Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Дело об испуганной машинистке The Case of the Terrified Typist
Глава 21

Помощник судьи призвал всех к порядку.

Гамильтон Бергер, с лица которого не сходило торжествующее выражение, улыбался собравшимся в зале.

Судья Хартли сказал:

– Мы должны вынести решение по делу Джона Джефферсона. Вы хотите, чтобы вас выслушали, мистер Мейсон?

– Да, ваша честь. Я прошу назначить новое слушание дела, поскольку суд проходил в отсутствие обвиняемого.

– Что? – заорал Гамильтон Бергер. – Это еще что за фокусы? Обвиняемый присутствовал на суде с первой минуты и до последней. Это занесено во все протоколы.

– Будьте любезны, поднимитесь, мистер Джон Джефферсон! – попросил Перри Мейсон.

Обвиняемый встал. Одновременно поднялся другой человек, сидевший в зале.

Судья Хартли внимательно посмотрел на последнего.

– Пойдите сюда, – обратился Мейсон к человеку в зале.

– Минуточку, – сказал судья Хартли. – Что все это означает, мистер Мейсон?

– Я предложил мистеру Джефферсону подняться и пройти сюда.

– Но кто он такой? Ваш свидетель?

– Нет, ваша честь, это Джон Джефферсон.

– Подождите, подождите, – разволновался прокурор. – Я ничего не понимаю. Вот стоит обвиняемый, не так ли?

– А сюда идет Джон Джефферсон, – добавил Мейсон. – Поэтому я прошу проведения нового судебного разбирательства на том основании, что слушание дела по обвинению Джона Джефферсона в убийстве первой степени проходило в его отсутствие.

– Минуточку, минуточку! – снова закричал прокурор. – Мне следовало бы предвидеть, что вы придумаете нечто подобное. Защита не имеет права запутывать суд. Какая разница, является ваш подзащитный Джоном Джефферсоном или нет? Этот человек совершил убийство, за которое его и осудили. И то, что он проходил под именем Джона Джефферсона, не спасет его от наказания за преступление.

– Вы забываете, что некоторые показания свидетелей обвинения были направлены против моего клиента, Джона Джефферсона, – возразил Мейсон.

– Какого клиента? – с недоумением повторил Бергер. – Ваш клиент стоит рядом с вами.

Мейсон улыбнулся и отрицательно покачал головой.

– Мой клиент – тот, – твердо сказал он, указывая кивком на человека, стоящего теперь у самого барьера, – Джон Джефферсон, защита которого была поручена мне правлением Южноафриканской компании по добыче, обработке и экспорту алмазов.

– Но вы ведь его защищали! – вышел из себя Бергер. – Нет, мистер Мейсон, не рассчитывайте отделаться так просто.

Мейсон снова улыбнулся:

– Вот я его и защищаю.

– Валяйте, защищайте. Тем более что его ни в чем не обвиняют!

– Повторяю: делаю заявление в суд о необходимости нового разбирательства на том основании, что суд проходил в отсутствие обвиняемого.

– Обвиняемый стоит перед вами, не понимаю, чего вам еще надо? – настаивал Бергер. – Суд проходил в его присутствие. Его уличили в преступлении. Мне безразлично, что вы будете делать с этим вторым типом, независимо от того, как его зовут.

– Но во время процесса были представлены вещественные и косвенные доказательства, имеющие прямое отношение к настоящему Джону Джефферсону. Например, вот этот кинжал, содержание писем.

– Что вы имеете в виду?

– Мэй Иордан рассказала суду о письмах, которые писал ей Джон Джефферсон. Я просил исключить ее показания, но мое ходатайство в конечном счете не было удовлетворено. Просмотрите протоколы: в них все записано.

– Минуточку, – заговорил судья. – Мы, несомненно, разберемся в создавшемся положении, но мы должны быть уверены, что это действительно не ловкий ход с вашей стороны, чтобы сбить суд.

– Все очень просто, ваша честь. Джон Джефферсон, стоящий сейчас перед вами, является доверенным представителем Южноафриканской компании. Он был направлен в наш город вместе с Вальтером Ирвингом из парижского отделения для организации нового филиала. Они должны были получить по почте партию бриллиантов стоимостью в полмиллиона.

Вальтер Ирвинг, много и неудачно игравший в рулетку, давно уже запустил руку в кассу компании. Он прекрасно знал, что при первой же ревизии, проведенной после его отъезда из Парижа, махинации всплывут.

Вот тогда он и задумал выдать Джеймса Кинседа за Джона Джефферсона, с тем чтобы после получения камней Кинсед с ними скрылся. А Ирвинг обвинил бы Джона Джефферсона в растрате, а позднее его труп был бы обнаружен при таких обстоятельствах, что у полиции не возникло бы сомнений в том, что это самоубийство. Но им этого показалось мало. Узнав, что Монрой Векстер занимается контрабандой драгоценных камней, они заодно решили прихватить и бриллианты Векстера, убив его. Наверное, вы догадались, что Ирвинг был сообщником Векстера по контрабанде, он с ним и расправился.

Ну а мнимому Джону Джефферсону эта побочная операция была ни к чему, он дожидался куда более ценной добычи по официальным каналам. Труп же настоящего Джона Джефферсона должны были «выдать» задолго до того, как полиция начнет расследование. Но вышло так, что из-за случайной задержки с доставкой партии бриллиантов из Южной Африки настоящий Джон Джефферсон не был убит, ибо мертвые не похищают ценностей.

– Ваша честь! Ваша честь! – завопил не своим голосом прокурор. – Неужели вы не понимаете, что это еще один трюк, мастером которых является Перри Мейсон? На этот раз его клиента уличили в убийстве первой степени, вот он и не знает, что бы еще придумать, только бы не подмочить свою репутацию. Заранее предупреждаю, что я сделаю все, чтобы его клиент получил самую суровую меру наказания.

Мейсон указал на человека, стоявшего у барьера.

– Вот мой клиент, Джон Джефферсон. Мне был выплачен соответствующий задаток, чтобы я представлял его на процессе. Теперь я обязан доказать, что его судили в его отсутствие. Поднимитесь на свидетельское место, мистер Джефферсон, и принесите присягу.

– Ваша честь, я возражаю! – заорал Гамильтон Бергер. – Я возражаю против такой… против такого… против… Я настаиваю, что этот обвиняемый – единственный человек, которого признает суд.

– Нет, – покачал головой судья Хартли, – до вынесения решения я должен хорошенько во всем разобраться. Суд объявляет перерыв в работе и просит представителей обеих сторон пройти на совещание. Обвиняемый тем временем должен быть отправлен в камеру…

Мейсон усмехнулся.

Высокий, очень бледный и худой человек, стоявший у барьера, повернулся и пошел к своему месту в зале. К нему подошла Мэй Иордан.

– Привет, принц Шарман, – сказала она с некоторым сомнением.

Глаза Джефферсона заблестели.

– Привет, леди Джинеза, – ответил он еще слабым голосом. – Мне сказали, что вы здесь…

– Принц… Принц Шарман!

Мейсон улыбнулся:

– Поручаю его вашим заботам, мисс Иордан.

С этими словами Мейсон прошел в кабинет судьи.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть