Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Путь к Семи Соснам
Глава 9

Открытая война

Если доходило до дела, Джон Гор всегда действовал быстро и решительно. Можно было атаковать дом на ранчо «Наклонное Р», когда ковбои разъедутся по пастбищам. Однако прямая атака могла дорого обойтись нападающим, останься в доме хотя бы двое мужчин. Кроме того, там жили Айрин и Ленни. Даже в Семи Соснах не одобрили бы набег, в котором могли пострадать женщины.

Джон Гор рассчитывал разделаться с ковбоями «Наклонного Р», захватив их врасплох по одиночке на пастбищах, и отрядил для этого группу всадников. Чтобы обеспечить быстроту и внезапность, он рассчитал, в каких районах будут находиться их противники, и перегнал несколько небольших табунов. В случае необходимости его всадники смогут сменить уставших лошадей на свежих. Джон Гор планировал закончить войну одним ударом, за один день. Он не подозревал, что был лишь пешкой в игре другого человека.

Дэн Дьюсарк, работавший в паре с Джо Хартли, заметил дымовой сигнал, который призывал его в Корн-Пэтч. Дэн некоторое время раздумывал, как поступить.

— Я не собираюсь выполнять их приказы, — наконец решился он, — но постараюсь узнать что-нибудь полезное для мистера Кэссиди.

— Лучше держись от них подальше, — предостерег Хартли. — Харрис хуже южного ветра в пустыне, и ты это знаешь.

— Он не догадается, что я принял другую сторону! — Дьюсарк сердито нахмурился. — Харрис, к тому же не самая большая утка в нашем пруду. Жаль, я не знаю, кто им командует. Покер, похоже, получает приказы от человека, который организовывает ограбления.

Джо Хартли свернул самокрутку и обвел взглядом горизонт.

— Может и так, — сказал он. — Но мой тебе совет: держись подальше от этого змеиного гнезда.

В Корн-Пэтч было тихо.

Дьюсарк вошел в пустой салун и неторопливо подошел к стойке. Харрис в знак приветствия кивнул.

— Что-то здесь тихо, — сказал Дьюсарк. — Куда все подевались?

— А ты сам сообрази, — пожал громадными плечами Покер. — Мы ждали этого шанса, Дэн. Война между «3 Джи» и «Наклонным Р» откроет нам пастбища. Большинство парней ушли к Горам, и как только шайку с «Наклонного Р» уничтожат, весь их скот станет нашим.

— "3 Джи" может и проиграть.

— Что? — Харрис смерил подручного тяжелым взглядом. — Ты сдурел? У Гора своя команда, не говоря уже о Кларри Джексе, Лимене, Дреннане, Хэнкинсе, Трое, да еще полдюжины наших парней. Они управятся быстро — за один день. Мы покончим с «Наклонным Р», Дэн, и покончим навсегда. В живых не оставим никого, чтобы потом некому было мстить.

— А что я должен делать?

Задняя дверь открылась, и в комнату вошел Джон Гор, Дьюсарк напрягся, понимая, что все подстроено заранее.

— Ты найдешь нам Кэссиди, — приказал Гор, — и приведешь его к Покер-Гэп.

Дьюсарк пристально посмотрел на Гора. Его впервые вдруг возмутила их уверенность в том, что он обязательно согласится. Да, он крал скот, иногда грабил людей, но никогда не заманивал честного и смелого человека в ловушку. У него возникло странное предчувствие будто время его истекло, будто уже объезжен его последний мустанг. Глупое предчувствие, но Дэн не мог с ним справиться. Он затоптал окурок и скрутил новую самокрутку.

— Кэссиди, — сказал он немного погодя, — думает сам за себя. Он не тот человек, который пойдет за мной или кем-то другим.

— А ты постарайся, — настаивал Харрис. — У нас все готово. От тебя требуется только привести его в Гэп.

— Не выйдет! — Дьюсарк медленно выпрямился. Его большая рука с толстыми пальцами лежала на стойке. Лицо окаменело. — Он не дурак. — Дьюсарк перевел взгляд на Харриса. — Ведь он перехитрил тебя в покере, а этого еще никому не удавалось, он дважды встречался с Горами и каждый раз выходил победителем! Будь уверен, он и сейчас выиграет. Я не смог бы заманить его в ловушку, даже если бы захотел. А я не хочу!

Дьюсарк торжествовал. Он увидел, что Гор покраснел от гнева, а лицо Харриса вытянулось.

— Дураки! — от волнения голос Дьюсарка звучал хрипло. — У вас нет ни единого шанса. Вы решили пойти против человека, который жестче и умнее самого Старого Быка Ронсона!

Когда он замолчал, в салуне повисла тяжелая тишина. Только на улице в траве звенели цикады, да назойливо билась о грязное стекло большая зеленая муха.

Джон Гор сжал зубами сигару и посмотрел на Покера Харриса.

— Кажется, ты говорил, что на него можно положиться. А он, по-моему, переметнулся к Кэссиди.

— Похоже на то, — согласился Харрис. — Ну так что, Дэн? Ты с кем?

Дэну Дьюсарку часто приказывали и хорошие, и плохие люди. Внезапно он осознал, что жизнь его была жалкой и неполноценной. У него был шанс выкрутиться: можно извиниться за резкие слова, принять их условия, потом спокойно уехать и все рассказать Кэссиди. А можно здесь и сейчас бросить им вызов.

Если эти двое умрут, война возможно, закончится, так и не начавшись. Во всяком случае без них выиграть войну будет намного легче. Почему бы не попробовать?

Дьюсарк поднял глаза. Он был мощного сложения, почти такой же огромный, как Харрис. Грязный и небритый, Дьюсарк в тот момент чувствовал себя великолепно, как никогда раньше.

— Я с Кэссиди, Покер, — сказал он спокойно, — с «Наклонным Р». Давно уже у меня не было возможности ездить в одной команде с такими людьми, и знаешь, мне это здорово понравилось. Харрис, ты всегда был большой крысой. А ты, Гор, дешевый трус, который боится убивать сам и натравливает на врагов стаю койотов. По-моему, в вас обоих нет ни капли честности.

Дьюсарк рассчитывал, что Гор и Харрис схватятся за револьверы, но они сидели, как будто ничего не произошло. Он ожидал вспышки гнева, но ее не последовало. Наконец Гор встал.

— Все ясно, Покер. Дай мне знать о своем решении.

Гор направился к задней двери, казалось, он сейчас уйдет. Дьюсарк проводил его глазами, но, почувствовав что-то, повернулся к Харрису. И в этот момент оба ствола обреза вспыхнули пламенем. Дьюсарк ощутил тяжелый удар в бок.

Дэну удалось выхватить револьвер, и, падая, он судорожно выстрелил три раза. Первая пуля разбила бутылку на полке позади Харриса. Вторая проделала глубокую царапину на стойке, а третья попала гиганту в горло и размозжила несколько шейных позвонков.

Джон Гор с побелевшими, крепко сжатыми губами, с каплями пота на лбу, уставился на двух лежащих мужчин. Харрис упал за стойку бара, и то, что он мертв, было ясно с первого взгляда. Дьюсарк лежал лицом вверх на посыпанном опилками полу. Под ним расплывалось большое красное пятно.

Перешагнув через тело, Гор вышел на улицу. Хоть Джон и считал себя жестким человеком, сейчас он был потрясен. Он никогда не видел, чтобы два человека умерли так неожиданно и так жестоко. Гор забрался в седло и поехал вниз по тропе к выходу из каньона.

Но Дьюсарк был еще жив. Медленно, с огромным усилием он дополз до оружейной пирамиды Харриса, табуретом выбил стекло, нащупал «шарпс» 50-го калибра и сорвал винтовку с креплений. Затем на руках развернулся к открытой двери. Ехавший шагом Гор был как на ладони.

Воздух таинственно струился то уплотняясь, то рассеиваясь перед глазами Дьюсарка. Он поймал всадника в прицел и нажал на спусковой крючок.

Винтовка бухнула и дернулась в ослабленных руках, больно ударив в плечо. За триста ярдов от салуна лошадь на мгновение замерла и повалилась. Гор успел выпрыгнуть из седла и бросился к скалам.

Дьюсарк ткнулся лицом в пол, винтовка выпала из рук, которых он уже не чувствовал.

На «Наклонном Р» Ленни Ронсон ждала, пока Хопалонг оседлает коня. Лицо ее было бледно, судя по всему, она провела бессонную ночь.

— Хопалонг, — вдруг обратилась она. — Что теперь будет?

Он взглянул на нее без тени улыбки.

— Я толком не знаю, Ленни. Видимо, это война, если наши противники не остановятся.

— Горы не остановятся, пока ты не отдашь им Малыша, и даже тогда — вряд ли.

— В таком случае будем воевать.

— Хопалонг, почему бы тебе не взять Кларри Джекса? Ты ведь сможешь уговорить Боба, он тебя слушает. А Кларри — хороший парень.

Кэссиди затянул подпругу.

— Кларри уже нашел себе место, Ленни. Он работает на Джона Гора.

— Не может быть!

— Это правда. Они с Лименом приняли сторону «3 Джи», так же, как и вся шайка из Корн-Пэтч. «Наклонное Р» будет сражаться в одиночку.

Ленни Ронсон смотрела, как Хопалонг заканчивает седлать коня. Затем, когда он забрался в седло, она схватила его за руку.

— Кларри... действительно переметнулся к ним?

— Боюсь, что да.

Губы Ленни сжались, она почувствовала себя покинутой и беспомощной. Но это не было для нее неожиданностью. Теперь она могла признаться себе в том, в чем никогда не призналась бы раньше. Как ни велико было влияние Джекса, Ленни всегда его побаивалась. Она встречалась с Кларри потому, что его не любил Боб. Именно из-за такого отношения Боба Ронсона к Джексу. А еще он был красивым, веселым и танцевал лучше всех в округе.

— Знаешь, Хопалонг, — сказала она вдруг серьезно. — Если Кларри присоединился к Горам, он мне больше не друг. Я... я... всегда подозревала, что на него нельзя положиться.

Хопалонг ждал, сворачивая самокрутку. Он знал ответы на многие вопросы, не хватало лишь фактов. Он догадывался, кто убил Джесса Локка, знал, кто грабил дилижансы и кто организовал эти ограбления, — два хладнокровных безжалостных человека. Он был абсолютно уверен, что знает, как они будут сбывать золото. Ленни встречалась с Кларри Джексом, и, если направить разговор в нужное русло, могла сообщить что-нибудь новое.

Девушка нерешительно помолчала, потом сказала:

— Кларри отлично знает местность. Когда я его впервые встретила, а это было сразу после того, как он приехал в наш город, Кларри уже все знал об этих краях. Дад однажды сказал, что Кларри — большой человек, и, если он что-то приказывает, все тут же бросаются исполнять, — не только воры из Корн-Пэтч, но и некоторые важные люди в городе.

Хопалонг спросил:

— Полагаете, он бывал здесь и раньше?

Ленни посмотрела на Френчи, Малыша Ньютона и Миллигана, которые расположились вокруг барака. Коротышка Монтана оглядывал в бинокль окрестности.

— Ленни, — произнес Хопалонг, — за всеми здешними бедами стоит один человек, максимум — двое. Один из них, по-моему, Пони Харпер, другой — Покер Харрис, хотя, он кажется, только пешка. Все думают, что центр событий находится в Корн-Пэтч, но это не так. Вероятно, Кларри Джекс знает, кто босс. Если вы вспомните, что-нибудь еще, дайте мне знать. Кларри не работал, но у него всегда водились деньги. Мне бы хотелось выяснить, с кем он связан.

Она нахмурилась.

— Был один человек... его звали Ларами. Иногда они разговаривали, но всегда наедине.

Ларами!

В этот момент на склоне холма появился Джо Хартли. Он, пришпоривая коня, понесся вниз, галопом, обогнул корраль и спрыгнул рядом с Хопалонгом.

— Они двинулись! — сказал он. — С «3 Джи» выехали всадники, встретились с еще одной группой к югу отсюда и направились в сторону нашей сторожевой хижины у Уиллоу-Спрингс.

— Где Дэн?

Хартли заметно беспокоился.

— Дэн увидел дымовой сигнал. Раньше этим сигналом его вызывали в Корн-Пэтч, когда хотели поговорить. Он уехал несколько часов назад.

— В Корн-Пэтч никакого движения?

— Нет. Но в команде «3 Джи» я узнал чалого жеребца Хэнкинса. Всадников девять. Это все, что я сумел разглядеть.

— Ладно, Джо. Оставайся здесь с Бобом Ронсоном и Китайцем. Мы едем на ранчо «3 Джи», а потом в Корн-Пэтч. Если мы понадобимся, или та шайка появится здесь и попытается атаковать дом, разожги костер на том холме. Мы увидим дым.

Во главе четырех человек он направился к ближайшим холмам. День близился к вечеру — времени оставалось мало. Хопалонг не любил кровопролития, но понимал: эта война неизбежна и ее надо выиграть. Он еще не знал, что в Корн-Пэтч, уже произошли решающие события.

Дэн Дьюсарк погиб, но погиб не напрасно. Вместе с ним ушел Покер Харрис, но намного важнее было то, что последний выстрел умирающего Дэна надолго задержал команду «3 Джи».

Верховодил на ранчо Джон Гор, ему подчинялся даже крутой и решительный Кон. И вот Джон исчез. Воинственно настроенные отряды всадников были готовы действовать и ждали только его приказа, а он так и не вернулся из Корн-Пэтч. Та последняя пуля не коснулась его, но перебила хребет лошади, и Джон оказался пешим в горах, за много миль от места, где его ждали.

В Корн-Пэтч был конь Дьюсарка, но Гор не был уверен, что Дэн умер. Спустя три часа после последнего выстрела Гор рискнул подобраться к коню Дьюсарка. Но мустанг оказался полудиким и не подпускал к себе чужака. Злобно ругаясь, Джон неуклюже погнался за конем. Высоко подняв голову и слегка повернув ее, чтобы не наступать на поводья, мустанг галопом поскакал прочь.

Потный, с ног до головы покрытый пылью, запыхавшийся от бешенства, Джон Гор остановился и снова выругался. Люди ждали босса и ждали долго, тщательно разработанный план нападения был сорван. Наконец почти в полдень, Кон решил взять командование на себя. Они направились К сторожевому домику, где предположительно должны были находиться два ковбоя «Наклонного Р». Но эти ковбои вернулись к дому на ранчо сразу после рассвета и сейчас ехали вместе с Кэссиди. Выстрел Дэна Дьюсарка оказался решающим. Главнокомандующий «3 Джи», тяжело дыша и ругаясь, стоял на заросшем полынью склоне холма в Корн-Пэтч, а не далее, чем в двадцати ярдах ждал осторожный мустанг, которому, похоже, начинала нравиться эта игра.

Ведомые Хопалонгом Кэссиди всадники пробрались через узкий овраг и выехали на открытое место. Хопалонг сразу же увидел следы. Он натянул поводья, остановился и внимательно их осмотрел. Два всадника вели в поводу несколько лошадей.

— Они едут на север, — сказал он. — Что это может означать?

— Ты уверен, что лошади шли в поводу? — спросил Миллиган. — Это могут быть те самые, которые отправились в Уиллоу-Спрингс.

— Этих лошадей вели. Всадников двое. — Хопалонг знал, о чем говорил.

Ковбои во главе с Кэссиди продолжали двигаться на восток, а затем по сигналу снова остановились перед следами еще нескольких лошадей и одного всадника. Хопалонг вытер соленый пот, стекающий на глаза, и сдвинул на затылок шляпу. Он пристально всматривался в долину, окруженную выжженными солнцем и поросшими полынью холмами, где сияло глубоким синим цветом озеро. Озеро было миражом, следы всадников — нет.

— Ставлю доллар против пончика, что противники готовят подменных лошадей! Думают быстро объехать всю округу, убирая нас поодиночке и сменяя лошадей, чтобы действовать внезапно!

— Похоже на Гора, — высказал свое мнение Френчи.

Хопалонг надвинул на лоб шляпу, и они направились дальше. На ранчо «3 Джи» никого не оказалось, только лошади в коррале. Спрыгнув с коня, Хопалонг снял жерди, закрывавшие вход, и закричал, замахал руками, разгоняя лошадей. Усмехнувшись, он повернулся к остальным.

— Френчи, и ты Малыш, охраняйте нас: если кто-нибудь появится — предупредите. Текс и Коротышка, давайте соберем здесь все съестное и спрячем так, чтобы никто не нашел. Патроны тоже. Мы облапошим эту команду. Они и не поймут, что с ними случилось!

Посмеиваясь, Текс с Коротышкой опустошили полки на кухне и в кладовых, перенесли консервы и другие продукты к яме в скалах, где все тщательно укрыли. Затем ковбои вновь сели на коней и направились на север.

Хопалонг к этому времени уже составил план действий. Первый табун лошадей враги вели на север, вероятнее всего, к ручьям Мандалей-Спрингс. Если лошади там, найти их будет совсем нетрудно. Не исключено, что это не последняя смена лошадей. Если увести всех животных или разогнать, ковбоям с «3 Джи» вскоре придется ходить пешком.

Хопалонг мысленно нарисовал карту местности, и к вечеру они нашли еще два табуна, освободили лошадей от пут и разогнали по холмам.

— Дым! — неожиданно закричал Френчи. — Как ты думаешь, это из дома?

Хопалонг прищурился на солнце.

— Нет. Наверное, сожгли сторожевую хижину на Уиллоу.

— Черт бы их побрал! — взорвался Малыш Ньютон. — У меня там осталась чистая рубашка!

— Вранье! — сплюнул Миллиган. — У тебя в жизни не было чистой рубашки!

— Что? — взревел Ньютон. — У меня-то точно была! А вот про тебя этого не скажешь. Да ты и носков в сапоги ни разу не надел!

— Так оно лучше, — весело сказал Текс. — Прохладней.

— Ну да, для парня, у которого вместо ног копыта, конечно лучше.

Хопалонг слушал и посмеивался. Перепалка напомнила ему ребят с «Тире 20»: Реда Коннорса, Джонни Нельсона, Ланки и остальных.

Солнце не спеша уходило за горизонт, унося с собой отблески последнего света. Зной сменился прохладой. В горах, где воздух разряженный, и в пустынях, где почти нет облаков, дневная жара очень быстро уступает место ночному холоду.

Кэссиди запомнил места, в которых они разогнали подменных лошадей. Даже если ковбоям «3 Джи» удастся поймать одну или две, их команда к полудню следующего дня все равно окажется в пешем строю. Ночью уставшие лошади отдохнут, но быстро скакать они уже не смогут.

Теперь Хопалонг начинал догадываться, что замыслил противник. Судя по тому, где расположились подменные табуны, Джон Гор явно не знал, что Кэссиди отозвал ковбоев с пастбищ. Он надеялся нанести несколько быстрых и решительных ударов, расправляясь с работниками «Наклонного Р» поодиночке. Очевидно, что-то у них пошло не так, как планировалось, «3 Джи» слишком запоздало с атакой. Если догадка Хопалонга была правильной, из Уиллоу-Спрингс они отправятся или на север к Мандалей-Спрингс, или на юг к Покер-Гэп. У Мандалей лошадей не окажется, как и у Раббитхоул.

Если ковбои «3 Джи» двинутся на юг, то у Покер-Гэп, вероятно, найдут свой табун, а может, устроят там лагерь.

Хопалонг разгадал намерения противника. Но не подозревал, что сам должен был появиться у Покер-Гэп, сопровождаемый Дэном Дьюсарком. Так планировал Джон Гор. Его отсутствие означало для «3 Джи» катастрофу, но этого еще никто не знал.

Ковбои «3 Джи» добрались до Покер-Гэп перед заходом солнца. Их лошади сильно устали. Оставив животных в боковом тупиковом каньоне, люди разожгли костер и приготовили ужин. На вершине холма Хэнкинс наблюдал за тропой, ожидая появления Кэссиди. И случилось так, что примерно в то время, когда Хопалонг повернул к Покер-Гэп, Хэнкинс заметил одинокого всадника.

Хэнкинс не разобрал, кто это, было слишком далеко, и очевидно, что к тому времени, когда всадник подъедет, уже окончательно стемнеет. Соскользнув вниз по склону, Хэнкинс подбежал к костру и доложил Кону Гору и Кларри Джексу, что приближается какой-то всадник, — вероятно, Кэссиди.

— Он заночует у ручья, — добавил Кон. — Вряд ли в такой темноте поедет дальше. Вот там мы его и схватим.

— Разве с ним не должен быть Дьюсарк? — возразил Трой.

— Может, что-то случилось, и план изменился. Как бы там ни было, он здесь. Это главное. Держитесь тихо и дайте ему время улечься. Кстати, до ручья далеко?

— Примерно с полмили, — сказал Баучер. — Может, немного больше.

— Интересно, где те ребята, которых не оказалось в сторожевой хижине у Уиллоу? — спросил Лимен. — Мне это не нравится. Мы запоздали, и Кэссиди наверняка что-то придумал.

Кларри откинулся на спину и закурил сигарету.

— Брось, Дад. Ты слишком много волнуешься. Мы ведь здесь, правда? Что он может нам сделать?

— Джона нет, — сказал Баучер. — И это нехорошо.

— Ну, он, наверное, уже дома, — предположил Кон, — знает, что мы на тропе. Не стоит за него беспокоиться.

А в это время в Корн-Пэтч Джон Гор разводил огонь в печке. Потный, грязный, усталый, он приплелся на истертых в кровь ногах обратно в поселок.

Тем временем к Покер-Гэп приближался Бен Локк. Он услышал, что в этом районе, в шахте над Стар-Сити, Кларри Джекс отыскал богатое месторождение золота, и пришел к тому же выводу, что и Хопалонг. Лучший способ избавиться от краденого золота — найти его в другом месте.

Если золото переплавить в новые слитки, его невозможно идентифицировать. Так добычу можно сбыть по обычным каналам, а слух о новом золотоносном участке распускал, в основном, Пони Харпер. Бен Локк слушал разговоры и подметил то, что Джекс или бездельничал в городе, или разъезжал с Горами, и времени, чтобы искать золото, у него не оставалось. К тому же за последние несколько недель Джекс не появлялся в окрестностях Стар-Сити.

Продать в большом количестве золото — не такая простая задача, как может показаться непосвященному. Если избавляться от него нелегальным путем, то цена уменьшается по меньшей мере на сорок процентов. На первый взгляд Кларри Джекс и Пони Харпер не были связаны между собой. Однако Локк был убежден в обратном. События на ранчо «3 Джи» просто играли им на руку. Джон Гор — жестокий, агрессивный, привыкший к безоговорочному подчинению, всегда относился к Кларри Джексу с пренебрежением, не разглядев под беззаботной, улыбчивой внешностью расчетливый ум.

Ночью перед кровавой перестрелкой в Корн-Пэтч Джекс заехал в поселок и наведался в салун, войдя через заднюю дверь. Бен Локк наблюдал за салуном и при появлении Джекса обрадовался. Начав практически с нуля, не имея никаких сведений о жителях Семи Сосен, он быстро пришел к заключению, что Пони Харпер не только местный политик, но и мошенник чистейшей воды. Джекс уехал из поселка. Бен Локк последовал за ним. Тропа привела его в Покер-Гэп.

Наступившая темнота не принесла покоя на эту землю. Джон Гор заканчивал ужин в Корн-Пэтч. Бен Локк устроился на ночлег у ручья Покер-Гэп, а часовые «3 Джи» приняли его за Кэссиди. Сам Хопалонг приближался к ущелью с северо-запада. И пока ковбои «3 Джи» ждали, Кларри Джекс перекинулся парой слов с Дадом и ускользнул в темноту, направившись на юго-запад.

Как животные чувствуют перемену погоды, так Кларри Джекс мог предсказать, что произойдет дальше. Этот человек знал, когда следует выйти из игры, он был достаточно проницательным, чтобы понять: убьют Хопалонга или нет, эти края становятся вредны для его здоровья.

Для Джекса не существовали такие понятия, как верность и совесть. Дад Лимен был ему нужен как подручный, обладавший прямо-таки звериной смелостью. Раньше Кларри хотелось завладеть ранчо «Наклонное Р». Теперь же его цель была — золото... все золото. Естественно, что в этот момент он меньше всего думал о Кэссиди. Он думал о Пони Харпере.

Один раз Джекс остановился. Он осмотрел горизонт и гребень хребта, который намеренно пересек, но ни одну звезду не заслонил силуэт преследователя. Тогда Кларри повернул коня и продолжил путь. Его больше не заботили старания Гора уничтожить Кэссиди. Джекс надеялся, что они будут успешными, однако для его расчетливой, эгоистичной натуры это уже не имело значения. Он поедет в убежище, возьмет оттуда все ценное, а потом отправится в шахту возле Стар-Сити и заберет золото.

На обратном пути он заедет в Корн-Пэтч и уберет Харриса, затем — в Семи Соснах позаботится о Пони Харпере. Не стоит оставлять за спиной мстительных врагов.

Позже, если пастбищная война закончится в пользу Горов и братья станут хозяевами положения, он, может быть, вернется, но сейчас он не хотел испытывать судьбу в кровавой междоусобной войне.

Кэссиди со своими людьми пересели на свежих лошадей из табунов, оставленных «3 Джи» и двинулись через скалистое ущелье. На узкой полоске неба, видимой снизу, ярко сияли звезды. Впереди и позади была кромешная тьма, в тишине только копыта стучали о камни, поскрипывали седла, да иногда всхрапывала лошадь.

Имея большой опыт пастбищных войн, Хопалонг не сразу поехал в Покер-Гэп. Он кружил по каньону Рокки, намереваясь попасть в Гэп через седловину, чтобы их не увидели часовые «3 Джи». Через час ковбои устроились на ночлег.

Френчи разведал территорию и возвратился. Он был обеспокоен.

— Видел два лагеря. Один разбит у каньона, второй прямо под нами. Во втором лагере почему-то два костра: средних размеров и футах в тридцати в скалах маленький.

Они ползком подобрались к краю крутого склона и посмотрели вниз. Все точно. Хопалонг, долго наблюдал, потом кивнул.

— Все очень просто, Френчи. Погляди на маленький костер. Свет отражается на скалах со всех сторон. Держу пари, его видно только сверху. Этот парень развел нормальный костер, который можно заметить, но сам не хочет выделяться темным силуэтом на фоне пламени. Вот он и устроился в скалах, чтобы спокойно приготовить ужин и наблюдать за большим костром.

— Будь я проклят! — сказал Рютерс. — Наверняка так и есть. Интересно, кто он.

— Давай посмотрим на другой лагерь.

Там горел большой костер, в свете которого мелькали тени нескольких человек.

— Это они, точно! — прошептал Миллиган. — Там человек девять-десять!

Хопалонг обдумал ситуацию. Эти люди выбрали хорошо укрытое место, и, может быть, одинокий путник у ручья не догадывается об их существовании, а они — о его, хотя последнее представлялось менее вероятным. Хопалонг не хотел ввязываться в драку именно сейчас. Начать перестрелку в темноте, означало подвергнуть себя опасности.

Он отполз от склона, уселся за валуном, где их не было видно снизу, и свернул самокрутку.

— Так вот, там внизу нас ждет куча неприятностей, — сказал он. — Вопрос в том, как с ними справиться, чтобы никого из нас не подстрелили.

Коротышка Монтана фыркнул.

— Внезапно налететь, стрелять с обеих рук. Они будут так ошарашены, что и ответить не успеют.

— Неплохо, — согласился Хопалонг. — Только у меня есть другая идея. Не такая уж хорошая, бывают получше, но, возможно, и она сработает.

Он тихим голосом принялся объяснять, и по ходу рассказа ковбои начали смеяться. Вся четверка не избегала драк и была готова гнать прочь с этой земли каждого, кто осмелился бы сомневаться в могуществе «Наклонного Р», но, как и почти все ковбои, эти ребята обладали грубым чувством юмора и склонностью к разного рода проделкам. То, что эта проделка могла заодно и уничтожить противника, делало ее еще привлекательней.

— Во-первых, — спросил Хопалонг, — кто из нас лучший индеец?

— Я, — быстро ответил Ньютон. — Я вырос в племени ютов и могу украсть шкуру у теленка так, что его мамаша не узнает, с какой стороны я подобрался.

— Эй! — прервал его Текс. — Не верь ему, Хопалонг. Малыш не найдет сарай посреди бела дня, даже если привяжет себя к нему веревкой. Кроме того, он слишком молод, только недавно перестал играться с погремушкой!

— Ха! — проворчал Малыш Ньютон. — Я-то, по крайней мере, перестал. А твоя — у тебя в башке!

— Ладно, идите оба. Вам нужно спуститься и увести свежих лошадей. Не связывайтесь с уставшими. Их легко отличить, даже если загнанные лошади уже обсохли, их шерсть жесткая от пота.

— И смотрите, чтобы вам копытом не отшибли голову, — посоветовал Коротышка, прислонясь спиной к валуну. — Хотя, убейте не пойму, зачем вам обоим головы.

Бормоча про себя достойные ответы, Малыш с Тексом растворились в темноте. Френчи Рютерс кивнул в их сторону и сказал:

— Малыш оказался шустрым парнем. Текс тоже ничего, но до Малыша ему далеко. — Он увидел, что Хопалонг поднялся. — Куда это ты собрался?

— На разведку. Интересно, кто тот парень у ручья. Вы сидите здесь, в случае чего прикроете Текса с Малышом. Когда я вернусь, продолжим.

Крутой склон холма, по которому предстояло спуститься Кэссиди, был покрыт галькой, местами пучками росла невысокая трава, кое-где кустился можжевельник, и Кэссиди пришлось пользоваться этим ненадежным прикрытием. Спускаться по крутому склону в темноте нелегко, главное, не поднять шум. Второй костер незнакомца уже догорал, но в первый недавно подбросили сухих веток. Кэссиди кругами осторожно подбирался к лагерю. Вдруг он услыхал мягкое шуршание. Хопалонг напряженно замер, вслушиваясь в ночь. Снова этот звук! Звук грубой одежды, трущейся о траву или кустарник! Кто-то полз совсем рядом, в дюжине футов от него и в том же направлении! Хопалонг продолжал прислушиваться, уловил движение слева и понял: к лагерю крадется несколько человек. Но заметили ли они маленький костер? Вряд ли его можно было увидеть со стороны. Хопалонг медленно и осторожно приблизился к ползущему рядом человеку, улучил момент, когда тот на мгновение поднял голову и стукнул по затылку рукояткой шестизарядника. С коротким мычанием человек ткнулся лицом в землю.

Тишина.

Вдруг ночь прорезал крик, по этому сигналу крадущиеся люди вскочили и бросились к костру. И тут же остановились, глупо озираясь. Там, где, казалось, спал человек, лежал двойной ряд камней, накрытых одеялом.

— Ушел! — Хэнкинс выругался. — Этот чертов Кэссиди нас перехитрил!

Хопалонг усмехнулся. Напрягая в темноте глаза и осторожно поворачивая голову, ему удалось распознать несколько человек: Кон Гор, Дад Лимен, Дреннан, Хэнкинс, Рохайд!

— Эй! А где Трой? — завопил Хэнкинс. — Что с ним случилось?

— Он был с нами. Что он задумал? Играть с нами в прятки?

Хопалонг поспешно ускользнул обратно к склону. Он так и не узнал, кто был этот хомбре, но тот наверняка находился где-то поблизости. Он не мог скрыться так, чтобы Хопалонг его не услышал.

Тревожный крик оповестил Кэссиди, что Троя нашли. Он различил черное пятно там, где скучились люди, затем поднялся по склону и возвратился к своим. Он с удивлением обнаружил, что Ньютон с Малышом тоже вернулись. Оба едва сдерживали смех.

— Мы разогнали всех их лошадей, — прошептал Текс. — Они теперь точно будут ходить пешком.

— Знаете, — неожиданно сказал Хопалонг, — я не видел Джекса, хотя его приятель Лимен там.

— Это точно Джекс. — Ньютон наклонился к нему. — Мы не нашли одной лошади. Путы брошены на земле, но самой лошади не было. Я наощупь обнаружил следы: человек в относительно новых сапогах вскочил в седло.

— Куда он мог сбежать? — спросил Рютерс.

Хопалонг знал, что Малыш Ньютон подумал то же самое, что и он: Кларри мог поехать на встречу с Ленни Ронсон. Затем пришла другая мысль: «А что, если он отправился в убежище? Оно находилось недалеко отсюда. Возможно, он и был боссом».

Человек, убивший Такера, отлично владел револьвером, и Кларри — тоже. В ту же секунду Хопалонг понял, что должен делать.

— Мы их спешили, ребята, — внезапно сказал Кэссиди, — а до «3 Джи» добрых тридцать миль. В лучшем случае они попадут на ранчо не раньше завтрашнего вечера. Можете спокойно возвращаться домой.

— А ты? — спросил Рютерс.

— Ну, у меня еще есть работенка, — ответил Кэссиди, — нужно кое-куда наведаться. А вы, ребята, поезжайте домой. Я вернусь завтра или послезавтра. — Он зевнул. — Кстати, всем надо поспать. Мы двинемся на рассвете, а он уже близок.

На рассвете, не успев встать, они услышали снизу из долины, дикие вопли и страшные проклятия. Седлая коня, Хопалонг усмехнулся.

— Как ты думаешь, Френчи, с чего это те бродяги так расстроились?

Малыш Ньютон ухмыляясь, неторопливо подошел к ним. Левый револьвер в кобуре лежал нормально, рукояткой назад, а правый — рукояткой вперед. Оба — для стрельбы левой рукой.

— Можем пока выпить кофе. Хопалонг, — сказал он. — Мне охота подождать и поглядеть, как эти парни потопают пешком.

— Не подъезжай слишком близко, — предупредил Миллиган, — они могут отобрать у тебя мустанга и тогда пешком пойдешь ты! Они все еще вооружены.

Коротышка Монтана встал на краю склона, на самом виду, глядя на ковбоев «3 Джи».

— Эй! — неожиданно заревел он. — Эй, парни!

Внизу все, как один, развернулись и уставились, задрав головы.

— Ну-ка, пошевеливайтесь! — орал Коротышка. — Вам шагать не больше тридцати миль или около того! Если повезет, к вечеру дойдете. То есть если у вас ноги выдержат!

Кон Гор злобно выругался и схватился за винтовку. Коротышка тут же упал на колени и откатился от края каньона, смеясь, поднялся на ноги, однако близко к склону больше не подходил.

Вскочив в седло, Хопалонг направился на восток с вполне определенной целью: ему предстояло встретиться в поединке с равным себе стрелком, возможно лучшим из тех, с кем приходилось встречаться до сих пор. Перед ним протянулась цепочка следов всадника, который ушел из лагеря «3 Джи». Все указывало на то, что всадник направляется в убежище бандитов.

А затем Хопалонг заметил другие следы: лошадь не подкована, но скакал на ней не индеец.

Кто же? Таинственный одиночка из каньона?

Еще один бандит?

Друг или враг?

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть