Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Сатурнин
16 

Назойливый вопрос доктора Влаха

О романах для женщин

История нумерованных поклонников

Не вступайте в брак с помешанными людьми

Доктор Влах становится на кресло и клянется

Кончаются запасы продуктов

План спасения

Дедушка в роли дракона


Тетя умолкла, и казалось, что дедушка глубоко задумался над ее словами, но потом мы увидели, что он просто дремлет. Доктор Влах спросил тетю Катерину: „А что бы сделала Марта, если бы этот самый Павел между тем вторично женился?“ Тетя Катерина отрезала, что таким образом можно высмеять любое литературное произведение. Затем она задала доктору Влаху иронический вопрос, что бы он сделал, если бы умер раньше чем добился звания врача. Доктор Влах ответил, что он бы спокойно лег в могилу и предоставил бы людям размышлять о том, кем он мог стать. Тетя встала и вышла из комнаты в сопровождении скучающего наследника престола. Дедушка сразу перестал дремать и весь остаток вечера у него был вполне бодрый вид. Потом доктор Влах принялся разглагольствовать о том, сколько бумаги было исписано на тему пагубного влияния недоброкачественной приключенческой литературы на несовершеннолетнюю молодежь. Однако, статью против так называемых женских романов ему довелось читать редко. По его же весьма скромному мнению именно эти романы могут иметь последствия более катастрофические чем копеечные романы об убийствах.

Даже самому глупому мальчишке понятно, что на полицейского на Вацлавской площади не накинешь лассо и стрельба из пистолета в противника не приносит прибыли. Гораздо опаснее внушать нашим дорогим читательницам, что супружество вещь шаткая, что оно представляет всего лишь одну из возможностей разбогатеть, что никогда не поздно избавиться от супружеских оковов и пойти на зов своего сердца, навстречу счастливым дням. Легче доказать малолетнему мальчишке, что он не кровожадный пират, чем воспрепятствовать мало интеллигентной читательнице искать параллель между судьбой героини романа и своей собственной судьбой и делать из-за этого глупости.

Молодым девушкам внушают, что фабриканты, помещики, банкиры и вообще миллионеры, принципиально женятся на бедных портнихах, телефонистках и продавщицах. Кто этого не сделает, будет в супружестве несчастлив и после развода с покаянием вернется в объятия бедной, но любимой девушки. Иногда же случается, что героиня романа влюбляется в бедного, доброго юношу, допустим в кондуктора, но в конце концов оказывается, что молодой человек работал кондуктором только ради удовольствия, а на самом деле он владелец государственной железной дороги. „Ну то-то же,“ — скажут читательницы и чувствуют себя вполне удовлетворенными. Иначе откуда взяться блаженному чувству, возникающему при чтении последних страниц. „Ведь мой муж тоже железнодорожник, и радости от этого, поверьте мне, мало“.

Влияние этого сорта печати на огромную часть женского поколения неоспоримо. Лет пять тому назад — сказал доктор Влах — я лечил одного молодого человека, попытавшегося покончить собой из-за того, что его подруга и даже уже невеста нашла себе другого. В этом нет ничего особенного, таких случаев масса, но поведение этой девушки было странное. Она продолжала дружить со своим женихом и, встречаясь с ним уверяла его, что ее сердце мечется между любовью к жениху номер один и жениху номер два. Она рассказывала ему о своих встречах с тем вторым и просила его не сдаваться и бороться за нее.

Юноша совсем растерялся, перестал спать, страдал и, наконец, попытался застрелиться. Его подружка навещала его, плакала и казалось, что, прострелив себе легкое, он одержал победу. Однако, видя, что он поправляется, она успокоилась, и все началось сначала. И вот юноша с доверием, весьма меня тронувшим, обратился ко мне с вопросом, что же ему делать. В течение его болезни я стал вроде как бы его духовным отцом, и теперь мне следовало дать ему совет.

Я посоветовал ему найти себе другую девушку, но сами понимаете, разве в таком деле можно приказывать. Только эту хочу и точка. Он ушел совсем расстроенный, и мне оставалось только ждать, когда меня вызовут к осмотру его трупа. Вместо этого, приблизительно через неделю, он явился снова и принес какой-то женский журнал. Он раскрыл его посередине и попросил меня прочесть. Мне очень хотелось выпроводить его вон, но в конце концов я сделал то, о чем он меня просил.

Это был отрывок какого-то романа, печатавшегося по частям под названием „Между двумя мужчинами“, или что-то в этом роде. В части, прочитанной мною, девица по имени Алиса предлагала какому-то Петру разойтись, так как она любит Павла. Петр побледнел и сказал: продолжение следует.

Я закрыл журнал и спросил, зачем мне надо было его читать. Мой больной встал и воскликнул: „Она изображает эту Алису!“ Потом он снова сел и заявил, что теперь все кончено. Он давно уже заметил, что его подруга находится под каким-то влиянием. Ее речь изменилась, она стала бросаться напыщенными фразами, полными таких слов и выражений, как „сердце, святые чувства, глубина души, ты меня не можешь понять, высшие цели“ и так далее. Сперва он думал, что этому ее учит тот второй, но однажды в кафе ему попался в руки этот дурацкий журнал, и он был потрясен, когда прочитал в нем ту же самую фразу, которую слышал из ее уст два часа тому назад. Точка в точку, слово в слово.

В первую минуту он подумал, что его любимая сама пишет этот роман и ищет вдохновение в своих собственных чувствах к обоим юношам, но вскоре отверг эту мысль. Ему стало ясно, что его подруга воспринимает роман как действительность. Он сам представляет Петра, а тот второй — Павла. Он раздобыл все предшествующие номера этого журнала и старательно изучил печатаемый в нем роман „Между двумя мужчинами“. Все совпадает, никаких сомнений не может быть. Он старался отгадать, чем кончится эта история, чтобы знать, каковы его шансы по сравнению с соперником. К сожалению остается загадкой, за кого выйдет эта сумасшедшая Алиса.

Он попытался разузнать об этом в редакции журнала, но там сказали ему, что автор поставляет роман по частям и очевидно сам не знает, чем все кончится. Этот номер только что вышел, и его подружка его еще не прочла, но безусловно как только она это сделает, то станет настаивать на том, чтобы разойтись.

Мне казалось, что я попал в сумасшедший дом. Я пытался доказать ему абсурдность такой мысли, но все было напрасно. Наконец мы разошлись с тем, что подождем и посмотрим, как будет мамзель действовать после прочтения последней части.

На следующий день он ворвался в мою амбулаторию как ураган, бросился в кресло и воскликнул: „Что я говорил! Все так и есть. Она даже по ошибке второго жениха назвала Павлом, хотя его зовут Франтишек. Теперь все кончено.“

Он был в таком горе, что мне стало его жаль. Я рассказал ему о медицинских принципах, отвергающих брак с помешанными людьми, и снова посоветовал ему не бороться со своим соперником за весьма сомнительную честь открыть дома санаторий.

Он ушел, и я долго о нем ничего не слышал. Я встретился с ним, когда он уже был женат и уезжал со своей супругой заграницу. Я не хотел спрашивать, женился ли он на этой дурочке, но он сам сообщил мне об этом. Да, это была она, и все было в полном порядке, надо быть умным. Раздобыв адрес писательницы романа „Между двумя мужчинами“ он написал ей письмо, в котором рассказал о своем несчастью. Он уверил ее,что все зависит от того, чем кончится ее роман и умолял ее выдать Алису замуж за Петра. Писательницу тронул его рассказ, и она охотно выполнила его желание. В конце концов, сказала она, Алиса должна за кого-нибудь выйти замуж, и она не видит никаких препятствий тому, чтобы счастливым женихом стал Петр. В следующем номере у Алисы спала пелена с глаз, она увидела, что Павел двуличный человек и поняла, что ее сердце бьется только для Петра.

Тут все перевернулось. Поведение девицы сразу изменилось и вскоре она вышла замуж за Петра. Однако счастье его омрачали мысли о том, что случится, если в журнале начнет выходить роман, в котором замужняя женщина почувствует, что ее брак оказался ошибкой и так далее. Редакция не захотела дать обещание, что такого романа она не будет печатать. Но и тут молодой человек не растерялся. Он установил, в каких странах журнал издается и уехал с женой в ту страну, которая не оказалась в этом списке.

Когда доктор Влах закончил свое повествование, мы все выразили подозрение, что эту историю он сам придумал, но он встал на кресло, поднял три пальца и громогласно поклялся в правдивости своих слов. В эту минуту у него был вид пророка, и мадемуазель Барбора громко рассмеялась. Тогда его восторг несколько поубавился. Он слез с кресла и сообщил, что он голоден. Это не удивительно. Мадемуазель Барбора распределила продукты таким образом, чтобы мы продержались еще три дня, и пайки были невелики. Мы пустились в дебаты о том, что произойдет, если завтра или хотя бы послезавтра не появятся рабочие фирмы Новотного и не восстановят мост.

Доктор Влах сообщил, что в срубе у него есть кое-какие припасы, и предложил одному из нас отправиться туда за ними. По его мнению, мы могли бы все продержаться с этими продуктами хотя бы один день. Мадемуазель Барбора возразила, что это не выход из положения. Как только запасы будут съедены, мы снова будем без пищи. Может быть господин Новотны и не знает вообще, что мост был сорван, и нам все равно придется что-нибудь придумать для решения этой проблемы. Дедушка согласился с мадемуазель Барборой.

Мы чувствовали себя сторожами маяка, напрасно ожидающими корабля с припасами, полярной экспедицией с последними остатками продуктов или дивизией, находящейся в окружении в голодающем городе и я не знаю кем еще, но, во всяком случае, все это имело приключенческий характер. Мы придумали массу самых разнообразных мероприятий, целью которых было добраться до городка и купить новые припасы.

В конце концов доктор Влах выступил с вполне приемлемым планом. Он предложил подождать еще два дня прихода рабочих. Затем взять с собой пищу на последний день и отправиться к его срубу. Это прекрасный и не трудный туристический поход, и если мы выйдем утром около восьми часов, мы доберемся до сруба вскоре после полудня. Для ночевки там места достаточно. Конечно, там нет таких удобств как здесь, но нам ничего другого не остается. На следующий день, ранним утром, мы отправимся к Белому Седлу, обойдем исток реки, через Вересковые Родники спустимся в ущелье и попытаемся в тот же день добраться до города. Это будет нелегко, но все же это выполнимо. В городе мы атакой возьмем гостиницу, наедимся вдоволь и еще ночью вытащим господина Новотного из кровати и заставим его приняться за постройку моста.

Дедушка заявил, что это предложение вполне разумно и что его интересует особенно последняя фаза похода. Голосование прошло без оппозиции, и доктор Влах выразил надежду, что и мадам Катерина согласится с нашим планом. Дедушка сказал, что это не столь важно, кто не хочет идти, пусть остается здесь без пищи. После возвращения мы его похороним.

Затем он принес карту, в которую при содействии доктора Влаха он зарисовал нашу предполагаемую трассу. После этого мы советовались, что взять с собой. Доктор Влах считал, что необходимо взять одеяла на случай, если кто-нибудь устанет, и мы не сможем осуществить вторую часть экспедиции в один день. Достаточно будет взять два или три одеяла, остальное возьмем в срубе.

Дедушка сказал, что это совершенно исключено. Тащиться с одеялами! Это только задержит нас. До города надо добраться, во что бы то ни стало. Мы находимся в таком положении, когда любая сентиментальность может только повредить нам. Кто не сможет идти дальше, тот будет предоставлен своей судьбе. В этот вечер дедушка был явно настроен по-спартански. Я все ждал, когда он внесет предложение убить более слабых членов еще до начала похода. Я высказался в этом духе, и казалось дедушка всерьёз размышляет об этом, но затем он отказался от такого варианта. Очевидно, ему не совсем ясно было, в какую группу он попадет.

Долго до ночи мы беседовали о нашем походе, и нас охватило какое-то странное волнение, хотя причин волноваться не было никаких. При нормальных условиях мы, наверное, тоже предприняли бы такую экскурсию просто ради развлечения, и нам и в голову не пришло бы из-за этого волноваться. Но один только факт, что мы по принуждению предпринимаем этот поход, а именно из-за недостатка пищи, нас заставлял глядеть на все иными глазами. Жизнь или смерть! Кто упадет, тот погибнет. Вперед, вперед, спасайся кто можешь. Я полагаю, что все мы в эту ночь ложились с тайной мечтой, чтобы строитель Новотны не испортил все дело. Раз уж он до сих пор мост не возобновил, пусть все так и остается. Теперь нам его мост уже не нужен! Вот это будет лакомый кусочек для Сатурнина, подумал я прежде чем уснуть.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть