Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Малолетки
– 11 —

Всего около часа провел Патель на улице в этот обычный серый день в конце года (день, от которого не ждешь ничего, кроме того, что он кончится), как получил плевок в лицо.

Он вышел из участка, чтобы снять показания относительно недавней кражи у помощника управляющего строительной компании на углу Лестер Гейт и Лоу Пеймент. Заодно он надеялся выяснить возможность получения займа под переезд в район получше, туда, где не будет течь кран и нет древесного жучка.

На спуске у магазина «М энд С» он вежливо покачал головой, отказывая людям, выясняющим общественное мнение относительно состояния рынка. Затем задержался около молодого художника, изображавшего на тротуаре цветными мелками «Мадонну с младенцем» в духе Ренессанса. Немного дальше, у перекрестка, чернокожий мускулистый мим, несмотря на прохладную погоду одетый в одну лишь майку и спортивные брюки, делал медленные плавные движения под аккомпанемент записанного на пленку джаза электроинструментов. За ним с восхищением наблюдала довольно большая группа зрителей. Патель не спеша обошел их стороной. Часы на «Каунсил Хаус» только что пробили четверть, а встреча у него была назначена на половину. Едва он сунул руку в карман за монеткой для мима, как синий фургон, спускавшийся с Лоу Пеймент, резко затормозил у пешеходного перехода, чтобы избежать столкновения с детской коляской.

Женщина лет за тридцать, в черных брюках и пальто из искусственного меха, с сигаретой в руке, резко развернула коляску, так что ее задние колеса замерли на расстоянии фута от крыла фургона.

– Ты что, ополоумел, придурок! – завизжала она. – Ты что, черт возьми, делаешь? Ездить не умеешь, идиот!

– Леди… – попытался что-то сказать водитель через приспущенное стекло.

– Ты чуть не врезался в меня. Прямо в коляску.

– Но послушайте…

– Если бы у меня не было глаз, ты бы прямо переехал через нее. Ты бы и ребенка задавил. И что бы потом было?

– Леди…

– Что бы ты говорил в суде по обвинению в убийстве?

– Послушайте…

– Ты сам, черт подери, послушай!

Покачав головой, как бы показывая толпе, которая стала перетекать от представления мима к этому новому представлению, что он не собирается больше тратить попусту слова, водитель поднял боковое стекло и включил зажигание. Женщина быстро отступила назад и, резко размахнувшись, сильно ударила ногой по дверце, так что в ней образовалась вмятина.

– Осторожнее! – Водитель вновь опустил стекло.

– Кому ты это говоришь? Это ты должен быть осторожнее! Кто ехал здесь с такой скоростью? Придурок! – И она нанесла новый удар ногой по дверце.

– Ну что ж!

Водитель распахнул дверь фургона и вылез. Толпа притихла.

– Извините, – проговорил Патель, выступая вперед, – извините, – повторил он, встав между ними. – Мадам, сэр.

– Катись отсюда к черту! – закричала женщина. – Кто тебя просит совать сюда свой нос?

– Да, – добавил водитель. – Нам только советов от таких, как ты, и не хватало.

– Единственное, что я хочу… – сделал попытку Патель.

– Послушай, – проворчал водитель, надвинувшись на него, – отвали!

– Я… – начал Патель, потянувшись к карману за служебным удостоверением.

– Отвяжись! – проорала женщина и, быстро запрокинув назад голову, плюнула прямо в лицо Пателю.

– Я офицер полиции, – проговорил он, моргая и стирая слюну с лица.

– Да, – добавила она, – а я королева Шеба. Патель не стал доставать удостоверение, а вместо этого достал бумажную салфетку. Водитель забрался в свой фургон, а женщина откатила от него коляску. Через несколько минут каждый отправился своей дорогой, зрители вновь вернулись к миму или продолжили осмотр витрин. И только Линн Келлог осталась стоять там, где была, у входа в магазин «Валлис», раздумывая, что лучше – незаметно уйти или, если Патель ее заметил, подойти к нему.

Она недолго размышляла. Когда Линн слегка коснулась его руки и улыбнулась, он еще не сдвинулся с места.

– Удивительно, не правда ли? – кивнул ей Патель, пытаясь изобразить ответную улыбку. – Пытаешься помочь, и вот что происходит. – Ну да неважно.

– У тебя есть время на чашечку кофе?

– Нет. – Он посмотрел на часы. – На самом деле, нет… но…

Они прошли через небольшой магазин, где продавались декоративные горшочки, дорогая оберточная бумага, картонные картинки очаровательных кошечек, и поднялись на второй этаж в маленькое кафе, которое посещали в основном женщины из районов Саутвелла и Бартон Джойса, носившие платья с цветочным орнаментом и дорогие пальто из верблюжьей шерсти.

– Почему ты не довел дело до конца? – спросила Линн, размешивая в чашке сахар.

– Ты имеешь в виду – почему я не показал им свое удостоверение?

Линн кивнула.

– Не видел в этом особого смысла. Я офицер полиции и не должен поддаваться на их первую реакцию. – Патель попробовал кофе и решил, что на вид этот напиток гораздо лучше. – Что бы я им ни показал, не думаю, что они поверили бы мне, будто я детектив.

– Если это утешит тебя, Диптак, то я сознаюсь: не сомневаюсь, что они бы и мне не поверили. – Линн кисло улыбнулась.

Кондитерский магазин был полон детишек, тянувших за руки своих родителей. Только и слышалось: «Купи! Дай! Я хочу!» Линн набрала в маленький ковшик старомодных полосатых «раковых шеек», немного черной лакрицы с белой мягкой начинкой, шоколадных лимончиков и несколько пакетиков розового щербета. Конечно, одной ей было нипочем не съесть все это, зато на работе было немало коллег, всегда готовых помочь.

– Сколько с меня?

Сара Прайн выглядела совсем юной в своей форменной одежде розового цвета и маленьком фартучке в полоску. Такая форма была выбрана хозяевами, чтобы придать видимость добрых старых времен, когда все было хорошо и детские сладости не ложились тяжелым грузом на бюджет одинокой матери, получающей пособие от социальной службы, а излишек сахара не портил зубов.

– Один фунт сорок восемь пенсов.

Линн удивилась и подала пятифунтовую купюру.

– Помните меня?

Конечно, она помнила. Ее маленькие щечки втянулись еще сильнее, а руки слегка дрожали, когда она сдавала сдачу.

– Я хотела бы поговорить с вами.

– Не здесь.

– Вы предпочли бы прийти в участок?

Плечи Сары напряглись, когда она быстро и резко мотнула головой.

– Когда у вас перерыв?

– Я рано ухожу на обед.

– Как рано?

– В одиннадцать тридцать.

– Я встречу вас у магазина. Мы найдем место, где можно будет посидеть и поговорить?

Сара снова кивнула и, взяв пакет у следующего покупателя, положила его на весы. Линн засунула в рот «раковую шейку» и вышла из магазина.

– А как с оружием? – спросил Патель.

– С пистолетом?

– Да, вы говорите, он вынул его из кармана?

– Из внутреннего кармана синей джинсовой куртки.

– Рабочая куртка?

– Шикарнее. Он не выглядел так, будто появился со строительной площадки. Кроме того, на ней не было накладок на плечах и локтях, как на рабочей одежде.

Патель кивнул и записал что-то в блокнот.

Помощником управляющего оказалась женщина. Они вначале ждали у стола для справок, пока не прозвучал зуммер и их не проводили в эту узкую, без окон комнату, в которой едва помещались стол и два стула. Когда он спросил ее об имени, она молча указала на бляху, косо приколотую на груди, – «Алисон Морли».

– Вы не знаете, какой системы был пистолет?

– Нет. Кроме того, что это был…

– Да?..

– Черный. Он был черный.

– Длинный?

– Не очень. – Она покачала головой, немного помолчала. – Я полагаю, это зависит от того, с чем сравнивать.

Патель положил ручку и вытянул руки, раздвинув их примерно на двадцать сантиметров.

– Вы думаете, он был такой длины? – спросила она.

– Не знаю, это должны сказать вы.

– Знаете, я видела по телевизору один фильм с Клинтом Иствудом, он еще не мог доесть свой гамбургер, потому что на другой стороне улицы совершалось нападение. Была стрельба, столкновение автомобилей, а потом он встал там с таким же пистолетом…

– «Магнум», – подсказал Патель.

– Его так называют? Во всяком случае, он направил его на гангстера или кого-то, делая вид, будто не знает, остались в нем пули или уже нет. Это, по-моему, и смешно, и глупо, ведь он полицейский, значит, профессионал, и должен знать, сколько патронов осталось в его пистолете. Вы так не думаете?

– Пожалуй… – кивнул Патель.

– Я считаю, если вы на посту и вооружены, вы должны знать, сколько пуль у вас осталось, не правда ли?

Патель, который никогда не носил оружия и очень надеялся, что оно ему никогда не понадобится, ответил:

– Да, конечно, должен.

– Во всяком случае, – продолжила Алисон Морли, – у грабителя был такой же большой пистолет.

– «Магнум-45» – самый мощный пистолет в мире», – процитировал по памяти фразу из фильма Патель. – И оружие, которое направил на вас через стекло тот человек, было такого же размера?

– Возможно, и нет. Но все равно было очень страшно.

– Вы очень испугались?

Она посмотрела на Пателя, улыбнулась краешком рта и доверительно шепнула:

– Я думала, что напущу в штаны.

Линн Келлог и Сара сидели на скамейке недалеко от магазина. Разговаривая, они опустошали содержимое пакета Линн. Вначале та расспрашивала девушку о работе, пытаясь несколько успокоить ее.

– Мне нечего больше сказать вам, – говорила Сара, вытягивая из пакета очередную конфетку, – об этой бедной девочке. Я все время только об этом и думаю.

– Я хотела спросить вас о вашем приятеле, – заметила Линн.

– Приятеле?

– Да, о Реймонде.

– Реймонд не мой приятель.

– Извини, я думала…

– Я вообще впервые увидела его в тот вечер.

– О… – произнесла Линн, глядя на сидевшую в полоборота к ней Сару: девушка старательно смотрела в сторону. – Я думала…

– Что мы были знакомы раньше?

– Да, мне так казалось…

– Потому что я пошла с ним?

– Думаю, что так.

Сара взглянула на Линн и резко отвернулась.

– У нас ничего такого не было.

– Послушай, Сара…

– Я говорю – ничего не было.

– Сара…

– Ничего серьезного.

На мгновение Линн слегка коснулась руки девушки.

– Сара, меня это совсем не касается.

Сара Прайн поднялась на ноги и стряхнула крошки розового щербета со своего передника. Выше по улице напротив магазина «С энд А» уличный певец в смешной шляпе и с красным носом пел, подыгрывая себе на банджо, «Вокруг моего сердца синие горы, Вирджиния». Этот вариант песенки отличался от того, который Линн слышала раньше.

– Сара, – обратилась она к девушке, пытаясь придать голосу интонации дружеского участия старшей сестры.

Сара вновь села.

– Эти пустые строения, куда вы пошли с Реймондом… У тебя не появлялось ощущения, что он бывал там раньше?

Прежде чем ответить, она помолчала, покусывая ноготь на мизинце.

– Я как-то не думала об этом, но, полагаю, что да… Он знал, куда вел меня. Да. Я имею в виду, что он не спотыкался там в темноте.

– А внутри?

– О, я не знаю. Мы ведь не заходили далеко внутрь. Мы остановились почти у двери.

– Там вы и… – Линн помедлила, – …целовались?

– Да.

– Хорошо, а как вел себя Реймонд до того, как у вас возникло подозрение, что там может быть что-то нехорошее?

Сара покусала нижнюю губу.

– Я не понимаю, что вы имеете в виду.

– Ну, скажем, был ли он, например, возбужден, нервничал ли он?

– Он не нервничал, нет. Только после.

– После того как вы обнаружили тело Глории? Сара кивнула.

– А до того момента, выходит, он ни о чем не беспокоился?

Сара нахмурилась, не совсем понимая.

– Реймонд, он не был напуган?

– Нет. Ему нечего было бояться, не так ли? Тем более что у него был нож.

Линн почувствовала, как по шее пробежали мурашки.

– Нож, Сара? Какой это был нож?

– Скажите, – поинтересовалась Алисон Морли, положив руки на стол и опираясь на локти, – вы будете еще со мной беседовать?

– Не знаю, – ответил Патель. – Если найдем преступника, арестуем его, тогда – да, это вполне возможно.

– А опознание?

– Может быть.

Алисон Морли удостоила его кивком, затем, поднявшись, одернула по бокам юбку.

– Спасибо за то, что уделили мне время, – поблагодарил Патель и внезапно почувствовал, что она внимательно наблюдает за тем, как он убирает блокнот и ручку, отодвигает стул.

– Вы не местный, не так ли? – спросила она. Патель покачал головой.

– Брэдфорд. Моя семья родом из Брэдфорда. Алисон Морли кивнула.

– Мне казалось, у вас, скорее, йоркширский акцент.

– Почему?

– Такой акцент у моей двоюродной сестры, а она родом из небольшого городка на окраине Лидса.

– Да. – Он оглянулся на дверь и начал пятиться назад. – Хорошо, спасибо за оказанную помощь.

– Подождите минутку.

Она достала из кармана маленький носовой платок и вытерла им лацкан его пиджака.

– На вас что-то попало.

Патель смотрел, с какой осторожностью она это делала. Табличка с ее именем почти касалась другого лацкана. Он заметил у нее на подбородке на уровне ямочки небольшую родинку.

– Все в порядке, – произнесла она удовлетворенно и отступила назад.

– Послушайте, – Патель быстро выталкивал из себя слова, – вы не хотите сходить со мной куда-нибудь в ближайшие дни?

– Почему нет? – Алисон Морли слегка отступила назад. – Мы могли бы поговорить о вашей закладной. Посмотрим, не пришло ли время подумать об отсрочке.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть