Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Каньон Дьявола
Глава 15

— Ну и вид!

Боров Холидей удивленно уставился на рейнджера. Сейчас, когда лучи утреннего солнца вовсю лились через окно комнатушки в задней части салуна и хорошо освещали малейшие подробности, Хэтфилд являл собой зрелище, достойное подробного рассказа.

— Что это с тобой? — изумился Боров.

— Лошадь упала, — невразумительно ответил Хэтфилд. Боров продолжал пристально смотреть:

— Да? Должно быть, она упала в каньон Дьявола, судя по твоему виду!

Хэтфилд бросил быстрый взгляд:

— Каньон Дьявола? А это что?

— Да это те отметины дьявольских когтей, что тянутся через ранчо «Ригал» и дальше в город, — объяснил Боров.

— А что там? — спросил Хэтфилд.

— Камни, вонючая вода да заросли колючего кустарника, — сказал в ответ Боров. — Во всяком случае, так говорят. Туда никто никогда не лазит.

— Так уж и никто?

— Ну, по крайней мере, чертовски давно уже. Впрочем, говорили про одного. Он туда спустился и больше его не видели.

— А кто он был?

— Да чудак один, старатель по имени Пэкстон. Лет десять тому, если не ошибаюсь. Спустился он в эту канаву по веревке. Сначала спустил свое барахло, а потом и сам туда же. А наверху его один индеец ждал. Околачивался пару дней, а после вернулся в город. Несколько ребят потом ездили туда, искали, а один даже слазил по веревке чуть не до самого дна. Но ничего не увидел. Только стремнину внизу. Довольно просто было догадаться, что этот Пэкстон свалился в воду и утоп. Как бы там ни было, назад он не вернулся. Такой славный, черноглазый паренек. Здоровяк. Красавец. К тому же ученый. Бывало, целыми днями у дока Остина засиживался — у дока книг будь здоров! Так Пэкстон, если не искал в горах золотишко — все у него сидел, — читал. Тогда еще думали, что там что-то есть — золото или еще чего-нибудь. Но теперь эти горы хорошо облазили и ничего интересного не нашли. Так, пару горячих источников, да сернистую воду в начале каньона Дьявола. А каньон чертовски глубокий, туда дальше… А в начале не намного больше сотни футов до дна, никак не больше. Но дно там все в кустарнике, в камнях, во всякой дряни, и склоны так нависают, что ни черта не разглядишь.

— Говоришь, лет десять прошло как Пэкстон полез в каньон?

— Где-то так. Незадолго до того, как Себастиан Гомес приехал из Мексики и купил участок у Джона Уэнтворта. Да, десять лет назад. Но, послушай! Какого черта мы с тобой стоим и треплем языками? Тебе надо помыться и что-то сделать с руками. Говоришь, у тебя есть еще пара брюк и чистая сорочка в седельной сумке? Я возьму твою куртку и велю моему мексиканцу ее починить: он в этом деле мастер.

И он хитро посмотрел на Хэтфилда, как будто видел его насквозь, когда тот скинул верхнюю одежду и протянул ее ему.

— Полагаю, эта круглая дырочка в рукаве образовалась, когда упала твоя лошадь? — заметил он язвительно.

— Да, забавные вещи иногда случаются, когда падает лошадь, — ответил Хэтфилд. И Боров утвердительно покивал седой головой.

— Да, слышал я и такое, — сухо заметил он. — Ну, давай поживее. Приводи себя в порядок. Давно пора пожевать.

Уединившись в комнатушке сверху над салуном, Хэтфилд снял повязку и осмотрел левую руку. Ранка, смахивающая на царапину теркой, уже слегка воспалилась, и тупая боль стала заметной. Ткани предплечья немного опухли. Глаза Одинокого Волка, когда он смотрел на руку, помрачнели и он крепко сжал губы. Однако когда он, хорошо помывшись горячей водой, спустился вниз, взгляд его был спокоен, а лицо совершенно бесстрастно. Боров уже сидел за столом.

— Давай перекусим, — предложил он Хэтфилду. — Мне надо кое-что тебе сказать…

За едой он объяснил:

— Сегодня у нас тут большая игра. Будут старый Анси Маккой, Картрайт, Бойлз, Трейси, дон Себастиан Гомес. Это единственное время, когда эти двое собираются вместе и все идет чин-чином. Оба помешались на покере, и оба первоклассные игроки. Это они впервые соберутся после перестрелки между их людьми. Оба прислали сказать, что будут. Их люди не станут общаться, но будут вести себя прилично пока боссы играют. Забавно, не правда ли, как два парня, люто ненавидящие друг друга, могут собраться вместе за любимым занятием! Я частенько замечал такое среди самых различных людей.

Хэтфилд кивнул, и в его постоянно мрачных глазах вдруг вспыхнул теплый огонек.

— Да, — согласился он. — Иногда можно свести вместе людей, которые думают, что ненавидят друг друга, и они станут сообща делать то, что им интересно, особенно, если в глубине души они окажутся оба хорошими парнями.

— А я всегда считал, что Гомес и Маккой — оба отличные парни где-то в глубине души, — и Боров захрюкал над пятой чашечкой кофе, — этому сатане Анси наверняка трудно скрывать, что он нормальный мужик!

Весь остаток дня Хэтфилд проспал и проснулся посвежевшим, несмотря на усиливающуюся боль в левой руке. Когда он спускался в салун, глаза его были грустными, но он не выказывал никаких признаков встревоженности, когда занял свое место за большим столом в углу.

Было еще рано, но посетители, уже заполняли салун. И рейнджер не мог не отметить праздничной атмосферы, царящей среди публики, да еще, пожалуй, напряженного ожидания чего-то.

Известие о том, что сегодня вечером намечается крупная игра, разнеслось по округе. Любая игра, в которой принимают участие Себастиан Гомес и Анси Маккой, всегда вызывает интерес. Теперь же, когда между соперничающими командами произошла открытая размолвка и назревала угроза настоящей войны, интерес еще больше усилился. Приехали люди, не показывавшиеся в городке неделями. Привлеченные ожидаемыми высокими ставками, с левого мексиканского берега Рио-Гранде прибыли несколько помещиков-гасиендадо, а также пара крупных горнозаводчиков.

Появился и озабоченный шериф Дент Крейн. А вслед за ним лениво вошел его молчаливый помощник Хайпокетс Хилтом, скрывая как всегда за ухмылкой свое настроение. Но в глазах его светился веселый огонек. Крейн подошел к Хэтфилду и завел с ним беседу.

— Мне нужна ваша помощь, чтобы сохранить мир между этими двумя старыми хулиганами, — сказал он. — Хороший парень на раздаче может многое, если захочет. Но, не дай Бог, начнется ссора — и никто не скажет, чем она закончится. Здесь сегодня будут и люди Гомеса, и люди Маккоя, и тех и других — до черта, и все вооружены как на медведя.

Он оглянулся по сторонам и мрачно пожаловался:

— Не понимаю, почему сюда не прислали рейнджеров, как я просил.

Хайпокетс Хилтон задумчиво смотрел на Джима Хэтфилда. Он теребил свои отвисшие, как у гончего пса, щеки и в такт движениям кивал головой, совсем как это делают те, кто совершает великие открытия.

— Рейнджеры, — заметил он, не обращаясь ни к кому конкретно, — как золото…

— Что ты имеешь в виду? — спросил шериф Крейн.

— А то, — отвечал Хайпокетс, дружески улыбаясь Хэтфилду, — что рейнджеры там, где они больше всего нужны!

Немного спустя прибыли ковбои с ранчо Маккоя. Первым в салун вошел прихрамывая сам Анси Маккой, худой и морщинистый старик в поношенной черной визитке. Его мутные маленькие глазки цепко зыркали по сторонам и поблескивали, а беззубые челюсти беспрестанно жевали табак. Сразу за ним ввалились: Сид Маккой, его внук-красавчик, чье лицо еще было несколько бледновато и со следами кровоподтеков, Чет Мэдисон, угрюмый и грубый старший объездчик, и другие парни. Но «Ниггера» Майка Брокаса среди них не было. Он, несомненно, все еще лечил раненое плечо.

Старик Анси уселся за стол и бросил одобрительный взгляд на Хэтфилда. Явно удовлетворенный, он дотерзал еще одну порцию жвачки, прицелился в муху на краю плевательницы и ловко пустил струю бурого «табачного» сока, смывшую насекомое внутрь.

Ковбои с его ранчо расположились вдоль стойки бара и попивали неразбавленное виски. Пара скотоводов. и двое владельцев рудников сдвинула стулья, и Хэтфилд велел принести карты. Когда он распечатывал колоду, появился дон Себастиан Гомес вместе со своими вакерос. Хэтфилд удивился, когда увидел, что вместе с ним пришла его рыжеволосая внучка — Карин Уолтере. Она уселась за столик возле оркестра, и к ней поспешил Боров Холидей. Она завела с ним дружескую беседу, но когда дон Себастиан занял свободный стул за ломберным столиком, вдруг поднялась и грациозно пройдя через весь зал, остановилась рядом с Джимом Хэтфилдом, открыто посмотрела ему в глаза и протянула руку:

— Извините меня за тот случай, — сказала она. — Я тогда не разобралась.

Хэтфилд поднялся во весь свой громадный рост, снял черную шляпу и улыбнулся. Из его глаз лучилась доброта, а на суровом лице было приятно остановить взгляд.

— Никогда, мисс, не бойтесь сделать то, что считаете правильным, — пробасил он, — и вы поступили совершенно правильно, не побоявшись признать ошибку Прошу вас помнить об этом еще минут десять.

Девушка вопросительно на него взглянула, но он только улыбнулся ей в ответ, нежно пожал маленькую ручку и сел. Какое-то мгновение она колебалась, а затем прошла назад к своему столику. Краем глаза Хэтфилд заметил, как Сид Маккой отошел от стойки и с деланным безразличием стал медленно слоняться по залу. Через какое-то время он оказался возле оркестра. Кивнув Борову, присел на свободное место и стал о чем-то расспрашивать владельца салуна.

Карин Уолтере смерила его враждебным взглядом. Но затем ее взгляд оказался крепко прикованным к ломберному столику на протяжении всего времени. Джим Хэтфилд, умело тасуя карты длинными пальцами, улыбался ей, и его серые глаза излучали теплоту подобно летнему морю. Карин, внезапно покраснев, отвернулась к своему столику. А еще через какое-то время, заметил Хэтфилд, она присоединилась к разговору, а Сид Маккой быстро потерял интерес к словам Борова Холидея. И ни дон Себастиан, ни старый Анси не заметили этого эпизода.

Анси кинул на дона Себастиана враждебный взгляд, когда идальго сел и тот ответил ему таким же взглядом. После этого казалось, больше они друг друга не замечали.

Ставки в игре были высокими с самого начала, и со временем все повышались. В полночь оба скотовода, Трейси и Бойлз, встали из-за стола. Вскоре их примеру последовали владельцы рудников. И лишь старик Анси и дон Себастиан горбились над картами, а перед ними высились горки желтых монет. Зрители столпились вокруг игроков. Ковбои с ранчо Маккоя и вакерос с ранчо дона Себастиана давно оставили бар и были поглощены игрой.

Игра шла с переменным успехом, и с каждой минутой старик Анси наливался раздражительностью и злобой, а дон Себастиан становился все угрюмее. И до сих пор ни один из них не сказал другому ни одного слова непосредственно. Внезапно Анси стукнул кулаком по столу.

— Гомес, — сказал он отрывисто, наклоняясь вперед, челюсти его при этом жевали табак, а слезящиеся глаза блестели, — это пустая трата времени. Ты ведь игрок, правда?

Дон Себастиан пристально посмотрел на него и ответил:

— Мне кажется, нет нужды об этом спрашивать.

— Хорошо, — бросил сатана Анси, — значит, признаем, что да. Тогда вот какую игру я предлагаю. Уже довольно давно я считаю, что для нас двоих этот штат слишком тесен. Поэтому я ставлю свое ранчо против твоего — проигравший выметается отсюда. Всего одна партия покера в открытую. Ну, играешь?

Приглушенный шум голосов пронесся по залу. Ковбои Маккоя и вакерос Гомеса, сгрудившись поближе, замерли. Казалось, все затаили дыхание, ожидая ответа дона Себастиана.

Джим Хэтфилд взглянул украдкой на столик возле оркестра. Сид Маккой пристально смотрел на игроков, глаза его при этом лихорадочно горели. Девушка же побледнела как полотно. Инстинктивно ее взгляд искал поддержки. Но голос дона Себастиана вернул внимание Хэтфилда к игре.

— Конечно, это безумие, но я согласен, — спокойно сказал он.

Сатана Анси скрипуче засмеялся.

— Новую колоду карт! — громко приказал он. — И сдавай, сынок, их спокойно, без суеты.

За игрой наблюдал издалека человек высокого роста, в сомбреро, надвинутом по самые брови и закутанный почти до самых глаз в сарапе, да так, что его лица не было видно. Внезапно он повернулся и пошел к бару. И пока Хэтфилд распечатывал новую колоду карт, тот что-то тихо сказал нескольким смуглым парням, собравшимся у стойки, а затем вышел через двустворчатую дверь и шагнул в темноту. Парни у стойки стянулись в кучку.

Когда Хэтфилд сдал каждому игроку по первой карте втемную — рубашкой вверх, в зале установилась мертвая тишина. Гомес и Маккой осторожно приподняли уголки своих карт и посмотрели, что им досталось, но на их лицах не отразилось ничего. Неторопливо и тщательно Хэтфилд роздал по второй карте — теперь в открытую, лицом вверх. Гомес получил десятку, а Маккой — короля. Раздался протяжный вздох притихших зрителей. При третьей сдаче дону Себастиану досталась двойка червей, а старику Анси — четверка пик. Кто-то нервно шаркнул, сменяя затекшую ногу, на него косо посмотрели и тот сник. Нервы были напряжены до предела. Раздали по четвертой карте: у Сатаны Анси оказалась бубновая девятка, а у дона Себастиана — король треф По залу пронесся легкий говор — будто ветер прошумел в ветвях мокрых деревьев. У каждого по четыре карты — но ни у кого нет на руках пары одной масти. Ловкие пальцы Хэтфилда взяли из колоды пятую и последнюю карту…

И тут совершенно внезапно, как гром среди ясного неба, у стойки бара завязалась драка. Грохнул выстрел, кто-то вскрикнул, блеснуло лезвие ножа. Смуглые парни напирали друг на друга с руганью и проклятьями, сыпались удары и пинки. Свалка быстро разрасталась, втягивая в свой водоворот окружающих. Клубок сцепившихся людей шумно обрушился на ломберный столик как стадо молодых бычков. Столик опрокинулся, на пол полетели карты и фишки. Игроков раскидали вместе со стульями. Один Хэтфилд удержался на ногах — он успел по-кошачьи вскочить со стула и отпрянуть к стене.

Этот клубок пронесся через вопящую толпу и выкатился на улицу. Снаружи донеслись выстрелы и крики, затем послышался частый топот удаляющихся копыт.

Внутри салун «Первый шанс» превратился в настоящий сумасшедший дом. Там вопили, кричали, ругались. Сатана Анси Маккой поднялся на ноги и, стуча тростью, тряс кулаком под носом дона Себастиана.

— Ты, такой-растакой, — орал он, — ты это нарочно подстроил! Ты подмазал этих забияк! Ты специально организовал эту заваруху! Ты знал, что я тебя сделаю, и все это состряпал, чтобы спасти свою паршивую шкуру. У меня на руках был туз, такой ты растакой!

— Тихо! — зарычал дон Себастиан, потерявший на какое-то мгновение присущее ему спокойствие. — Ко мне тоже пришел туз и моя десятка старше, чем твоя девятка!

Тут выскочил вперед Чет Мэдисон и заревел:

— Это брехня! Как ты…

Педро Зорилья, покрытый шрамами старший объездчик дона Себастиана, прыгнул к Чету с ножом в руке. Мэдисон схватился за «Кольт». И тут молниеносно, как кугуар в прыжке, вмешался Джим Хэтфилд. Встречным ударом он сбил Педро с ног так, что тот покатился кубарем, и Чета Мэдисон а он крепко схватил за плечи и швырнул на стул.

— Сидеть! — заорал он старшему объезчику.

Есть какая-то психологическая особенность, которая ставит сидящего в положение не только физического неудобства. Чет задыхался и безумно вращал глазами. Распалившиеся ковбои с обоих ранчо колебались какое-то неизбежное мгновение.

И тут, расшвыривая парней как кегли, появились шериф Дент Крейн и Хайпокетс Хилтон. Оба держали в руках дробовики со взведенными курками. Вслед за ними выдвинулись Боров Холидей и его бармены, тоже с оружием в руках. Перед зияющими отверстиями стволов, грозящих смертью и разрушением, толпа подалась назад. А трубный глас шерифа вещал:

— На сегодня хватит! Вы ведь не собираетесь тут же разнести городок на кусочки! Гомес, ты и твои парни, седлайте своих кляч и валите из города — быстренько! Маккой, твои люди остаются здесь на полчаса. И не спорь! У меня чешется палец на спусковом крючке. И если здесь сегодня начнется заваруха, то ее начну я!

Бросая свирепые взгляды и сцепив зубы, вакерос Гомеса вывалили из салуна. Ответные взгляды ковбоев Маккоя были не менее красноречивы. Однако Джим Хэтфилд обратил внимание, что когда Карин Уолтере прощалась с Сидом Маккоем, в ее взгляде не было ненависти. И сжатые губы Одинокого Волка расплылись в улыбке. Отведя глаза от них, он обнаружил, что на него уставился Хайпокетс Хилтон и глаза его смеются.

— Да, — посмеивался Хайпокетс, дружески подмигивая, — рейнджеры, верно, как золото!


Когда Хэтфилд прошел в заднюю комнату, его остановил один из барменов и протянул свернутую бумажку.

— Один парень, похоже, мексиканец, весь замотанный в одеяло, вот велел передать, — сообщил король адских коктейлей. — И исчез прежде, чем я успел спросить от кого…

Хэтфилд развернул листок. На нем большими черными буквами было написано: ТЕБЕ СКОРО КОНЕЦ!

Какое-то время он смотрел на зловещую черную надпись, потом аккуратно положил записку во внутренний карман. Недоуменно пожал могучими плечами и постарался выбросить эту угрозу из головы. Но все это время в левой руке постоянно что-то жгло и пульс стучал в такт: тебе скоро конец, тебе скоро конец!

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть