Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Дело об испуганной машинистке The Case of the Terrified Typist
Глава 3

Когда Пол Дрейк вышел из кабинета, Перри Мейсон повернулся к Делле:

– Ну и что ты об этом думаешь, Делла?

– Боюсь, что так и было – ответила она. – Время совпадает. Теперь мне кажется, что мы напрасно отнеслись невнимательно к рассказу Герти, зная ее склонность все преувеличивать. Возможно, эта девушка действительно была очень напугана и явилась сюда, потому что знала, что путь к отступлению ей отрезан. У нее оставался только один выход – зайти в какую-нибудь контору. Так что она вошла сюда, мучительно придумывая, по какому вопросу ей проконсультироваться со мной, а тут Герти нечаянно ей подыграла, дав понять, что мы ожидаем прихода машинистки.

– Это звучит логично, – согласился Мейсон. – Пойду-ка разнюхаю обстановку… Мне хочется кое-что проверить самому.

– А мне что делать, шеф?

– Хорошенько осмотри пишущую машинку, на которой она работала. Не исключено, что у нее было что-то, от чего она хотела избавиться, подыскав какой-нибудь временный тайник. И загляни на всякий случай в туалетную комнату. Ну а я схожу за сигаретами.

Мейсон прошел по длинному коридору, вызвал лифт, спустился в вестибюль и подошел к киоску, за прилавком которого высокая крашеная блондинка с холодными светло-голубыми глазами улыбалась решительно всем заученной улыбкой.

– Привет, – поздоровался Мейсон.

– Добрый вечер, – ответила она.

Поскольку со стороны Мейсона это было своего рода нарушение, голубые глаза стали еще более холодными и настороженными.

– Мне нужна небольшая информация, – сказал Мейсон.

– Мы продаем сигары, сигареты, жевательную резинку, конфеты, газеты и журналы.

Мейсон рассмеялся:

– Вы неправильно меня поняли.

– И вы меня неправильно поняли.

– Я арендую помещение в этом здании, – сказал адвокат, – причем уже довольно давно. А вот вы здесь совсем недавно, не так ли?

– Да, я купила этот киоск у мистера Нери… Постойте, я знаю, кто вы такой! Вы же Перри Мейсон, знаменитый адвокат! Прошу прощения, мистер Мейсон. Я-то сначала подумала, что вы… понимаете, многие считают, что раз девушка заведует табачным киоском, она заворачивает и саму себя с пачкой противных сигарет.

Мейсон улыбнулся:

– Извините, мисс, мне следовало представиться.

– Чем могу быть вам полезна, мистер Мейсон?

– Возможно, ничем, – ответил адвокат. – Я хотел получить небольшую информацию, но боюсь, что вы еще недостаточно хорошо знаете тех, кто здесь работает, чтобы мне помочь.

– К сожалению, мистер Мейсон, – сказала она, – у меня вообще довольно скверная память на имена и лица. По собственному почину я стараюсь познакомиться со своими постоянными покупателями. Уверяю вас, дело это весьма нелегкое!

– В этом здании имеется несколько относительно «новеньких». Одного из них зовут Джефферсон, второго – Ирвинг.

– Вы имеете в виду тех, кто возглавляет компанию по экспорту драгоценных камней?

– Совершенно верно. Вы знаете их?

– Теперь да. Сегодня днем здесь была масса беготни и треволнений, хотя тогда я и не подозревала о причине. Похоже, к ним в контору забрались воры.

– И вам показали владельцев?

– Да. Один из них, если не ошибаюсь, мистер Джефферсон, позднее купил пачку сигарет и рассказал мне о случившемся. Со всеми подробностями.

– Но до этого вы их не знали?

– С виду?

Мейсон кивнул.

– Очень сожалею, мистер Мейсон, но тут я ничем не могу вам помочь.

– Ничего, не огорчайтесь. Все нормально.

– Почему вы спрашиваете, мистер Мейсон? Вы заинтересовались этим делом?

Мейсон улыбнулся:

– Не непосредственно.

– Вы выражаетесь так таинственно. Когда вы сюда подошли, я вас не узнала, но ваши портреты так часто появляются в газетах, что мне сразу же показалось, что я с вами где-то встречалась, а потом вспомнила… Что значит «не непосредственно»?

– Настолько мало, что об этом не стоит и говорить.

– Ну что же, но учтите, что мой киоск находится в таком удобном месте, что я, наверное, смогу снабжать вас необходимой информацией, если только вы скажете заранее, что именно вас интересует. Я буду счастлива вам услужить. Конечно, пока я мало кого знаю, но со временем осмотрюсь. Одним словом, можете рассчитывать на меня.

– Спасибо, – поблагодарил Мейсон.

– Может быть, мне еще раз поговорить с мистером Джефферсоном? Он был весьма любезен и дружески болтал со мной, пока я его обслуживала. Я его не поощряла, но у меня такое ощущение… Вы же знаете, мистер Мейсон, как это бывает.

Мейсон усмехнулся:

– Вы хотите сказать, что он одинок и что вы ему понравились?

По ее смеху было видно, что она смущена.

– Ну, я не это хотела сказать…

– Но вы уверены, что он хотел, чтобы его подбодрили?

– Вы хотите, чтобы я попробовала?

– А вы не против?

– Как вам угодно, мистер Мейсон.

Адвокат протянул ей сложенную двадцатидолларовую бумажку.

– Попробуйте узнать, где находился управляющий, когда Джефферсон и Ирвинг возвращались после ленча в контору.

– Благодарю вас, мистер Мейсон, я чувствую себя преступницей, принимая эти деньги… потому что сейчас вы упомянули управляющего, и ответ я уже знаю.

– Какой же?

– Они пришли, когда управляющий и молодая девушка стояли у лифта, наблюдая за выходом. Один из этих людей шагнул было к управляющему, как будто собирался что-то спросить, но, увидев, что тот занят, повернулся, вошел в лифт и поднялся наверх. Тогда я об этом не подумала, но сейчас сообразила, что это были именно те двое, которых мне позднее показали. Надеюсь, вас интересовали именно эти сведения, мистер Мейсон?

– Очень. Благодарю вас.

– Это я благодарна вам, мистер Мейсон. Повторяю, что я всегда готова вам услужить, чем только смогу. Причем это не будет обходиться вам каждый раз в двадцать долларов.

– Спасибо, но я не привык пользоваться даровыми услугами.

– Я в этом не сомневаюсь.

Она подарила ему свою самую обаятельную улыбку.

Когда Мейсон открыл дверь своего кабинета, к нему бросилась Делла. Было заметно, что она сдерживала волнение.

– Ну, шеф, мы влипли по самые уши! – воскликнула она.

– Во что мы влипли и почему?

Вместо ответа Делла протянула ему металлическую коробочку.

– Что в ней?

– Большой кусок жевательной резинки.

– Где ты его взяла?

– Он был прилеплен к крышке стола, за которым машинистка печатала.

– Давай-ка посмотрим, – заинтересовался Мейсон.

Делла открыла коробочку и сунула адвокату в руки порядочный кусок жевательной резинки.

– Именно так он и был прикреплен к столу, – пояснила она.

– Ну и что же ты сделала?

– Взяла старое лезвие безопасной бритвы и срезала эту шишку. Видите, я даже не тронула отпечатки пальцев в том месте, где она надавила, чтобы прилепить резинку к столу.

Мейсон с любопытством посмотрел на девушку.

– Ты становишься настоящим детективом, Делла. Значит, теперь у нас есть ее отпечатки пальцев?

– Совершенно верно, шеф.

– Но вряд ли мы отправимся с ними в полицию.

– Я тоже так думаю.

– Ну а поскольку мы не горим желанием сотрудничать с полицией, было бы неплохо, если бы, срезая пластинку, ты уничтожила отпечатки.

– Не спешите, шеф. Вы же еще ничего не видели. Согласитесь, что этот кусок резинки ужасающих размеров. Как-то не верится, чтобы девушка могла запихнуть себе в рот сразу такое количество.

– Ты считаешь, что резинка играла роль клея?

– Я в этом не сомневаюсь. Я подумала так, как только взглянула на нее.

– Почему?

Делла перевернула коробочку над столом Мейсона, и комок, оторвавшись, шлепнулся на крышку стола.

– Этой стороной он был прикреплен к столу, – пояснила она.

Мейсон сразу же увидел блестящие грани, проглядывающие сквозь резинку.

– Великий боже, Делла! Сколько же их тут?

– Не знаю, мне не хотелось дотрагиваться до этого места. Как мне кажется, мы видим два очень крупных бриллианта.

Мейсон внимательно присмотрелся к куску резинки.

– В таком случае это уже улика, – произнес он задумчиво. – И нам следует позаботиться, чтобы с ней ничего не случилось.

– Мне кажется, резинка достаточно затвердела, так что все будет в порядке, – поспешила успокоить его Делла.

Мейсон положил кусок обратно в коробочку и стал поворачивать ее то одним, то другим боком к свету, чтобы хорошенько разглядеть жевательную резинку со всех сторон.

– Два отпечатка очень четкие, – сказал он наконец, – третий какой-то смазанный, похож на боковую поверхность пальца. Но эти два – превосходные. Должно быть, большой палец и указательный. С какой стороны стола это было прикреплено, Делла?

– Справа.

– В таком случае можно предположить, что это отпечатки пальцев правой руки.

– Так что же мы делаем? – спросила Делла. – Звоним в полицию?

После некоторого колебания Мейсон сказал:

– Мне хотелось бы побольше узнать об этом деле, Делла. Ты ничего не обнаружила в туалетной комнате?

– Шеф, мне пришлось превратиться в уборщицу и перерыть весь контейнер для грязных бумажных полотенец.

– Ну и что ты там нашла?

– Кто-то сунул туда пачку писем. И либо этот человек страшно торопился, либо ему было абсолютно безразлично, что письма попадут в руки постороннего человека. Представляете, они даже не были разорваны.

– Дай-ка их мне, Делла.

– Вот, шеф, вся пачка. Они так и были перевязаны. Представляете, как я была счастлива, что никто не вошел, пока я копалась в этом мусоре.

По рассеянному кивку Мейсона было видно, насколько он поглощен находкой.

– Что вы об этом думаете, шеф? – спросила Делла. – Вам это о чем-нибудь говорит?

– Ну, – задумчиво произнес Мейсон, – либо, как ты и полагаешь, человек, оставивший их в контейнере, страшно спешил, либо все это подстроено и кому-то выгодно, чтобы письма были найдены и прочитаны. Девушка, решившая избавиться от писем надоевшего поклонника, вряд ли стала бы беспечно бросать их в урну даже в спешке, не изорвав предварительно на мелкие кусочки… Так что вторая версия кажется более убедительной.

Мейсон прочитал одно из писем.

– Странно, Делла. Можно подумать, что автор был в капризном настроении, когда все это сочинял. Вот послушай:

«Мой дорогой принц Шарман!

Когда вы ускакали на своем боевом коне, мне захотелось рассказать вам о многом, но, увы, вы были уже далеко…

Сверкающее оружие и высокий шлем почему-то придавали вам вид праведника, себя же я почувствовала существом более прозаическим. Вы и не знаете, принц Шарман, как были восхитительны на коне, в шлеме с поднятым забралом… Ваша лошадь горделиво изгибала шею.

Как благородна ваша миссия – броситься на помощь даме, попавшей в беду…»

Мейсон замолчал и недоуменно посмотрел на Деллу.

– Что за чертовщина?

– Посмотрите подпись.

Мейсон перевернул две страницы.

– «Преданная вам ваша Мэй».

– И «Мэй», разумеется, написано через «э»?

Мейсон кивнул и задумчиво произнес:

– Нам не хватает только убийства, Делла, чтобы влипнуть в действительно хорошенькую историю!

– В какую историю?

– Практически получается, что мы утаиваем от полиции важные улики.

– Разве вы не расскажете им про Мэй Молдис?

Мейсон отрицательно покачал головой.

– Я не осмеливаюсь, Делла. Они мне ни за что не поверят. Да и что я им скажу? Что пока полиция обыскивала здание в поисках женщины, забравшейся в контору компании по экспорту бриллиантов, я в полном неведении сидел у себя в кабинете и поздравлял себя с удачей, потому что в тот самый час, когда к нам должна была прийти машинистка из агентства, небо послало нам чудо-работницу, которую мы приняли за сотрудницу мисс Мошар, хотя практически к тому времени мы уже знали, что это не так.

– Да, – улыбнулась Делла, – учитывая вашу репутацию, я не сомневаюсь, что полиция отнесется к подобному заявлению весьма скептически.

– Это еще слабо сказано. Развивать скептицизм у славных стражей закона не в наших интересах, Делла. И нам надо позаботиться о том, чтобы у них не возникло сомнений в нашей лояльности.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть