Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Дело беззаботного котенка The Case of the Careless Kitten
Глава 2

Джеральд Шор не обладал талантом своего брата «делать деньги», вернее, не умел их беречь. Фрэнклин ревностно наращивал капитал не по дням, а по часам, решительно отвечая «нет», когда этого требовали интересы дела. Джеральд же беспечно сорил деньгами, по принципу «легко пришли, легко и уйдут». До 1929 года он мог считать себя состоятельным человеком. Но тут в течение нескольких коротких недель он потерял все, что имел, и ему ничего не оставалось, кроме как зарабатывать на жизнь адвокатской практикой.

Поначалу приходилось особенно тяжело. Решив было, что он не станет тратить времени на пустячные дела и займется только интересными случаями, принимая клиентов исключительно по предварительной договоренности, Джеральд скоро очутился в таком положении, что радовался любому делу, где была хоть какая-то надежда получить гонорар.

Крепко прижимая к себе котенка, чувствуя каждый спазм, сотрясающий крохотное тельце, Элен с благодарностью думала, что ее дядя Джеральд — самый милый, самый понимающий человек из всех, кого она знала. Интересно, всегда ли он был таким? Во всяком случае, его собственные трудности и неудачи не сделали его черствым. Наоборот, после банкротства он стал как-то мягче и внимательнее к окружающим. Если тетя Матильда наверняка приказала бы Комо убрать из дома котенка, то дядя Джеральд гнал машину, наплевав на правила уличного движения, так что уже через несколько минут Янтарик оказался в руках опытного ветеринара.

Доктор Блекли, сразу поставив диагноз, потянулся за шприцем.

— Это не бешенство? — робко спросила Элен.

— Скорее всего яд. Подержите-ка ему голову. Держите его крепко за шею и плечи. Не выпускайте, если начнет рваться.

Он ввел шприц под кожу, тщательно отмеряя количество жидкости, потом вытянул иглу и пояснил:

— Временно мы поместим его в клетку. Сейчас у него начнется рвота. Таким образом он избавится от яда, который еще остался в желудке. Скажите, когда вы впервые заметили симптомы отравления?

— Не думаю, что прошло больше пяти — десяти минут, — сказала Элен. — Мы добрались до вас минуты за три… Да, пожалуй, десять минут назад.

— Ну что же, у нас есть шанс. Такой славный зверек. Надеюсь, нам удастся его спасти.

— Вы считаете, что это яд?

— Да. Лечение будет не особенно приятным. Вам покажется, что животное страдает даже сильнее, чем это есть на самом деле, так что вам лучше посидеть в приемной. Если мне понадобится помощь, я вас позову.

Он натянул на руки толстые кожаные перчатки.

— Вы уверены, что мы ничем не можем помочь? — настаивала Элен.

Он покачал головой.

— Через несколько минут я скажу вам что-нибудь определенное. Он играл во дворе, да?

— Не-ет, вряд ли. Конечно, я не помню точно, но мне кажется, что котенок не выходил из комнаты.

— Ладно, скоро все будет ясно. Пройдите вон туда, Садитесь и немного подождите.

В приемной Джеральд Шор удобно устроился в кресле, выудил из кармана сигару, откусил кончик и чиркнул спичкой. Пламя, прикрытое ладонями, осветило тонкие черты его лица, высокий лоб, добрые, все понимающие глаза, вокруг которых собрались лучики — морщинки, придававшие его физиономии добродушно-насмешливое выражение, рот решительный, но все же не слишком жесткий.

— Сейчас, Элен, мы ничего не сможем сделать, так что садись и не переживай. Мы сделали все возможное.

Несколько минут они сидели в полном молчании. Мысли Элен перебегали со странного телефонного звонка на болезнь Янтарика и опять возвращались к дяде Фрэнклину. Несмотря на предупреждение, ей хотелось доверяться дяде Джеральду, но она колебалась. Джеральд глубоко о чем-то задумался, явно решая какую-то сложную проблему.

Внезапно он заговорил:

— Элен, помнишь, несколько дней назад я предложил тебе немедленно заняться завещанием Фрэнклина. Матильда слишком долго лишает нас того, что по закону принадлежит нам.

— А не лучше ли еще немного подождать? — неуверенно пробормотала девушка.

— Мы ждали более чем достаточно.

И тут он заметил, что Элен колеблется, словно хочет что-то сказать ему и не решается.

— В чем дело, девочка? Элен наконец решилась.

— Я… сегодня произошла одна непонятная вещь, — выпалила она.

— Что?

— Позвонил мужчина. Джеральд усмехнулся.

— По-моему, если мужчина, знающий номер твоего телефона, не позвонил бы тебе, — вот это было бы странно. Будь я не твоим родным дядюшкой…

— Не смейся надо мной. Этот человек назвался… ты мне не поверишь!..

— А нельзя ли выражаться ясней? Элен понизила голос до шепота:

— Он назвался Фрэнклином Шором. Похоже, что он узнал меня по голосу, и допытывался, узнаю ли я его.

По физиономии Джеральда Шора было видно, что он поражен.

— Ерунда! — произнес он наконец.

— Нет, это правда!

— Элен, ты возбуждена. Ты…

— Дядя Джеральд, я клянусь тебе. Наступило долгое молчание.

— Когда тебе звонили?

За несколько минут до твоего прихода.

— Какой-то мошенник, пытающийся…

— Нет. Это был действительно дядя Фрэнклин.

— Послушай, Элен, ты… то есть было ли в его голосе что-нибудь знакомое?

— Не знаю. Про голос я ничего не могу сказать. Но это был точно дядя Фрэнклин.

Джеральд с хмурым видом принялся разглядывать кончик своей сигары.

— Этого не может быть! Что он сказал?

— Он хочет со мной встретиться сегодня в отеле «Касл-Гейт». То есть я должна спросить там человека по имени Генри Лич, который отвезет меня к дяде Фрэнку.

Джеральд Шор успокоился.

— Тогда все ясно. Несомненный самозванец, охотящийся за деньгами. Мы немедленно заявим в полицию и устроим твоему приятелю ловушку.

Элен покачала головой.

— Дядя Фрэнклин велел мне повидаться со знаменитым адвокатом Перри Мейсоном, объяснить ему положение вещей и привести его с собой на эту встречу.

Дядя Джеральд вытаращил глаза.

— Черт возьми, в жизни не слышал ничего подобного. На кой черт ему понадобился Мейсон?

— Не знаю.

— Послушай, — Джеральд заговорил строже, — ведь ты не можешь знать, что это действительно говорил Фрэнклин?

— Ну…

— Тогда перестань называть этого человека Фрэнклином. Это может повлиять на юридическую ситуацию. Ты знаешь только то, что тебе звонил мужчина. Он назвался тебе Фрэнклином Шором.

— Он привел доказательства.

— Какие?

— Он рассказал мне массу подробностей из моего детства, которые были известны одному дяде Фрэнклину. Про котенка, который забрался на крышу и не мог слезть, а дядя спас его. Про новогодний вечер, когда мне было тринадцать лет, и я потихоньку выпила немного пунша и опьянела. Про это знал только дядя Фрэнк. Он отвел меня в мою комнату, и когда у меня начался истерический смех, так замечательно повел себя. Просто сел рядом и начал со мной болтать. Даже сделал вид, что ничего не замечает. Он тогда говорил, что не согласен с тем, как Матильда меня воспитывает, что я становлюсь взрослой и должна сама учиться жить, что будет лучше, если я на собственном опыте узнаю, как опасны алкогольные напитки, и пойму, сколько в состоянии выпить. И, возможно, теперь несколько лет мне лучше не пробовать спиртного. После этого он поднялся и ушел. Джеральд нахмурился.

— Этот человек пересказал тебе все это по телефону? Элен кивнула.

Джеральд Шор поднялся с кресла, подошел к окну и несколько секунд молча постоял перед ним, засунув руки в карманы. Внешне он выглядел спокойным, разве что слишком серьезным. Да, пожалуй, чаще обычного затягивался сигарой, импульсивно выпуская колечками дым.

— Что случилось потом? — спросил он.

— Потом дядя Фрэнклин… этот человек, кто бы он ни был, попросил связаться с адвокатом Перри Мейсоном и приехать с ним в отель «Касл-Гейт» сегодня в девять часов, спросить Генри Лича…

— Но ради Бога, Элен, если с тобой действительно разговаривал Фрэнклин, почему бы ему не приехать открыто к себе домой… и…

— Я тоже непрестанно думаю об этом, ну и решила, что… возможно, если он уехал с другой женщиной… Полагаю, что он хотел бы вернуться назад, но сначала ему необходимо выяснить, как настроена тетя Матильда…

— Но почему он не позвонил мне? Я его брат. Кроме того, я адвокат. Зачем ему было звонить тебе!

— Не знаю. Он сказал, что только я могу ему помочь. Может быть, он пытался связаться с тобой и не смог.

— И что было потом? Как закончился ваш разговор?

— Он повел себя так, как будто его что-то удивило: может быть, кто-то вошел в комнату, или еще что-нибудь. Он коротко вскрикнул и резко повесил трубку.

— И он просил тебя никому не рассказывать?

— Да. Но я подумала, что тебе-то должна сказать.

— Матильде ты не говорила?

— Нет.

— Уверена, что она ничего не заподозрила?

— Она не сомневается, что я разговаривала с Джерри. И потом сразу после этого началась история с котенком. Бедняжка Янтарик! Где он. мог отравиться?

— Не знаю, — коротко ответил Джеральд.

— Давай на секундочку забудем про твоего котенка и поговорим о Фрэнклине. Это какая-то бессмыслица. Десять лет упорного молчания, а потом эта театральная сцена возвращения блудного… мужа. Лично я всегда считал, что он удрал с женщиной, а Матильде оставил записку, которую она скрыла от всех. Но раз за столько лет он не прислал ни строчки, кроме той открытки из Майами, я все больше склонялся к мысли, что его дела сложились не наилучшим образом. Признаться, я всегда считал, что он мог наложить на себя руки. Такой конец он, несомненно, предпочел бы унизительному возвращению домой.

Джеральд засунул руки еще глубже в карманы и уставился в окно.

Помолчав, он повернулся к Элен и сказал:

— Когда Фрэнклин уехал, у Матильды осталась масса имущества, записанного на ее имя. Если бы Фрэнклин сейчас вернулся, ему вряд ли бы много досталось. А мы с тобой вообще ничего не получим. Фрэнклин — мой брат и твой дядя. Мы оба надеемся, что он жив, но ему придется это доказать!

Из операционной показался доктор Блекли.

— Ваш котенок был отравлен, — сообщил он Элен.

— Вы уверены?

— Абсолютно.

Джеральд отошел от окна и мрачно посмотрел на доктора.

— Что вы обнаружили?

— Незадолго до того, как вы доставили его сюда, котенку дали отравленное мясо. Внутри куска были спрятаны таблетки — похоже, несколько. Я нашел часть таблетки, которая не успела полностью раствориться. Она был запрятана довольно глубоко в мясо, и поэтому желудочный сок котенка на нее не подействовал.

— А он выживет? — спросила Элен.

— Да. Теперь все должно быть в порядке. Через пару часов его можно смело забирать домой. Но я бы посоветовал либо оставить его тут на несколько дней, либо пока подержать у какой-нибудь вашей приятельницы. Кто-то совершенно сознательно пытался отравить вашего котенка. Возможно, ваши соседи не выносят животных или же вы сами им чем-то не угодили.

— Господи, неужели на свете существуют такие люди? — ужаснулась Элен.

Доктор Блекли пожал плечами.

— Ядовитые таблетки, искусно спрятанные в мясные шарики, указывают на запланированное убийство. Случаи отравления животных бывают в разных районах города, но, как правило, травят собак. Готовят такие же ядовитые шарики и подбрасывают их во двор. Собаки их охотно глотают. Удивительно, что такому маленькому котенку дали огромную дозу яда.

Джеральд спросил напрямик:

— Так вы, доктор, советуете убрать котенка на несколько дней из дома?

— Да.

— Сейчас он вне опасности?

— Несомненно, но я должен провести еще некоторые процедуры — это займет примерно час.

— Хорошо, — решила Элен, — тогда приедем за ним сразу после обеда, дядя Джеральд. Мы можем отвезти его Тому Ланку, садовнику. У него домик на отшибе, рядом никаких соседей. Янтарик его любит, там ему будет хорошо.

— Превосходный план, — одобрил доктор Блекли. Джеральд Шор кивнул:

— Хорошо, Элен, пошли. У тебя еще куча дел. Через четыре или пять кварталов от ветеринарной лечебницы Джеральд Шор затормозил возле аптеки.

— Надо же договориться с Перри Мейсоном, — пояснил он. — Я немного с ним знаком, так что звонить лучше мне. Будет чудом, если мы застанем его на месте. Он сам себе хозяин и не слишком-то любит сидеть в офисе.

Через несколько минут он вернулся.

— Через час он ждет тебя в своей конторе. Тебя это устраивает?

— Не пойти ли тебе вместе со мной?

— Нет. Ты все расскажешь сама, и это получится куда лучше без меня. Меня особенно интересует, как он отреагирует — сложится ли у него такое же впечатление, как у меня. Я сказал ему, что встречусь с вами возле «Касл-Гейт» в девять часов.

— А какое у тебя сложилось впечатление, дядя Джеральд?

Он нежно ей улыбнулся, но покачал головой, сосредоточившись на дороге, а потом сказал:

— Послушай, ты и правда не знаешь, выходил ли котенок сегодня днем во двор?

— Я старалась вспомнить, дядя Джеральд. Помню, что он бегал по заднему двору где-то около трех часов, но потом вроде бы не выходил из помещения.

— Кто сегодня днем был дома?

— Тетя Матильда, Комо и кухарка.

— Кто еще?

Под его внимательным взглядом она почувствовала, что краснеет.

— Джерри Темплер.

— Сколько времени прошло после его ухода до того момента, когда у котенка начались судороги?

— Не очень много.

— А Джордж Альбер не заходил?

— Заходил всего на несколько минут к тете Матильде, потом болтался возле меня, пока не пришел Джерри, и тут я поскорее от него отделалась. А что?

На щеке Джеральда задергался мускул, как будто он крепко стиснул челюсти.

— Что ты думаешь об этой… этой преданности Матильды Джорджу Альберу?

— Он ей очень нравится. Она всегда…

— Значит, тебе неизвестно, что лежит в основе этой привязанности? Ты не знаешь, что она всерьез собиралась выйти замуж за его отца?

— Понятия не имею!.. Не могу представить себе, что тетя Матильда когда-то…

— Однако же это так. В двадцатом году ей было всего сорок и она была вполне привлекательной вдовушкой, а Стивен Альбер — симпатичным вдовцом. Джордж очень похож на него. Не было ничего удивительного, что они приглянулись друг другу. А вот когда они поссорились и Матильда вышла за Фрэнклина, все были поражены. Я всегда считал, что она это сделала в пику Стивену. Он действительно переживал, но быстро утешился. А года через два-три женился. Ты, наверное, помнишь его бракоразводный процесс в начале тридцатых годов?

Элен покачала головой.

— Господи, ни за что не поверю, что кто-то мог быть влюблен в тетю Матильду! А еще труднее представить ее самое в роли влюбленной.

— И тем не менее она была так сильно влюблена, что, как мне кажется, так и не преодолела своей страсти. По-моему, она до сих пор без ума от Стивена Альбера… Лично я считаю, что главная причина ее ненависти к Фрэнклину вовсе не в том, что он бросил ее. Она знала, что он всегда ненавидел Стивена Альбера, и, я уверен, не смогла простить ему того, что он сделал Стиву.

— А что он ему сделал?

— В сущности, ничего. Это сделал банк уже после того, как Фрэнклин исчез. Но я бы не удивился, узнав, что он все подготовил для этого, прежде чем уехать. Кризис двадцать девятого года здорово потрепал Альбера, как и всех остальных, но все же он ухитрился кое-что спасти и жил на эти средства вплоть до тридцать второго года. Ну а через некоторое время после исчезновения Фрэнклина банк прижал его к стенке. Говорю тебе, я почти не сомневаюсь, что инициатором этой кампании был мой брат. Он терпеть не мог Альбера. Так или иначе, Альбер пошел на дно, и ему уже не было суждено всплыть на поверхность. Может быть, и не это его убило, но уж во всяком случае ускорило его смерть. Ну, а Матильда… — Он замолчал. Они были уже почти дома. — Я поеду с тобой сегодня вечером. Буду ждать тебя у «Касл-Гейт» около девяти.

Элен колебалась.

— Дядя Фрэнклин сказал, чтобы я никого с собой не приводила, кроме мистера Перри Мейсона. На этом он особо настаивал.

— Не важно, — сказал Джеральд. — Я все-таки с тобой поеду. — Он внезапно понизил голос: — Говори потише. Здесь Джордж Альбер!

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть