Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Путь к Семи Соснам
Глава 2

Старший на ранчо «Наклонное Р»

Когда Хопалонг вышел в широкий дверной проем конюшни, из глубокой тени денника появился Пони Харпер. Лицо его потемнело от гнела. Он подошел к Рохайду.

— Дурак! — взорвался он. — Зачем ты прицепился к нему? Какая разница, что сказал Локк и сказал ли он что-нибудь вообще? Если этот хомбре что-то узнал, он расскажет, а если нет, то к чему вызывать у него подозрения?

— Черт бы его побрал, — мрачно ответил Рохайд. — Кто он такой, что тебя волнуют его подозрения?

— Я не знаю, кто он такой, — сказал Харпер, — но не трогай его, если не готов выхватить пушку: этот хомбре не блефует.

Харпер ушел, оставив разозленного Рохайда в одиночестве. Несмотря на сказанное, Харпер был обеспокоен. Совершенно очевидно: Джесс Локк перед смертью заговорил. Если он рассказал незнакомцу о брате, значит, мог рассказать и о другом что-нибудь. Мог ли Джесс Локк разглядеть грабителей в такую ночь? Что же он успел рассказать? Вряд ли он узнал кого-нибудь из нападавших. Лучше всего сидеть тихо и выжидать... когда незнакомец уберется из города.

Но больше всего не давала Харперу покоя смерть Такера. Неужели о цели его приезда догадались? Или об этом сказал сам Такер?

Кэссиди направился было к ближайшему салуну, но увидев дальше по улице вывеску: «Кейти Риган предлагает бифштексы, яйца и пироги», направился туда. Он ступил на деревянный тротуар и открыл дверь. В заведении было пусто. Если не считать ковбоя в стоптанных сапогах и потрепанной шляпе, который спал, положив голову на руки.

Звоночек, возвестивший о его приходе, не разбудил ковбоя, но из кухни сразу вышла очень миловидная девушка. Ее прелестную головку украшали черные волосы, собранные на затылке, в голубых глазах темнели едва заметные крапинки. Она с любопытством посмотрела на посетителя, и Хопалонг усмехнулся.

— Привет! Хочу заказать бифштекс, яйца и пирог.

Девушка одной рукой держала большой половник, а другой поправляла выбившуюся прядь.

— Вы мне это бросьте! — сердито сказала она. — Берите или бифштекс с пирогом, или яйца с пирогом. Это обойдется вам в две монеты!

— Принесите и то, и другое, — серьезно произнес Хопалонг. — Самый большой, самый толстый, самый сочный кусок мяса, какой у вас есть, в придачу четыре яйца, а не два! А если есть бобы на гарнир, добавьте и их, да побольше.

— Бобы подаются и к тому, и к другому, но это обойдется вам в шесть монет. Вы имеете столько?

— Если не хватит, — сказал он улыбаясь, — вымою посуду.

— Ну уж нет! — вспыхнула она. — Такой трюк пытались проделать почти все ковбои этой стороны Дакоты! А когда они попадают на кухню, то думают совсем не о посуде. Вначале заплатите наличными!

О столешницу звякнул доллар Хопалонга.

— Ладно, Кейти. Накормите меня.

Девушка быстро смахнула доллар в карман передника.

— Сидите и ждите. Я сейчас вернусь. — Она направилась в кухню. — Как вам приготовить мясо?

— Просто спилите у него рога и гоните сюда. А я уж сам разберусь.

На сковородке зашипело мясо, затем Кейти появилась с чашечкой дымящегося кофе. Она была высокая, с великолепной фигурой. Хопалонг не сомневался, что к трюку с мытьем посуды прибегало немало ковбоев.

— Вы здесь недавно? — рискнула спросить девушка. — Ведь это вы нашли Джесса Локка?

Он кивнул.

— Новости разносятся быстро. Вы его знали?

— Знала. В наших краях среди ковбоев ему не было равных. К тому же, он хорошо стрелял, хотя в этом деле и в подметки не годился своему брату Бену.

Хопалонг ждал, надеясь, что Кейти продолжит. Иногда надо уметь слушать. Вначале он хотел немного отдохнуть здесь, потом двинуться дальше. Но смерть Джесса Локка теперь касалась и его.

Если бы парень умер от ран, Кэссиди не стал бы вмешиваться, но подлое убийство в корне меняло дело. Ему хотелось взглянуть на человека, способного на такую подлость.

— Что будет делать Харрингтон теперь, когда у него нет охранника? — спросил Кэссиди.

Кейти посмотрела на него.

— Говорят, он предлагал эту работу вам.

— Да. Только мне не нужна работа. Если я наймусь когда-нибудь, то только ковбоем.

Она пошла на кухню и принесла мясо и яйца. Пока Хопалонг ел, Кейти рассказывала:

— Сейчас никто не нанимает работников. Правда, Ковбои нужны Ронсону. Они ему всегда будут нужны, пока две его сестрички живут на ранчо.

— Боб Ронсон? — уточнил Хопалонг. — Он сегодня был вместе с Хэдли и Харпером.

— Он самый, владелец «Наклонного Р». Это хорошее ранчо, хотя и говорят, что Ронсону срочно нужны деньги.

— Вы упомянули девушек?

Кейти бросила на Хопалонга быстрый взгляд.

— Так и знала, что вы на это клюнете. Все ковбои в наших краях хотят там поработать, чтобы заарканить одну из сестер, хотя, кажется, многие предпочитают Ленни. Айрин мужчины побаиваются, потому что она особенная. И у нее есть парень.

— Сестры симпатичные?

— Они не просто симпатичные. Они красавицы.

Хопалонг посерьезнел. Он думал не о сестрах Ронсона, ему хотелось понять, что творится в городе и вокруг. Ему показалось, что шериф Хэдли честный человек. Но насколько у него развито воображение и способен ли он принять правильное решение?

Хопалонг продолжал есть, время от времени задавая Кейти наводящие вопросы. Он слушал, и его голубые глаза оставались задумчивыми. Постепенно перед ним вырисовывалась картина жизни городка.

В здешних краях добывали золото, разводили скот. Самая крупная шахта — «Золотой участок» Харрингтона, самое большое ранчо — «Наклонное Р» Боба Ронсона. Он унаследовал ранчо от отца, который подобно матерому волку никому не давал спуску. Честный и справедливый, но абсолютно безжалостный — отец Ронсона почти не имел друзей, зато нажил множество врагов. Когда старик умер, скотокрады накинулись на ранчо, как воронье на падаль.

В течение одного года из засады застрелили двух ковбоев с «Наклонного Р» и угнали более тысячи голов скота. Владельцы небольших ранчо, которые прежде едва сводили концы с концами стали богатеть, стада их множиться, и скота они продавали больше. При жизни старика Ронсона его люди следили за порядком в городе, теперь же здесь расплодились бездельники и разные прихлебатели, у которых водились деньги и которые, судя по всему, знали, где их раздобыть.

«Золотой участок» процветал, немало беспокойных глаз задумчиво посматривало на дилижансы, ежемесячно вывозившие грузы золота. Стада семьи Ронсонов, многочисленные прежде, сильно поредели. Дело дошло до схваток скотокрадов между собой: однажды ночью застрелили четырех известных воров.

Когда маленькие шахты начали окупать себя, принялись и за них: с двух не успели вывезти золото, и их ограбили. На другой бандиты в масках избили двух рабочих и отняли всю добычу. Убили старателя, чтобы забрать снаряжение. На окраине города захватили грузовой фургон и убили погонщика. Спокойный городок, некогда управляемый жестокой рукой Ронсона, превратился в буйное, не признающее законов, почти неуправляемое скопище людей. Предшественника шерифа Хэдли убили выстрелом в спину прямо в городе.

— За этим кто-то стоит, — предположил Хопалонг. — Кто управляет Семью Соснами?

— Да никто. Раньше владельцы ранчо обычно поступали так, как велел Ронсон, а последнее время все больше прислушиваются к Пони Харперу.

— Торговцу лошадьми?

— Да, к тому самому, у него ранчо и конюшня в городе. Он торгует и скотом. Конечно, у нас есть еще шериф Хэдли и доктор Марш.

По деревянному тротуару крыльца простучали чьи-то шаги. Кейти выглянула в окно.

— А вот и Кларри Джекс, — сказала она, отходя от Хопалонга. — Те, кто приехал в город недавно, слушаются именно его.

Прежде чем Кэссиди успел спросить, что она имеет в виду, дверь отворилась, и в комнату вошли двое мужчин. Один из них был коренастый, кривоногий. Лицо смуглое, чернобровое с глубоко посаженными черными глазами. Но внимание Хопалонга привлек второй.

Кларри Джекс был красив. Серые глаза и каштановые волосы, гибкая стройная фигура и легкая, беззаботная походка невольно притягивали взгляд. В двух нарядных, ручной работы кобурах на бедрах виднелись посеребренные револьверы с перламутровыми рукоятками.

— Привет, Кейти, — широко улыбнулся Джекс. — Накрой-ка нам стол. Две чашки кофе и полдюжины твоих вкусненьких пончиков!

— Садись и жди, Кларри, — строго сказала Кейти, — тебя обслужат, когда подойдет очередь. Это же касается и твоего друга, — она бросила взгляд на Хопалонга, — Дада Лимена.

Хопалонг посмотрел на Джекса, и тот повернулся в его сторону.

— Вы у нас недавно? — задал вопрос Джекс.

— А вы встречали меня раньше? — холодно ответил Хопалонг.

— Нет. Поэтому и спрашиваю.

— А если вы не встречали меня здесь раньше, значит недавно. — Хопалонг улыбнулся. Повернувшись к Кейти, он спокойно сказал: — Как насчет еще одной чашечки яванского кофе? Очень уж вкусно вы его готовите.

Джекс почувствовал раздражение от того, что с ним обошлись так бесцеремонно. Он начал было говорить, но в нерешительности замолчал. Лимен, не сводил глаз с Кэссиди и озадаченно хмурился, однако ничего не сказал. Не обращая больше внимания на незнакомца, Джекс принялся за кофе с пончиками. Он видел два револьвера с костяными ручками. Кто бы ни был этот парень, он явно не странствующий монах.

Хопалонг допил кофе и, не торопясь, вышел на улицу. Он сразу разгадал Джекса: за легкой улыбкой скрывался жесткий характер. Джекс производил впечатление веселого и дружелюбного парня, но на самом деле он был абсолютно безжалостным. Если еще учесть отличное владение оружием, то все вместе предвещало Хопалонгу крупные неприятности.

Через несколько домов дальше по улице красовалась вывеска салуна: «Высокая проба», и Кэссиди направился туда.

В дверях ресторана Кейти Риган стоял Дад Лимен и смотрел Хопалонгу вслед, примечая своеобразную походку прирожденного всадника, покатые мощные плечи, две кобуры на бедрах. Дад захлопнул дверь и подошел к стойке. Кларри Джекс с удивлением глянул на него.

— Что тебя мучает? — усмехнулся он. — Испугался этого хомбре.

— Ни черта я не испугался! — Лимен опустился на стул и стал ложечкой насыпать сахар в чашку. — Он здорово на кого-то похож. Я его видел, но не могу вспомнить где.

Кларри Джекс пожал плечами.

— Какой-нибудь бродяга-ковбой. Скоро тронется дальше.

— Он останется. — Из кухни вышла Кейти. — По крайней мере, на время. Убийство Джесса Локка очень его задело.

— Думает, что справится лучше шерифа? — осведомился Джекс.

— Не знаю, справится он лучше шерифа Хэдли или нет, — спокойно ответила девушка, — но если бы я была убийцей, я бы сильно забеспокоилась.

Заглядывая в салуны и забегаловки, Хопалонг внимательно присматривался и прислушивался. Уже давно он научился распознавать признаки беспокойного города, а в Семи Соснах страсти просто перехлестывали через край. Он узнал о нескольких убийствах, об ограблении прошлой ночью, о еще одном старателе, найденном мертвым на своем участке. Волки сбивались в стаю, чтобы напасть на жирную овечью отару, оставшуюся без присмотра.

Когда жив был Старый Бык Боб Ронсон, город был в его власти. Именно он со своими ковбоями поддерживал законность и порядок. Молодой Боб Ронсон, по общему признанию, был отличным скотоводом, но не бойцом. Город бурлил, неприятности только начинались.

Хопалонг потолковал за бутылкой со старым ковбоем. Тот мрачно кивнул в сторону стойки, за которой стоял Джо Тэрнер — толстый, лысеющий мужчина, его внушительный живот пересекала золотая цепочка.

— Теперь, когда нет Старого Быка Ронсона, он король, — ухмыльнулся ковбой. — Раньше держался тише воды, ниже травы, а сейчас строит из себя большую шишку.

Кэссиди запомнил слова старого пастуха. У стойки стоял Билл Харрингтон, увидав подошедшего Кэссиди, он улыбнулся.

— Рад вас видеть, амиго, — тихо сказал он. — Не надумали поработать у меня охранником?

Хопалонг покачал головой.

— Пока нет. Я останусь здесь ненадолго, но предпочитаю работать ковбоем. Может быть, у Ронсона. Кто у него старший?

— Он сам за старшего. Боб разбирается в пастбищах. Но не любит драк, не тот характер. Сейчас поймете почему. — Харрингтон обвел рукой комнату. — Здесь сейчас по меньшей мере человек шестьдесят. Держу пари, двадцать из них имеют на счету, хотя бы одно убийство, а может быть, и несколько. Скотокрадов побольше. Еще с десяток — карточные шулеры. Наш городок не для неженок. А вон там, — он указал на Джо Тэрнера, — стоит человек, которому хочется управлять городом. Но он еще недорос.

— А кто дорос?

Харрингтон взглянул на Кэссиди и улыбнулся.

— Мой друг, вы задали правильный вопрос. Некоторые думают, что я, но мне, поверьте, это не нужно. Я лучше буду охранять грузы на дилижансах. — Он покачал головой. — Нет, у нас таких людей не водится. Док Марш умен и смел, но он не лидер. Его вполне устраивает врачебная практика. Хэдли просто не способен править городом.

— А что вы скажете о Пони Харпере? — как бы между прочим спросил Кэссиди.

Харрингтон ответил не сразу.

— Ну, — протянул он наконец, — может быть, хотя Харпера трудно понять.

Кэссиди сменил тему.

— Ну, а похищенное золото? Как грабители собираются сбыть его? Ведь чем золота больше, тем сложнее его продать.

— Вы правы, и у меня есть все основания полагать, что ни одна унция украденного золота не поступила на рынок. По-моему, все нападения на дилижансы планировались задолго до того, как они были совершены. И чтобы сбыть награбленное, бандитам придется немало потрудиться. — Харрингтон пожал плечами, затем махнул рукой в сторону посетителей. — Ведь заподозрить можно любого! Здесь собрались одни воры! Поверьте мне, даже Бену Локку будет нелегко разыскать убийцу брата.

Кто-то прокричал приветствие, и Харрингтон обернулся.

— А вот и молодой Боб Ронсон, спросите его насчет работы.

Ронсон был молод и хорошо сложен, лицо у него было приятное, дружелюбное. Он подошел к стойке.

— Как дела, Билл? — Ронсон оценивающе посмотрел на Кэссиди. — Здравствуйте!

— Здравствуйте, — ответил Кэссиди, — и я хотел спросить, не нужны ли вам ковбои.

Ронсон рассмеялся.

— Мне нужно много ковбоев, приятель. Много! Но должен предупредить: работа на «Наклонном Р» сейчас не самое приятное занятие. Кажется, кто-то решил перестрелять всех ковбоев поодиночке.

— В меня и раньше стреляли, — сказал Хопалонг.

— Ладно. Приходите утром. — Ронсон собрался было уходить. — Кстати, а как вас зовут?

— Кэссиди. Друзья называют меня Хопалонгом.

Харрингтон выпрямился и уставился на него. Ронсон замер, а кто-то за их спиной выругался. Хопалонг говорил негромко, но многие, стоявшие поблизости, услышали его. Для некоторых его имя ничего не значило, но было очевидным то, что оно очень хорошо известно Харрингтону, Ронсону и Даду Лимену.

— Хопалонг Кэссиди... — Ронсон смотрел на него широко открыв глаза. — Господи! Конечно же, я дам вам работу! Приходите утром, обязательно!

Дад Лимен резко повернулся и вышел из салуна. Хопалонг с удивлением посмотрел ему вслед. Казалось, смуглолицый ганфайтер расстроился. Харрингтон тоже заметил это, но промолчал. Пони Харпер стоял спиной к ним, и было не ясно, расслышал ли он имя Кэссиди.

— Ну, тогда до утра, — кивнул Хопалонг и стал пробираться к выходу.

Ранчо «Наклонное Р» раскинулось в отрогах Антелоуп-Маунтинс. Оно состояло из окруженного тополями дома в староиспанском стиле, огромного бревенчатого сарая, нескольких корралей и барака, из трубы которого лениво вилась струйка дыма. В огромном пруду — размером почти в пол-акра, застыла кристально чистая вода. Берега поросли зеленым мхом. Топпер захотел пить и, как только Кэссиди спрыгнул с седла, окунул морду в прозрачную воду. На зеленых листьях тополей играли солнечные блики. В доме хлопнула дверь, и навстречу Хопалонгу вышла девушка. Ее походка была быстрой и грациозной, темные волосы на солнце отливали золотом, а лицо и шею покрывал легкий, восхитительный загар. Девушке было лет семнадцать, но ее фигура уже вполне сформировалась. Словом, как сказала Кейти Риган, она была красавицей.

Девушка улыбнулась, ее живые зеленые глаза изучали Хопалонга.

— Вы Кэссиди? Боб распорядился, чтобы вы шли в барак, устраивались, а потом просто осмотрели ранчо. Брат на пастбищах и до вечера не вернется. Он сказал, что вы захотите познакомиться с хозяйством.

— Спасибо, — улыбнулся Хопалонг. — Он прав. Всегда чувствуешь себя увереннее, когда знаешь, что где находится. У вас много скота?

Улыбка пропала.

— Было много... и если уж зашла об этом речь, то и сейчас достаточно. По-моему, у нас несколько тысяч голов, но с тех пор, как умер папа, скот начали красть.

— Да, я слышал. А разве ковбои не охраняют стада?

— Охраняли, но те, кто хотел остановить скотокрадов, долго не протянули. Их убили. — В голосе девушки появились горькие нотки. — Нам нужен надежный, боевой помощник! Тот, кто по-настоящему будет управлять хозяйством.

— Ну, может, и так. А, может, нет. Чрезмерная воинственность иногда приводит к большим бедам, особенно, если у вашего боевого помощника будет не доставать здравого смысла и рассудительности.

— Если бы Айрин не поддерживала Боба, у нас был бы настоящий управляющий! — глаза девушки сверкнули. — Я пробовала уговорить Боба нанять Кларри Джекса. На ранчо нужен именно такой человек! Тогда нас сразу стали бы уважать!

— Джекса? — удивился Хопалонг и пристально посмотрел на девушку. — Может быть... но, по-моему, он не совсем подходит для этой работы. Конечно, я в здешних краях недавно... А чем занимается Джекс?

— Чем занимается? — Она озадаченно и смущенно взглянула на Хопалонга. — Что вы имеете в виду?

— Хочу узнать, чем он зарабатывает на жизнь? Пасет коров?

— Ну, раньше пас. А сейчас он ничем не занимается.

— Ясно. — Хопалонг задумчиво кивнул и снял с Топпера седло. — Это очень хорошая работа, однако за нее платят. Ею занимаются до поры до времени, а потом деньги кончаются. Но, наверное, Кларри Джексу нужно не так уж много, если есть друзья, можно жить за их счет.

Она вспыхнула.

— Это же несправедливо! Как вы можете так говорить о нем!

Глаза Хопалонга излучали невинность. Он пожалел о сказанном. Ведь Кларри Джекс вполне мог оказаться столпом общества, если это и в самом деле было так, то весь жизненный опыт и чувства обманывают Хопалонга.

— Вероятно, я ошибаюсь, мэм, — извинился он. — Но мужчина должен зарабатывать на жизнь: пасти коров, разводить скот, добывать золото, работать в шахте. Не знаю, возможно, у Джекса и есть какие-то средства.

Ленни Ронсон недовольно смотрела на Кэссиди. Ее неприкрытое восхищение Джексом раздражало брата и беспокоило сестру. Но ее влекло к лихому ганфайтеру, такому бесстрашному и веселому, совсем не похожему на спокойного, уравновешенного Боба. Сама Ленни была очень темпераментной и приходила в ярость от того, что ранчо растаскивали по частям, а брат сидел сложа руки.

Ленни считала, что единственный выход спасти ранчо — пригласить управляющим Кларри Джекса. Он сможет прекратить грабеж. Несмотря на то, что дети Старого Быка Ронсона владели ранчо на равных правах, все дела контролировал Боб. Так завещал отец. И самое обидное, с точки зрения Ленни, сестра при обсуждении самых важных вопросов почти всегда становилась на сторону брата.

— Прекрасный конь, — Ленни решила сменить тему разговора.

Кэссиди довольно кивнул.

— Это точно! Лучший конь, на котором мне когда-либо приходилось ездить, а поездил я немало. У него голова работает получше, чем у многих людей.

— Вы к нам надолго? Боб нанял вас только на время гуртовки?

— Я толком не знаю, — ответил Хопалонг. — Мы не говорили о моих обязанностях и сроках. Я услышал, что ему нужны ковбои, и он пригласил меня.

— Вы знаете, что в наших ковбоев стреляют? — решительно спросила Ленни. — Брат предупредил вас?

— Да, он говорил, да и другие тоже. — Хопалонг окинул взором залитые солнцем холмы и с наслаждением глубоко вдохнул свежий, бодрящий весенний воздух. — По-моему, на каждом ранчо есть свои трудности.

Он отнес седло под навес, перебросил его через специально установленную жердь и рядом повесил уздечку.

— Сколько на ранчо ковбоев?

— Сейчас всего пятеро. Раньше было от двенадцати до двадцати человек. — В голосе Ленни опять прозвучала горесть. — Наше ранчо самое большое в округе.

— Они давно у вас?

— Двое давно: Френчи Рютерс и Текс Миллиган. Френчи нанялся, когда я была еще маленькой. Текс работает года четыре.

— А остальные?

— Сами увидите. Вам с ними работать. По-моему, хорошие ребята. Малыш Ньютон нанялся недели две назад. Двое других — около месяца. Они ездят вместе — Джо Хартли и Дэн Дьюсарк.

Ленни несколько минут молчала, пока Хопалонг тщательно, оценивающе изучал ранчо. Постройки и земля были ухожены, скот — в хорошем состоянии. Пусть Боб Ронсон и не боец, но в скотоводстве он разбирается. В хозяйстве был порядок. В хорошие времена работать здесь — одно удовольствие.

— Во время гуртовки нас ждут неприятности, — серьезно сказала Ленни. — Было бы нечестно не предупредить вас. На востоке, за Голубыми горами есть ранчо, которым управляют три брата по фамилии Гор.

— Какие неприятности?

— Стадам братьев Гор нужны пастбища. Боб считает, что они потихоньку воруют у нас скот. Текс с ним согласен. Так вот, они вытесняют наш скот с пастбищ, на которых ковбои «Наклонного Р» пасут его уже двадцать лет. Текс однажды попытался возразить, так они принялись смеяться над Тексом, говорили разные гадости, чтобы он не выдержал и схватился за револьвер. И они бы его застрелили. По-моему, Джон хуже всех, но выбор небогатый: Уинди и Кон такие же отвратительные. Они хвастаются, что сгонят наш скот со всех пастбищ.

Послышался стук копыт, во двор въехал Боб Ронсон и с ним еще три ковбоя. Смуглый мужчина с худощавым лицом и проницательным взглядом — это, наверное, Френчи Рютерс, узкобедрый юнец конечно Миллиган, ведь Текс означает техасец. Да и по внешности юноши Хопалонг с первого взгляда определил, из какого он штата. Последний крупный мужчина с круглым сердитым лицом — Дэн Дьюсарк.

— Начинаете сегодня, — повелительно произнес Ронсон. — Кэссиди — старший. Его приказы выполнять, как мои собственные. Кэссиди, мы поговорим в доме.

Соскочив с седла, Ронсон быстро направился к дому. В своей комнате Боб Ронсон остановился у письменного стола и засунул руки в карманы. Глаза его искрились, он улыбался.

— Хопалонг, — начал он, — мне уже давно известно ваше имя. Гибсон с ранчо «3 ТЛ» только и говорит о вас. И вот вы здесь. Для меня, поверьте, это настоящий подарок свыше. Я назначаю вас segundo [Второй (исп.). Так называли второго по старшинству человека на ранчо, второго после хозяина или управляющего.]. Понимаю, что возложил на ваши плечи тяжелую ношу. Судя по рассказам Гибсона, вы именно тот человек, который нам нужен. Нашему ранчо грозят неприятности. У нас большое хозяйство, не хватает людей, и нас грабят средь бела дня. Владельцы небольших ранчо постоянно занимают наши пастбища и крадут наш скот. Я разбираюсь в людях. — Вы боец. Вы достойно вели себя после ограбления дилижанса. Дело идет к драке, принимайте командование. И мной, и остальными. Я умею выращивать скот, но я не боец. Это ваша работа.

Кэссиди кивнул. Его уважение к этому умному, честному человеку росло.

— Неприятности ожидаются и со стороны Горов?

— Вы о них слышали? Да, ожидаются. И с других сторон тоже. Наше ранчо — лакомая добыча, каждый хочет урвать кусок.

— Хорошо, — согласился Кэссиди, затягивая оружейные ремни, — считайте, что у вас есть старший. Постараюсь все уладить без стрельбы. А если нет?

— Действуйте по своему усмотрению, — коротко сказал Ронсон. — Они нарываются на неприятности — они получат их. Но только, — и его глаза стали жесткими, — если начнется драка, мы должны ее выиграть. Понятно?

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть