Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Каньон Дьявола
Глава 8

В задней комнате салуна, все еще с удовольствием перебирая в памяти картины драки, Боров-Холидей помогал Джиму Хэтфилду приводить в порядок его избитое лицо.

— Вот этот, слева, это он влепил тебе, когда ты потерял равновесие, — говорил Холидей. — Губы, конечно, порядочно расквашены, но не настолько, чтоб сильно волноваться. Чуть-чуть вот этой конской мази и все будет о'кей! А теперь пойдем поедим — я хочу сказать тебе пару слов, а говорить я предпочитаю на полный желудок… — Ну-ка, вытри этот стол! — заорал он мальчишке-поваренку. — А потом неси сюда бифштексы и все, что доложено!

Бифштексы вскоре прибыли, и на некоторое время установилась сосредоточенная тишина. Наконец Холидей опустошил последнюю чашку черного дымящегося кофе и вздохнул глубоко и удовлетворенно.

— Вот теперь я чувствую себя в сто раз лучше, — проговорил он. — Скажи-ка, этот Ниггер Майк выкинул какую-то подлую штуку, так ведь?

— Угу, — кивнул Хэтфилд, ловко скручивая сигаретку одной рукой. — Когда начали торговаться, все увлеклись и смотрели в свои карты, а он хотел заменить свою верхнюю карту этим тузом. Потом начали открываться. Мне пришло два туза, один из них пиковый, вот тут, он и хотел выложить своего пикового туза и сказать, что я жульничаю. Мне бы вряд ли поверили. Я здесь чужак.

— Ага, да еще одет как профессиональный игрок, — согласился Холидей. — Но ты ж не всю жизнь зарабатываешь картами?

Это было скорей утверждение, чем вопрос, но Хэтфилд ответил.

— Нет, конечно. Приходилось заниматься и другими вещами.

— Угу, наверняка кнут и тавро довелось держать в Руках, — заметил хозяин салуна. — Оно, конечно, за коровами ходить — не сильно разбогатеешь, уж это точно, Да и работа не из легких. Вот потому и я оказался здесь — торгую спиртным. Никакого смысла нет вкалывать до полусмерти за гроши. А я люблю есть регулярно и помногу, а это стоит денег. И тут я перехожу к тому, что хотел сказать тебе с самого начала. Хочу предложить тебе работу, Хэтфилд.

— Какую работу?

— Дилера — за столом, где играют по-крупному. Три раза в неделю по вечерам. Парни вроде сегодняшних, а еще такие, как Маккой и даже дон Себастьян Гомес, У которых куча денег и они не боятся поставить их на карту. Иногда ребята с рудников, с того берега реки, тоже садятся переброситься, и оттуда, из-за гор Тинаха, бывает, заглядывают. Им же не запретишь, а ждать от них можно чего угодно. Здесь играют по-крупному, это приносит неплохой доход, и я не хочу его потерять. У моего заведения репутация хорошая, и я бы не хотел, чтоб ее испортили. Работы будет не слишком много, не перетрудишься, у тебя будет масса свободного времени. Если захочешь — можешь заглянуть в другие заведения, где играют, а я буду платить тебе максимальную дилерскую ставку. Ну, так как?

Хэтфилд быстро соображал. В каком-то смысле предложение было привлекательным. Он ведь не просто так от нечего делать, прикинулся игроком. За долгие годы службы рейнджером он успел заметить, что уголовный элемент, почти без исключения, питает слабость к картам. Хэтфилд был уверен, что члены зловещей банды державшей в страхе бассейн Тинаха, рано или поздно объявятся в Вегасе за одним из столов, обтянутых зеленым сукном, а карты и виски быстро развязывают языки. В качестве завсегдатая игорных заведений он получит блестящую возможность собирать информацию. А предложение Холидея еще более упрощало его задачу.

— Идет, — сказал он. — Я берусь за это.

— Прекрасно, — воскликнул Холидей. — Ну, нынче, после того, что случилось, игры, наверное, больше не будет, но к пятнице, думаю, парни начнут собираться. Так что можешь пару дней отдышаться после сегодняшнего приключения.

— Я, наверное, завтра немного прокачусь. Не скажешь, как проще добраться до ранчо «Плюс П»?

— «Плюс П», это ранчо Нельсона Пейджа? Лучше всего отсюда двигай строго на восток, проедешь ранчо Маккоя — возьмешь пару миль к югу — и окажешься южнее изгороди дона Себастиана, в миле от реки. Вообще ранчо Гомеса тянется до самой реки, но он там оставил коридор вдоль берега. Я тебе скажу, он честный малый, этот Гомес, что бы о нем ни говорили. Проедешь его ранчо — будет развилка. Поезжай на север, и дорога приведет прямо к ранчо Пейджа. Увидишь на холме в дубовой роще большой белый дом в мексиканском стиле. Раньше там жил старик Тернер, но Пейдж, когда купил ранчо, перестроил дом по своему вкусу.

— Что за человек этот Пейдж?

— Говорят, славный малый. Я видел его разок, не больше. Как-то вечерком он сюда заезжал со своим китайцем — он у него за доктора. Сам он из повозки не выходил, сидел, держал вожжи, а китаец завел к шерифу — о чем-то говорили. Я слыхал, они просили Крейна, чтобы он что-нибудь сделал и прекратил все эти безобразия, которые тут творятся. Кто-то убил двух работников-мексиканцев — их похитили или что-то в этом роде. Короче, они исчезли, и больше их никто не видел.

Хэдтфилд кивнул, лицо стало серьезным. Холидей рассматривал синяки и ссадины у него на лице.

— Думаю, тебе бы не помешало заглянуть к доктору Остину ~ пусть наложит шов, вот здесь, на щеке, — посоветовал салунщик. — Эта штука у тебя в худшем состоянии, чем я думал, наверное, останется шрам. Рана открытая — может попасть грязь, лучше не рисковать.

Хэтфилд согласился, что не мешало бы зайти к доктору, поднялся и собрался было уходить, но тут дверь открылась и в комнату вошел человек с колючим взглядом. У него были седоватые усы, квадратные плечи и серебряная звезда шерифа на мешковатом сюртуке. Холидей приветствовал его кивком.

— Дент Крейн, шериф округа, — отрекомендовал он. — Дент, это Джим Хэтфилд. Я только что нанял его.

Крейн кивнул, окинув Хэтфилда проницательным взглядом.

— Я хотел послушать, что тут у вас все-таки произошло.

Холидей рассказал все, как было, обильно сдабривая свою речь ругательствами. Крейн не перебивал, пока тот не закончил.

— Похоже, Ниггер Майк, наконец-то напоролся, — не на того напал, — сказал он, одобрительно кивая. — Ну, Хэтфилд, ты заимел опасного врага, — добавил он. — А случись что — вся команда Маккоя будет с ним заодно…

Холидей усмехнулся и издал при этом звук, с каким чистое виски льется из бочки.

— Он отделал внука старика Анси — тот только что приехал из Вайоминга — да еще пощечину от Карен Уолтерс — внучки дона Себастиана!

— Боже правый! — воскликнул шериф. — Всех против себя восстановил — и людей Маккоя, и людей Гомеса! Послушай моего совета, Хэтфилд, садись скорей в седло, пока цел, и дуй отсюда подобру-поздорову, подальше от наших мест. Точно тебе говорю. В твоем положении ничего умнее не придумаешь.

Одинокий Волк улыбнулся, в серых глазах вспыхнул огонек.

— Спасибо за совет, — сказал он. — Но я им не воспользуюсь.

— А я и не рассчитывал, что ты им воспользуешься, -проворчал Крейн. — Ну, если что, заходи, поговорим. Если меня не будет, помощник скажет, где я, если, конечно тебе удастся его разбудить.

Шериф ушел, а чуть позже Хэтфилд отправился к доктору.

— Когда вернешься, будет время ужина, — сказал Холидей. — Я предупрежу повара, чтоб все приготовил.

Седой доктор умело наложил шов.

— Ничего страшного, — сказал он рейнджеру. — Через пару дней затянется. Благодари Бога, что не наградил тебя такой дрянью, как вон того беднягу.

Большим пальцем руки он указал в сторону соседней комнаты, сквозь раскрытую дверь было видно, что на столе лежит человек, укрытый простыней.

— Хочешь посмотреть? Жуткая картина.

Через минуту, чувствуя, как мурашки бегут по спине, Хэтфилд вглядывался в изуродованное лицо умирающего — в нем с трудом угадывалось лицо, подобное тому, что он уже однажды видел — той ночью, в прибрежной деревушке.

— Что с ним? — спросил он, напряженно всматриваясь в изувеченные черты, в которых было что-то индейское.

— Не знаю, — ответил доктор. — Я бы сказал, что это какой-то ожог, но ни при каком ожоге такого не бывает — челюсть совсем разложилась, кость превратилась в мягкую массу. Такое впечатление, что все минеральные вещества кости разложились, или как-то растворились! Ни разу в жизни ничего подобного не встречал, а, между прочим, я кое-что смыслю в болезнях, ядах и всяком таком…

Хэтфилд, окинув взглядом длинные ряды потрепанных книг на полках вдоль стен комнаты, не стал подвергать сомнению утверждение врача.

— А такие больные уже попадались раньше?

— Нет, — ответил доктор не задумываясь. — И не дай Бог.

— А этот откуда взялся?

— Утром два мексиканца притащили его. Он был совсем плох, и пока я с ним возился, мексиканцы смылись… Хилтон Хайпокетс, помощник шерифа, помогал мне тут, он вышел посмотреть, куда они делись, но их след простыл. Я их никогда раньше не видел, и Хайпокетс тоже.

Хэтфилд вышел от доктора в глубокой задумчивости. Это новое свидетельство бесчинств неизвестных бандитов чрезвычайно встревожило его. Выходит, встреча с рейнджером, стоившая им шести жизней, их отнюдь не отрезвила. Они, безусловно, продолжали действовать, сеять смерть и ужас.

В раздумьях Одинокий Волк шел улицами пограничного городка. Время от времени взгляд его устремлялся на север, туда, где высились горы и клыками вонзались в золото и багрянец вечернего неба. Заходящее солнце окрасило в пурпур их неровные склоны, смягчило линии, и от этого только усилилось чувство зловещей тайны, тяготеющей над черными провалами каньонов и кроваво-красными руслами пересохших речек. Выше самых высоких вершин парило и клубилось огромное облако. Луч заката, попадая в него, время от времени преломлялся, как в алмазной пыли, и разнокалиберными столбами разбегался во все стороны.

— Наверное, какие-то испарения, — решил Хэтфилд: небо над тучей было ясным, чистым и прозрачным, мягко расцвеченным багрянцем заката. Но будто злой дух гор парил над неприступными укреплениями своего замка.

От города и вплоть до сумрачных гор расстилались живописные поля, убранные розовыми, аметистовыми и янтарно-зелеными покрывалами, как будто в черную летопись зла затесалась страница добра.

Шум и оживление в салуне «Первый Шанс» нарастали с каждой минутой. Толпа у длинной стойки бара становилась все гуще. Отряд взмыленных барменов в бешеном темпе наполнял стаканы чистым виски, порой, за неимением времени, отбивая горлышки бутылкам, чтобы долго не возиться со штопором.

— За битое стекло мы денег не берем, — шутили бармены, если кому-то в стакан попадал осколок. — Вам же польза — волосы на груди вырастут.

Похоже, посетители и сами в это верили, ибо жалоб на стекло в стакане ни разу не поступало.

— Если мы уж ваше виски перевариваем, то от стекла нам точно ничего не будет, — орал огромный ковбой, пытаясь языком слизать последние капли виски с усов. — Ну-ка, налей еще и не убирай бутылку далеко. Слушай! Эти девчонки кажутся красивей сквозь донышко стакана!

Танцевальный зал был переполнен, танцующие пары едва могла двигаться. Бородатые рудокопы и скуластые ковбои, глядя в лица партнерш, старались придать своим лицам выражение романтической влюбленности, а девушки изо всех сил пытались сделать вид, что верят им Оркестр гремел «Девчонки из Буффало», и в такт музыке раздавался перестук высоких каблучков на фоне тяжелого топота сапог.

Весело жужжали рулетки, со стороны столов для покера доносился мягкий шелест карт, мастерски тасуемых крупье. Однако один большой стол в углу оставался свободным, поверх зеленого сукна было наброшено белое покрывало.

Хэтфилд нашел Холидея у дальнего конца стойки. Тот стоял и смотрел на всю эту картину с вполне понятной гордостью.

— Ну, как, нравится? — сиял он. — Я так полагаю, до полуночи должно быть пять-шесть хороших драк. Сегодня у меня два новых вышибалы и добавочный ящик патронов. для дробовика. Пошли, поедим, ты как раз вовремя.

И он направился в заднюю комнату, где уже был накрыт стол. Хэтфилд повесил шляпу на крючок, пригладил густые черные волосы тонкими загорелыми пальцами и двинулся к столу возле раскрытого окна. Оттуда долетал прохладный ветерок с гор. Хэтфилд был уже возле стола, когда за окном вдруг на мгновение блеснул металл. Долей секунды позже его длинное тело распласталось на полу, лицом вниз, и в тот же миг комнату заполнил грохот выстрела.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть