Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Дело об испуганной машинистке The Case of the Terrified Typist
Глава 13

Как только Перри Мейсон вошел в свой кабинет, Делла положила ему на стол какой-то розовенький квадратик бумаги.

– Что это такое, Делла? – спросил он, убирая на место свою шляпу.

– Телеграмма от правления Южноафриканской компании.

– Они отказываются от моих услуг?

– Ничуть не бывало.

– Что там сказано?

– Сказано, чтобы вы вели дело и дальше и защищали интересы Джона Джефферсона; что компания наводила о вас справки до того, как пригласила вас; что они вам полностью доверяют и что их единственным полномочным представителем в нашей стране, имеющим право отдавать распоряжения, является Джон Джефферсон.

– Ну что же, это уже кое-что.

Он взял из рук Деллы телеграмму и внимательно прочитал ее.

– Похоже, что на уважаемого Вальтера Ирвинга они не возлагают больших надежд.

– Конечно, шеф, мы не знаем, что он им телеграфировал…

– Он нам ясно сказал о своих намерениях в этом отношении.

– Ну и что это ему дало? – спросила Делла.

– Пожалуй, ничего хорошего, – усмехаясь, ответил Мейсон. – Но и мы тоже не в блестящем положении. Если нам не удастся найти Мэй Иордан или Марлен Шомо, нам придется туго!

– Но ведь можно добиться отсрочки слушания дела под тем предлогом, что…

Мейсон отрицательно покачал головой:

– Нет!

– Почему, шеф?

– По нескольким соображениям. Во-первых, я заверил окружного прокурора, что мы согласны слушать дело в первый же удобный для судьи день. А во-вторых, Делла, я продолжаю считать, что мы больше выиграем, чем проиграем, если процесс начнется до того, как окружной прокурор хорошенько разберется в этом деле.

– Вы предполагаете, что этот так называемый брат Марлен Шомо и вправду Монрой Векстер?

Взглянув на часы, Мейсон сказал:

– К этому времени у Пола Дрейка должен уже иметься ответ на этот вопрос. Соедини-ка меня с ним, Делла. Или нет, лучше попроси его зайти.

Через десять минут Дрейк сидел в своем любимом кресле и рассказывал:

– Этот парень, Ирвинг, мелет вздор. Марлен Шомо приезжала в больницу, представившись сестрой Пьера Шомо. Он там находится больше года и постепенно стал буйнопомешанным. Его оперировали, после чего он превратился в настоящую комнатную собачку. В больнице его держали только потому, что ему некуда было уйти. Администрация страшно обрадовалась, когда ей представилась возможность сдать его сестре под расписку. Так что теперь ты сам видишь, что он вряд ли может быть Монроем Векстером. К тому же она взяла его из больницы за месяц до того, как произошла эта история с Векстером. Последний находился тогда в Париже.

– Его настоящее имя действительно Пьер Шомо?

– Администрация больницы считает, что да.

– Кто это подтвердил?

– Не знаю. Марлен, по всей видимости. До того парень был записан под другим именем. Он был опасным преступником, психопатом. Он сам дал согласие на лоботомию, видимо не зная, что это за штука, и его прооперировали. После операции его мания человеконенавистничества полностью исчезла, но он превратился в безответное существо. Насколько я понял, он постоянно пребывает в гипнотическом трансе. Действует как лунатик. Что ему ни скажешь, все выполняет.

– Ты все проверил в больнице?

– Решительно все. Врач не в восторге от результатов операции. Он надеялся на что-то лучшее, но поскольку парень до операции все равно был обречен, даже его нынешнее состояние является несомненным улучшением. Они страшно обрадовались возможности избавиться от него.

– Могу себе представить! Что еще?

– А теперь новость, которая тебя неприятно потрясет, Перри.

– Выкладывай.

– Мэй Иордан забрали люди из окружной прокуратуры.

– Черт возьми! – воскликнул Мейсон. – Что им нужно? Хотят добиться от нее какого-то признания?

– Этого никто не знает. Вчера днем в контору, где она работает, явились двое мужчин. Надо тебе сказать, что это одна из наиболее респектабельных и уважаемых фирм в городе, и там разразился настоящий скандал, когда эти типы представились и заявили, что им нужна Мэй Иордан. Сначала они побеседовали с ней с глазу на глаз в одном из кабинетов, а потом пошли к старине Хонкату, старшему компаньону фирмы «Хонкат, Гридли и Виллингс», и заявили ему, что ради безопасности Мэй должны увезти ее на некоторое время.

– Она поехала охотно?

– Вроде бы да.

Мейсон задумался.

– Каким образом они ее разыскали, Пол?

– При аресте у Джефферсона нашли записную книжку. Правда, в ней все было зашифровано, но довольно примитивно. Среди прочих адресов был и адрес Мэй. Когда они явились к ней, она заговорила.

– Ничего, когда в суде она поднимется на место для свидетелей, я подвергну ее такому перекрестному допросу, который она будет долго помнить! Ну а что в отношении Ирвинга, Пол? Куда он поехал после разговора со мной?

– Это снова скверные новости, Перри. Видишь ли… – медленно начал Дрейк.

У Мейсона потемнело лицо.

– Я же тебе говорил, насколько это важно, Пол!

– Я отлично помню, что ты мне говорил. А теперь послушай меня, я хочу тебе кое-что объяснить о технике слежки. Если умный человек знает, что за ним установлено наблюдение, а его это не устраивает, он все равно удерет, если только за ним не следят сразу несколько человек, имеющих возможность общаться друг с другом.

– Но Ирвинг не знал, что за ним следят.

– Почему ты так думаешь?

– Во всяком случае, когда он пришел сюда, он вел себя совершенно свободно.

– Зато когда он вышел отсюда, он повел себя именно так, как ведет себя человек, желающий скинуть хвост. Что ты ему сказал, Перри?

– Ничего такого, что могло бы возбудить его подозрение. А что он сделал?

– Начал сбивать преследователей со следа.

– Как? – поинтересовался Мейсон.

– Сначала взял такси и, наверное, предупредил водителя, что за ним едет машина, от которой он хотел бы удрать. Таксист проделал все виртуозно. Он ухитрялся пересекать перекрестки как раз перед тем, как сменялся свет светофора, мчался до следующего и так далее. Оперативник, разумеется, старался от него не отставать, надеясь, что в случае недоразумения сумеет договориться с дорожной полицией. В конце концов его машину задержали, а полицейский, к несчастью, оказался ярым противником частных детективов. Пока он читал мораль моему парню и выписывал квитанцию на штраф, Ирвинга и след простыл. Как правило, в подобных случаях полиция никогда не цепляется к детективам, а этот действовал назло. Но все равно, Перри, поверь мне, Ирвинг так или иначе удрал бы от моих парней, потому что он задался целью это сделать. Он прибегнул бы к другим уверткам, но добился бы своего.

– Что ты предпринял, Пол?

– Как обычно, расставил посты вокруг его дома и все такое. Велел позвонить, когда он вернется.

– И он так и не вернулся?

Дрейк покачал головой.

– Ладно. Что скажешь про остальных?

– Ты считал, что Марлен Шомо будет легко обнаружить?

– Как я вижу, ты вытащил пустышку по всем линиям? – нетерпеливо перебил адвокат.

– Почему? Я же выяснил про Мэй Иордан.

– И это все?

– Все.

– Очень хорошо. Так что же с Марлен Шомо? Как говорят: пришла беда – отворяй ворота. Выкладывай все скверные новости сразу.

– Ты даже не представляешь, сколько времени я потратил на поиски таксиста, который отвез ее от дома. Нам повезло, он великолепно все запомнил. По его словам, он отвез женщину, мужчину и четыре тюка в аэропорт.

– А что потом?

– После этого глухая стена. Нам не удалось установить, куда они девались из аэропорта.

– Ты хочешь сказать, что женщина и мужчина, который едва в состоянии передвигаться, с кучей вещей могли незаметно исчезнуть?

– Совершенно верно. Попробуй как-нибудь проделать это сам.

– Что проделать?

– Связаться со всеми таксистами, которые побывали в аэропорту. Попробуй узнать, кто из них сажал к себе в машину женщину и мужчину, а в багажник загрузил четыре тюка и саквояж. Самолеты прилетают и улетают через каждые пять минут. Всегда стоит очередь в ожидании свободных машин. Это же настоящий сумасшедший дом!

Мейсон задумался.

– Ирвинг мне сказал, что мы зашли в тупик. Но, как мне кажется, нам помогут четыре тюка.

– Я тоже так подумал, когда ты мне об этом сказал, – буркнул Дрейк.

– Они поехали прямиком в аэропорт?

– Да.

– Должны же они оттуда куда-то деться?

– Безусловно, там они не остались. Но они и не улетели ни на одном самолете, которые были в то время по расписанию.

– Откуда ты знаешь?

– Проверил по багажу. Водитель такси сказал, что тюки были тяжелые, килограммов по семьдесят каждый. Значит, им пришлось бы оплачивать багаж. Я проверил списки пассажиров, потом отправился в кассы и узнал у кассиров, не были ли приобретены в это время дня билеты с большой дополнительной платой за багаж. После этого я опросил контролеров, стоявших непосредственно у выхода к самолетам. Они должны были запомнить молодую женщину, которая попросила бы помочь усадить ей в самолет больного мужчину. Они такой не видели. Не брала она и инвалидной коляски. Тогда я решил, что она выгрузила все свои тюки, взяла другую машину и вернулась в город…

– И вот эту вторую машину ты не можешь отыскать?

– Мои ребята все еще ее ищут. Но это все равно что подойти к какой-нибудь крошке в мини-юбке с голыми ногами и спросить, не помнит ли она, кто накануне остановил ее на улице.

Мейсон усмехнулся:

– Ну что же, Пол, признаем, что нам не повезло. Теперь давай подумаем, зачем прокурор задержал Мэй Иордан.

– Потому что ему хотелось ее допросить.

– Тогда почему он не отпустил ее домой после допроса?

– Потому что он его еще не закончил.

– Нет, Пол, – покачал головой Мейсон. – Ты не оценил того, что произошло. Она же поднялась к себе и взяла два чемодана вещей. Получается, что прокурор практически содержит ее под стражей.

– Но зачем? – удивился Дрейк.

– Единственный ответ – она нужна ему в качестве основного свидетеля. Но если это так, значит, она рассказала ему такую историю, что он окончательно ослеп, заглотил приманку и стал принимать черное за белое и наоборот.

– Так ты считаешь ее важным свидетелем?

Мейсон слегка улыбнулся:

– Знаешь, а ведь правда, нет худа без добра, Пол.

– Что-то я не пойму, Перри.

– Видишь ли, окружной прокурор не выставит Мэй Иордан в качестве основного свидетеля обвинения, думаю, он пытается ставить мне палки в колеса, убрав моего свидетеля. Если же прокурор все-таки вызовет ее на свидетельское место, он будет иметь бледный вид!

– Так ты все же согласишься на немедленное слушание дела? – спросил Дрейк.

Мейсон усмехнулся:

– Мой дорогой, ты, наверное, в детстве читал про медвежью услугу. Так вот, уважаемый прокурор может ждать от меня чего-то в этом роде. Отвечая же более точно на твой вопрос, скажу, что да, я за немедленное судебное разбирательство, пока прокурор находится под гипнозом истории, рассказанной ему Мэй Иордан, и не успел узнать того, что известно мне, но неизвестно ему.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть