Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Малолетки
– 16 —

Закуривая сигарету и заправляя рубашку в брюки, Майкл думал о том, что еще каких-нибудь шесть-семь часов и закончится спокойствие выходных дней. Утром зазвонит будильник, и все начнется сначала: поиски места для парковки, одни и те же лица в поезде. Кто-то просто кивнет головой и спрячется за раскрытыми страницами «Телеграф», других, наоборот, не остановить, они готовы говорить и говорить о своей игре в гольф, автомобилях, детях. А четверка заядлых картежников начнет сдавать карты, не дожидаясь, когда тронется поезд, чтобы побыстрее начать партию в бридж по пенни за очко.

– Майкл!

Хорошо бы найти работу поближе – лучше всего – в Шеффилде или в Честерфилде. Проще добираться. Можно даже автомобилем, если покружить по дороге М-1. Тогда и домой можно успевать в нормальное время, как все люди.

– Майкл!

Он поставил ногу на перекладину кровати, чтобы зашнуровать ботинок. Раньше они с Лоррейн не прощались так торопливо. Если бы у них было чуть-чуть побольше свободного времени, они и в кровати бывали бы почаще. Слава Богу, что и сейчас еще все получается довольно хорошо. Он завязал шнурок на втором ботинке. Лоррейн не требуется много, чтобы завестись, и она получает от этого удовольствие.

– Майкл!

– Слушаю.

– Ты все еще там?

– Нет, я спускаюсь.

На лужайке повсюду были разбросаны куклы Эмили. Ее коляска для кукол валялась на боку на покрытой гравием дорожке, пролегавшей между боковой стороной их дома и бетонным забором. Еще одну коляску для кукол Майкл обнаружил перевернутой около двери в гараж.

– Эмили!

Он быстрым шагом прошел метров пятьдесят сначала в одну сторону, затем в другую, вернулся к дому, осмотрел площадки перед домом и позади него, не переставая громко звать: «Эмили! Эмили!»

– Майкл, в чем дело?

Лоррейн стояла в дверях в свитере и джинсах, вытирая розовым полотенцем мокрые волосы.

– Эмили. Ее нигде нет.

– Как нет?

– Ее, черт возьми, здесь нет.

– Она должна быть здесь. – Лоррейн вышла из дверей, держа в руке полотенце.

– Да? Тогда покажи мне, где она, черт побери!

Они обыскали сверху донизу весь дом, каждую комнату, сталкиваясь друг с другом в дверях, на лестнице. Лица у них стали бледными, осунувшимися.

– Майкл.

– Где? – Он торопливо обернулся.

– Нет. Я имею в виду…

– Я подумал, ты увидела что-то.

Лоррейн покачала головой, подошла к нему и взяла за руку, но он оттолкнул ее.

– Майкл, мы должны присесть, хотя бы на минутку.

– Я не могу просто сидеть, черт побери!

– Нам необходимо обдумать случившееся.

– Мы должны найти ее, вот что нам необходимо сделать.

– Ты же сам сказал, что все осмотрел.

– И не нашел ее, не так ли?

В его глазах стояло безумие, руки дрожали. Лоррейн даже удивилась, иногда он дал увести себя на кухню. Она подвинула себе табурет и села, он остался стоять в растерянности.

– Надо составить список всех мест, где она может быть, – предложила Лоррейн.

– Боже мой, каких мест?

– Ее друзей, например, Меган Паттерсон.

– Это в полумиле от нас.

– Можно срезать путь, не доходя до развилки. Она вполне могла дойти туда за то время, пока мы были наверху.

– Занимаясь любовью, – добавил Майкл.

– Это никак не связано…

– Нет связано! Если бы мы не были там, не оставили Эмили одну, этого бы не случилось. – Он наклонился вперед, глядя ей в глаза. – Разве не тан?

Лоррейн встала.

– Куда ты идешь?

– Позвонить матери Меган.

Но Вал Паттерсон не видела Эмили уже несколько дней. Кроме того, Меган не было дома, отец более часа тому назад повез ее на урон верховой езды. Почему бы Лоррейн не позвонить Джулии Нисон, разве Эмили и Ким не ходят иногда вместе в школу? Лоррейн позвонила Нисонам, но безуспешно. Хлопнула входная дверь, Лоррейн поняла, что Майкл вновь отправился на поиски дочери. Она листала телефонный справочник, неловко перебирая непослушными пальцами страницы, иногда услышала, как машина выкатилась задом из гаража и отъехала.

В течение последующих десяти минут Лоррейн переговорила со всеми родителями в микрорайоне, которых она знала и с которыми была в каком-либо контакте Эмили. Отец Клары Фишер проезжал мимо них полчаса тому назад и видел, как Эмили толкала коляску на лужайке перед домом. Нет, он не может точно до минуты определить время, но он уверен, что это была Эмили.

– Вы больше ничего не заметили? – спросила Лоррейн. – Кого-нибудь еще? Какую-нибудь машину?

– К сожалению, больше ничего, – ответил Бен Фишер. – Да и что я мог заметить. Вы не хуже меня знаете, что по воскресным дням здесь тихо, как в могиле.

Хлопнула дверь подъехавшей машины. Появился Майкл, с опущенными плечами, страшно расстроенный.

– Ну что? – повернулась к нему Лоррейн.

– Я четыре раза объехал все вокруг. Проверил везде между Дерби-роуд и больницей. Останавливал всех встречных и расспрашивал.

– Нам надо снова поискать в самом доме, – предложила Лоррейн. – Я имею в виду – обыскать все: шкафы, все остальное. Она может спрятаться, играя, а теперь боится выйти из укрытия.

Майкл покачал головой.

– Я не думаю, что она сама могла куда-то уйти.

– Я и говорю, она где-то здесь…

– Ее кто-то увел, – продолжил Майкл, взяв ее за руку.

– Она ни с кем не пошла бы. – Лоррейн энергично замотала головой.

– Но ведь не остается ничего другого, не так ли?

– Нет, она ни с кем не пошла бы!

– Почему ты так уверена? – Майкл отпустил ее руку.

– Потому, что мы не раз запрещали ей это. Вдалбливали ей все время с тех пор, как она научилась ходить: «Не разговаривай с людьми, которых не знаешь. Нигде – ни в парке, ни на улице. Ничего ни у кого не бери. Как бы тебе этого ни хотелось. Ни мороженого. Ни сладостей». Майкл, она просто не сделала бы это.

Он протянул руну и откинул с ее лица прядь волос.

– Кто-то взял ее, – повторил он.

Лоррейн почувствовала, как спазмом сжало желудок, а в горле встал ком.

Майкл прошел мимо.

– Что ты собираешься делать? Он удивленно взглянул на нее.

– Позвонить в полицию.

– Но еще не прошло и часа, как ее нет?

– Лоррейн, а сколько должно пройти времени?

Он набирал номер, когда она, задыхаясь и комкая слова, стала рассказывать ему про Диану.

Все годы супружеской жизни Майкл и Диана прожили в деревянном доме с тремя комнатами и террасой. Это все, что они могли себе позволить в то время, так как не хотели потратить все деньги на залог и закладную. Они не хотели лишать себя двух отпусков в год, выходов в «свет», посещения клубов. Диана любила, распустив волосы, потанцевать. Особенно после острого «карри» в «Махарани» или в «Чанде». А иногда, когда они испытывали особо сильный прилив чувств, они проводили вечер в «Лагуне».

После несчастья и последовавшего за ним развода, Майкл нашел себе квартиру-студию, а Диана осталась в старом доме с объявлением о его продаже. Нельзя сказать, что много людей заходили посмотреть его. Позже, когда Майкл и Лоррейн решили съехаться, ему пришлось настоять, чтобы Диана освободила им дом. Они сумели продать его, только сбросив с объявленной цены несколько тысяч.

Диана поселилась неподалеку, в Кисберли, маленьком городке, мужская половина жителей которого раньше трудилась на шахте, а женская на трикотажных фабриках. Теперь же они брались за любую работу, которая только подвернется.

Домик Дианы был совсем маленьким. Достаточно было открыть дверь, чтобы очутиться посредине первой комнаты, а сделав два шага, вы оказывались в кухне.

Майкл свернул направо у небольших каруселей, а затем налево, на узенькую улочку, параллельную основной дороге. Здесь три паренька десяти-одиннадцати лет тренировались, гоняя свои подержанные мопеды вверх и вниз по обочине. Некоторое время Майкл стоял, разглядывая кружевные занавески на окнах. По другую сторону улицы кто-то завел пластинку на полную мощность, знакомя всех в округе, кроме клинически глухих, с двадцатью лучшими хитами этой недели.

Майкл вдоль заросшей зеленой изгороди прошел через проём, когда-то бывший воротами. Дверной звонок не подавал признаков жизни. Дверного молоточка не было, так что ему пришлось стучать крышкой почтового ящика, а потом и кулаком.

– Она уехала, – прокричала соседка, жившая через два дома, выставляя на нижнюю ступеньку пустые молочные бутылки.

– Не может быть.

– Как вам угодно.

Через арку, мимо бака с мусором, Майкл прошел к задней части дома и заглянул в квадратное окно кухни. В мойке стояли остатки еды, возможно, завтрака. Но это ничего не доказывало. Он постучал в заднюю дверь, попытался открыть ее, навалившись всем своим весом, но она была заперта на замок и задвижку.

Зацепившись за узкий покатый скат окна задней комнаты, он подтянулся и заглянул в щель между занавесками. Голый сосновый стол, разномастные стулья, на одном из которых висело полотенце. Перед выложенным плиткой намином в пузатой вазе стояли высушенные цветы. Настенные полки были заполнены книжками в бумажных переплетах, кассетами и журналами, альбомами с фотографиями. На столике стояли фотографии Эмили, сделанные, в основном, во время ее посещений матери раз в две недели. Эмили, тянущаяся вверх, чтобы погладить ослика, на лице нерешительность. Эмили в купальнике в закрытом бассейне. Эмили и Диана на ступеньках «Воллатон холла».

Не было ни одной фотографии, на которой они были бы втроем: Майкл, Диана и Эмили – семья, которую они когда-то составляли.

– Эй, вы! Какого черта вы там делаете?

Майкл оглянулся и спрыгнул вниз. У забора дома, который был ближе к аллее, стоял человек с красным лицом.

– Смотрю, есть ли кто-либо в доме.

– Ну хорошо, там никого нет.

– Вы знаете, где она, Диана?

– А кто вы такой?

– Я… я был ее мужем.

– Ну и что?

– Я должен увидеть ее, это очень срочно.

– Насколько я знаю, ее не было здесь все выходные. По всей вероятности, уехала.

– Вы не знаете куда?

Мужчина покачал головой и повернулся в сторону своего дома. Майкл торопливо прошел через арку к фасаду. У входа в дом, расположенный ниже по улице, стояла женщина и любовалась проделанной ею работой. В одной руке она держала резиновый половичок, в другой – щетку. На ступеньках не осталось ни соринки.

– Вы не знаете, где Диана? – обратился к ней Майкл, пытаясь скрыть беспокойство в голосе.

– Уехала на выходные.

– Знаете куда?

– Нет.

– Вы уверены, что ее здесь совсем не было?

– Насколько я знаю.

– А маленькой девочки? Вы не видели Диану с маленькой девочкой шести лет с рыжеватыми волосами?

– Эмили. Ее дочь. Да, видела, конечно, видела много раз, но, как я сказала, не в эти последние два дня.

Майкл покачал головой и отвернулся от нее.

– Она так делает, знаете ли, иногда с ней нет ребенка. Уезжает на выходные. И, надо сказать, очень печальная.

– Почему так?

– Тип, за которым она была замужем, запретил ей видеться с девочкой чаще. Это разбило ее сердце.

Майкл позвонил Лоррейн из автомата, опустив в отверстие монетку.

– Ее здесь нет. Здесь никого нет. У тебя есть что-нибудь новое?

– Ничего. О, Майкл!..

– Я позвоню в полицию прямо отсюда.

– Может, мне тоже подъехать, встретиться с тобой там?

– Кто-нибудь должен быть дома, на всякий случай.

– Майкл?

– Да?

– Постарайся вернуться как можно скорее.

Когда он повесил трубку и побежал к машине, Эмили не было уже полтора часа, а может быть, и несколько дольше. Выезжая на главную дорогу, он вынужден был затормозить, чтобы не столкнуться с грузовиком, спускавшимся с холма в направлении Иствуда. Водитель грузовика обозвал его всеми вариантами слова «ублюдок». «Сбавь скорость, – сказал себе Майкл, – возьми себя в руки. Ты ничем не сможешь ей помочь, если сейчас не сумеешь собраться».

Лоррейн сидела на кухне и, не отрываясь, смотрела в окно. Руками она крепко сжимала кружку с уже совсем холодным чаем. Она застыла без движения, наблюдая, как все ярче разгораются уличные фонари. Каждый раз, иногда из-за поворота появлялся автомобиль, ее сердце начинало стучать сильнее. Ей хотелось думать, что кто-то нашел Эмили и везет ее домой. Но каждый раз свет проскальзывал мимо. Всякий раз, услышав шаги на тротуаре, она наклонялась вперед и ждала, что маленькая фигурка свернет на их дорожку, быстро пробежит ее и лихорадочно застучит в дверь.

В который раз в памяти прокручивался недавний разговор.

«Ты помнишь ту маленькую девочку, которая пропала?» Они читали об этом в газетах, смотрели в передачах новостей по телевидению. Было ужасно видеть лица родственников, снимки ребенка, слушать их мольбы о том, чтобы ребенка вернули живым. «Полиция нашла ее тело».

И Майкл, так убежденно смотрящий на нее: «Конечно…» Как будто не было никакой другой возможности, другого окончания этой истории.

«Что же еще, по-твоему, могло произойти?»

Кружка выскользнула из пальцев, упала на колени, скатилась на пол и разбилась. Лоррейн даже не предприняла попытки поднять осколки, оставив все как есть.

Когда наконец вернулся Майкл, он был не один. Впереди ехала полицейская машина белого цвета с синей полосой, сзади другая – без каких-либо опознавательных знаков. Из первой машины быстро вышли двое полицейских в форме и устремились за Майклом, который почти бегом бросился к дому. Из третьей машины вышла молодая женщина в лыжной утепленной куртке. Она открыла заднюю дверцу, плотный мужчина выбрался из машины и остановился на тротуаре, чтобы натянуть на себя плащ.

Лоррейн, продолжавшая пристально смотреть в окно, фиксировала каждое его движение, стоя в темноте с засунутыми в карманы рунами, он ответил ей внимательным взглядом. Затем она почувствовала, как руки Майкла крепко обвились вокруг нее, глухие рыдания вырвались из его груди, губы прижались к ее волосам, он без конца тихо повторял ее имя: «Лоррейн, Лоррейн…»

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть