Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Каньон Дьявола
Глава 7

Во время игры высокий незнакомец сидел лицом к открывающейся в обе стороны двери салуна. Теперь перед столом, где он сидел, образовалось свободное пространство. В конце этого коридора, подбоченясь, стоял какой-то человек. Он, казалось, не замечал накаленной атмосферы зала. Высокий незнакомец был, похоже, единственным человеком в салуне, который обратил внимание на вновь пришедшего, когда тот появился, толкнув перед собой обе половинки двери. В тот же миг в глубине сознания игрока промелькнуло далекое воспоминание. Он видел когда-то давно миниатюру, на которой был изображен Арман де Ранс. Прославленный грешник, красавец, одареннейший человек, один из самых мужественных представителей своего мужественного века. Те же правильные черты лица, те же горячие черные глаза, та же прямая фигура, напоминающая меч, вынутый из ножен. У него были широкие плечи, могучая грудь, роста он был гораздо выше среднего. Но даже при его росте ему все же пришлось поднять глаза, чтобы встретить взгляд человека, который стоял у стола, над телом Майка Брокаса, валявшимся на полу в луже крови.

— Стой там.

Игрок заговорил тихо, но в голосе его било нечто такое, что заставило пришельца остановиться, хотя ни во взгляде, ни в позе его ничто не выдавало страха. В тот же миг, перекрывая гомон толпы, раздался крик Борова Холидея. Старый кабатчик, стоял, уперевшись спиной в стоику бара и вскинув дробовик с отпиленным стволом. Справа и слева от него стояли четверо барменов тоже вооруженные. Холидей кричал своим низким голосом.

— Ну, побаловались и хватит, черт вас побери! — Гремел он. — Хватит! Всякого, кто хочет еще, я так продырявлю, что внутри у него будет сквозняк! Оставь в покое свою пушку, Чет!

Мэдисон и ковбои Маккоя повиновались, хотя и с явным неудовольствием. Они знали Борова, и знали, что он слов на ветер не бросает.

Высокий игрок и вновь пришедший все еще стояли, глядя друг другу в глаза, не замечая ничего вокруг. Толпа смолкла, чувствуя, что сейчас что-то произойдет. И в этой тишине зазвенел голос вновь пришедшего.

— Ты, я вижу, парень, просто герой. Ну, это не трудно, когда у тебя при себе пара пушек, особенно если имеешь дело с человеком, который свою пушку оставил дома.

Высокий уже заметил, что у этого красавца нет при себе ни «Кольта», ни патронташа. Изящным жестом он бросил «Кольты» в кобуры. Он успел уже убедиться, что Холидей и его бармены держат ситуацию под контролем и никаких шуток со стрельбой не допустят. Мгновением позже его ремень и «Кольты» в кобурах грохнулись на зеленое сукно стола. Он обошел вокруг стола, взглянул на Майка, лежащего без сознания и повернулся к пришельцу.

— Не совсем ясно, за кого ты играешь в этой игре, — сказал он тихо. — Может, объяснишь?

Тот ответил, не отводя взгляда.

— Когда я вошел сюда, ты как раз о чем-то спросил. Я тебе ответил — вот и все, — сказал вновь пришедший.

— Да, ты ответил, а найдется у тебя чем подкрепить твои слова — и опровергнуть доказательство, которое валяется здесь, на полу? На этой скотине тавро ранчо «-М», и если это не подонок, тогда я не знаю, что такое подонок!

Его собеседник напрягся. Он заговорил тихим ледяным голосом.

— У меня есть аргумент. Вот он…

Последовал молниеносный удар, неуловимый, как бросок пумы, но кулак, пролетев футов шесть, уткнулся в колонну. В тот же миг другой кулак, элегантный, но тяжелый, как кузнечный молот, обрушился на челюсть пришельца. Тот рухнул на пол так, что все вокруг задрожало.

Но он не остался там лежать. Он отскочил от досок пола, как резиновый мячик, нанося удары обеими руками. Левый боковой застал игрока врасплох и рассек ему губу. Прямой правый тоже достиг цели — противник откинулся назад и отступил на шаг. Он закрылся, пригибаясь и уходя от ударов, а на губах его играла почти дружелюбная улыбка, и серые глаза светились — как у человека, который получает от происходящего удовольствие. Он провел апперкот правой и достал противника в подбородок. Тот опять рухнул и снова, спружинив, вскочил, работая обоими кулаками. Игрок, уклоняясь, уходил в сторону. На его пути была лужа крови Ниггера Майка. Он вступил в нее, поскользнулся, потерял равновесие, и в этот миг его соперник нанес сокрушительный прямо правой. Удар пришелся в скулу. Он достиг цели со звуком, какой производит топор мясника, врубаясь в говяжью тушу.

Игрок опрокинулся назад, рухнул на стол, который разлетелся вдребезги, и грохнулся на пол. Ковбои Маккоя издали дикий вопль, а игрок перевернулся лицом вниз и секунду лежал неподвижно.

Но только секунду. Как только пришелец с лицом, горящим азартом борьбы, бросился вперед, его соперник вскочил на ноги. Весь в крови, синяках и ссадинах, он нетвердо стоял на ногах и мотал головой, чтобы избавиться от пелены, которая заволакивала его сознание. Серые глаза уже не лучились светом, они были холодны, как низкие тучи, несущиеся по зимнему небу. Он встречал противника мощным ударом правой в челюсть, заставил его пошатнуться, а потом и отступить на шаг после его удара слева. И тут же ошеломил еще одним — правой в голову.

В течение минуты два богатыря стояли лицом к лицу и осыпали друг друга страшными ударами, и тут еще один жуткой силы апперкот опрокинул пришельца, и он рухнул навзничь.

Развязка наступила внезапно. Пришелец с распухшим лицом и разбитыми губами, весь в крови, отбросив к черту осторожность, ринулся на врага. Тот, тоже окровавленный, в синяках и ссадинах, но сохранивший ледяное спокойствие, уклонился и, обхватив противника за талию, приподнял его в воздух и со страшной силой бросил через плечо.

По ходу борьбы соперники поменялись местами, и в этот момент пришелец стоял лицом к дверям. Когда противник швырнул его через себя, он, пролетев по воздуху, размахивая руками, врезался в двери и вылетел наружу. При этом головой он угодил в живот толстому мексиканцу и только по счастливой случайности не сломал себе шею, но это мало утешило последнего, ибо он кубарем покатился через дорогу, по пути сыпя проклятиями на двух языках и, докатившись до тротуара, застыл, распластавшись на земле.

В ту же минуту длинный игрок оказался возле пришельца. Он опустился на колени, с тревогой заглядывая в лицо поверженному противнику. Быстрыми, ловкими движениями ощупал его кости, проверил, нет ли переломов. Приподняв голову лежащего тонкими чувствительными пальцами, он ощупал ее, проверяя, не поврежден ли череп, и, не обнаружив ничего опасного, вздохнул с облегчением. Поверженный неровно дышал и все еще не двигался. Его соперник коротко бросил через плечо:

— Воды!

Холидей сбегал за водой и полотенцем. Игрок смочил лицо лежащего, расстегнул воротник его рубашки и развязал платок, небрежно повязанный вокруг жилистой шеи. На него брызнули еще немного воды — и вот он уже тихо застонал, вращая головой из стороны в сторону.

Озабоченный Чет Мэдисон, наклонившись, посоветовал.

— Похлопай его по щекам, парень, иногда помогает.

Тот кивнул и отвесил несколько звонких пощечин человеку, лежащему без сознания. Усилия игрока были вознаграждены — раздался стон погромче, голова опять замоталась из стороны в сторону.

— Ну, вот! — обрадовался Мэдисон. — Отвесь ему парочку покрепче!

Тонкая ладонь игрока звонко хлопнула по щеке распростертого на земле человека — раз, потом еще. И вдруг жгучая звонкая пощечина оглушила сидящего на корточках игрока. Эту пощечину нанесла маленькая, но крепкая ручка, и от неожиданности здоровяк опрокинулся назад.

— Ты, чудовище! — раздался возмущенный возглас. — Ты, зверь! Бить человека, когда он лежит без сознания?! Подлец!

Ошеломленный игрок поднял глаза. Перед ним стояла девушка. Ее синие глаза метали молнии, а рыжие волосы, казалось, просто трещат от гнева. Она была небольшого роста, изящная, но не худая. Мягкий загар покрывал живое лицо. У нее были красивые полные губы и маленький вздернутый носик, усеянный веснушками.

— Боже правый! — выдохнул Чет Мэдисон за спиной у игрока.

В этот момент лежавший без сознания человек вдруг открыл глаза и сел. Он потряс головой, пытаясь прийти в себя, и посмотрел на девушку. Ее взгляд скользнул по ссадинам и кровоподтекам на его лице, и она вновь повернулась к долговязому.

— Оставь его в покое! — Она просто пылала гневом. — Ты же видишь, он не в состоянии ответить!

С невыразимым презрением она окинула взглядом Мэдисона и ковбоев Маккоя, которые столпились за спиной игрока.

— Вы, небось, всей толпой набросились на него! — бросила она им. — Это на вас похоже! — с этими словами она развернулась и зашагала прочь, топая ногами в сапожках и высоко подняв рыжую голову.

Мексиканец, лежавший на тротуаре, ошалело посмотрел ей вслед и, как и Мэдисон, пробормотал:

— Боже правый!

Долговязый подошел и протянул лежащему руку, добродушно осклабившись. Его соперник поднялся на ноги, слегка пошатываясь и все еще глядя вслед рыжеволосой девушке. Потом он посмотрел на своего победителя и кивнул ему довольно дружелюбно.

— Ну, ладно, парень, — сказал он. — Похоже, твоя взяла.

Тот покачал головой.

— Нет, — ответил он серьезно. — Я думаю, ты победил. Ты хотел доказать, что на ранчо «Минус М» водятся настоящие мужчины. Ну, если ты оттуда и если не считать этого недоноска, которого я продырявил, то можно полагать, что тебе это удалось.

Тут Холидей протянул ему его амуницию.

— Пойдем, приведете себя в порядок, — пригласил он. — Доктор там возится с Майклом. Говорит, что через месяц он будет в полном порядке, так что его вполне можно будет повесить.

Соперник игрока отказался от подобного предложения и в толпе парней Маккоя двинулся вниз по улице, в сторону отеля для скотоводов. Длинный игрок успел расслышать, как он спросил:

— Кто эта девушка, черт побери?

Услышал он и ответ Мэдисона, прозвучавший весьма сухо:

— Карен Уолтерс. Ее мать звали Терезой Гомес до того, как она вышла за Берта Уолтерса. Потом Тереза умерла, а через год застрелили Берта. Она была самым чистым созданием во всей Мексике, и похоже, Карен пошла в нее. Она живет с дедом, доном Себастьяном Гомесом.

Спрашивавший удрученно махнул рукой и зашвырнул в канаву свой окровавленный платок.

— Кто это такой? — обратился игрок к Холидею. Тот пожал плечами. Ответил ковбой, стоявший у стойки бара.

— Я его знаю, — сказал он. — Он только что приехал из Вайоминга, жил там с отцом, а тот недавно умер. Я так полагаю, он в этих местах с детства не бывал. Это внук старика Маккоя, зовут Сид.

Боров-Холидей аж присвистнул.

— Час от часу не легче, — пробормотал он. Повернулся к своему собеседнику и повел его в заднюю комнату салуна, где его ждали вода и полотенце.

— Я гляжу, по нынешним временам, имена так запросто переходят по кругу от одного к другому, что не мешало б узнать, а тебя-то как зовут, приятель, если, конечно, этот мой вопрос не покажется тебе нескромным? Меня зовут Холидей, но чаще называют Боров.

Его собеседник взглянул на него с высоты своего огромного роста и дружелюбно улыбнулся.

— Хэтфилд, — ответил он. — Причем так случилось, что это мое настоящее имя. Друзья зовут меня Джим.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть