Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Шесть могил на пути в Мюнхен Six Graves To Munich
Глава 09

Лишь через три дня Роган окончательно пришел в себя. И увидел, что находится все в том же гостиничном номере, лежит на постели, но при этом все вокруг пропитано каким-то больничным запахом. Увидев, что он очнулся, Розали тотчас бросилась к постели, склонилась над ним. Из-за ее плеча выглядывал какой-то хмурый мужчина с бородкой, напоминавший смешного немецкого доктора из фильмов.

— Ага, — грубовато воскликнул врач, — вижу, вы наконец нашли обратную дорогу к нам. Что ж, славненько. А теперь вам надо в больницу. Я настаиваю.

Роган покачал головой.

— Мне и здесь хорошо. Просто выпишите рецепт, у меня пилюли заканчиваются. И никакая больница мне не поможет.

Доктор поправил на носу очки, почесал бородку. Несмотря на весь этот «старческий камуфляж», было видно, что человек он еще молодой и что красота Розали не оставила его равнодушным. Нахмурившись, он обратился к ней:

— Этому парню нужен покой, ясно? У него нервное истощение. Полный отдых и покой как минимум недели две. Понимаете?

И доктор сердито вырвал из рецептурной книжки листок, что-то написал на нем, протянул ей.

Тут в дверь номера постучали, Розали пошла открывать. Вошел агент американской разведки Бейли в сопровождении двух немецких детективов. На длинном худом лице Бейли, отдаленно напоминающем Гэри Купера, застыло кислое выражение.

— Где твой дружок? — спросил он Розали. Она кивком указала на дверь в спальню. Мужчины двинулись к ней.

— Он болен, — сказала Розали. Но вошедшие не обратили внимания на ее слова.

Похоже, Бейли ничуть не удивился, увидев Рогана в постели. Но и особого сострадания к больному тоже не проявил. Посмотрел на Рогана сверху вниз и бросил:

— Так ты все-таки сделал это.

— Сделал что? — спросил Роган. Теперь он чувствовал себя прекрасно. И с улыбкой смотрел на Бейли.

— Нечего вешать мне лапшу на уши, — сердито проворчал Бейли. — Братья Фрейслинги исчезли. Вот так. Мастерская и автозаправка закрыты; все их вещи на месте, деньги, что на счету в банке, нетронуты. А это означает лишь одно. Они мертвы.

— Не обязательно, — сказал Роган.

Бейли нетерпеливо отмахнулся.

— Тебе придется ответить на несколько вопросов. Эти двое, что пришли со мной, из германской политической полиции. Так что одевайся. Тебе придется проехать с нами.

Тут вмешался молодой доктор с бородкой. Сердитым начальственным тоном произнес:

— Этого человека нельзя трогать. И вставать ему тоже нельзя.

К нему обратился один из немецких детективов:

— Ты бы лучше помалкивал. Даром, что ли, потратил несколько лет, обучаясь на врача. Хочешь весь остаток жизни провести с кайлом и лопатой?

Но врач не испугался, даже напротив, разозлился еще больше.

— Если вы не оставите в покое этого человека, он умрет. И тогда я лично обращусь в ваш департамент с заявлением, что вы совершили преднамеренное убийство.

Немецкие детективы, удивленные его дерзостью, тут же умолкли. Бейли окинул врача пристальным взглядом, затем спросил:

— Ваше имя?

Доктор поклонился, даже щелкнул каблуками и ответил:

— Тульман. К вашим услугам. А как вас прикажете величать, сэр?

Бейли окинул его долгим насмешливым взглядом, затем тоже поклонился, прищелкнул каблуками и произнес:

— Бейли. И мы собираемся отвезти этого господина в Галле.

Врач презрительно сощурился.

— Я могу громче, чем вы, щелкнуть пятками, даже босой. Уж очень скверно вы подражаете прусскому аристократу. Но все это неважно. Я запрещаю вам забирать этого человека, поскольку он серьезно болен, жизнь его под угрозой. Не думаю, что вы можете позволить себе пренебречь моим предупреждением.

Роган видел: трое непрошеных гостей явно растерялись. Да и он тоже был изрядно удивлен. Почему этот молодой человек так отчаянно его защищает?

Бейли с сарказмом заметил:

— Надеюсь, если мы кое-что сообщим ему прямо здесь и сейчас, это не нанесет сокрушительного вреда его здоровью? Небось не помрет, а?

— Нет, — ответил врач. — Но только постарайтесь не утомлять его.

Бейли нетерпеливо отмахнулся и повернулся к Рогану.

— Твоя виза на пребывание в Германии аннулирована, — начал он. — Не без моего участия. Мне плевать, чем ты будешь заниматься в любой другой стране, но хочу, чтобы ты немедленно убрался с моей территории. И чтобы не смел возвращаться. Пока ты находишься в Европе, глаз с тебя не спущу. А теперь благодари доктора за то, что спас твою задницу. — С этими словами Бейли развернулся и вышел из спальни, детективы последовали за ним. Розали выпроводила их из номера, захлопнула дверь.

Роган улыбнулся врачу:

— Это правда… что мне совсем нельзя вставать?

Молодой врач погладил бородку.

— Разумеется, нет. Двигаться вы можете, поскольку психологического стресса нервной системе это не наносит. — Он, улыбаясь, посмотрел на Рогана. — Просто я не в силах спокойно смотреть на то, как здоровые мужчины, особенно полицейские, издеваются над больным человеком. Уж не знаю, что вы там натворили, но я на вашей стороне.

Розали проводила врача до дверей, затем вернулась, присела на краешек кровати. Роган взял ее за руку.

— Все еще хочешь остаться со мной? — спросил он. Девушка кивнула. — Тогда собирай вещи, — сказал Роган, — мы уезжаем в Мюнхен. Хочу первым делом встретиться с Клаусом фон Остеном. Он для меня важней других.

Розали низко склонила голову.

— Знаешь, рано или поздно они убьют тебя, — прошептала она.

Роган поцеловал ее в макушку.

— Именно поэтому и хочу прежде всего заняться фон Остеном. Он — главная моя цель. Пусть даже двое других уйдут. — Роган нежно подтолкнул ее в бок. — Иди собирай вещи.


Утром они вылетели в Мюнхен и по прибытии зарегистрировались в маленьком пансионе — Роган надеялся, что так будет незаметнее. Он понимал: Бейли и немецкая полиция очень скоро узнают, что он в Мюнхене, а вот на то, чтобы разыскать его там, у них уйдет несколько дней. Но к тому времени миссия будет завершена, и он покинет страну.

Майкл взял напрокат «Опель», а Розали отправилась в библиотеку — поискать в газетах материалы о фон Остене и постараться узнать его домашний адрес.

Они встретились за обедом, Розали выдала полный отчет. Клаус фон Остен был в Мюнхене судьей самого высокого ранга. Старт для столь успешной карьеры дала еще семья — он являлся выходцем из страшно знатного рода, связанного кровными узами с английской королевской династией. И, хотя во время войны был офицером и состоял на службе, не являлся членом нацистской партии — во всяком случае, никаких сведений о том не имелось. Незадолго до окончания войны был серьезно ранен, и, судя по всему, сам этот факт превратил его в совершенно другого человека. И это в возрасте сорока трех лет. Вернувшись к мирной жизни, он изучал право и вскоре стал одним из лучших адвокатов Германии. На политической арене всегда проявлял умеренность и поддерживал американское присутствие в Европе. От него ожидали многого; считалось, что он сможет даже занять пост канцлера Западной Германии. Он пользовался поддержкой крупных немецких промышленников и американских оккупационных властей, проявлял поистине магнетическое воздействие на рабочий класс, будучи превосходным оратором.

Роган мрачно кивнул.

— Да, похоже, тот самый тип. У него был поразительный голос, такой искренний, убедительный. Эта тварь умеет ловко заметать следы.

— Так ты точно уверен, что это тот самый человек? — спросила Розали.

— Тот самый, больше некому, — ответил Роган. — Иначе разве стали бы и Ганс, и Эрик называть одно и то же имя? — Он умолк на секунду-другую, затем добавил: — Сходим к его дому, прямо после обеда. Стоит мне увидеть его лицо, и я сразу узнаю, как бы он ни изменился. Нет, это он, точно он! Истинный аристократ.

И вот они поехали к дому фон Остена, используя карту города. Дом аристократической семьи находился на окраине, в фешенебельном районе. Не просто дом, роскошный особняк. Роган припарковал машину, и они поднялись по каменным ступеням к массивным дубовым дверям. Вместо звонка — голова медведя на петле, вырезанная из дерева. Роган дважды постучал о дверную панель. Через пару секунд дверь отворилась, на пороге стоял старомодный немецкий лакей, страшно толстый и надменный. Он холодно произнес:

— Bitte, mein Herr.

— Мы пришли к Клаусу фон Остену, — сказал Роган. — Повидаться с ним по строго конфиденциальному делу. Можете передать, мы от Эрика Фрейслинга.

Голос лакея немного потеплел. Судя по всему, фамилия Фрейслинг была ему хорошо известна.

— Сожалею, — ответил он. — Но судья фон Остен с женой находится на каникулах в Швейцарии. Затем они планируют посетить Швецию и Норвегию, а в самом конце — Англию. Так что будут отсутствовать почти целый месяц.

— Жаль, — заметил Роган. — Послушайте, а вы не можете сказать, где они находятся в данный момент? Их адрес?..

Лакей улыбнулся, на лице появились розовые толстые морщины.

— Нет, — ответил он. — На отдыхе судья фон Остен не придерживается строгого расписания. С ним можно связаться только по официальным каналам. Может, хотите оставить ему сообщение, сэр?

— Нет, — сказал Роган. Развернулся и зашагал с Розали к машине.

Уже в номере Розали спросила:

— Ну, что будем делать?

— Планы меняются, — ответил Роган. — Я поеду на Сицилию и попытаюсь разыскать Дженко Бари. Если там все пройдет нормально, прямо оттуда вылечу в Будапешт на поиски Венты Паджерски. А потом вернусь сюда, в Мюнхен, и вплотную займусь фон Остеном.

— Ну, а как же с визой? — спросила Розали. — Бейли сказал, ее аннулировали.

Роган заметил сухо:

— Знаешь, и я тоже уже давно в шпионском бизнесе. Как-нибудь найду способ раздобыть фальшивый паспорт или поддельную визу. А если Бейли будет путаться под ногами, придется позабыть о том, что он мой соотечественник.

— А как же я? — задала третий вопрос Розали.

Майкл долго молчал.

— Постараюсь организовать все так, чтобы тебе хватало на безбедную жизнь. Оформить нечто вроде трастового фонда, откуда ежемесячно сможешь брать деньги, что бы ни произошло.

— Так ты не берешь меня с собой? — спросила она.

— Не могу, — ответил Роган. — Прежде я должен сделать тебе нормальные документы. И потом, если возьму тебя с собой, Бейли будет легче выследить нас.

— Тогда буду ждать тебя здесь, в Мюнхене, — сказала Розали.

— Договорились. Но только ты должна привыкнуть к мысли, что какое-то время меня рядом не будет. Есть шанс, небольшой, миллион к одному, что весь путь до конца пройти не получится. А уж если доберусь до фон Остена, они точно припрут меня к стенке.

Розали уткнулась ему в плечо.

— Я на все согласна, — тихо сказала она. — Но только позволь мне ждать тебя… пожалуйста, разреши мне ждать тебя!..

Роган погладил ее по золотистым волосам.

— Конечно, конечно, милая, — сказал он. — Сможешь кое-что для меня сделать?

Она радостно закивала.

— Знаешь, я тут рассматривал карту, — начал Роган, — и вдруг подумал. Что, если нам с тобой съездить в Бублинхаузен? До него всего четыре часа на машине. Думаю, ты будешь рада увидеть родные места. Хочешь туда вернуться?

Он почувствовал, как напряглось все ее тело, спина изогнулась.

— О, нет, — в страхе пробормотала она. — Нет, только не это!

Роган еще крепче прижал ее к себе.

— Мы проедем очень быстро, — сказал он. — Просто увидишь, как сейчас выглядит это место. И тогда, возможно, руины перестанут сниться тебе в кошмарных снах. Может, все уйдет, забудется. Давай попробуем. Я буду очень быстро вести машину, обещаю. Ты не забыла, что первым делом сказала своему доктору? Что ты хочешь вернуться в Бублинхаузен, верно?

Она перестала дрожать.

— Ладно. Я вернусь, — сказала она. — Но только с тобой.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть