Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Дело об испуганной машинистке The Case of the Terrified Typist
Глава 2

Делла Стрит положила перед Мейсоном пачку машинописных листов.

– Взгляните, шеф, это первые десять страниц текста.

Мейсон с интересом перелистал страницы и тихонько присвистнул.

– Вот это называется образцовым печатанием на машинке.

Делла Стрит поднесла листок к свету:

– Я уже проверила несколько страниц и нигде не нашла ни ошибок, ни опечаток, ни разницы в ударе. Можно подумать, что это печатал не человек, а робот. Поразительно точная и красивая работа.

– Делла, надо немедленно позвонить мисс Мошар и узнать о девушке побольше. Как ее зовут?

– Мэй Молдис.

– Соедини-ка меня с мисс Мошар.

Делла сняла трубку внутреннего телефона и сказала:

– Герти, мистер Мейсон хочет поговорить с мисс Мошар из агентства стенографических и машинописных работ. Ничего, я подожду… Алло, мисс Мошар? Ах так? Это Делла Стрит, секретарша мистера Перри Мейсона. Я звоню по поводу машинистки, которую мисс Мошар прислала в нашу контору. Вы уверены? Она должна была где-то оставить записку… Да… да… Понимаю. Нет, две девушки нам не нужны. Нет, нет. Мисс Мошар одну уже прислала, ее зовут Мэй Молдис. Я хочу узнать, можем ли мы рассчитывать на то, что она поработает у нас ближайшие две-три недели?.. Пожалуйста, как только она вернется. – Делла Стрит положила трубку и повернулась к Мейсону: – Мисс Мошар вышла, а ее секретарша не в курсе дела. Оказывается, она даже не знала, что у нас уже работает их сотрудница. Перед уходом мисс Мошар оставила записку с именами трех машинисток и распоряжением прислать к нам ту из них, которая освободится первой. И секретарша как раз пыталась связаться с кем-нибудь из этих девушек.

– Это совсем не похоже на мисс Мошар, – с сомнением покачал головой Перри Мейсон. – Она всегда необычайно скрупулезна во всем, что касается работы. Раз она направила к нам машинистку, она должна была уничтожить записку. Видимо, ее отвлекли какие-то важные дела. Впрочем, нас это не касается.

– Мисс Мошар должна вернуться в течение часа. Я просила передать ей, чтобы она сразу же нам позвонила.

Мейсон снова углубился в работу.

В четырнадцать тридцать Делла вышла посмотреть, как идут дела у новой машинистки. Вернувшись, она сообщила:

– Шеф, она продолжает выстукивать аллегро. Если так будет и дальше, то она уже сегодня все отпечатает.

Мейсон недоверчиво взглянул на Деллу.

– Последние страницы все исчерканы и переправлены, я и сам в них не разберусь.

– Похоже, что ей это не мешает. Ее пальцы выбивают ровную барабанную дробь. Эта девушка…

На столе у Деллы резко зазвонил телефон. Протянув руку к трубке, она закончила скороговоркой:

– В полном смысле слова играет на клавишах пишущей машинки. – И потом уже заговорила в трубку: – Алло! Я, мисс Мошар. Да, я звонила по поводу машинистки… Что? Не присылали? Мэй Молдис? Извините, мисс Мошар, произошла какая-то ошибка. Да, эта девушка весьма компетентна. Да, да, она уже заканчивает работу. Ужасно сожалею, мисс Мошар… Вы будете на месте? Прекрасно, я с ней поговорю и позвоню вам еще раз. Да, она сказала нам именно это. Да, из вашего агентства… Хорошо, договорились, я вам позвоню.

Делла Стрит положила трубку.

– Загадка? – спросил Мейсон.

– Похоже на то… Мисс Мошар уверяет, что она никого не присылала. Она старалась подобрать такую машинистку, которая бы нас устроила, на это потребовалось время…

– Ну что же, как раз такая у нас и оказалась. – Мейсон указал кивком на дверь, за которой работала машинистка.

– Так что же нам делать?

– Делла, выясни любым способом, откуда она явилась. Ты уверена, что она сказала, что ее прислала мисс Мошар?

– Так сказала Герти.

– Значит, ты основываешься только на словах Герти?

Делла кивнула.

– С самой мисс Молдис ты не говорила?

– Нет, шеф. Когда я принесла ей рукопись, она уже подготовила себе рабочее место: достала из ящика копирку и бумагу, обтерла машинку, даже сменила ленту. Спросила меня, сколько требуется экземпляров. Я ответила, что три. После этого, как я уже говорила, она принялась сразу всеми пальцами стучать на машинке.

– Вот прекрасный случай продемонстрировать тебе несовершенство человеческой памяти, – громко рассмеялся адвокат. – Я не сомневаюсь, что ты вполне искренне уверяла мисс Мошар, будто Мэй Молдис заявила, что ее прислало агентство. В действительности нам Герти сообщила, что девушка показалась ей страшно напуганной и излишне застенчивой, поэтому она, желая как-то подбодрить ее, спросила, не новая ли она машинистка. Девушка кивнула, ну а Герти показала ей на рабочее место. Так что, моя дорогая, Герти нам не говорила про агентство мисс Мошар.

– А мне показалось…

– Совершенно верно. Лишь долгие годы проведения перекрестных допросов научили меня внимательно выслушивать подлинные слова говорящего, а не домысливать их соответственно данному делу. Поэтому я абсолютно уверен, что Герти ничего не говорила про агентство стенографических и машинописных работ. Но поскольку мы ждали машинистку оттуда, ничего иного мы не могли предположить.

– Откуда же она могла явиться?

– Позови ее сюда и спроси. Только не отпускай ее, Делла. Мне необходимо покончить с этой бумажной канителью, а эта девушка просто клад.

Делла кивнула. Встала из-за стола и вышла в приемную. Через минуту она вернулась и сказала, что машинистка вышла попудрить нос.

– Я попросила Герти прислать девушку к нам, как только та вернется.

– Как продвигается работа?

– Почти закончена. Правда, она не раскладывает напечатанное по экземплярам, а оставляет закладки вместе с копиркой. Мне раньше как-то и в голову не приходило, что так можно сэкономить уйму времени. Напечатано все просто красиво.

Мейсон откинулся в кресле, закурил сигарету и сказал:

– Подождем, пока она придет. Интересно, что она нам расскажет? Когда начинаешь задумываться над этим маленьким инцидентом, приходишь к выводу, что история и вправду загадочная.

Делла снова вышла из кабинета и тут же вернулась.

Мейсон, нахмурившись, сказал:

– Возможно, она из тех девушек, которые затрачивают на работу такое количество нервной и физической энергии, что им периодически необходимо расслабляться – выкурить сигарету или…

– Или? – переспросила Делла, когда адвокат замолчал.

– Или выпить. Одну минутку, Делла. Как мне кажется, в этом письме нет ничего конфиденциального. Но если она задержится у нас хотя бы на недельку, нам придется доверять ей куда более деликатные бумаги. Вот я и думаю, Делла, что тебе следует пойти в туалетную комнату и проверить, нет ли в руках нашей чудо-машинистки маленького пузырька, из которого она либо нюхает порошок, либо глотает шарики.

– Ну и кроме того, мне надо как следует втянуть в себя воздух, чтобы удостовериться, что в туалетной комнате не пахнет марихуаной.

– Можно подумать, что ты знаешь, как она пахнет.

– Конечно, знаю. Интересно, как бы я могла работать у одного из самых замечательных адвокатов по уголовным делам, если бы не познакомилась, хотя бы теоретически, с наиболее распространенными видами правонарушений.

– Ладно, иди и скажи ей, что мы хотим с ней побеседовать. Но сначала поболтай с ней сама в неофициальной обстановке, чтобы составить о ней мнение. Ведь ты с ней еще не разговаривала?

– Я только спросила, как ее зовут, ну и сказала, сколько нам нужно экземпляров. Помню еще, что поинтересовалась, как пишется ее имя, и она ответила, что через «э».

Мейсон кивнул.

Делла вышла, но сразу же вернулась.

– Ее там нет, шеф.

– Черт побери, где она?

Делла пожала плечами.

– Не знаю, шеф.

– Она сказала Герти, куда пошла?

– Нет. Просто молча встала и вышла из конторы. Герти, естественно, предположила, что она идет в туалет.

– Странно… Послушай, а разве туалетная комната не запирается?

– Запирается, – ответила Делла.

– Значит, она должна была попросить у Герти ключ или, по крайней мере, узнать, где эта комната находится. А где ее пальто и шляпа?

– Кажется, их у нее совсем не было. Только сумочка.

– Иди и принеси все, что она успела напечатать. Посмотрим, что она сделала.

Делла принесла целую пачку красиво напечатанных листов. Мейсон внимательно их изучил.

– Ей осталось напечатать еще две страницы. На это не ушло бы много времени, тут у меня половина вычеркнута. Именно здесь милейший Джексон набрасывается на суд с пышными фразами о свободе личности, конституционных правах и священности законов.

– Он так гордился этими страницами, шеф. Надеюсь, вы хоть что-то от них оставили?

– Самую малость. Апелляция должна быть красноречива не высокопарными рассуждениями, а ссылками на соответствующие законы и прецеденты из судебной практики. Ну и ясным изложением сути дела. Причем гораздо лучше, если в апелляции приведены все факты как в пользу обвиняемого, так и те, которые на первый взгляд говорят против него. Все же, Делла, как ты думаешь, какая муха укусила эту девицу и куда она подевалась?

– Мне кажется, она где-то в здании.

– Почему ты так считаешь?

– Не могла же она уйти, не получив деньги? Она выполнила огромную работу за сегодняшний день.

– Она должна была бы закончить ее. Работы у нее оставалось самое большое минут на десять-пятнадцать, учитывая, с какой скоростью она печатает.

– Шеф, похоже, вы твердо уверены, что она больше не вернется?

– У меня такое предчувствие.

– Может быть, она спустилась купить сигарет в киоске?

– В этом случае она давно бы уже вернулась.

– Да, это так. Но… но, шеф, неужели она не заинтересована в деньгах?

Мейсон аккуратно разложил машинописные листы на три ровные стопки.

– Да, она нам здорово помогла, положение у нас было трудное…

Он замолчал, услышав особый стук в дверь, выходящую в коридор.

– Ага, это Пол Дрейк, – сказал он. – Интересно, что его привело к нам. Впусти его, Делла.

Делла открыла дверь. Пол Дрейк, который, по всей вероятности, только что вышел из своего агентства, расположенного по этому же коридору, но ближе к лифту, стоял на пороге с неизменно насмешливой улыбкой на губах.

– Привет, Перри. Имею честь, Делла. Чем вы были заняты во время этого переполоха?

– Какого переполоха? – удивился Мейсон.

– Полиция наводнила все здание, – ответил Дрейк, – а вы тут сидите и занимаетесь самыми прозаическими делами: перебираете и перекладываете с места на место какие-то скучные бумаги…

– Черт возьми, ты прав, Пол, мы и правда занимались бумагами. Садись, бери сигарету и расскажи нам, что случилось. Понимаешь, завтра подходит срок подачи апелляционной жалобы, так что у нас дел было по горло.

– А когда их у тебя меньше? – лениво ответил Дрейк, устраиваясь в большом кресле и закуривая.

– Так что же произошло? – снова поинтересовался Мейсон.

– Полиция разыскивала на нашем этаже какую-то дамочку. Она случайно не заглядывала к тебе в контору?

Мейсон бросил предостерегающий взгляд на Деллу.

– Нет, насколько мне известно. – Потом обратился к ней: – Посмотри, Делла, не ушла ли Герти домой?

Делла выглянула в приемную:

– Уже собралась.

– Ты можешь ее задержать?

– Да, шеф. Она как раз у двери. – Делла повысила голос: – Герти, будь добра, зайди сюда на минуточку.

Герти, уже в пальто и шляпке, вошла в кабинет:

– Вы меня звали, мистер Мейсон?

– Приходили ли сюда сегодня какие-нибудь полицейские? – спросил он.

– Да, – ответила девушка. – Сегодня в нашем коридоре кого-то ограбили.

– Что они хотели, Герти?

– Они спрашивали, нет ли в конторе посторонних и не видели ли мы грабительницы, молодой девушки.

– Что же ты им ответила? – ровным голосом продолжал расспрашивать Мейсон.

– Я сказала, что у вас в кабинете никого нет, кроме вашего личного секретаря, мисс Стрит, а в конторе в данный момент находятся только штатные служащие да машинистка из агентства, услугами которого мы постоянно пользуемся.

– Что было после этого?

– Они ушли. А что?

– Ничего. Меня просто заинтересовала эта история, только и всего.

– Мне следовало вас предупредить? Я просто подумала, что лучше вас не беспокоить.

– Все в порядке, Герти, у меня нет к тебе никаких претензий. Отправляйся домой и хорошенько повеселись вечером.

– Как вы догадались, что у меня свидание? – удивилась она.

– Увидел по твоим глазам, – улыбнулся адвокат. – До свидания, Герти.

– До свидания.

– Ясно, рак-отшельник? – спросил с усмешкой Дрейк. – Так что если бы в тот момент у тебя, Перри, сидела клиентка, полиция непременно заинтересовалась бы ею и пожелала бы на нее взглянуть…

– Ты говоришь, они обыскали весь этаж?

– Во всяком случае, осмотрели все, что могли. Понимаешь, ограбление произошло в конторе, находящейся как раз напротив дамского туалета. Стенографистка, которая зашла туда помыть руки, увидела, как какая-то особа, стоявшая, естественно, к ней спиной, пыталась открыть дверь в эту контору, пробуя сначала один ключ, потом другой. Стенографистке это показалось подозрительным, и она задержалась, наблюдая, что же будет дальше. Подошел примерно четвертый ключ, и тогда эта девица вошла в контору.

– Что это за контора?

– Филиал Южноафриканской компании по добыче, обработке и экспорту алмазов.

– Продолжай, Пол.

– Стенографистка оказалась достаточно сообразительной. Она позвонила управляющему зданием, а потом вернулась к лифту и стала поджидать, не выйдет ли та девица из конторы и не попытается ли удрать этим путем. В этом случае стенографистка решила войти в кабину вместе с ней.

– Это могло быть опасным, – заметил Мейсон.

– Правильно, но это отчаянная девушка.

– Она могла бы узнать ту особу?

– Вряд ли, но она запомнила, как та была одета. Ты же знаешь, Перри, что такое женщины. Они не будут смотреть на лицо, но точно определят качество чулок и покрой одежды, фасон обуви и прическу… цвет волос и все такое.

– Понятно, – протянул Мейсон, украдкой поглядывая на Деллу, – это описание было передано полиции?

– Разумеется.

– Но они не нашли преступницу?

– Они вообще ничего не нашли. Тогда управляющий передал полиции запасной ключ от этой конторы. Помещение выглядело так, как будто над ним пронесся циклон. Все ящики были выдвинуты, бумаги валялись на полу… Стол был перевернут, пишущая машинка опрокинута набок, а тумбочка под ней распахнута.

– И никаких признаков девицы?

– Не только девицы, но и вообще никого… Партнеры, владельцы бизнеса Джефферсон и Ирвинг, появились уже после полиции… Они выходили перекусить и были потрясены, увидев, в какое состояние была приведена их контора за сравнительно короткий срок их отлучки.

Мейсон высказал предположение:

– Девица могла убежать по лестнице на другой этаж и уже оттуда вызвать лифт.

Дрейк отрицательно покачал головой:

– Исключено, Перри. Позвонив в полицию, управляющий вместе со стенографисткой спустился вниз, и они дежурили в вестибюле, проверяя всех, кто выходил из лифта. Полиция прибыла на удивление быстро, буквально через несколько минут после звонка управляющего. Радиофицированная патрульная машина совершенно случайно проезжала по этой улице, и они приняли вызов по радио. Управляющий со стенографисткой остались на своем посту у лифта, а полицейские, получив описание преступницы, поспешили наверх и заглянули во все помещения на нашем этаже.

– И в туалетные комнаты тоже? – спросил Мейсон.

– Разумеется. Они первым делом направили туда двух девушек.

– Ну и как тебе это нравится, Пол? Если я не высовываю носа из своего кабинета и не натыкаюсь на преступление, тогда само преступление натыкается на меня… во всяком случае, косвенно. Итак, Джефферсон и Ирвинг вошли к себе в контору сразу после приезда полиции, не так ли?

– Точно.

– А управляющий в это время стоял у лифта в вестибюле, ожидая, не спустится ли девица?

– Совершенно верно.

– Он знал, в какой именно конторе произошло ограбление?

– Безусловно. Ему рассказала стенографистка, а он, в свою очередь, объяснил полиции, где находится эта контора, и дал им запасной ключ, чтобы они могли попасть туда.

– И после этого он продолжал дежурить внизу, у лифта, в компании со стенографисткой?

– Правильно. Сколько предосторожностей, чтобы поймать ловкую девицу! Знаешь, Перри, я не стал бы говорить это никому другому, но как будто эта компания, экспортирующая драгоценные камни, со дня на день ожидала партию бриллиантов стоимостью в полмиллиона долларов.

– Черт побери!

– Совершенно верно. Ты же знаешь, как это теперь делается: страхуют посылку и отправляют по почте.

– Странное дело, – задумчиво произнес адвокат. – Ты говоришь, что Ирвинг и Джефферсон явились буквально следом за полицией, в то время как управляющий стоял внизу, возле лифта. Почему же он не остановил их и не предупредил, что они найдут у себя в конторе полицию и… Что случилось? – быстро спросил Перри Мейсон, видя, как Пол Дрейк выпрямился в кресле и несколько раз ударил себя по голове. – Что ты делаешь, Пол?

– Пытаюсь вбить в свою тупую голову хотя бы несколько здравых мыслей! Боже мой, Перри, мне управляющий сам обо всем рассказал, а мне и в голову не пришло спросить его об этом. Дай-ка я позвоню ему по телефону.

Вызвав кабинет управляющего, детектив заговорил в трубку:

– У телефона Пол Дрейк. Я тут раздумывал о неприятностях в компании по экспорту драгоценных камней. По словам полиции, Ирвинг и Джефферсон, партнеры, заправляющие этим бизнесом, явились в контору, когда там производился осмотр?

В трубке раздались какие-то квакающие звуки.

– Ну, – протянул Пол Дрейк, – вы же стояли внизу, около лифта, вместе со стенографисткой. Почему вы не предупредили их, что у них в конторе полиция?

Переждав взрыв новых междометий в трубке, он спросил:

– Хотите, чтобы я занялся этим делом, или нет? Хорошо, договорились. В данный момент я нахожусь в конторе Перри Мейсона. Так что позвоните сюда, как только это выясните. Ладно?

Дрейк повесил трубку, вернулся к креслу, уселся и подмигнул Мейсону.

– Прошу прощения, Перри, что я присвоил себе твои гениальные идеи, но ведь это мой хлеб, так что ты на меня не гневайся.

– Есть о чем говорить. Дело-то очевидно.

– Действительно, очевидно. Именно поэтому я готов высечь себя за то, что с самого начала не подумал об этом. Но мы были настолько поражены тем, что девица словно испарилась, что никому и в голову не пришло поинтересоваться, почему управляющий не остановил Джефферсона и его партнера внизу и не предупредил о случившемся.

– Управляющий тоже мог быть чрезвычайно взволнован.

– Так оно и было, конечно… Ты с ним знаком?

– Как сказать… Я с ним разговаривал по телефону. Делла тоже. Но лично мы не встречались.

– Весьма легко возбудимый тип. Один из тех ловкачей, которых так много развелось за последние годы. Правда, он на этот раз довольно расторопно организовал проверку всего здания.

Мейсон кивнул.

– Вообще-то не так легко найти женщину в таком множестве коридоров и кабинетов!

Зазвонил телефон.

– Наверное, это тебя, Пол, – сказала Делла.

Пол взял трубку:

– Алло… Да, Пол Дрейк. Да, да, понятно. Разумеется, это легко могло случиться. Понятно. Ну что же, большое спасибо… Просто мне показалось, что следует проверить и эту линию… Нет никаких оснований, чтобы мы об этом подумали. Ничего подобного. Я собирался сразу же спросить вас об этом, но закрутился и забыл. Вот и решил, что, прежде чем лечь спать, нужно разобраться во всех неясностях. Хорошо, спасибо. Посмотрим, что нам удастся узнать. – Дрейк положил трубку и, улыбнувшись, сказал Мейсону: – Теперь этот тип пребывает в полной уверенности, что я не ем и не сплю, ломая голову над этой проблемой!

– Ну а что он ответил?

– По всей вероятности, они прошли мимо него в кабину лифта. Понимаешь, в это время, после ленча, в вестибюле всегда много народу, а они следили только за выходящими. Управляющий только что разговаривал с Джефферсоном. Тот сказал, что, возвращаясь с ленча, видел управляющего с какой-то девушкой внизу и даже намеревался спросить его о чем-то, но, поняв по их лицам, что они кого-то ждут, не стал подходить и вместе со своим партнером поспешил в лифт.

– Что ж, объяснение вполне правдоподобное, – согласился Мейсон. – Скажи, Пол, что тебе известно о Джефферсоне и Ирвинге?

– Не слишком много. Южноафриканская компания по добыче, обработке и экспорту драгоценных камней открыла здесь свой филиал. В основном они занимаются оптовой продажей бриллиантов. Их главная контора в Йоханнесбурге, второй филиал в Париже. Та сделка оформлялась через Париж. Они написали управляющему зданием, чтобы им переслали план свободных помещений, потом заключили контракт и внесли арендную плату за шесть месяцев вперед. Джона Джефферсона прислали из Южной Африки, он здесь за старшего. Вальтер Ирвинг из парижского отделения, он на должности помощника.

– Дело уже развернуто?

– Нет еще. Они только начинают. Как я слышал, им должны вот-вот поставить специальный сейф для хранения камней. Пока они подали заявку на обслуживающий персонал, приобрели кое-какую мебель для конторы.

– Эти люди привезли с собой какой-то запас бриллиантов?

– Нет. К сожалению, теперь это так не делается, и мы, частные детективы, потеряли из-за этого верный кусок хлеба. Сейчас драгоценности отправляются по почте, застрахованные на соответствующую сумму. Украшение стоимостью в полмиллиона долларов переправляется бандеролью, как какая-нибудь коробка конфет. Только стоимость пересылки обходится дороже. А если драгоценности пропадают, страховая компания выплачивает их стоимость владельцу. Спокойно, удобно и надежно.

– Все ясно, – задумчиво сказал Мейсон, – но тогда какого черта понадобилось девице в этой конторе?

– А попроще вопроса у тебя не найдется?

– Значит, контора была пуста?

– Совершенно верно. Позднее, когда придет первая партия бриллиантов, у них будет все, что требуется: сигнализация, усовершенствованный сейф, ночной сторож. Ну а сейчас это пустая оболочка. Черт возьми, Перри, ведь совсем недавно особо доверенное лицо привозило партию, скажем, бриллиантов, и частным детективным агентствам поручали охрану этого ценного груза. А теперь какой-то почтовый работник, у которого даже пистолета не имеется, носит в своей сумке бандероль стоимостью в полмиллиона. Пакет берут, запирают в сейф, и все в порядке! Нет ни прежней романтики, ни опасности, ни риска!

И все теперь измеряется процентами. Страховое дело стало ареной с острой конкуренцией. Как бы тебе понравилось, если бы страховая компания решила страховать людей против всякого рода убытков, нанесенных судебными разбирательствами? Тогда твои клиенты хорошенько подумали бы, куда им выгоднее обратиться: к адвокату или в страховую компанию, ну и…

– Вся беда в том, – совершенно серьезно ответил Мейсон, – что, когда они пришли бы в газовую камеру выплачивать человеку причитающуюся ему страховку, даже чек на огромную сумму не заставил бы его улыбаться!

Дрейк рассмеялся:

– Да, в газовой камере уже на все наплевать!

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть