Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Шесть могил на пути в Мюнхен Six Graves To Munich
Глава 05

Роган хотел, чтобы первая его встреча с братьями Фрейслингами носила как бы случайный характер. На следующий день он взял напрокат «Мерседес» и отправился на автосервис, принадлежавший братьям. Сперва заправился, затем попросил посмотреть его машину. Его обслужил Ганс Фрейслинг, а когда Роган прошел в офис оплатить счет, там за столом в кожаном кресле сидел Эрик, проверял чеки за бензин.

Оба брата сильно состарились, возможно, так показалось Рогану потому, что уж очень непривлекательной внешностью их наделил господь. Кожа натянулась вокруг прежде больших бесформенных ртов, губы уже не казались такими толстыми. Одежда стала поприличней, речь — не такой вульгарной. Но подлость по-прежнему так и светилась в маленьких глазках, хотя теперь взгляд был скорее вороватым и угрозы убийства в нем не читалось.

«Мерседес» с утра проверили в агентстве, сдавшем машину напрокат, и она была в полном порядке. Но Ганс Фрейслинг взял с него двадцать марок за какие-то мелкие доделки по механике, а потом сказал, что надо заменить приводной ремень. Роган улыбнулся и попросил заменить. Когда это было сделано, он разговорился с Эриком и как бы невзначай упомянул, что налаживает производство компьютеров, а потому должен пробыть в Берлине довольно долго. И притворился, будто не заметил, как на лице Эрика Фрейслинга отразилась жадная заинтересованность. Тут пришел Ганс, сказал, что заменил ремень, и Роган дал ему щедрые чаевые, а затем уехал. Припарковав «Мерседес» на стоянке перед отелем, он поднял капот и проверил. Ремень остался прежним.

И вот Роган взял за правило заезжать на автосервис к братьям на своем «Мерседесе» каждые несколько дней. Ганс и Эрик заправляли машину бензином, меняли масло и всячески демонстрировали клиенту свое дружелюбие. Роган понимал, они собираются использовать его в каких-то других целях, но пока что не догадывался, в каких именно. Но то, что они держат его за простака, это ясно. Но и у него на их счет существовали вполне определенные планы. Прежде чем убить мерзавцев, он должен выведать у них имена и местонахождение трех других своих палачей, особенно главного, с аристократической внешностью. А пока что не стоит проявлять заинтересованность, чтобы не спугнуть их. И он щедро платил им, швырялся деньгами в качестве наживки и терпеливо ждал, когда братья сделают первый ход.

И вот на уик-энд его разбудил ранний звонок гостиничного служащего, тот сообщал, что его хотят видеть двое мужчин. Роган покосился на Розали и многозначительно ухмыльнулся. Братья заглотили наживку. Каково же было его удивление, когда гостями оказались совсем незнакомые ему люди. Вернее, незнакомцем был только один. Роган почти сразу узнал этого высокого господина. Артур Бейли, офицер американской разведки, который девять лет назад допрашивал Рогана о том, что происходило с ним в Мюнхенском дворце правосудия, а потом просил опознать подозреваемых в военных преступлениях. Бейли изучающее и холодно смотрел на Рогана, потом показал ему свое удостоверение.

— Только что изучал ваше досье, мистер Роган, — сказал Бейли. — Вы совсем не похожи на человека на той старой фотографии. Впервые увидев снова, я просто вас не узнал.

— Когда это было? — спросил Роган.

— Неделю тому назад, на автосервисе у братьев Фрейслингов, — ответил Бейли. Типичный представитель Среднего Запада, столь характерный немного гнусавый американский акцент, да и одежда и манера держаться тоже типично американские. Роган удивился: как это он не заметил Бейли на автозаправке?

Бейли добродушно улыбнулся:

— Мы считаем, что братья Фрейслинги являются восточногерманскими агентами, это помимо всего прочего. Бессовестные и алчные, жуликоватые дельцы. А потом вдруг там появляетесь вы и заводите с ними дружбу. Ну и мы, естественно, стали вас проверять. Позвонили в Вашингтон, выяснили насчет ваших виз и прочее. А потом я стал изучать ваше личное дело. И тут всплыло кое-что еще, и я затребовал местные газеты, вышедшие за время вашего пребывания в Австрии и Германии. И все сошлось. Вам удалось выследить тех семерых типов из Мюнхена, и вот теперь вы вернулись сюда, чтобы поубивать их всех. Убийство Мольтке в Вене, затем — Карла Пфана в Гамбурге. А следующие в вашем списке братья Фрейслинги, я не ошибся?

— Я приехал сюда продавать компьютеры, — устало и раздраженно ответил Роган. — Это все.

Бейли пожал плечами.

— Мне неважно, чем вы здесь занимаетесь. Не уполномочен стоять на страже законности в этой стране. Но хочу предупредить: руки прочь от Фрейслингов. Не смейте их трогать. Слишком много времени я потратил на слежку за ними и разработку, чтобы разоблачить еще одно шпионское гнездо Восточной Германии. Короче, убить их я вам не позволю, не хочу, чтобы оборвался след.

И тут вдруг Роган понял, почему братья Фрейслинги были так с ним любезны и дружелюбны.

— Их интересуют мои новые компьютерные разработки? — спросил он Бейли.

— Ничуть не удивлюсь, если это так, — ответил тот. — Компьютеры — особенно новые — находятся под запретом в коммунистических странах. Но и это меня тоже мало беспокоит. Поскольку я знаю, чем вы собираетесь наградить этих типов. Еще раз предупреждаю: только попробуйте и станете моим врагом.

Роган смотрел на него холодно и пристально.

— Не понимаю, о чем это вы, но позвольте и мне дать совет. Не становитесь у меня на пути, иначе раздавлю. И потом, ничего вы со мной не сделаете. Ни черта! У меня хорошие связи в Пентагоне. И для них мои компьютеры куда как важней, нежели вся та чушь, которую вы собираетесь выудить у этих так называемых красных шпионов. Тоже мне, гнездо разоблачили из двух придурков!

Бейли окинул его задумчивым взглядом, затем сказал:

— Ладно, вас мы не тронем, но как насчет подружки? — И он кивком указал на Розали, сидевшую на диване. — Уж мы-то сумеем доставить этой куколке нешуточные неприятности. Один, всего один телефонный звонок, и вы ее никогда больше не увидите.

— О чем это вы, черт побери?!

Худое угловатое лицо Бейли скривилось в ухмылке:

— А разве она вам не говорила? Полгода тому назад красотка сбежала из психушки в Нордси. Ее упекли туда в 1950-м, как больную тяжелой формой шизофрении. Власти до сих пор ее разыскивают, не слишком активно, но тем не менее она в розыске. Один телефонный звонок, и полиция ее заберет. Советую помнить об этом. — Бейли перевел дух, затем добавил: — Когда нам больше не будут нужны эти парни, я вам сообщу, обещаю. Почему бы не отстать от них хотя бы на время, пуститься на поиски остальных, а?

— Потому что я не знаю, кто эти трое. Вот и рассчитывал, что Фрейслинги мне скажут, наведут на след.

Бейли покачал головой:

— Никогда и ни за что не скажут, если их как следует не прищучить. Крепкие орешки. Так что уж лучше предоставить это дело нам.

— Нет, — ответил Роган. — Я знаю стопроцентный способ. Я сумею их разговорить. Ну а потом… оставлю вам, пользуйтесь на здоровье.

— Не надо лгать, мистер Роган! Прекрасно знаю, как вы их оставите. — Бейли положил руку ему на плечо, легонько сжал. — Свой офицерский долг я исполнил. Но я прочел ваше досье и желаю вам удачи. Смотрите, будьте осторожней с этими Фрейслингами, это пара очень опасных ублюдков.

Когда за Бейли и его молчаливым напарником затворилась дверь, Роган обернулся к Розали.

— Это правда, что они о тебе сказали?

Девушка выпрямилась, сложила руки на коленях. И посмотрела прямо в глаза Рогану.

— Да, — просто ответила она.

В этот вечер они никуда не выходили. Роган заказал в номер шампанское и ужин, покончив с едой, они отправились в постель. Розали уткнулась златокудрой головой в изгиб его руки, время от времени вынимала сигарету изо рта Рогана, затягивалась.

— Рассказать тебе все? — спросила она.

— Если хочешь, — ответил Роган. — Хотя, сама знаешь, для меня это не имеет никакого значения. Больна ты или нет…

— Сейчас я в порядке, — прошептала Розали.

Роган нежно поцеловал ее в лоб.

— Знаю.

— Мне хочется рассказать тебе, — произнесла она после паузы. — Может, тогда ты и разлюбишь меня, но сказать я должна.

— Это неважно, — продолжал стоять на своем Роган. — Это не имеет никакого значения…

Розали протянула руку и выключила настольную лампу. В темноте рассказывать легче.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть