Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Путь к Семи Соснам
Глава 7

Тень петли

Хопалонг изучающе посмотрел на высокого парня и кивнул.

— Ну, конечно! Поговорим здесь или где-нибудь еще?

Бен Локк подошел к нему, глядя в холодные голубые глаза, проницательные и спокойные, и внезапно понял, что Кэссиди готов к любым неприятностям, но не агрессивен.

— Где хотите, — ответил Локк. — Говорят, вы последний, кто видел моего брата живым.

— Верно! — Хопалонг расслабился, догадавшись, кто стоит перед ним. Несмотря на слухи, он не ждал от Локка ничего плохого. — Когда я поехал за доктором, он был еще жив, хотя и тяжело ранен. Кто-то воспользовался моим отсутствием и застрелил его.

Сплетни о случившемся ходили по всему городу, и каждый пересказывал их на свой манер. Существовало не менее полудюжины версий, и ни одна из них не походила на другую. Более того, кое-что придумали специально, чтобы скомпрометировать Хопалонга и вызвать подозрения.

— Если бы ваш брат был мертв, я не стал бы утверждать, что он жив. Ведь все считали его убитым во время ограбления дилижанса, — нарочито громко и отчетливо произнес Кэссиди, чтобы опровергнуть всевозможные сплетни.

Сказанное показалось верным и справедливым. Несколько человек согласно закивали. Харпер с раздражением смотрел на Кэссиди и Локка. Выяснение отношений, на которое он надеялся, не состоялось. Хопалонг с Беном направился к столику, а Пони Харпер смотрел им в спину, жалея, что не может подслушать разговор. Он стоял на своем обычном месте у стойки, когда вошел Дак Бейл.

Харпер, увидев его, слегка нахмурился. Хопалонг тоже увидел бандита и сразу напрягся.

Бейл прошел прямо к стойке и заказал выпивку. Он обвел взглядом посетителей салуна. Но Хопалонг не заметил, переглянулся ли он с кем-нибудь. Если Бейл и увидел Хопалонга, то никак этого не показал. Тем временем Кэссиди рассказывал Локку о случившемся, заодно впервые поведал о группе всадников, виденной им перед ограблением.

— Я никому об этом не говорил, — признался Кэссиди. — А потом я нашел их убежище.

Он коротко пересказал события двух последних дней, не называя имен бандитов и местонахождения убежища. Хопалонг говорил искренне, и это произвело впечатление на Локка. Его сомнения постепенно рассеялись. Этот человек не мог убить брата, — решил он.

Перед рассветом Хопалонг выбрался из постели, которую устроил себе на сеновале городской конюшни, и направился на «Наклонное Р». Топпер, чувствуя утреннюю прохладу, бежал резво, и Кэссиди успел к завтраку. У корралей он встретил Монтану. Коротышка усмехнулся.

— Ты в самом деле не шутил, когда сказал, что здесь прорва работы! В ущельях к востоку от Антелоуп полно коров.

— Будь повнимательнее в тех краях, — посоветовал Хопалонг. — Начнешь работать с Тексом и Малышом. Ни во что не ввязывайся, но и не позволяй глумиться над собой. Если увидишь коров с «3 Джи», гони их на восток.

Из барака вышел Дьюсарк. Походка его была вызывающе небрежной. Хопалонг быстро и холодно взглянул на него и отвернулся. Он уже убедился, что Джо Хартли серьезный парень и хороший работник, но только тогда, когда не ездил вместе с Дьюсарком.

— Джо, ты сегодня работаешь с Френчи. Гоните скот на север к ручьям Мандалей-Спрингс. То же самое касается вас, ребята. Вы будете работать у Хэйстэк.

— А как насчет меня? — осведомился Дьюсарк.

— Ты будешь со мной, Дэн. Мы поедем к каньону Роузбад.

Лицо Дьюсарка вытянулось.

— Я работал с Джо, — запротестовал он. — Мы прекрасно ладили.

— Сегодня будешь работать со мной. Проверим Роузбад, Рэббитхоул, границу пустыни и территорию вокруг Шугарлоуф.

Карп предупредил, что засаду устроят возле каньона Роузбад, а заманят его туда ложным сообщением. Не исключено, что Дьюсарк замешан в этом и если будет рядом Хопалонг, тот не сможет улизнуть и предупредить убийц. А Хопалонг получше узнает этого человека и познакомится с местами, где еще не бывал.

Солнце поднималось над восточным гребнем хребта, когда они выехали с ранчо. Дьюсарк угрюмо молчал. Они направились к узкой щели каньона Роузбад.

— Со скотокрадами здесь покончено, — вдруг сказал Хопалонг. — В течение месяца воровство прекратится. Эта шайка слишком обнаглела. Хуже, чем грабители дилижансов.

— Грабителей еще никто не поймал. — Голос Дьюсарка звучал сухо, он усмехнулся.

— Пока нет, — согласился Хопалонг, — но их убежище раскрыто. А это не сулит им ничего хорошего. Придется перебираться на новые места, где их не могут узнать.

— Какое убежище? — удивился Дьюсарк.

— Я там вчера побывал, — спокойно ответил Хопалонг. — Заехал туда и поговорил с двумя бандитами. Одного из них зовут Бад Фрейзер. Третий, Ларами, где-то шатался.

Теперь Дьюсарк даже не скрывал удивления.

— Ты хочешь сказать, что обнаружил их убежище?

Кэссиди кивнул. Он вел себя нарочито спокойно, словно говорил нечто само собой разумеющееся.

— Это было нетрудно. Отличное место. Я застал двоих — этого Фрейзера и Дака Бейла.

— Бейла не знаю, — честно сказал Дьюсарк, — а Фрейзер — неприятный тип.

— Да, был неприятным типом, — согласился Хопалонг. — С тяжелым характером. Вот это-то и погубило его. Фрейзер так распетушился, что загнал себя в могилу.

— Что? — Дьюсарк даже моргнул от изумления. — Он мертв?

— Ага. — Хопалонг смахнул муху с шеи Топпера. — Он оказался не таким проворным, как воображал.

Дэна Дьюсарка распирало от любопытства. Он видел Кэссиди в Корн-Пэтч. Хэнкинс и Харрис рассказали ему об игре в покер. Дьюсарка обеспокоило, что Хопалонг так легко сориентировался в обстановке. Он скептически относился к историям о знаменитом ганфайтере, однако теперь начинал в них верить.

Только появившись в этих краях Кэссиди чуть было не помешал самой ловкой банде ограбить дилижанс, избил Хэнка Баучера, встал поперек дороги Уинди Гору, перехитрил всю команду ранчо «3 Джи», заехал в вотчину скотокрадов — Корн-Пэтч, обыграл Харриса в покер и бросил вызов Трою. Вероятно, из Корн-Пэтч он сразу направился в убежище грабителей — место, о котором не знал даже Дьюсарк. И там убил Бада Фрейзера.

С тревогой Дьюсарк подумал о собственном положении. Вот уже год он наводил воров на чужой скот, который можно было похитить без труда, и получал за это деньги. Знал ли об этом Хопалонг? Если знал, то откуда? И как узнал, где находится убежище? Откуда знал о многих других вещах? И почему выбрал именно его, чтобы ехать к каньону Роузбад?

Допустим, Кэссиди известно, что ему готовят засаду. Возможно, он намеренно заманивает Дьюсарка в какую-нибудь ловушку. Дьюсарк не был трусом, но ему, как всякому человеку с нечистой совестью, казалось подозрительным все, чего он не понимал, и как всякий недалекий человек, опасался хитрости противника.

Дьюсарк сопоставил все события, происшедшие здесь после приезда ганфайтера, с тем что слышал раньше, и его бросило в жар.

Больше того, поездка к Роузбад сильно беспокоила Дьюсарка. Люди, готовившиеся убить Кэссиди, ждали его сигнала. Покера Харриса настолько разозлило происшествие... в Корн-Пэтч, что он мог начать действовать сам. За ранчо, возможно, наблюдали с холмов и видели, как два всадника направились в сторону каньона. Тогда засада уже готова, их появления ждут. Дьюсарк не питал иллюзий относительно своего будущего. Если его прикончат вместе с Хопалонгом, Харрис не будет сожалеть.

Хопалонг догадывался о причине беспокойства Дьюсарка. Он внимательно осматривал местность. На тропе следов не было, однако убийцы могли проехать к месту засады кружным путем.

— Знаешь, — сказал Кэссиди неожиданно, — если кому-нибудь нужно убрать человека, вон то ущелье вполне подходящее место.

Дьюсарк вздрогнул и побледнел. Отведя глаза, он пожал плечами.

— Может быть. Но кому это может понадобиться?

— Я слышал всякие разговоры, — сухо ответил Хопалонг. — Там даже могут оказаться люди, которые хотят убрать нас с тобой.

Дьюсарк снова вздрогнул.

— Нас?

— Ну да. У скотокрадов счеты с «Наклонным Р», ведь мы затеяли с ними драку. Они захотят избавиться от всех, кто им мешает. А это и к нам относится. Естественно, прежде всего их интересую я, но и в тебе могут усомниться: вдруг ты расскажешь мне, куда перегоняют ворованные стада — ты живешь здесь дольше и местность тебе известна лучше. Некоторое количество голов скота, конечно, сбывают в шахтах возле Юнионвилла и Семи Сосен, но большую часть каким-то образом переправляют в другой штат. Мне кажется, на север или на запад.

Предположение было абсолютно верным, и никто не знал этого лучше, чем Дьюсарк. Он помогал перегонять коров. Но как Хопалонг догадался? Дьюсарк спросил, и Кэссиди беззаботно махнул рукой.

— Очень просто. Какие штаты к востоку отсюда? Вайоминг и Юта. Там коровы не нужны. У них своих хватает. Что остается? Западная часть Орегона, Калифорния и, может быть, шахты западной Монтаны. На востоке за коров много не дадут, а вот на западе они принесут денег раза в полтора-два больше.

— Но как их перегоняют?

— Ты когда-нибудь слышал о Джессе Эпплгейте? Или о Лассене? Они знали короткую дорогу отсюда на северо-запад. Там есть несколько трудных мест, но, как я слышал, в каньоне Хай-Рок полно воды и травы. Воры наверняка пользуются этой тропой.

Дэн Дьюсарк неотрывно смотрел на ущелье и грязным носовым платком вытирал пот со лба. Если ребята из Корн-Пэтч решили устроить засаду сегодня, то расположатся они над ущельем, а Хопалонг направлялся прямо туда. Кажется, он прав, говоря, что со скотокрадами в этих краях покончено. С таким segundo на «Наклонном Р», который предвидит действия воров, угонять скот станет слишком опасно. Дьюсарк вдруг пожалел, что не откладывал деньги на черный день.

Во рту у Дэна пересохло, он то и дело облизывал губы, один раз рискнул взглянуть на Кэссиди, но тот спокойно ехал рядом. Хопалонг может и догадывался о том, что его ожидало, но не подавал виду.

Коров, попадавшихся им на пути, они собирали в небольшие стада для того, чтобы гнать на гуртовку. Территория ранчо была огромной, а работников слишком мало, поэтому решили начинать с окраин и постепенно сгонять весь скот к центру — месту сбора. Так работать намного проще.

У самого входа в ущелье, когда, казалось, пути назад уже нет, Хопалонг резко свернул и выехал на тропу, которая вела на север. Дьюсарк забеспокоился еще больше. Откуда Хопалонг узнал об этой тропе, когда сам Дэн о ней не знал?

А дело в том, что за несколько миль до ущелья Кэссиди разглядел на склоне горы зеленое пятно растительности и решил, что туда должен быть подход. Тропу он обнаружил неожиданно для самого себя. Коров попадалось все больше и больше. Дьюсарк трудился вовсю. Как и большинство скотокрадов, он хорошо управлялся с коровами, за два часа они собрали больше двухсот голов и погнали стадо в сторону Мандалей-Спрингс.

Одновременно Хопалонг тщательно изучал местность, стараясь разглядеть чужих всадников или их следы. Несколько раз он удалялся от Дьюсарка, чтобы вернуть отбившихся коров, а заодно поискать следы. И нашел: одинокий всадник гнал коня на северо-запад, к пустыне. Хопалонг оставил Дэна работать, а сам двинулся на запад, а потом на север по следу одинокого всадника.

Кэссиди размышлял. Большинство собранного скота носило клеймо «Наклонное Р». Коров с другими клеймами было очень мало. В эту часть ранчо чужой скот забредал редко. Дважды за утро он видел следы небольших стад, ведущие на северо-запад.

Ковбои с «Наклонного Р» не часто посещали эти пастбища, потому что трава здесь хорошая, а чужого скота почти нет. Любой скотокрад тут чувствовал себя уверенно. К тому же после смерти Старого Быка Ронсона на ранчо не хватало рабочих рук.

Миновав луга «Наклонного Р», Хопалонг через овраг хотел подняться к поросшим можжевельником холмам. Дно оврага было усеяно округлыми, покрытыми водой камнями, копыта жеребца то и дело соскальзывали с них. Хопалонг вскоре увидел малозаметную тропу и взобрался на склон холма. Здесь рос шалфей и кормовая трава, а в некоторых местах вода, судя по всему, подходила совсем близко к поверхности.

Человеку с восточного побережья эта местность может показаться сухой и бесплодной. Кажется, что здесь, в заросших полынью низких, каменистых холмах, пропитание найдут только кролики. На самом деле эти пустынные, неказистые растения были отличным кормом для коров беломордой породы, шортхорнов, лонгхорнов. Хопалонг видел, что совсем недавно в этих краях паслось значительно больше скота, чем теперь.

Он все время посматривал на северо-запад, где исчезал след всадника. Там раскинулась пустыня, а за ней — рваная цепь гор. Там находился каньон Хай-Рок, богатый водой и зеленью. В этих краях нетрудно путешествовать, если знаешь источники. Можно умереть от жажды в нескольких ярдах от воды, потому что ручьи здесь маленькие и скрываются среди скал или текут в низинах между холмов.

Хопалонг видел: скот с этого пастбища угнали совсем недавно — несколько недель, а, может, и несколько дней назад. Ему часто попадались одиночные коровы, и он гнал их к месту сбора.

Хопалонг ехал среди низких каменистых холмов, и вдруг увидел впереди человека. Тот гнал перед собой осла. Когда Кэссиди поравнялся с ним, старик внимательно и оценивающе посмотрел на него, затем кивнул.

— Здорово! — весело произнес он. — Давно я никого не встречал.

— Куда вы идете?

Старик показал на северо-запад.

— Вон к тем скалам. Я там кое-чего посадил, надо собрать урожай.

— Вы давно здесь живете?

— Лет тридцать, все мотаюсь, глядя на задницу осла. Знаю каждый дюйм этой земли. Тут полно золота, если его как следует поискать.

— Наверное, раньше это были дикие места? Бандитов много?

— Еще как много. И каких! Ты чертовски прав, это были дикие места. Вон там, — он указал на гряду низких холмов на востоке, — я видел, как Старый Бык Боб нагнал скотокрадов Дакоты Джека. Вот это была драка! Стоило поглядеть! И те, и другие ребята были что надо. Рядом с Дакотой Джеком скакал этот юнец Васко Грэхэм, подлый, как гадюка. Ковбои Старого Быка Боба настигли бандитов и первым же залпом одного убили, а под двумя свалили лошадей. Васко упал, и Дакота Джек примчался за ним, а этот подлец вышиб Джека из седла, вскочил на его коня и удрал.

— Дакота Джек хотел спасти его?

— Ага. Я никогда такого не видал. Похоже, Васко Грэхэм решил, что вдвоем на одном коне им не уйти от Старого Быка Боба и его людей.

— Неприятная штука... да, чертовски неприятная штука, — задумчиво сказал Хопалонг.

— Конечно, неприятная, но ведь это был Васко. Часто думаю, что с ним стало. Он знал эти края, как свои пять пальцев, и хорошо владел револьвером, но слишком часто пускал его в ход.

— Кажется, я о нем слышал. — Хопалонг нахмурился. — Он застрелил шерифа в Монтане.

Кэссиди въехал во двор ранчо, когда давно уже стемнело, и сразу направился на кухню.

Повар-китаец недовольно посмотрел на Хопалонга.

— Ужин уже остыла, — проворчал он. — Почему не приходить вовремя?

— Занят был, Китаец, — усмехнулся Хопалонг. — Налей-ка мне кофе. И забудем про ужин.

— Ничего не забудем, — коротко ответил повар. — Ты работать, ты должен есть.

Дверь отворилась, и вошла Ленни Ронсон.

— О! Это вы? — разочарованно протянула она. — Я слышала, у вас теперь много работы. — Голос ее звучал прохладно. — Вы, кажется, из тех, кто очень любит неприятности.

— Может, кто и любит, — признал Кэссиди. — Лично мне они не по душе.

— Для человека, которому не по душе неприятности, вы слишком часто оказываетесь там, где они возникают! — воскликнула она. — А недавно, я слышала, у вас были проблемы в Корн-Пэтч!

Хопалонг мгновенно насторожился. Он с удивлением покачал головой.

— Ну и какие проблемы у меня там были? Что-то я не припоминаю.

— Вы убили человека, Бада Фрейзера!

Хопалонг долго молчал, переваривая услышанное. Об этом случае он рассказал только Дэну Дьюсарку, а Дэн вернулся поздно. Вряд ли Ленни с ним разговаривала. Единственным свидетелем поединка был Дак Бейл, и если он рассказал об этом кому-нибудь, то должен был рассказать и об убежище. В полной уверенности, что обнаружил новую ниточку, Хопалонг потянул за нее.

— Что вы говорите! Ну надо же! Вот вам еще одно подтверждение, что люди часто болтают то, чего совсем не знают!

— А я знаю! — запротестовала она. — Вы нашли предлог, чтобы поссориться с Фрейзером, а затем убили его.

— Все в городе, наверное, только об этом и судачат?

— Я не была в городе. Но, несомненно, об этом все узнают! И будут считать, что мы наняли убийцу!

— Может быть. — Кэссиди снова наполнил чашку. — Однако вы уговаривали брата нанять Кларри Джекса. Разве он не убийца?!

Ленни покраснела от гнева.

— Нет! — горячо воскликнула она. — Он стрелял в людей, но он не... — Ленни в нерешительности замолчала. Раскрасневшаяся и сердитая, она вдруг поняла всю абсурдность своего утверждения. Честная по натуре, Ленни должна была признать, что Кларри убивал. Более того, часто убивал без причины. Она сама обвиняла в этом Кларри, а он смеялся, выражая скорее снисхождение, чем уважение к ней.

— Ну и что, — сказала она, — даже если он убийца, вас это не оправдывает. Я ненавижу бессмысленные убийства.

— Я тоже, Ленни, — спокойно ответил Хопалонг. — Но нельзя сидеть сложа руки, когда враги вооружены. Добрую волю должны выражать обе стороны. Ваш отец построил прекрасное ранчо. Он поддерживал здесь мир иногда жесткими методами, но это был мир, и люди жили спокойно. Он никого не обижал, за исключением тех, кто ставил себя выше закона. Ваш брат, как и вы, против убийств. Но что получается? Разве остальные согласны с ним и бегут ему на помощь? Нет, они норовят обобрать его до нитки. Именно это я имел в виду, когда говорил, что нельзя сидеть сложа руки, пока другая сторона не сложит оружия. И ваш брат нанял меня, если нам повезет, то через месяц здесь будет так же спокойно, как в воскресной школе. Ну, а пока надо потерпеть: трудностей нас ждет немало.

Хопалонг вновь принялся за ужин, а Ленни растерянно глядела на него. Несмотря на досаду от того, что брат нанял вместо Джекса Кэссиди, ей понравился этот голубоглазый ганфайтер. Он внушал доверие.

— Вы не любите Кларри, так ведь? — вдруг спросила она.

Кэссиди в нерешительности помолчал, зная, что ступает на опасную почву.

— Ленни, — медленно произнес он, — я с Джексом не знаком, но то, что о нем известно, мне не по душе. Я множество раз ошибался. Могу ошибаться и сейчас. Вы достаточно умны, хорошо его знаете, поэтому решайте сами, каким должен быть настоящий мужчина.

Ленни Ронсон встала, лицо ее посерьезнело.

— Кажется, и у меня сложилось о вас неверное мнение, и я вела себя глупо.

Он усмехнулся, в его голубых глазах вспыхнули веселые искорки.

— Ни капельки, — сказал он. — Никто не застрахован от глупостей. Знаете, однажды, когда я был совсем юнцом, я купил на свои сбережения мула. Так вот, прошло месяца три, прежде чем я понял, что он слепой!

Уже направившись к двери, Хопалонг вдруг замешкался.

— Между прочим, — спросил он, — вы не видели сегодня Дэна Дьюсарка?

Ленни повернулась к нему.

— Нет, — ответила она, помедлив. — По-моему, не видела его дня два. Он куда-то уезжал?

— Нет, я просто хотел узнать, все ли с ним в порядке.

Хопалонг вышел во двор и остановился на крыльце, чтобы скрутить самокрутку. Значит, Дэн не говорил ей об убийстве Бада Фрейзера? Кто же тогда сообщил ей новость? И кто рассказал о происшествии в Корн-Пэтч?

Дьюсарк лежал на койке, но ему было не до сна, он думал. Сегодняшний день выдался беспокойным, пришлось поволноваться. Дьюсарка стали грызть сомнения, одолевали бессвязные и беспорядочные мысли.

Много ли знал Хопалонг? Откуда ему стало известно, где находится убежище банды? Скотокрады знали о его существовании, но имен бандитов не знал никто; за исключением, пожалуй, Покера Харриса. А этот невозмутимый ганфайтер, который и пробыл-то в этих местах всего несколько дней, узнал. А как он догадался сегодня о той тропе? Или дороге скотокрадов через Хай-Рок? И почему он не поехал через каньон Роузбад — случайно или нарочно?

Когда в барак вошел Хопалонг, Дьюсарк не спал, а лежал и смотрел, как в темноте тлеет сигарета ганфайтера. Он слышал звон шпор, когда тот стягивал сапоги, шуршание ремней и скрип кровати.

Дьюсарк долго смотрел на огонек сигареты, потом Хопалонг погасил ее.

Дэн Дьюсарк вдруг понял, что боится. Ужасно трудно было признаваться себе в этом, но он боялся, очень боялся.

Никогда прежде он не страшился смерти, просто не думал о ней. Смерть от пули или копыт и рогов взбесившегося быка не пугала его. Дэн боялся только одного — смерти в петле. Давным-давно он видел, как вешают человека, и тогда к нему пришел страх — глубокий, сковывающий, причиняющий физическую боль страх. Он нарастал последнее время, сжимая горло и холодком пробегая по телу.

Дьюсарк всю жизнь провел в скотоводческих районах. Он знал, каким бывает правосудие на границе освоенных территорий. Скорым, жестким, честным и всегда неотвратимым. Если его уличат в воровстве скота, то повесят.

Пора отсюда убираться. Давно пора. Он ничего никому не скажет. Просто уедет. Пусть Харрис сам крадет коров. Не так уж много он получил денег за краденый скот, чтобы терпеть грызущий его страх.

Будучи по натуре жестким, Дьюсарк, однако, не испытывал к Кэссиди ненависти.

Утром, — решил Дьюсарк, — оседлаю коня и улизну, поеду в Орегон.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть