?

— Должна и спрашиваю!

В темно-карих глазах миссис Ноубл, невыразительных, как у коровы, тем не менее появился красноватый блеск, напоминающий по цвету ее волосы.

— Смерть мистера Бентона, — заявила она, внезапно обнаруживая подлинную причину своего беспокойства, — лишила меня определенного источника дохода. Может ли мисс Бентон это отрицать?

— Не знаю, о чем вы говорите! Я спрашивала вас…

— Через мое посредничество, — продолжала миссис Ноубл, — мистер Бентон приобрел у моего мужа изрядное количество товара для своего проектируемого зоопарка. Может мисс Бентон это отрицать?

— Я все еще…

— Благодаря нашему общему другу, — повысила голос миссис Ноубл, — я сегодня узнала, что мистер Бентон получил долгожданное разрешение доставить свой товар в Англию. После этого мистер Бентон намеревался сделать еще один заказ на еще более крупную сумму. Может мисс Бентон это отрицать?

— Нет! Я этого не отрицаю. Отец говорил об этом сегодня вечером. Но…

— У кого был финансовый интерес предотвратить сделку? — осведомилась миссис Ноубл и добавила, видя, что ее не поняли: — Проект мистера Бентона стоил бы кучу денег. Через год или два он мог лишиться всего своего состояния. Имелся ли у кого-нибудь финансовый интерес остановить его, пока еще не поздно? Больше я ничего не скажу. Я хочу быть абсолютно справедливой. Но если вам понадобится искать мотив… — Она пожала плечами.

Луиза застыла, словно ее парализовало. Хорас Бентон открыл рот, словно собираясь заговорить, но тут же закрыл его. Новый аспект дела, который до сих пор никому не приходил в голову, мелькнул перед ними, как ядовитая змея.

— А теперь, доктор Риверс, не будете ли вы так любезны привести мне такси?

— Нет, миссис Ноубл, не буду, — ответил Риверс. — Это грязное и лживое обвинение против мисс Бентон!

Миссис Ноубл приподняла брови:

— Право, доктор Риверс, я не помню, чтобы упоминала мисс Бентон.

— Но ведь вы имели в виду ее, не так ли? — спросил молодой доктор.

— Поправьте меня, если я ошибаюсь, доктор Риверс, но, по-моему, вы обещали найти мне такси.

— Будем говорить откровенно. — Подбородок Риверса напрягся. — Вы намекаете, что кто-то мог убить мистера Бентона с целью помешать ему осуществить свой проект?

— Если я правильно помню, вы обещали пойти за такси семь минут назад. Имея дело с джентльменами — хотя у меня есть сомнения в отношении некоторых представителей этой категории, — нет надобности напоминать им дважды об их обещаниях.

К этому времени Кери Квинт так устал от разговоров о такси, что был готов ударить каждого, кто произнесет это слово.

Но это не являлось единственным признаком опасного повышения эмоционального градуса.

— Джек, ты должен что-нибудь сделать, — сказала Луиза, придя в себя после шока, но все еще белая как мел. — Она повсюду будет распространять эту чушь!

Миссис Ноубл повернулась к ней:

— Советую вам, мисс Бентон, не заходить слишком далеко.

— Она начнет бомбардировать ею полицию, — продолжала Луиза. — Станет лагерем у них на пороге и будет к ним цепляться двадцать раз в день. Она не успокоится, пока…

— Смерть вашего отца, мисс Бентон, была самоубийством. Едва ли в ваших личных интересах делать из нее что-то другое.

— Господи, да кто заботится о моих личных интересах?

— Конечно, не вы? — усмехнулась миссис Ноубл. — Как забавно.

— Тихо! — рявкнул сэр Генри Мерривейл.

Воцарилась мертвая тишина. Обычно подобная вспышка в офисе разбрасывает машинисток в разные стороны, как ветер — осенние листья. Г.М. слушал разговор с мрачным видом и с потухшей сигарой в уголке рта. Вынув ее, чтобы издать вопль, он окинул присутствующих строгим взглядом и осведомился более миролюбиво:

— У кого-нибудь есть возражение против того, чтобы взглянуть на тело?

— На тело? Зачем? — спросил Хорас Бентон.

— Нам нужно прояснить несколько мелочей, — проворчал Г.М. — Пошли со мной.

Доктор Риверс начал протестовать из-за Луизы, но она мягко положила пальцы на его руку, и он умолк. Г.М. направился в кабинет.

Там снова горел свет. Похожий на гнома Майк Парсонс с пожелтевшими от табака седыми усами под синим шлемом расправлял складки задернутой портьеры на левом окне.

Кисловатый запах газа еще ощущался в комнате, словно дыхание самоубийства. Он впитался в мебельную обивку и деревянные панели и мог продержаться еще несколько дней. Но по крайней мере, здесь стало возможно дышать и рассмотреть детали, которые ранее воспринимались лишь смутно.

Избегая останавливаться на теле, которое теперь лежало на спине, раскинув руки, перед камином, взгляд Кери впитывал эти детали.

Просторная квадратная комната со светло-коричневым ковром на полу. Стены с такими же светло-коричневыми обоями, расцвеченными тусклыми золотыми узорами. Старомодная мебель — в том числе кресла, обитые черной кожей. Старомодные серебряные пепельницы. Старомодный книжный шкаф со стеклянными дверцами. Шкаф для документов. В центре комнаты письменный стол красного дерева с вращающимся стулом и подставкой для диктофона.

Кери заметил мусор на покрывающей стол промокательной бумаге. Большой кусок коричневой обертки, от которого были отрезаны полоски. Ножницы. Баночка клея с открытой крышкой и прислоненной к краю липкой кисточкой. Ключ, очевидно, от двери в кабинет. Все аксессуары самоубийцы, запечатавшего себя в комнате смерти.

Между окнами с коричневыми портьерами стоял большой стеклянный контейнер на четырех тонких ножках, отражающий электрический свет на потолке. Неподвижная змея обвилась в предсмертной агонии вокруг ствола искусственного дерева. Ярко-зеленая шкурка контрастировала с блеклыми красками комнаты.

«Он никогда бы не убил Пейшнс…» Взгляд волей-неволей возвращался к человеку, который никогда бы не убил Пейшнс и сейчас неподвижно лежал у камина.

Издав нечто среднее между стоном и сочувственным бормотанием, Хорас Бентон на цыпочках подошел к мертвецу, вздрогнул и отвернулся.

— Бедный старина Нед! — пробормотал он, вытирая глаза.

Луиза прижалась лицом к плечу доктора Риверса.

— Нам обязательно здесь находиться? — откашлявшись, спросил доктор.

— В высшей степени неприятная история, — пробормотала Агнес Ноубл.

— Я снова установил затемнение, — проворчал Майк Парсонс.

Мэдж Пэллизер, стоя рядом с Кери, слегка вздрогнула, видимо, происходящее ассоциировалось у нее с чувством, будто кто-то ходит по свежей могиле.

Кери понимал, в чем дело. Когда негромкие голоса зазвучали в комнате, смешиваясь друг с другом, у него возникло четкое ощущение, что среди них звучит голос убийцы. Было невозможно увидеть его лицо — только резиновую маску с изображением горя или почтения к смерти. Но чувство зла, наслаждающегося своей лицемерной ролью, было невероятно сильным, и Кери радовался, что в кабинете горит свет.

Стоя у стола в центре комнаты, Г.М. также испытывал это чувство.

— Прежде чем вы начнете обсуждать, почему так случилось, — предложил он, — осмотритесь вокруг и объясните старику, каким образом это произошло.

Г.М. вставил в рот сигару и, несмотря на протесты Майка, раздвинул портьеры на обоих окнах. Все увидели разорванные полоски коричневой бумаги, запечатывавшие соединения подъемных рам по обеим сторонам шпингалетов.

Снова задернув портьеры, Г.М. приковылял к двери и указал на разорванную полоску бумаги между ее нижним краем и горизонтальным брусом.

— Несомненно, бумагу приклеили изнутри, — продолжал он. — Наш молодой друг… — он кивнул в сторону Кери, — проверил это с помощью перочинного ножа. Верно, сынок?

— Да.

— Что касается окон, я осмотрел их, как только мы вошли сюда. Они, несомненно, были запечатаны. А войти в комнату и выйти из нее можно только через дверь или окна. Если здесь произошло убийство, тупоголовые вы мои, то преступник должен был находиться в комнате. Нельзя ударить человека по голове, включить газ и пользоваться ножницами, клеем и бумагой с помощью дистанционного управления. Тогда объясните мне: каким образом убийца вышел отсюда?

Г.М. сделал паузу, позволяя осознать смысл вопроса, который, очевидно, никогда не приходил в голову Луизе. Прикрыв глаза от света ладонью, она посмотрела сначала на дверь, а потом на окна.

— Не знаю, — призналась Луиза.

Г.М. дал объяснение простыми, хотя и не вполне печатными терминами. Хорас Бентон облегченно вздохнул.

— Понимаешь, малышка? — обратился он к Луизе. — Ты лаяла не на то дерево и только зря всех перепугала. Бедный старина Нед действительно покончил с собой.

— Я пытался объяснить Луизе, что она напрасно беспокоилась, — сказал доктор Риверс. — Это единственно возможное объяснение. Если только, — добавил он с легкой улыбкой, — тут не поработали два наших фокусника.

— Не будет ли кто-нибудь любезен объяснить мне смысл этих постоянных упоминаний о фокусниках? — осведомилась миссис Ноубл.

— Квинт и Пэллизер! — воскликнул Хорас. — В старом театре «Исида» я видел штуки вроде автомата, играющего в карты, от которых волосы встают дыбом. Однажды я видел, как Сандрос Пэллизер проходил сквозь кирпичную стену. — Он с интересом посмотрел на Мэдж. — Рука быстрее, чем глаз, верно?

Единственный раз в жизни Мэдж почувствовала себя не в своей тарелке, оказавшись в центре внимания.

— Боюсь, что нет, — ответила она, — хотя мы и стремимся, чтобы все так думали. Рука далеко не быстрее, чем глаз.

— Тогда в чем секрет, мисс Пэллизер?

— В принципе ложного указания. Вы заставляете людей думать, будто они видят и слышат одно, хотя в действительности они видят и слышат…

Мэдж внезапно умолкла. На ее лице появилось странное удивленное выражение. Проследив за ее взглядом, Кери увидел, что она смотрит на обгорелую спичку, лежащую на ковре около пепельницы на подставке. Он вспомнил, что Эдуард Бентон бросил спичку на пол гостиной, когда начал зажигать трубку днем. Очевидно, это была его привычка.

— Продолжайте, девочка моя, — довольно странным тоном предложил Г.М. — В вашей головке происходит какой-то круговорот идей?

— Круговорот… О! — Придя в себя, Мэдж улыбнулась и покачала головой. Но серо-зеленые глаза сохраняли озадаченное выражение. — Нет, ничего такого. Всего лишь иллюстрация, хотя, конечно, это не так.

— Благодарю вас. — Г.М. посмотрел на нее поверх очков. — Все абсолютно ясно.

— Я имею в виду… — Мэдж протянула руку. — Вы притворяетесь, будто там что-то есть, хотя на самом деле этого там нет. Потом вы должны это скрыть… Когда я буду уверена, что права, то, может быть, сумею вам помочь.

— Очень хорошо, — отозвался доктор Риверс. — Но речь не идет о помощи, не так ли?

Только природное обаяние доктора не позволяло услышать в его голосе нотки раздражения.

— Нам не нужна помощь, которая втянет нас в еще худшую неразбериху, чем та, где мы уже оказались, — продолжал он. — Конечно, это скверная история, и я понимаю чувства Луизы. — Доктор кивнул в сторону молодой женщины, которая ответила ему взглядом, полным такого страстного обожания, что он, казалось, смутился. — Что толку говорить об убийстве, когда для всех очевидно, что это не убийство? Ты согласна со мной, Луиза?

— Не знаю, — с сомнением ответила она. — Может быть, ты и прав, Джек. Не знаю.

— Вот дверь. — Он указал на нее. — А вот окна. — Его жест был еще более энергичным. — Можешь объяснить мне, каким образом убийца вышел отсюда?

— Нет, Джек, не могу.

— Миссис Ноубл, — сердито продолжал Риверс, — выдвинула обвинение или, по крайней мере, инсинуацию, которая шокировала всех нас…

— Еще как! — поддакнул дядюшка Хорас.

— И теперь мы должны радоваться, убедившись, что это обвинение абсолютно беспочвенно. Разумеется, мы и так это знали, — спешно добавил он. — С тебя достаточно волнений, Луиза. Я не желаю, чтобы ты беспокоилась еще сильнее.

Снова послышался звонок в дверь.

— Несомненно, это полиция. — Доктор Риверс казался увлеченным собственным красноречием. — Мы уже давным-давно звонили им. Если ты хочешь пойти наверх и лечь, я договорюсь, чтобы сегодня тебя не тревожили. Но в любом случае, дорогая, пожалуйста, забудь эту чепуху насчет убийства. Никто не мог желать смерти твоему отцу! Его все любили!

— Начальник был прекрасным человеком, — проворчал Майк.

— Лучшим в мире! — заявил дядюшка Хорас.

Луиза медленно подошла к стеклянному контейнеру с мертвой змеей. Некоторое время она молча смотрела на нее, потом повернулась:

— Моего отца убили, Джек.

— Ради бога, Луиза…

— Подожди! Слушай меня! Я очень благодарна тебе, Джек. Если ты хочешь, чтобы я что-то сказала, я скажу. — В ее голосе слышалось отчаяние. — Я устала, напугана и чувствую, что теперь, когда папы не стало, меня все бросят.

— Не говори глупости, дорогая! Это вздор!

— Знаю, Джек, но ничего не могу с собой поделать. Я буду слушаться тебя и не стану задавать вопросы, хотя знаю, что папу убили… — Луиза медленно окинула взглядом комнату. — Но как это произошло? Как?

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий