Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Дракон в море The Dragon in the Sea
12

«Рэм» пробирался в расщелине на четверти скорости, то подымаясь футов до шестисот, то прижимаясь к самому дну, будто гигантская рыба, ищущая еду в придонном иле. За штурвалом был Спарроу, рядом Гарсия.

– Вот и край шельфа, – сказал Спарроу. Он указал на передний экран, где прожектора высвечивали каменистый уступ в темной воде.

– Вызывать остальных? – спросил Гарсия.

– Да.

Тот нажал кнопку. Рэмси отозвался из своей мастерской.

– Что ты там делал? – спросил его Спарроу.

– Мне не спалось, вот я и…

– Вас что, не касается мой приказ, чтобы все работали парами?

– Капитан, у меня появилась идея про…

– Секунду. – Спарроу указал на верхний экран – насыпь в форме морской звезды. – Направляемся туда, Джо. – Он уменьшил скорость, продрейфовал к насыпи и посадил подлодку на грунт.

– Давление – двести пятьдесят фунтов на квадратный дюйм ровно, капитан.

Спарроу кивнул, включил боковые телекамеры и осмотрел дно.

– Для балласта здесь полно ила.

Вошел Боннет.

– Капитан, мы что?..

– Мы прибыли на место! Лес, ты смог бы пройти на корму, чтобы посетить Джонни в его мастерской?

– А разве он не…

– Какое-то время он находился там… один!

Боннет развернулся и выскочил в дверь.

– Я не имею права выдавать месторасположение этой скважины, – сказал Спарроу.

– Что вы имеете в виду, капитан? – спросил Гарсия. – Не думаете же вы, что я…

Взглядом Спарроу заставил его замолчать.

– Мистер Гарсия, мы были курсантами, потом вы были главным механиком, а я – желторотым энсином. Но именно сейчас я не могу вам доверять, хотя мы давно и знаем друг друга. Офицера Безопасности заманили в ловушку и убили на борту моего судна. Тут же «восточные» напихали своих передатчиков. Кто-то это сделал. Так могу ли я быть спокоен?

– Так точно, сэр. – Гарсия отвернулся к пульту локатора.

У себя в мастерской Рэмси взял электронную лампу, которую перед тем осматривал. «Так вот каким образом они задействуют свои передатчики, – думал он. – И это означает, что здесь есть и другие, готовые заработать в любую секунду».

Его рука дрожала, когда он собирался вставить лампу в гнездо тестера. Внезапно рука его была отброшена в сторону, а в челюсть врезался кулак.

– Ах ты, сволочь, шпион! – загремел Боннет. Он снова ударил Рэмси в челюсть.

Тот, свалившись со стула, пытался объясниться:

– Лес, я… Погоди…

– Не собираюсь выслушивать твои оправдания, – прохрипел Боннет. Он ударил Рэмси локтем прямо в зубы, колено поднялось, чтобы пнуть в бок.

«Боже! Он готов меня убить!» – мелькнуло в голове Рэмси. Он в отчаянии перекатился на спину, пытаясь дотянуться до горла Боннета. Но сильный пинок заставил его скрючиться от боли.

Боннет приподнял электронщика и опять ударил его кулаком в зубы.

– Да Господи! – простонал тот. – Не шпион я!..

– Ты грязная, лживая змея…

Боннет отступил на шаг, приподнял Рэмси под шею и снова заехал ему в челюсть.

Рэмси чувствовал, как уходит сознание, и лишь беспомощно поднял руки, чтобы защититься. Удар в ухо. Рэмси почувствовал его, будто удар молотом и отключился.

Голоса.

Они приходили к Рэмси откуда-то из мрачной бездонной дыры. Он попытался было не обращать на них внимания, повернул голову. Боль пронзила все тело.

– Мне кажется, он приходит в себя. – Гарсия.

– Вот. Дай ему выпить. – Спарроу.

– Зачем только переводить продукт? – Боннет.

– Мне не нравится то, что ты натворил. – Спарроу.

– Но я же говорил вам, капитан. Я своими глазами видел, как он вставлял эту лампу с шпионским передатчиком в гнездо и…

– Откуда ты знаешь, что это был передатчик? Кто-то из вас наступил на нее и совершенно раздавил во время заварухи.

– Шкип, все это выглядит чертовски подозрительно.

– Подозрительно… перезрительно. – Гарсия.

Рука под шеей. Что-то горько-кислое во рту, обжигающее глотку.

Кашель. Горло перехватило.

Рэмси поперхнулся. Началась рвота.

И снова через силой разжатые зубы полилась жидкость. Рэмси весь дрожал, он попытался прилечь. Тело болело, будто одна сплошная рана.

– Ты можешь говорить? – Спарроу.

Рэмси открыл глаза. Спарроу наклонился над ним, придерживая ему голову.

Рядом стояли Боннет и Гарсия.

Рэмси попытался сфокусировать взгляд на окружающем: лазарет, лежанка, стол, аптечка первой помощи.

Отвернуться от Боннета и Гарсии.

Боннет смотрит исподлобья, зло, но чувствует себя не вполне уверенно.

Гарсия же обеспокоен совсем мало.

Одной рукой Рэмси ощупал челюсть – будто огненное копье впилось в голову.

– Я… н… м…гу говорить быс…ро, – сказал он.

Спарроу подложил ему под голову подушку.

– Что вы делали в мастерской?

Электронная лампа! Шпионский «маяк»!

Рэмси через силу выдавливал слова:

– Кажется, я выяснил, как включаются шпионские передатчики.

Взаимный интерес в глазах Спарроу и Гарсии. Во взгляде Боннета уверенности все меньше.

– Кто-то здесь, на борту? – спрашивает Спарроу.

– Нет. И это очень важно… кап…тан. Не подымайте пер…ск.п.

– Почему?

– Через него идет сигнал.

– В эфире полно сигналов. Так почему…

– Тут совсем другое дело. Это вы подали мне идею. – Рэмси провел языком по губам, заставляя себя говорить разборчиво. – Попро…буйте по…нять. Резонанс. «Восточные» высылают гармонику сигнала, соот…ветствующую сигналу наших ламп «Л-4». Наверно, это как-то разрушает их, и наблюдается микрофонный эффект. Те лампы… что мы обнаружили, были только… усилители. И «Л-4» могут сейчас стать «маяками».

– Но ведь мы же убрали все эти… усилители.

– Если «восточные» пошлют сигнал на «Л-4», те возбудятся по обратной связи, – сказал Гарсия. – И никаких усилителей не будет нужно. Они устроят такой вой, что отовсюду будет слышно.

– А при чем тут перископная камера? – спросил Спарроу. Но потом сам же и ответил: – Ну конечно, им надо получить от нас чистый, сильный сигнал, а кабель перископной камеры – единственная возможность не быть заглушенным нашим корпусом.

Он покачал головой.

– Уверен, что ты прав, и так оно и было…

– Надо найти замену всем нашим «Л-4», – сказал Гарсия. – Это самое слабое место во всей нашей системе.

– Как раз этим я и занимался, когда Лес на меня набросился, – сказал Рэмси.

Боннет нахмурился.

– Капитан, это может быть только уловка.

– Ты уверен в этом, Лес? – спросил его Гарсия.

– А ну всех вас к черту! – взорвался Боннет. – Еще вчера вы оба говорили мне, какой он подозрительный…

– Мы поговорим об этом в следующий раз, – сказал капитан. Он повернулся к Гарсии. – Джо, а ты что думаешь?

– Похоже на правду, капитан. – Гарсия стал загибать пальцы: – Первое: здесь все достоинства простоты; им надо знать лишь анодную частоту соответствующей лампы, и они уже могут ее разрушить. Второе: если вместе с этим появляется сигнал и усиливается всей нашей системой, у них появляются все основные элементы сонарной системы, а это позволяет им локализировать нас с высокой точностью. И ведь это очень трудно обнаружить! Их передача будет постоянно высылаться в эфир, мы каждый раз будем подымать перископную камеру, наши бортовые фильтры не будут автоматически отсекать этот сигнал, считая его «своим», значит безопасным, и на всех длинах будет раздаваться сигнал: «Вот они мы! Берите нас!»

Даже Боннет кивнул, соглашаясь, когда Гарсия закончил.

Гарсия посмотрел на Рэмси.

– Ты тоже так рассуждал?

– Да.

– Возможно, мне удастся придумать какой-то заменитель лампе «Л-4», – сказал Гарсия, – но спец по электронике у нас ты. Так как?

– Схема лежит на столе в мастерской.

– Лес, сходи посмотри, – приказал Спарроу. – Если она там будет, это еще одно подтверждение всей истории.

Боннет вышел.

Рэмси закрыл глаза, попытался сползти с подушки и растянуться на лежанке.

– Пока лучше не надо, – сказал Спарроу. Он помог Рэмси сесть получше. – Джо, придержи его, я посмотрю на его нос.

Гарсия прижал руки Рэмси к кровати.

Капитан осторожно прикоснулся к носу Рэмси.

– Оооу! – Тот отдернулся.

– Не похоже, что нос сломан, – сказал капитан. Затем он приподнял левое веко Рэмси и помахал рукой у него перед лицом. – Возможно, небольшое сотрясение мозга.

– Как долго я был без сознания?

– Где-то с час, – ответил ему Спарроу. – Ты…

Вернулся Боннет, неся замасленный листок, покрытый рисунками. Он передал его Гарсии, который освободил руку Рэмси, чтобы взять бумажку.

– Что ты на это скажешь, Джо? – спросил Спарроу.

Тот молча изучал листок, кивнул и передал эскиз капитану.

– Очень умно. Просто. Это будет работать, причем лампы здесь с другой анодной частотой.

– Что это значит? – спросил Боннет.

– Это значит, старик, что ты свалял дурака, – сказал Гарсия. – Говоря грубо, ты облажался.

– Это действительно так? – В голосе Боннета звучало подозрение.

– Говоря по-правде, мы все лажанулись, – сказал Гарсия. – А ты невольно стал инструментом нашего упущения.

Боннет сверху вниз поглядел на Рэмси.

– Если я был не прав, прошу прощения. – Он посмотрел на Спарроу, который все еще изучал схему Рэмси. – Но я оставляю право на собственное мнение.

Спарроу отошел от кровати, посмотрел на Гарсию.

– Джо, пусть он полежит несколько часов. Пошли, Лес. Нам надо наполнить нашего «слизняка» и поменять лампы. Не будем терять время.

– Я вам не нужен, чтобы справиться с электроникой?

– Посиди с ним. – Спарроу подошел к двери, последний раз изучающе поглядел на Рэмси и вышел. Боннет за ним.

– Как ты считаешь, а смогут «восточные» нарушить работу наших «Л-4» без накачки через перископную камеру? – спросил Гарсия.

– В свое время – да, – ответил Рэмси. – Они станут различными способами наращивать силу сигнала, чтобы получить ответ по обратной связи, путь даже и не усиленный, когда наш «Рем» всплывет на поверхность.

– Умные гады, – пробормотал Гарсия. – А ты как это усек?

– Это капитан подал мне идею, когда предложил смонтировать звук нашего винта.

– И это навело тебя на мысль о резонансе?

– Скорее о том, как построить сигнал с помощью гармоник.

– Это то же самое, – Гарсия подошел поближе. – Парень, а здорово он тебя обработал.

– Могу представить.

– Это твоя вина.

Рэмси повернул голову, чтобы взглянуть на Гарсию, скривился от боли.

– Почему ты так считаешь?

– Потому, что ты сам заставлял капитана подозревать тебя. Ты забыл об одной вещи: подозрительность заразительна.

– Из-за давления у тебя перемешалось в голове.

– А мне кажется, я знаю, к чему ты ведешь, – признался Гарсия. – Наверное, ты хочешь вывести кэпа из равновесия.

– Чушь! У тебя слишком разгулялось воображение.

– Джонни, здесь мы все одинаковые. Время в подлодке тащится медленно. И воображение несется галопом. – Какое-то время он просто глядел в переборку. – Но ведь это проблема и капитана, правда?

– Замечательный пример интуиции! – воскликнул Рэмси.

Гарсия сделал вид, будто не расслышал.

– Излишнее воображение, когда на наших плечах такая ответственность – это слабость.

Они услыхали, как «Рэм» дернулся, остановился.

– Мы встали на скважину, – сообщил Гарсия. – Чтобы заполнить «слизняка», понадобится несколько дней, потом отправляемся домой.

– Если бы это было так легко, – вздохнул Рэмси.

Гарсия отвернулся от него, подошел к книжной полке, нашел книгу, какое-то время перелистывал ее и снова обратился к Рэмси:

– Мне кажется, Джонни, тебе лучше прочесть вот это. Тут самый любимый фрагмент Сэвви Спарроу.

Он вручил Рэмси Библию, указал на начало главы:

– Исайя, глава двадцать седьмая, стихи первый и второй.

Рэмси начал читать вслух, сначала тихо, потом все громче:

– «В тот день поразит Господь мечом своим тяжелым, и большим и крепким, левиафана, змея прямобегущего, и левиафана, змея изгибающегося, и убьет чудовище из моря».

Гарсия продолжил по памяти:

«В тот день воспойте о нем – о возлюбленном винограднике…»

Рэмси следил по книге, потом покачал головой:

– Но что это означает для него?

– «…и убьет чудовище из моря», – процитировал опять Гарсия. Он взял Библию назад. – Сэвви Спарроу считает, что мы и есть левиафан, чудовище из моря.

– Погоди, оставь мне это. – Рэмси взял книгу из рук Гарсии. – Думаю, я еще почитаю.

– Только смотри, не заразись религией, – сказал Гарсия.

– Не бойся. Мои преподаватели всегда говорили мне: если хочешь понять какой-то предмет, явление, изучай важнейшие источники. Этот будет для нашего капитана.

– Для огромного множества людей, – неожиданно мягко заметил Гарсия. – А психолог, не проникшийся духом этой книги – как врач без инструментов. И, вдобавок, слепой, которого надо гнать.

Рэмси глядел на Гарсию поверх раскрытой книги.

– Ты когда уймешься?

– Когда ты проснешься, – ответил Гарсия.

Рэмси скрыл свое недовольство за толстым томом Библии, вновь открыл книгу на месте, указанном Гарсией, а потом уже позабыл о себе в ярости Исайи, скорби Иезекиля, громовых посланиях пророков.

В холодных арктических водах за стенками «Рэма» заработали насосы, наконечники шлангов высасывали донный ил для балласта. Пластиковый «слизняк» начал раздуваться содержимым – нефтью, будто живое существо сосало яремную вену Земли.

А стрелка таймера делала оборот за оборотом. Пятьдесят один час на скважине.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть