Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Путь к Семи Соснам
Глава 6

Фрейзер ошибается

Дак Бейл здорово злился, прямо сходил с ума от злости. Три дня перед ограблением и все время после он безвылазно сидел в этой мало кому известной долине — убежище банды, а Дак был любителем больших компаний.

Правда, с ним был Фрейзер, но никто не назвал бы Бада Фрейзера компанейским парнем. Большую часть суток он спал или ворчал по поводу своей тяжелой доли, в свободное время Бад раскладывал пасьянс. Дак любил поговорить, иногда даже послушать собеседника. В основном любил поговорить сам, поэтому его и прозвали Дак — Селезень. И к тому же у него был утиный нос и вытянутые губы.

Этим утром Дак был страшно зол. Фрейзер выполз из койки только, чтобы позавтракать, а затем улегся опять. Теперь он валялся у себя в углу и храпел. И почему Ларами уехал? Вот Ларами — отличный парень и хороший боец. Насчет бойцов у Дака сложилось собственное мнение: в его табели о рангах первым шел Ларами — самый крутой, самый быстрый и самый меткий. Когда-нибудь он бросит вызов боссу, Бейл был уверен в этом. Ларами здорово рассердился, когда услышал о том, как убили Джесса Локка.

«Это нечестно, — поделился он с Даком. — Локк был хорошим парнем и дрался до последнего. Нельзя было его так убивать».

«Смотри, чтобы не услышал босс, — предупредил Дак. — Ты знаешь, какой он!»

«Это точно, знаю», — ледяным тоном произнес Ларами.

Дак Бейл понял намек и вынужден был признать, что Ларами прав. Босс отличался хладнокровием и жестокостью, мог застрелить человека, не дав ему ни малейшего шанса на честную драку. Жаль, что нет Ларами. Дак рассказал бы ему, что ночью золото увезли. Наверно, босс хотел избавиться от, добычи.

Дак раздраженно уставился на Бада Фрейзера. Лысый ганфайтер развалился на скомканных одеялах, мирно похрапывая. Этим утром они опять поспорили, но обошлось без крика. Дак не любил Фрейзера, тот был слишком ленивым: по четыре дня не заправлял постель. И не помогал убираться; признаться, они не очень-то утруждали себя уборкой.

Дак вышел из лачуги и направился к сараю, когда услышал поступь чужой лошади. Он мгновенно повернулся и увидел незнакомца на белом жеребце — человека со спокойным лицом, холодными голубыми глазами и покатыми плечами.

— Прозвище тебе подходит. Ты — Дак Бейл?

— Да. — Дак вдруг осознал, что его оружейный пояс остался на спинке стула в бараке. — А ты кто?

— Зовут меня Ред Ривер Риган. — Всадник соскочил с коня и потянулся. — Босс сказал, что у вас здесь приятное местечко, так и есть. Хотя его пришлось поискать.

Дак Бейл был в недоумении. Ему не говорили, что в шайку придут новые люди, однако этот парень знал его имя, похоже, знал, как себя вести, и явно знал, как сюда попасть. Более того, он носил два кольта и наверняка умел ими пользоваться.

— Как ты нашел нас? — спросил Дак.

— Босс объяснил. — Незнакомец опять оглянулся, затем отвел коня в тень возле конюшни и привязал к дереву, под которым росла зеленая сочная трава. — Он говорил, здесь есть еще какой-то Бад.

— Бад Фрейзер. Он все время спит. — В голосе Дака прозвучала нотка раздражения, и Хопалонг решил, что выбрал правильную тактику.

— Ты хотел задать корма лошадям?

— Ага. Это должен был сделать Бад, но он самый ленивый из всех, известных мне хомбре.

— Есть лишние вилы? Я помогу. Где лежит сено?

Дак встрепенулся и повел новичка к конюшне, за которой стоял большой стог сена, и за несколько минут они накидали сена в корраль и насыпали лошадям зерна.

Подозрения Дака не рассеялись, но уверенное и вместе с тем беззаботное поведение незнакомца озадачило его. Во-первых, чужой никогда не нашел бы сюда дорогу, во-вторых, не чувствовал бы себя здесь как дома. Довольный, что теперь есть с кем поговорить и разделить работу, Бейл не стал задавать лишних вопросов. За все время, что они использовали это убежище, чужие здесь не появлялись.

Прежде чем подъехать к дому, Хопалонг тщательно осмотрел долину. Это был большой риск, но утром он подслушал ссору двух мужчин, разобрал их имена и узнал кое-что об их характерах и причине размолвки.

— Ты еще не ел? — вдруг спросил Дак. — Если хочешь позавтракать, у меня кое-что осталось. Кажется, и кофе есть.

— Конечно! — Хопалонг глубоко вздохнул. Он понимал, что все сразу изменится, если сюда кто-нибудь приедет. Если же появится босс, кем бы он ни был, тогда Хопалонгу придется туго. Опасен даже еще неизвестный ему Ларами, если окажется посообразительней Бейла. Надо разузнать все у Дака как можно быстрее — каждая минута пребывания здесь грозила бедой.

— Хорошее место? — сказал улыбаясь Дак. — Босс выбрал отличное убежище! Я все удивлялся, откуда он все тут знает, но босс ведет себя так, как будто живет здесь давным-давно! Очень давно, если хочешь знать мое мнение. Я видел, как мимо этого места проезжал шериф со своими людьми и даже не оглянулся. Мы тут держим запасных лошадей, много жратвы и боеприпасов. Нас не возьмет никакая армия.

— А с виду не скажешь. — Хопалонг поставил кружку на стол. — Здесь, наверное, бывает скучно, — заметил он невинно, как будто не слышал, как Дак утром ворчал по этому поводу. — Из него компаньон неважный. — Хопалонг кивнул на спящего ганфайтера. — Ну, а я человек общительный. Люблю поговорить.

Дак обрадовался. Этот новичок — родственная душа, давно пора принять в шайку нормального человека. Ларами хороший парень, но вечно где-то мотается — это называлось «искать добычу». А Дака все время оставляли здесь. Причина тому — была его чрезмерная болтливость. Босс давно хотел избавиться от Дака, но Ларами заступался за него, к тому же Бейл хорошо управлялся с лошадьми и не терял голову в любой передряге. Недостаток сдержанности с избытком возмещался храбростью в драке. Дак сохранял хладнокровие, а такие люди всегда в цене.

— Откуда ты, Риган? — спросил Дак и, не дожидаясь ответа: — Сам-то я из Монтаны, хотя не был дома целую вечность. Поехал искать приключений в Вайоминг, а потом в Небраске начал воровать коров. Огаллала! Вот это город! Ты там был?

Кэссиди усмехнулся, вспомнив свой последний визит в Огаллалу с Меските Дженкинсом и Редом Коннорсом, и чем закончилась стычка с тремя бандитами, заставшими их с Дженкинсом купающимися в реке. Сумасшедшая поездка, но именно такими и должны быть поездки в Огаллалу. Дикий город — почти такой же, как и в прежние времена Абилин и Додж, которые прославились необузданностью нравов, невероятным количеством расстрелянных на улицах боеприпасов и погибших людей.

— Да, я был там. Перегонял стадо из Техаса.

— Я перегонял коров по тому пути дважды. Один раз дрался с команчами. Ну и трудная же там дорога! Мой отец сам из Теннесси, но переехал в Миссури, когда мне было от горшка два вершка. Поселился недалеко от Болд-Ноб... слыхал о тамошних парнях? — Хопалонг кивнул, и Дак продолжал. — В конце концов я оттуда уехал и двинул на Запад поохотиться на бизонов. С Ларами я повстречался в Таскосе, и мы вместе отправились дальше — там поработаешь около стада, тут подберешь парочку лошадей, — но хотели всегда заняться теми делами, что проворачивали братья Джеймс, ну, ты понимаешь: поезда И всякое такое. На этих поездах можно прилично поживиться.

— Никогда с ними не связывался, — искренне сказал Хопалонг. — Но здесь, наверное, тоже неплохо. У вас много выходит на брата?

Лицо Дака Бейла погрустнело.

— Много? Да ни цента! Все золото у босса. Оно в слитках, и от него не так уж просто избавиться. Хотя, кажется, способ нашелся.

Хопалонг заколебался, не уверенный, можно ли задавать Даку много вопросов. Он решил быть поосторожнее.

— Наверное, есть способы. Продать тому, кто знает, что оно краденое, и скостить тридцать-сорок процентов.

— Это понятно, да у босса готов другой план. Похоже, скоро получим деньги.

— Слышал, что недавно остановили дилижанс. Двоих убили.

— Да. — Дак Бейл не клюнул на приманку.

Хопалонг не стал больше заводить разговор на эту тему, чтобы не вызвать подозрения. Он слушал Бейла, вставляя иногда едкие замечания. Дак говорил и говорил, завороженный звуком собственного голоса и упиваясь вниманием новичка.

Он говорил о стадах и скотокрадах, о крутых шерифах и городских блюстителях закона, о тайных тропах и долинах, большая часть которых Хопалонгу была известна, об убежищах преступников, которых Хопалонг не знал и запоминал на будущее. Он ждал случая, чтобы подтолкнуть Бейла на разговор о ситуации в Семи Соснах и об ограблениях дилижансов.

Дак то и дело восхищался Ларами, и Хопалонг решил подыграть ему.

— Ларами участвовал в последнем деле? — спросил он как бы между прочим.

— Конечно. Он из нас самый лучший. Он здорово рассердился, когда узнал о том убийстве.

— Убийстве Такера? Но Такер — ганфайтер, и, говорят, ему дали возможность защищаться.

— Нет, не Такера.

— Локка?

Дак, чуть нахмурившись, взглянул на Хопалонга. Кэссиди зевнул и несколько раз моргнул.

— Похоже, мне хочется спать, — сказал он, а затем добавил, чтобы рассеять внезапные подозрения Дака. — Этот Такер был стреляный воробей. Интересно, что он здесь делал?

— Не знаю, но босс здорово разозлился, когда увидел его. Жутко разозлился, это уж точно! Сказал, что его хотят обвести вокруг пальца. Потом вызвал Такера на поединок и уложил!

— Не всякий вызовет на поединок такого быстрого ганфайтера, как Такер.

— Да, но, похоже, у босса были на то причины. К тому же он так быстро стреляет, что ему все равно, кого вызывать.

— Вот как!

— Да! Он быстрее, чем Хардин. Быстрее Клея Эллисона и всех остальных. И злой, как гадюка. — Дак тоже зевнул. — Скоро должен подъехать Ларами. Жаль, что его нет. У меня табак кончается.

Дак Бейл свернул самокрутку. На койке заворочался Фрейзер. Хопалонг понял из спора, что Фрейзер, человек совсем другого склада, угрюмый и сварливый, такого не легко убедить. Вылазка в логово бандитов кое-что дала: он не только разведал местность, но и теперь узнал двух участников ограбления — Дака и Ларами, возможно с ними был Фрейзер.

Хоть Хопалонг и не выпытал у Дака имя главаря, но понял, что искать следует человека, который хладнокровно убил раненого Джесса Локка. А теперь необходимо срочно отсюда убираться. Вряд ли Даку покажется логичным то, что он после приезда тут же начнет собираться обратно, если только... Хопалонг нахмурился, пытаясь найти выход. Хорошо бы уехать быстро и без стрельбы, иначе вполне можно нарваться на босса.

— Пойду напою лошадку, — вдруг сказал он и вышел.

За спиной Хопалонга скрипнуло кресло, и он догадался, что Дак наблюдает. Кэссиди неторопливо пересек залитую солнцем поляну. Топпер громко заржал, и Хопалонг, собрав поводья, повел жеребца к воде. Бейл встал в дверях. Топпер опустил морду в холодную воду, а Хопалонг сел рядом на бревно, убедившись, что из дверей хижины его не видно, пригнулся, скользнул вдоль сарая, выпрямился и на цыпочках быстро подбежал к углу дома.

Хопалонг подумал, что Дак разбудил Фрейзера: так и произошло.

Раздраженный голос проворчал:

— Чего ради ты меня разбудил? Ты чего, Дак?

— У нас новенький.

Койка скрипнула, когда Фрейзер, пораженный новостью, сел.

— Что у нас?

— Новенький. Появился часа полтора назад. Парень по имени Ред Ривер Риган. Слыхал о таком?

— Не припоминаю. Где он?

— Поит коня. Примерно с меня ростом, но потяжелее. Сказал, что его послал босс. Он приехал, словно всю жизнь сюда ездил. Знает, как зовут меня, и тебя тоже.

— Никто не говорил, что приедет новичок. У нас достаточно людей.

— Скажи это боссу. Во всяком случае, — запротестовал Дак, — он хороший парень. Из Техаса, по-моему.

— Зачем боссу еще люди? Добычи на всех не хватит! Ларами, ты, я, босс — это нормально. Зачем нужен лишний человек?

— Он вроде бывалый парень.

— Хочу на него поглядеть. Где мой револьвер?

Повернувшись, Хопалонг быстро обогнул корраль и повел жеребца обратно к деревьям.

В дверях хижины стоял Бад Фрейзер, заполняя собой весь проем. На нем были грязная рубаха, залатанные джинсы и стоптанные сапоги, на поясе низко висел револьвер. Небритый, с всклокоченными волосами, Фрейзер выглядел угрожающе.

Выйдя на солнечный свет, он позвал:

— Эй ты!

Хопалонг не обратил внимания, и Фрейзер шагнул вперед.

— Эй ты! Отвечай, когда я с тобой разговариваю.

Кэссиди медленно обернулся, бросив поводья на землю. Его голубые глаза холодно блеснули, он спокойно отодвинулся от коня, чуть увеличив расстояние между собой и Фрейзером. Неприятностей он не искал, но и не пасовал, если ему их навязывали. Фрейзеру захотелось острых ощущений? Он их получит.

— Когда будешь со мной разговаривать, делай это повежливее, тогда и отвечу!

Фрейзер насмешливо ухмыльнулся.

— Крутой, да? Кто тебя сюда послал?

— Босс.

— Кто послал? Какой босс?

Кэссиди почувствовал, что в горле пересохло.

— Насчет имён мы не договаривались. Мне велели забыть про имена.

Кажется, он попал в точку. Фрейзер в нерешительности замолк, затем спокойно произнес:

— Опиши босса.

— Не буду никого описывать, — решительно отказался Хопалонг. — Я не знаю тебя. Если уж на то пошло, я не знаю, кто такой Дак, правда, он соответствует тому, что рассказывал о нем босс, о внешности и характере.

Бад Фрейзер заколебался. Если этого парня послал босс, то зачем с ним ссориться. В то же время это, возможно, шпион. Говорили, в город приехал Бен Локк. Фрейзер был наслышан о брате Джесса, и ему не хотелось бы с ним встретиться. Этот человек мог оказаться Беном Локком.

— Не беспокойся, — высокомерно сказал Фрейзер. — Я свой. А вот кто ты — посмотрим!

Бад свирепо глядел вслед Хопалонгу, идущему к Топперу, и на мгновение у него появилось желание выхватить револьвер, однако здравый смысл подсказал не связываться с этим человеком. Угрюмый по натуре, Фрейзер вечно был недоволен и никого не боялся. Он не выказывал недовольства только боссу. Даже Ларами обходил Фрейзера стороной, он не боялся, но знал: тот может затеять ссору без малейшего повода, а бессмысленное убийство не входило в планы Ларами.

Подойдя к жеребцу, Хопалонг помедлил. Он понимал — время на исходе. Наверняка скоро подъедет кто-нибудь из банды, а в Семи Соснах его видели многие. Мог приехать сам босс. Пока своим успехом он был обязан тому, что оба парня давно не покидали убежище и не слышали новостей.

Фрейзер с подозрением наблюдал за ним, Хопалонг тихо выругался и пожалел, что не убрался отсюда раньше. Однако, оставив коня пастись, он пошел обратно к дому. Видимо, без драки не обойдется. Эта мысль вызывала у Хопалонга раздражение, что случалось с ним очень редко.

Фрейзер стоял в дверях, и Хопалонг подошел вплотную к нему, прежде чем ганфайтер уступил дорогу. Кэссиди зашел в барак, взял кофейник, тщательно сполоснул, налил воду и поставил на огонь.

— Люблю выпить кружку кофе, — робко проговорил Дак. — У меня всегда кофейник наготове.

— Я тоже люблю, — согласился Хопалонг. — Нет ничего лучше кофе.

Фрейзер промолчал, но от двери отошел, уселся верхом на стул и стал наблюдать за Кэссиди.

Хопалонг подумал, что Топпер смог бы взобраться наверх по каменной осыпи, но без седока, причем большую часть пути придется проделать под прицелом винтовок. Дорога через расщелину — тоже не лучший выход, можно встретить кого-нибудь из бандитов. Тогда останется только одно: убить или быть убитым.

— Ребята, вы в покер играете?

— Да, — радостно ответил Дак Бейл. — Мне нравится иногда сыграть пару партий с прикупом и Фрейзеру тоже.

— Только, — Фрейзер не мог упустить возможности подколоть новичка. — Я не со всяким играю!

Хопалонг медленно обернулся.

— Кажется, ты, хомбре, задираешься. Ну, а я нет, босс сказал, что здесь хороший народ. Он ничего не говорил о сварливом паршивце вроде тебя. Похоже, мне тут разонравилось. Придется прикончить тебя, только тогда я останусь.

Фрейзер сжал губы.

— Убить меня? — насмешливо ухмыльнулся он. — Ты, похоже, возомнил, что умеешь быстро стрелять.

— Есть способ проверить, — предложил Хопалонг. — Можешь начинать, когда вздумаешь.

Фрейзер медленно распрямил пальцы и не мигая наблюдал за Кэссиди. Внутри у него похолодело, когда он увидел лед в голубых глазах Ред Ривер Ригана. Пронзительный взгляд обещал смерть. В комнате стало тихо, будто в могиле. Фрейзер почувствовал, как по спине пробежали мурашки.

Вот оно! Ему бросили вызов. Теперь все зависело от него. Разум приказывал взяться за оружие, но рука не слушалась. Фрейзер оцепенел.

А затем случилось вот что.

Дак Бейл захлопнул ловушку, которую Фрейзер сам себе поставил, с самого начала задирая чужака. Дак — парень довольно безобидный, но хитрый. Он глубоко вздохнул, и Фрейзер понял: Дак Бейл перестал в него верить, он счел, что Фрейзер испугался и поединка не будет. В голове ганфайтера замелькали картинки: Бейл задирает его, Бейл рассказывает о случившемся — как новичок дал Фрейзеру отпор и вызвал на поединок. Фрейзер имел репутацию драчуна и знал, что его избегали и даже боялись. Теперь этот Ред Ривер Риган бросил ему вызов.

Выхода не было. С суровой решимостью Фрейзер потянулся к револьверу, но вдруг его захлестнула волна панического страха. Пальцы обхватили рукоятку, но из кольта чужака вдруг сверкнуло пламя. Фрейзер отступил и упал лицом вниз.

Бейл не отводил от Кэссиди изумленных глаз. Даку Бейлу довелось видеть самых лучших ганфайтеров, но сейчас он стал свидетелем того, как револьвер буквально сам прыгнул в руку этого человека. Быстрое, отточенное движение потрясло его! Бада Фрейзера, отнюдь не новичка в быстрой стрельбе, уложили, не дав даже возможности вынуть револьвер из кобуры!

Ред Ривер Риган смотрел на Дака, и в ледяных голубых глазах читался вопрос.

— У него был шанс. Он ведь сам напрашивался.

Бейл кивнул.

— Он... он всегда нарывался на неприятности. Постоянно задирался.

Кэссиди понял: сейчас у него появился предлог, чтобы уехать, и надо им воспользоваться.

— Наверное, — сказал он, — мне лучше повидать босса. Он будет недоволен.

Бейл снова кивнул.

— Да, лучше поговорить. Может, он не будет так уж сильно сердиться, как ты думаешь. Ведь он позвал тебя, а ты быстрее Фрейзера.

Хопалонг заменил стреляную гильзу в барабане, вышел на улицу и, подойдя к Топперу, вскочил в седло, развернул жеребца и поехал вверх по каньону к пустующему дому и каменной осыпи. Он не хотел, чтобы его поймали в расщелине. Хопалонг бросил вызов банде. Теперь грабители должны будут убить его или убраться из своего тайного убежища. Бандиты, конечно, догадаются, кто он. Ну, Хопалонг всю жизнь испытывал свое счастье — испытает еще раз.

Белый жеребец взобрался вверх по осыпи, наверху Хопалонг дал ему передохнуть, потом взобрался в седло и уехал.

Городок Семь Сосен гудел как улей. На шахтах был день получки, ребята собрались повеселиться и отвести душу. Когда усталый конь Хопалонга подъехал к конюшне, город гулял вовсю. Салуны были битком набиты, а улица звенела от криков и громких песен. Слышалось треньканье трёх пианино, то и дело сквозь гул хриплых голосов прорывался визг скрипки. Нередко раздавались одиночные выстрелы, но никого не интересовало, кто стрелял и зачем — то ли от желания покуражиться, то ли с более серьезными намерениями. Семь Сосен, как и многие западные города, привык к тому, что каждое утро на его улицах находили трупы.

Пони Харпер облокотился на стойку и внимательно следил за публикой. Сегодня он заработает много денег, хотя какая-нибудь шальная пуля может разбить одну из новых, позванивающих подвесками люстр, а ему это было совсем ни к чему. Стучали фишки, шуршали карты, щелкало шариком колесо рулетки, принося и унося целые состояния.

Грей уже должен быть здесь. Ведь сейчас самое время заняться делом: объявить о найденном золоте, лучшего места, чем салун, заполненный полупьяными шахтерами, не найдешь. Харпер презрительно улыбнулся. Он убьет сразу двух зайцев. Проучит Харрингтона — его шахта закроется, потому что все рабочие убегут на новое месторождение, и осуществит свой план, а большое количество шахтеров-старателей поможет скрыть их истинную цель.

План прекрасный: якобы обнаружить золотые россыпи, разбросав предварительно немного золотого песка, а потом под видом золота, добытого в богатой жиле, предъявить золото... украденное у Харрингтона!

Металл есть металл, и как только слитки будут переплавлены, и они поставят на них свое клеймо, никто не догадается, откуда золото. Даже если Харрингтон что-нибудь заподозрит — а это вряд ли — никто ничего не докажет.

В салун вошел человек — высокий, в потрепанной одежде старателя, но с двумя револьверами на поясе. Лоб Пони Харпера прорезала морщина — человек был ему незнаком. И вдруг он догадался: это Бен Локк.

Джесс много рассказывал о брате. Сам он хорошо владел револьверами, и все это знали, но он постоянно говорил, что Бен стреляет гораздо лучше. Одного взгляда на этого человека — тонкого и гибкого, как рапира, хватало, чтобы понять: если он выбрал себе цель, то уже не отступит.

Харпер оставил свой пост в конце стойки и неторопливо пробрался сквозь толпу к Локку.

— Добро пожаловать в Семь Сосен, молодой человек! — приветствовал его Пони. — Вы здесь впервые, не так ли?

— Нет, не впервые. — Голос был низким и суровым.

— Извините, — добродушно сказал Харпер. — Я не хотел вас обидеть. Если я чем-то могу быть полезным, сразу же дайте мне знать.

Локк внимательно посмотрел ему в глаза.

— Где я могу найти Хопалонга Кэссиди?

Харпер торжествовал.

— Кэссиди? — Он поднял брови. — Вы имеете в виду парня, оказавшегося на месте ограбления дилижанса? Да он ведь работает на «Наклонном Р». Ганфайтером.

— Он сегодня в городе?

— Вероятно, хотя я его не видел. — Харпер осторожничал. — Меня зовут Харпер. Я владелец этого заведения.

Молодой человек окинул его безразличным взглядом.

— Меня зовут Локк. Здесь жил мой брат.

— Джесс. Я хорошо его знал. Прекрасный парень!

Бен Локк молча посмотрел на Харпера.

— О вас он такого мне не говорил.

Пони Харпер разозлился. Манеры Бена Локка раздражали его и оскорбляли чувство собственной значимости. Он настолько привык к знакам внимания и уважения, которые ему оказывали в последнее время, что почти сразу возненавидел этого хладнокровного парня, которому, судя по всему, было наплевать на его уязвленное самолюбие. Именно из-за этого Харпер испытывал острую неприязнь к Джессу. Братья были очень схожи: обоих отличала спокойная уверенность, которая злила самодовольных людей, вроде Харпера.

— Это-то и плохо! — взорвался он. — У него не было причин не любить меня! И кто он был такой, чтобы судить других?

В голосе Харпера прозвучало нескрываемое презрение, и он тут же пожалел, что дал волю чувствам. Его враждебность к Джессу стала теперь очевидной. Но Харпер мало верил в умственные способности окружающих и надеялся, что молодой человек не станет его врагом, если он дальше поведет себя правильно.

— О! — Харпер помахал рукой. — Забудем об этом. Я здорово жалел, что Джесса застрелили, здорово жалел, да и все тоже. Дело было так, — Харпер немедленно продемонстрировал Бену свое стопроцентное алиби, — я, Харрингтон и шериф первыми появились на месте преступления. На дороге мы встретились с этим парнем, Кэссиди, который ехал в город. Он сказал, что ваш брат жив, но когда мы прискакали, Джесс был уже мертв. После того, как к нам присоединился Кэссиди, выстрелов мы не слыхали.

— Считаете, что Джесса убил Кэссиди? — резко и требовательно спросил Локк.

Харпер прикрыл глаза толстыми веками.

— Я такого не говорил и не скажу. Появился Хопалонг, и мы нашли вашего брата мертвым. Странно, что Кэссиди оказался там после ограбления. К тому же Такера, — добавил Харпер, — убил ганфайтер. Такер и сам умел стрелять, но тот, кто его уложил, стрелял намного быстрее.

— Понятно. — Локк поставил стакан на стойку и сузив глаза произнес ровным голосом: — Кажется мне надо поговорить с этим Кэссиди.

— Вам не придется ждать, — хрипло выдавил Харпер, более чем удовлетворенный. — Вон он стоит в дверях.

Бен Локк повернулся к человеку, который слыл самым известным ганфайтером в скотоводческих краях. К человеку, который, как Хикок, был живой легендой. Он увидел пронзительные голубые глаза, твердый подбородок, бронзовое красивое лицо под широкими полями черного сомбреро и два револьвера с белыми рукоятками, выстрелы которых сделали их хозяина одним из самых опасных и почитаемых людей этих мест.

Локк отошел от стойки, взглянул на Хопалонга, стоявшего в дверях, и отчетливо проговорил:

— Кэссиди, я хочу поговорить с вами!

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть