Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Книга птиц Восточной Африки A Guide То The Birds Of East Africa
30. Синеголовый пчелоед


В четверг вечером мистер Малик явился в клуб первым.

— Все еще на своих двоих?

Мистер Малик посмотрел на Пателя и устало покивал головой. На своих двоих, и без старого блокнота. Через несколько минут тот же вопрос повторил Гарри Хан, вернувшийся из поездки к горе Кения.

— Сочувствую, Малик. Да, и спасибо за вчерашнее сообщение. Большое спасибо.

Мистер Гопес воззрился на мистера Малика. Мистер Патель непроницаемо улыбнулся. Тигр Сингх сказал:

— Джентльмены, рад, что вы оба вовремя. Передайте блокноты мистеру Пателю, он произведет подсчет.

В ожидании звонка мистер Малик был весь день привязан к своему саду и тем не менее с помощью Бенджамина опознал двенадцать новых видов. Но его результат не шел ни в какое сравнение с тем, чего добился Гарри у горы Кения. Через пару минут мистер Патель объявил результат:

— Малик: сто тридцать шесть. Хан: сто семьдесят два. Мистер Хан снова лидирует. Впрочем, dum anima est, spes esse dicitur, [19]Пока дышишь, остается надежда ( лат. ). джентльмены. He забывайте, впереди еще целых два дня.


Объявив, что до конца соревнования между мистером Маликом и Гарри Ханом остается два дня, Тигр проявил несвойственную ему неточность. Оставался, как прекрасно знали участники, да и мы с вами тоже, весь следующий день целиком и лишь половина субботы.

Вечером в «Хилтоне» Гарри Хан планировал последний бросок.

— Сегодня, мальчики, мы, спасибо горе Кения, опять вышли вперед, но я хочу оторваться еще. Так, чтоб меня и в подзорную трубу не разглядели.

— Гарри, мы с тобой, — промычал Джордж, жуя большую оливку. — Скажи, Дейво?

— Не знаю, как вы, — отозвался Дэвид, — а я вот что думаю. Завтра — последнее однодневное сафари, лучше всего в Какамегу а с утра в субботу надо еще разок попытать счастья дома, в городском парке.

— Да, лес Какамега. Слушайте. — Джордж стал читать из путеводителя: — «Какамега — уцелевшие экваториальные дождевые леса, когда-то покрывавшие континент с востока до запада, знамениты уникальным смешением равнинных и высокогорных видов птиц и бабочек». А вот самое главное — вы слушаете? «Сорок пять из всех видов птиц, обитающих в Кении, можно видеть только на территории леса Какамега».

— Ну и чудненько.

— Серый попугай, зеленогорлая нектарница, синеголовый пчелоед, красногрудый воробьиный сычик, разные бюльбюли, желтобрюшка Тернера… в общем, длиннющий список.

— Желтобрюшка Тернера, говоришь? Мужики, нам — туда. Как добираться?

— С маленького аэродрома — всего несколько километров от города. Наймем самолет, а дальше на такси.

— Ладно, ребята, предоставьте все мне.

— Но, знаешь, — Джордж, утопая в мягком «хилтоновском» диване, закинул руки за голову, — осталось всего полтора дня. Не так много. Жалко, что нельзя наблюдать ночью.

— Это еще зачем? — удивился Гарри. — Разве добропорядочные птички в это время не спят в своих уютных гнездышках?

— Далеко не все. Помнишь, Дейво, мы ездили в Масаи-Мара и прямо около парка с прожектором наблюдали за млекопитающими? Мы тогда и птиц видели.

— Точно, козодоев — с длинными такими хвостами.

— Называются вымпеловые козодои. И кажется, еще филина?

— Это, конечно, здорово, — перебил Гарри, — но вы разве забыли? К семи я обязан вернуться в Найроби.

— А я не говорю, что это надо делать в Какамеге. Есть же еще завтрашняя ночь — после клуба. К тому времени мы уж как-нибудь найдем пару прожекторов.

— И в городской парк ехать не обязательно, — сказал Дэвид. — Может, лучше к ПРИВАТу?

— Отличная мысль, Дэйво. В тот раз птиц там было — завались. Если встать совсем рано, можно начать в субботу до зари, а потом, к открытию, поехать в парк.

— Идет, мужики, — сказал Гарри. — Давайте попробуем. Я сегодня встречаюсь с Эльвирой. Попрошу ее завтра, пока нас не будет, найти нам прожекторы.


Мистер Малик и так расстраивался из-за машины, а вечером совсем приуныл. Гарри Хан опять вырвался вперед. К тому же еще блокнот… Что с ним? Где машина? Где до завтрашнего вечера взять тридцать новых птиц — а лучше пятьдесят-шестьдесят, ведь проклятому Хану патологически везет? Еще мистера Малика терзали угрызения совести. Дожидаясь телефонного звонка, он не пошел в больницу, и ради чего? Ради какого-то глупого соревнования! Как будто нет дел поважнее. Это грызло мистера Малика всю ночь и даже наутро за завтраком, когда из-за угла бунгало со свежей метлой в руке появился Бенджамин.

— А-а, Бенджамин, — сказал мистер Малик, отставляя чашку с «Нескафе». — Еще раз спасибо тебе за помощь.

Удивительно, сколько птиц заметили эти острые молодые глаза.

— Сегодня опять будете наблюдать, сэр? — поинтересовался Бенджамин.

— Да, хотел бы. Но не думаю, что много увижу здесь в саду, даже с твоей помощью.

— Верно, сэр, в Найроби птиц маловато. В нашей деревне и то больше.

— А где она, твоя деревня?

— Ой, далеко, сэр! За целый день не дойдешь.

Мистер Малик, еле заметно улыбнувшись, потянулся за чашкой. Тут зазвонил телефон.


В африканском времени есть нечто такое, чего не побороть даже швейцарцам. Вчерашний вечерний рейс авиакомпании «Свиссэйр» из Цюриха приземлился в международном аэропорту Иомо Кеньятта с неизменным девятиминутным опозданием. Роз Мбиква, беседуя по дороге домой с таксистом, узнала, что за девять дней ее отсутствия один раз шел дождь, на автостраде Угуру в столкновении двух матату погибло девятнадцать человек, а министр рыбоводства и лесного хозяйства ушел в отставку из-за истории с лесом Карура. Последнее и правда было большой новостью. Скандалы и коррупция не редки в кенийской политике (как известно всякому, кто читает колонку «Птицы одного полета»), однако на памяти Роз ни один министр в отставку еще не уходил. Все началось со статьи в газете, сказал таксист. Да, с грустной улыбкой подумала Роз, жаль, что при Джошуа не было такой колонки.

Такси свернуло на Серенгети-Гарденз и, благополучно миновав выбоины, неприметных лежачих полицейских и вереницу машин у дома соседа-судьи, подъехало к дому Роз. Операция прошла успешно, в клинике за ней прекрасно ухаживали, но все-таки она была очень рада возвращению и сразу легла спать.

Вскоре после рассвета ее разбудили крики хагедашей, и какое-то мгновение она не могла понять, где находится. Ах да, в Кении. Дома. Роз надела халат (не забыв о глазной повязке), подошла к окну спальни, отдернула шторы. Как всегда яркий найробийский свет, впрочем уже подернутый дымкой ранних костров. Автомобилей, похоже, стало еще больше, — очевидно, пора вежливо побеседовать с соседом. В конце концов, сколько их нужно одному судье? Но это подождет. Первым делом — ванна. Роз хотела отойти от окна, но тут ее внимание привлекла одна из машин на улице, показавшаяся очень знакомой. Машина стояла между двумя разными внедорожниками, красным и белым (Роз хорошо знала только «Пежо 504», а так не очень разбиралась в марках). Как есть, в халате, Роз спустилась вниз и вышла на улицу.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть