Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Путь к Семи Соснам
Глава 3

Хопалонг предупреждает

Истина заключалась в том, что Хопалонгу нравилось жить на ранчо. Он разбирался в коровах и понимал их, любил лошадей — всяких, и с наслаждением работал с ними. Он испытывал настоящее удовлетворение, видя результаты своего труда.

За свою недолгую жизнь Кэссиди наблюдал перемены, происходящие в скотоводстве. На огромных пространствах диких прерий селились фермеры и начинали обустраивать землю. В некоторых местах они оставались, с других уходили, потому что большая часть западных равнин не пригодна для выращивания хлеба. Едва землю распахивали, ветер срывал верхний слой почвы и превращал прерию в пустыню, где вздымавшиеся пыльные смерчи застилали свет солнца. Но оставались фермеры и владельцы маленьких ранчо или уходили — Дикий Запад постепенно покорялся.

Многие из первопроходцев были честными, работящими людьми, которые хотели иметь свой дом на собственной земле. Таких Хопалонг уважал. А другие старались разбогатеть за счет чужого труда: украсть скот, собрать не ими выращенный урожай. Такие делились на два типа: отъявленные скотокрады, угонявшие чужих коров, враждовавшие со скотоводами и часто хватавшиеся за оружие; и другой тип — люди, которые прикрывали воровство благообразной внешностью и примерным поведением. В обществе они слыли честными и порядочными гражданами. Для таких ранчо «Наклонное Р» было лакомым кусочком.

После смерти Старого Быка Боба в долину потянулись те, кто хотел поживиться за счет ранчо «Наклонное Р». Первые попытки делались осторожно: воры хотели узнать, есть ли у медвежонка длинные острые когти старого медведя. И они быстро убедились, что нет. К тому времени, как здесь появился Хопалонг Кэссиди, грабеж уже шел вовсю — скот угоняли сотнями голов.

Некоторым из грабителей было известно имя Кэссиди. Правда, о его подвигах не писали в газетах, да это и не было нужно. Новости разносили бродяги, ковбои, кучера дилижансов, торговцы скотом — любой из огромной армии путешественников Запада. Рассказывали о смелости, решительности Хопалонга, о его умении пользоваться револьверами. Большинство историй брали начало на пастбищах Великих Равнин к востоку от Скалистых гор. Однако, как это часто случается, о его приключениях рассказывали уже западнее перевалов Вайоминга и к югу от Монтаны. Здесь же имя Хопалонга Кэссиди было известно пока немногим.

Некоторые бандиты уже сталкивались с ним. Именно они первыми решили уехать, узнав о появлении Кэссиди в здешних краях. Это должно было навести остальных на определенные размышления. Один из крутых парней, работавший на ранчо Горов «3 Джи», услышал новость за ужином.

— Хопалонг здесь? — спросил он недоверчивым, обеспокоенным тоном.

— Да, вроде так его зовут.

На Джона Гора это имя не произвело никакого впечатления. Он никогда не слышал ни о Кэссиди, ни о событиях на старом ранчо «Тире 20».

Ковбой встал.

— Босс, — тихо произнес он, — давай рассчитаемся. Я уезжаю.

— Бросаешь работу? — в изумлении спросил Гор.

Остальные удивленно уставились на ковбоя.

— В чем дело, Слим?

— В чем дело? — Слим так же удивленно смотрел на хозяина. — Послушай, Джон, я не трус, но и не дурак. Я знаю Хопалонга Кэссиди и не хочу с ним встречаться. Это же настоящий лесной волк. Вообщем, мне захотелось перебраться на юг, где побольше солнца.

— Черт возьми, сейчас же только весна. Подожди еще месяц-другой, и здесь будет сколько угодно солнца.

— Может и так. Но сейчас я дрожу от холода.

— А по-моему, — резко сказал Кон Гор, — ты дрожишь не от холода, а от страха.

Слим обернулся к нему.

— Да, это так, Кон. От страха. Но уж лучше я буду живой с сорока баксами в кармане, чем мертвый с четырьмястами. Можете оставаться здесь, но наступит день, когда все вы здорово пожалеете, что не уехали со мной.

В течение трех дней Хопалонг объезжал пастбища. Он* добрался до пустыни Блэк-Сэнд, которая на западе граничила с землями ранчо и преграждала путь скоту. Но особенно тщательно он изучил ландшафт долины Хэйстэк-Вэлли у далеких Голубых гор, заодно посмотрев, в каком состоянии выпасы. Весенние дожди шли обильно, и скот начал прибавлять в весе. За пастбищами хорошо ухаживали, родники и ручьи были вычищены, берега сухих русел укреплены, чтобы в сезоны дождей не разливалась вода и не смывала тонкий слой почвы. Молодой Боб Ронсон был умным и рачительным хозяином. Ранчо должно было бы в другие времена процветать.

Основная часть земель Ронсона — западные склоны Антелоуп-Маунтинс, однако через невысокий перевал легко можно было попасть на обширные восточные луга, где паслись многочисленные стада коров. Именно эти земли стали причиной раздора с Горами. Братья крали скот и постепенно занимали территорию, принадлежащую «Наклонному Р».

К югу пастбища простирались до расщелины Покер-Гэп и каньона Kay-Крик, а к западу — до пустыни Блэк-Сэнд. На юго-западе, как рассказал Френчи Рютерс, была деревушка Корн-Пэтч, — Кукурузная делянка, — где скрывались от закона беглые преступники. Иногда она пустовала, иногда нет.

— А сейчас? — спросил Хопалонг.

— Сейчас там полно народу, — хмуро ответил Френчи. — Слетелись словно воронье на падаль. Но братья Гор беспокоят меня больше, чем беглые преступники. Все трое крутые, как скалистый обрыв, подлые, как змеи, любят драку, как медведь малину, а уж скользкие, словно глиняный откос в дождливую погоду.

— Познакомимся, — решил Хопалонг. — Поговорим.

— Долго ждать не придется, — произнес сухо Френчи. — Вон они едут.

По склону холма неторопливо спустился Текс Миллиган.

— Это Уинди Гор с ковбоями.

Четверо всадников быстро приближались. Хопалонг пустил Топпера шагом навстречу гостям.

— Привет, — спокойно сказал он. — Как я понимаю, — вы — Уинди Гор?

Высокий худощавый мужчина с кислым выражением лица и тяжелым подбородком, не мигая уставился на Кэссиди.

— Правильно понимаешь. И ты находишься на земле ранчо «3 Джи».

Хопалонг улыбнулся.

— Насколько мне известно, «Наклонному Р» принадлежит территория вплоть до Голубых гор. Наше ранчо появилось здесь задолго до ранчо «3 Джи». Как вы это объясните?

— Никак! — громко рассмеялся Уинди Гор. — Старый Бык Ронсон пока был жив наезжал на соседей. Теперь его нет. Поэтому убирайтесь и никогда здесь не показывайтесь!

Хопалонг как ни в чем не бывало сидел в седле. Его холодные голубые глаза неторопливо изучали каждого всадника.

— Уинди, — спокойно начал он, — это земля Ронсонов, и она навсегда останется у них. К востоку от Голубых гор много свободных пастбищ. Если ты собираешься выращивать скот, советую поторопиться, пока их не заняли. Если вы хотите жить с нами в мире, мы поладим. Но если хотите войны — начинайте прямо сейчас.

— Что?

Уинди Гор был ошарашен, и ему Понадобилось время, чтобы осмыслить сказанное. В нем закипел было гнев, однако здравый смысл подсказал, что их шансы на победу не так уж велики. Говорят, с Кэссиди опасно связываться, а то, что Френчи и Текс не струсят, Гор и сам прекрасно знал. Хоть они и не слишком хорошие стрелки, но стоять будут до конца. Уинди отнюдь не дурак, чтобы продолжать игру с таким раскладом. Особенно, когда именно он является первой мишенью для всех трех ковбоев «Наклонного Р». Это наблюдение не прибавило ему уверенности.

— Ты слышал, что я сказал. — Хопалонг послал коня вперед, встав вплотную к лошади Гора. — Ты должен выбрать — мир или война. Вы, ребята, вели разговор о войне. Теперь решайтесь. Если хотите, можете начинать.

Слева, немного позади Уинди, сидел на коне угрюмый ковбой — лысоватый, с жестко выдвинутым подбородком и маленькими глазами над высокими скулами.

— Отдай его мне, Уинди, — проговорил он умоляюще. — Ну отдай...

Лысый не успел закончить фразу, потому что Хопалонг нанес ему кулаком жестокий удар по подбородку. Ковбой качнулся в седле, правая нога его выскочила из стремени, и Хопалонг, нагнувшись, схватил ее и резко дернул вверх. Застигнутый врасплох, лысый ковбой вылетел из седла и тяжело шмякнулся о землю. Хопалонг мгновенно соскочил с коня и, прежде чем противник успел подняться, схватил его левой рукой за шиворот, рванул вверх и сильно ударил правой.

Оглушенный ковбой потряс головой, затем с ворчанием вскочил на ноги. Хопалонг размахнувшись левой рукой рассек ему щеку до кости, а правой двинул в подбородок, и его противник ткнулся лицом в пыль.

Отступив, Хопалонг заметил, что винтовка Текса Миллигана лежит поперек седла, нацеленная на ковбоев «3 Джи».

— Вот так, Гор, — ровным голосом подытожил Кэссиди. — Твой человек получил то, на что нарывался.

— Тебе это даром не пройдет! — Уинди еле сдерживал ярость. Шансов на победу стало еще меньше, потому что упавший не шевелился. Даже если лысый ковбой и сумеет подняться, он наверняка не сможет принять участие в перестрелке.

— Передай братьям, что пастбищ хватит на всех. Просто не перегоняйте скот через Голубые горы и держитесь подальше от коров «Наклонного Р». Неприятностей мы не хотим, но мы к ним готовы.

Избитый ковбой наконец сел, тряся головой, пытаясь разогнать липкий туман перед глазами.

— В следующий раз, — он с бешенством взглянул на Кэссиди и прорычал, — мы поспорим на револьверах.

— К чему ждать? — резко повернулся к нему Хопалонг. — Револьвер у тебя есть. Если хочешь умереть, давай!

Несколько мгновений ковбой пристально смотрел на Кэссиди, он еле сдерживал желание схватиться за оружие. Хопалонг увидел в его глазах жажду убийства, но постепенно это выражение исчезло.

— Не сейчас, — решил ковбой. — Позже.

— Ладно, — холодно сказал Хопалонг и посмотрел на Уинди. — Если я увижу ковбоя с «3 Джи» на нашей земле вооруженного, с тавром и лассо, я отберу у него лошадь, и отправлю домой пешком.

— Что? — заревел Уинди. — Ах ты... — он запнулся, увидев лед в глазах Кэссиди.

— Ну, давай! — предложил Хопалонг. — Начинай! Потащишь седло на себе.

Когда четверка уехала, Текс Миллиган рассмеялся.

— Ну и ну! Видали лицо Уинди? Он чуть не лопнул от злости. В первый раз ему дали отпор, и точно могу сказать: ему это не понравилось!

Рютерс усмехнулся, однако беспокойство в его глазах не исчезло.

— Так им и надо, — согласился он. — Но теперь они выступят с оружием. У них больше ковбоев, чем у нас.

Они двинулись дальше, Хопалонг осматривал пастбища. Земля была сухой. Даже сейчас, весной, когда погода самая благоприятная, корма было мало — полынь вперемежку с пыреем и лишь местами росла хорошая трава. Склоны многих холмов основательно размыло, и это пастбище, пусть и обширное, сможет прокормить немного скота.

На сочной траве и полыни скот должен набрать вес прежде, чем наступит жаркое и засушливое лето.

Френчи наблюдал за Хопалонгом, сосредоточившем свое внимание на пастбище.

— Выглядит неважно, — согласился он, словно читая мысли Хопалонга, — но здесь есть хорошие кормовые травы и немало. К северу от основных пастбищ две долины прямо-таки заросли травой, которая отлично восстанавливается после выпаса. У Ронсона возникла по-моему, неплохая идея. Поздней весной, когда начнется сушь, перегнать скот через пустыню в район каньона Хай-Рок. Там в горах полно травы и воды. Он уже договорился с тамошним скотоводом по имени Гибсон.

— Я с ним знаком, — сказал Хопалонг. — Мы как-то вместе перегоняли стадо на продажу. Хорошо знал его зятя.

Некоторое время они ехали молча, а затем Хопалонг вдруг спросил:

— Есть здесь ребята, которым можно предложить работу? Стоящие ковбои, не боящиеся драки?

Текс Миллиган пожал плечами.

— Может, человека два в городе найдется. Коротышка Монтана лихой парень, когда разойдется. Жутко крутой. Однако работать на молодого Боба он не будет, уже два раза отказывался. Говорят, он однажды сцепился со стариком.

— Серьезно сцепился?

— Да нет, сказали друг другу пару ласковых. Если Коротышка захочет подраться или кого-нибудь достать, он ни перед чем не остановится. Они с Джессом Локком были приятелями. Только Коротышка, когда не работает, любит приложиться к бутылке.

— А когда работает?

— К спиртному не прикасается. Но парень довольно склочный, вечно нарывается на неприятности. В жизни не видел такого любителя подраться.

— Часто побеждает?

— По всякому бывает. Так на так. Похоже, ему наплевать на результат, Монтане нравится сама драка. Один хомбре в Юнионвилле избивал его три раза, и все же каждую субботу по вечерам Коротышка возвращался и снова его задирал. Кончилось тем, что тот просто уехал, лишь бы отвязаться от Коротышки.

Хопалонг тихо рассмеялся и подумал: «Может, и стоит поговорить с Монтаной?»

— Где он ошивается?

— В основном у Кейти Риган. Иногда в салуне «Невада».

Их внимание привлекла тонкая струйка дыма, и они двинулись в том направлении.

У костра сидел Малыш Ньютон, худой, неуклюжий паренек с широкой улыбкой. Рядом с ним лежала винтовка, на поясе висела кобура с револьвером.

— Привет, — сказал он. — Усаживайтесь. У меня есть кофе, скоро будет готова еда. — Он глянул на Хопалонга. — Видел, все что происходило там, внизу. Я был рядом.

Кэссиди взглянул на паренька с интересом.

— Рядом? Где?

— За скалой, ярдах в трехстах. Навел мушку точнехонько на Уинди Гора.

Френчи Рютерс кивнул головой в сторону парня.

— Малыш хорошо стреляет из винтовки. Я видел, как он с трехсот ярдов уложил быстро бежавшую антилопу, попал прямо в голову.

— А-а-а, чепуха! — смущенно отмахнулся Ньютон. — Я стреляю всю жизнь, с пеленок.

Миллиган налил кофе в жестяную кружку и протянул ее Хопалонгу.

— Осторожней с этой бурдой, — предупредил он. — Мы как-то сцедили жидкость, а гущу отдали на анализ. Оказалось, что в ней сорок процентов кофе, сорок процентов щелочи, десять процентов разных примесей и десять процентов золота. У нас, — с серьезным видом продолжал он, — всегда промывают гущу. Многие ковбои сколотили себе на этом целые состояния.

Френчи фыркнул.

— Не обращай внимание на Текса, — предупредил он, — от всех его баек может разболеться голова.

Миллиган презрительно оскалился.

— Байки? Слушай, Хопалонг! — воскликнул он. — Этот хомбре не верит даже тому, что на ранчо «Икс Ай Ти» есть проволочная изгородь длиной в сто миль! Но я-то знаю! Я сам помогал ее ставить! Вначале размотали три барабана проволоки на сто миль. Все одним куском. Потом к каждому концу привязали по упряжке быков и туго натянули. Мы ориентировались но дымовым сигналам и так здорово растянули проволоку, что столбы под нее поставили только через четыре года. Вообще-то, не думаю, что они очень уж были нужны, но боссу показалось, что изгородь будет смотреться лучше, если кроме угловых столбов поставить еще несколько.

— Пей кофе, — с досадой сказал Рютерс, — и не болтай!

Хопалонг усмехнулся, попробовал кофе и поморщился. Он не знал, имелось ли в кофе золото, но щелочной пыли было предостаточно. Он покачал головой. Если бы весь песок и всю пыль, выпитые им вместе с кофе, высыпать в одном месте, получилось бы приличное ранчо.

Рютерс повернулся к Кэссиди.

— Слушай, Хопалонг, — обратился он, — я проработал с этим клоуном уже года два. Поставь меня в пару с Малышом или еще кем-нибудь, а то ведь можно и запить с горя от его россказней.

— А знаете, — неожиданно оторвал взгляд от костра Ньютон, — я слышал, что этот парень Джекс застолбил участок на горе Призраков к востоку от Корн-Пэтч!

— Джекс? — нахмурил брови Рютерс. — Я не знал, что он старатель.

— Гора Призраков? — спросил Хопалонг, глядя на Малыша Ньютона. — Почему Призраков?

— Говорят, они там водятся. На той горе был поселок старателей Стар-Сити. К 1868 году его покинули и какие-то два парня упали в шахту и умерли от голода, прежде чем их нашли. Вот люди вроде бы и встречают их призраки. А по-моему, всю эту историю выдумали в Корн-Пэтч.

— Я слышал, это бандитская деревушка, — сказал Кэссиди.

Френчи Рютерс согласно кивнул.

— Была, есть и будет. Убежище для преступников Покера Харриса, там нечто вроде магазина, салуна и игорного дома. Он и сам не подарок: вооружен обрезом и, говорят, здорово из него стреляет. В Корн-Пэтч в прежние времена ошивалось меньше десятка бандитов, а сейчас там обитает человек двадцать, и все — отъявленные головорезы.

— Там Левша Хейл, — вставил Миллиган, — из Биг-Бенда.

— Я его знаю, — сказал Хопалонг. — Хейл из шайки, что хозяйничала в районе Тэлли-Маунтинс.

Глаза Текса Миллигана заблестели.

— Ты бывал в тех краях? Я родился недалеко от Шефтера, в местечке Берн-Кэмп.

— Места знакомые, — улыбнулся Хопалонг. — Это рядом с каньоном Фресно.

— Точно, — обрадовался Миллиган. — Кто бы мог подумать?

Хопалонг выплеснул остаток кофе из чашки и встал.

— Пора закругляться. Ты здесь в дозоре, Малыш?

— Да. — Юноша посмотрел на ковбоев, которые подтягивали подпруги. — Слушай, Хопалонг, — вдруг сказал он, — может, мне и не стоит тебе об этом говорить, но, наверное, надо. Я хотел сказать боссу, но боюсь, что не правильно поймет меня. Мисс Ленни встречается с одним человеком в каньоне Махуба.

— Ну, — заметил Хопалонг, — по-моему, это ее дело. Мы только пасем коров, Малыш.

— Да, — юноша покраснел. — Но этот хомбре, ну, он настоящий головорез, если тебя интересует мое мнение. Это тот самый Кларри Джекс!

Хопалонг Кэссиди вспомнил симпатичного, веселого парня в ресторане Кейти Риган и понял чувства Малыша. Может, Кларри Джекс и неплохой человек, хотя вряд ли.

— Я... я слыхал разговоры на ранчо, — нерешительно добавил Ньютон. — Босс вообще не хочет его видеть, так недавно и сказал ему в лицо, и выгнал с ранчо. Джекс засмеялся, потом ушел.

Хопалонг кивнул.

— Я подумаю над этим, Малыш, но держи язык за зубами.

Отходя от костра, Хопалонг решил, что это не его дело. Ньютон, скорее всего, без ума от Ленни Ронсон, и его можно понять, но отношения Ленни и Кларри Джекса не должны их касаться.

Френчи с Тексом уже сидели верхом, и Хопалонг вспрыгнул в седло. Когда они проехали мили две, он спросил ковбоев:

— Что из себя представляет Джекс? Вы что-нибудь знаете о нем?

— Дрянь человек, — спокойно ответил Рютерс. — В прошлом году убил человека в Юнионвилле... нарочно затеял ссору. Еще о трех убийствах я знаю точно и о двух догадываюсь. И его напарник, Дад Лимен, такой же подлый.

Гуртовка начнется через несколько дней, и им предстояло еще немало работы. Неприятности могут начаться, когда они станут собирать скот. Ведь сразу станет видно, сколько скота угнали из «Наклонного Р» и сколько соответственно появилось коров на других ранчо. Да, скорее всего стычка произойдет при гуртовке, тогда события начнут разворачиваться быстро.

К ним необходимо подготовиться, стало быть, надо поехать в город и поговорить с Коротышкой Монтаной. Хопалонг уже понял: Монтана — стреляный воробей, а такие им сейчас нужны. Еще один боец в команде «Наклонного Р» увеличивал шансы на победу в предстоящей войне. Каждый в этих краях знал: с Монтаной лучше не связываться. Френчи и Миллиган были надежными парнями. Каковы остальные, Хопалонгу предстояло узнать.

Война фактически началась, когда Кэссиди дал отпор Уинди Гору и проучил его ковбоя. По крайней мере, теперь всем было известно, что «Наклонное Р» — не жирная овца на сочном пастбище — приходи и бери голыми руками. Это не останови г самых наглых, однако воровство на некоторое время прекратится, а после гуртовки и клеймения угонять скот станет сложнее.

Какую роль во всех этих событиях играл Кларри Джекс, Кэссиди не знал и не хотел знать. Он не имел привычки вмешиваться в дела, которые его не касались.

Мысли Хопалонга вернулись к ограблению дилижанса, убийству Джесса Локка и Сима Такера.

Такер был опасным ганфайтером. Куда он направлялся? Кто убил его? Чтобы вызвать Такера на поединок, нужно обладать смелостью. Такого человека вычислить нетрудно. Убийца самоуверен. И чрезвычайно хладнокровен, поскольку, скорее всего, он же застрелил и Джесса Локка.

На обратной дороге, Френчи с Тексом поехали к дому, а Хопалонг задержался на вершине холма, скатал самокрутку и стал обдумывать ситуацию, которая была слишком сложной и запутанной. Братья Горы, бандиты из Корн-Пэтч, Кларри Джекс, ограбление дилижанса и убийство Джесса Локка.

Может, эти события связаны между собой. Вряд ли, но не исключено. Во многих западных городках водились такие типы, как Джекс. Они обходились малым, праздно проводили время, поигрывая в покер, избегали всяческой работы, иногда воровали скот. А Джекс был самоуверен и строил из себя ганфайтера. Он хладнокровен. Не Джекс ли убил Такера и Локка?

— Так глубоко задуматься можно только над очень серьезными проблемами.

Хопалонг обернулся и увидел высокую, стройную, очень красивую девушку, полную очарования.

— Верно, — признался Хопалонг. — Вы ведь Айрин Ронсон?

— Да. Вы думали о ранчо? Я часто приезжаю сюда и смотрю на дом, знаю, что буду скучать по нему, когда уеду.

— Вы уезжаете?

— Недалеко, в город. Я выхожу замуж за доктора Марша.

— Ему повезло.

— Иногда я чувствую себя предательницей. — Она посмотрела на окружавшие дом холмы. — Я очень боюсь, что с ранчо может что-нибудь случиться.

— Мы спасем его, — тихо сказал Хопалонг. — Ваш брат — слишком хороший человек, чтобы потерять свои земли и дом.

Затем он рассказал ей обо всех событиях дня, опустив лишь то, что узнал о встречах Ленни с Кларри Джексом. Айрин внимательно слушала и время от времени кивала.

— Мы давно ждем от Горов беды, — сказала она. — Ленни хотела послать к ним Кларри, и тот согласился, но Боб и слушать об этом не захотел.

Хопалонг счел такое решение мудрым, но промолчал.

— Вы приобрели еще одного врага, — тихо произнесла Айрин. — Мне очень неприятно, но это моя сестра. Ленни хорошая девушка, я ее очень люблю. Но она страшно разозлилась, узнав, что Боб нанял вас. Она очень упряма и убеждена, что управлять ранчо должен Кларри Джекс.

— Но я же не управляющий, — сказал Хопалонг. — Я только помощник... по военным вопросам, — добавил он.

— Я знаю, что Леоноре это совсем не нравится. Мы с Бобом обычно сходимся во мнениях, а Ленни... ну, у нее своя точка зрения.

Позади послышался стук копыт, и они обернулись. Верхом на лошади сидела Ленни Ронсон и смотрела на них. Волосы ее горели в лучах заходящего солнца. Лицо было неподвижным, взгляд холодным.

— Совершенно верно, Айрин, у меня своя точка зрения, — нельзя было нанимать Хопалонга Кэссиди! — Глаза Ленни стали ледяными, когда она посмотрела на него. — Вы знаете, что о вас говорят? Что вы убили Джесса Локка! Что вы ограбили дилижанс! Что вы убили Такера! — она на секунду замолчала. — Да, так говорят, и Бен Локк знает об этом. Он в городе и ищет вас! Он убьет вас! А я... — глаза ее сверкнули, — буду только рада!

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть