Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Малолетки
– 13 —

Рей валялся в своей комнатушке на пропахшей его спермой и потом узкой кровати и старался не думать о Глории. У нее было всегда улыбающееся лицо, светлые волосы и руки, которые она тянула к нему, лишь заметив: «Рей-о!» Как-то, сидя на заборчике у трактира, он назвал ей свое уменьшительное имя, и она громко прокричала его, подпрыгивая и кружась: «Рей-о! Рей-о! Рей-о!» Не раздумывая, он оторвал ее от земли и закружил, как на ярмарочной карусели: вверх-вниз, вверх-вниз. А она хохотала и дрожала – возбуждение смешивалось со страхом. В следующий раз, через несколько дней, когда она увидела его, потянула за руну свою бабку и показала на него через дорогу: «Рей-о!» Он тогда быстро помахал рукой и пошел своей дорогой.

Рей отбросил одеяло, натянул водолазку и трусы и отправился в ванную. Еще не рассвело.

Спустя пятьдесят минут он вышел из дома через заднюю дверь в холодное сырое утро, неприятно окутавшее его. Он шел через заросшую сорняками площадку, тщательно обходя собачьи какашки, и не чувствовал присутствия черной «сьерры», припаркованной среди других машин у тротуара, не видел направленной на него через приспущенное боковое стекло фотокамеры, не слышал из-за стука каблуков по асфальту щелчков фотоаппарата.

– Интересно, сможете ли вы узнать его, миссис Саммерс?

Линн Келлог разложила на столе фотографии размером двадцать на двадцать пять. Хотя их делали очень поспешно, центральная, снятая крупным планом, была довольно четкой и запечатлела даже облачко пара у губ снятого на фото человека.

– О да, – Эдит Саммерс ткнула пальцем, – вот этот мальчик.

– Мальчик?

– Тот, который так нравился Глории.

– Да?

– Да. Рей-о.

– Это его имя?

– Так звала его Глория. Полагаю, его настоящее имя Реймонд. Рей. Он хороший юноша, не как некоторые.

Когда Линн въезжала в Мейблторп, поток ослепительно ярких солнечных лучей порвал облака, висевшие над ней всю дорогу. Она увидела Эдит Саммерс перед домом, подметавшую метлой на длинной палке короткую дорожку, ведущую к воротам. Эдит настояла на том, чтобы Линн позволила ей открыть новую пачку печенья и заварить свежий чай.

– Что вы имели в виду, миссис Саммерс, когда сказали, что Глории нравился Реймонд?

– Ну, вы знаете, она иногда болтала с ним, была в восторге, когда встречала его. Каждый раз, когда Реймонд видел девочку, он обязательно окликал ее, махал рукой, шутил.

– Где это происходило?

– Простите?

– Когда Глория и Реймонд видели друг друга, где это было?

– На бульваре, по дороге из школы. Иногда на площадке для игр.

– На площадке для игр?

– Да, он бывал там иногда.

– С друзьями?

– Нет. По крайней мере, я их не видела. Скорее всего, сам по себе. Насколько я помню, он всегда был один. Я никогда не видела его с кем-либо еще.

– А где он обычно бывал на площадке?

– Не знаю. Да и какое это имеет значение?

– Около качелей?

– Возможно. Возможно, и около качелей. Но…

– Вы не замечали, дружил ли он еще с какой-нибудь маленькой девочкой, кроме Глории?

– Послушайте…

– Или это была только Глория?

– Послушайте, я не слабоумная и могу понять, куда вы клоните.

– Миссис Саммерс, я не говорю…

– Да-да…

– Все, что я хочу…

– Да, я все поняла.

– Чем его заинтересовала Глория, доверяла ли она ему?

– Послушайте. Я уже сказала вам: он хороший мальчик, вполне приличный, вежливый. То, что вы имеете в виду…

– В тот день, когда вы оставили Глорию на качелях, миссис Саммерс, день, когда она пропала, вспомните, был там Реймонд?

– Нет.

– Постарайтесь вспомнить поточнее.

– Нет. Его там не было.

– Вы уверены в этом? Эдит Саммерс кивнула.

– Прошу вас…

– Если бы он был там, я запомнила бы. Глория обязательно подошла бы к нему. – Она вздохнула. – Если бы Реймонд был там, ничего подобного не случилось бы.

– Почему вы так считаете, миссис Саммерс?

– Потому что тогда я оставила бы ее с ним, в этом нет никаких сомнений. Попросила бы его присмотреть за ней, как делала это и раньше.

Дивайн позвонил хозяину Реймонда по телефону: «Ничего серьезного, совершенные пустяки, конечно, не стоит беспокоиться и что-либо говорить самому парню, но вы можете помочь…»

– Вам лучше подъехать сюда, – ответил хозяин. Дивайн оставил машину на другой стороне дороги, не доезжая ярдов пятидесяти. Никогда нельзя угадать, что упадет на твою машину в таном месте – среди фургонов, вывозящих продукцию с бойни. А он совсем не был уверен, что требуха на голубом крыле его автомобиля будет выглядеть живописно.

– Мистер Хатерсадж скоро будет, – сообщила ему секретарша среднего возраста, проводя через двор в кабинет управляющего, небольшой квадратный закуток со стопками заказов на высоком столе и двумя календарями упаковочных фирм на стенах. Один из календарей заслуживал повторного взгляда – на нем между ног мясной туши торчала воткнутая вилка.

Дивайн приоткрыл дверь, и в комнату ворвался гул рефрижераторов.

Хатерсадж оказался плотным человеком лет пятидесяти в белом запачканном халате. Один глаз у него распух, и в нем застыл гной. Рука, которую он протянул Дивайну, была крепкой и сильной.

– Я никогда не взял бы его, если бы не был обязан Терри. Это его дядя. Надеюсь, мне не придется пожалеть об этом.

– Ну, до сих пор не приходилось? Хатерсадж медленно покачал головой.

– Пожалуй, у этого парня есть желание работать. Не из тех, кто начинает выставляться, лишь только научится работать не одной, а двумя руками. Умом особо не блещет, но кто отличается этим в наше время, тем более из работающих здесь?

– Значит, на него можно положиться?

– Пожалуй. Что он сделал?

Дивайн не ответил. Вместо этого он спросил о часах работы Рея. Хотя многие на бойне трудились посменно, у Рея всегда была только дневная смена: с восьми утра до четырех – половины пятого.

– Пять дней в неделю? – спросил Дивайн. – Шесть?

– Как правило, пять и полдня в субботу. Иногда дополнительно в воскресенье.

– Тоже полдня?

– По часам.

– И иногда, в таком случае, отгул?

– Во вторник.

Дивайн попытался вспомнить, в какой день исчезла Глория. Ничего, это можно будет легко проверить позднее. Дивайн взглянул на свои часы и сверил их со стенными прямо перед столом управляющего.

– Это серьезно? Неприятность, в которую попал парень?

– Не думаю. – Дивайн отрицательно мотнул головой.

– Выходит, мне нечего беспокоиться? Кивок головой.

– Мелкое воровство?

– Ваша касса цела?

Управляющий пренебрежительно махнул рукой.

– То, что у меня там лежит, можете забрать, я и не пошевелюсь. – Он постучал пальцами, похожими на сардельки, по коленке полицейского. – У меня исчезают отсюда целые говяжьи туши. За неделю это мне обходится в три-четыре сотни фунтов. Пришлось создать свою службу безопасности, установить ночное патрулирование, ведь именно в это время суток совершаются кражи. Нам здорово помог один из ваших парней: сокращая путь через мост, он заехал на своей «панде» и удивился, увидев, что погрузка ведется ночью. Осветил фонарем трейлер, а там полторы дюжины туш и ворюга из службы безопасности держит дверцу контейнера и получает за это половину выручки. Парень, который проделывал все это, проработал здесь шесть лет и три года из них обхаживал мою дочку. Она здорово разозлилась, когда я сказал ей, что никакой свадьбы не будет.

У Дивайна мелькнула мысль, что у дочки в нижнем ящике комода кроме шелкового нижнего белья наверняка лежит полдюжины сочных отбивных.

– Вы можете подождать парня здесь. – Управляющий собрался идти. – Я свистну ему.

– Все в порядке. Я пройдусь.

– Пробирает вас, не так ли? – Хатерсадж улыбнулся, открывая дверь кабинета.

– В каком смысле?

– Запах. Моя жена клянется, что если родится снова, то выйдет замуж за вегетарианца. Я возразил, что это ей ничуть не поможет, ведь испускаемые им газы будут пахнуть вдвое хуже, чем тот запах, который я приношу домой. Конечно, это вина не вегетарианцев, а съедаемых ими овощей.

Дивайн стоял у канала, облокотившись на парапет и наблюдая за стариком и мальчуганом, ловившими рыбу на удочки. Поплавки замерли на спокойной глади воды. «Если бы это было все, что может предложить жизнь, – думал Дивайн, – я бы тут же расстался с ней». Он повернулся как раз тогда, когда Рей выходил из-за угла. Дивайн не сдвинулся с места, ожидая, пока юноша подойдет к нему. Пусть немного поволнуется, понервничает.

– Вы меня дожидаетесь?

Рей стоял перед ним с опущенными плечами. Швы купленной по случаю кожаной куртки уже начали расползаться. К лицу и волосам прилипли ошметки свиного жира, кусочки засохшей крови.

– Идешь домой? – спросил Дивайн. – Машина вон там. Садись, подвезу.

– Нет, спасибо. – Рей нерешительно смотрел на него. – Я лучше пройдусь.

– После рабочего дня? – Дивайн протянул руну к плечу Рея. – Ты же не хочешь.

– Нет, хочу. – Дивайн обхватил пальцами его локоть. – Я люблю прогуляться. Помогает прочистить голову.

– Как угодно. – Дивайн отпустил его руку.

Рей быстро кивнул, моргнул и начал обходить Дивайна, но детектив перенес вес на другую ногу и блокировал его путь.

– Давай посидим немного в машине, – предложил он.

– Итак, Реймонд, Рей. – Дивайн расслабился и открыл ближайшую дверцу машины, чтобы юноша мог сесть. – Как дела на работе? Все в порядке?

Рей фыркнул, наклонился вперед и стал смотреть через переднее стекло.

– Ладишь со своим начальником?

– Хатерсаджем? Нормально, только он кричит все время.

– А остальные?

Рей посмотрел вокруг. Чего он хочет добиться, задавая все эти вопросы? Совсем не похоже на то, что показывают по телевизору.

– Думаю, все нормально. Мне мало приходится сталкиваться с ними. Правда, есть такие, кто, проработав здесь пару лет, воображают, что все уже знают. Вы понимаете, что я имею в виду?

Дивайн ободряюще кивнул головой.

– По крайней мере, здесь нет цветных, уже хорошо. – Пальцы Рея ни на минуту не оставались в покое: только что нервно мяли ткань брюк, потом согнулись, а теперь сжались в кулаки. – И это правильно. Им нечего делать в оптовой сети с мясом. Представьте, вы идете к мяснику за куском для жаркого или отбивной, а это мясо уже держал в руках какой-то там негр. Противно?

Дивайн должен был признать, что в этом парень прав.

– Где он у тебя, Реймонд? Где-то дома или всегда с тобой?

– Что?

– Нож.

– У меня нет никакого ножа.

– Реймонд.

– У меня нет ножа.

Дивайн уставился на него, испытывая удовольствие.

– Зачем мне нож? Да и вообще, какой нож? Не знаю я ничего ни о каком ноже.

– Под кроватью? В кармане? Ведь мне известно, что у тебя есть нож прямо сейчас, здесь.

– Нет.

– Нет?

– Он в ящике.

– В каком ящике?

– В моей ном нате.

– Вместе с носками?

Рею хотелось выйти из машины. Он не понимал, почему полицию заинтересовал какой-то нож и какое отношение это имеет к случившемуся.

– Зачем тебе нож, Рей? Ведь ты не берешь работу на дом, не счищаешь там лишний жир с туш?

– Для защиты.

– От кого?

– От кого угодно.

– От девушек?

– Конечно, не от девушек. Почему?

– Однако он был с тобой в ту ночь, не так ли?

– В какую ночь?

Пот проступил на лбу Рея, потен по носу.

– Ты знаешь, – улыбнулся Дивайн.

– Нет, не знаю.

– Ночь, в которую вы были с Сарой, в ночь, когда вы обнаружили Глорию.

– Нет закона, запрещающего иметь нож.

– О, Реймонд, здесь ты ошибаешься. Ношение холодного оружия, намерение причинить умышленный вред. Попадется не тот судья, и тебе обеспечен срок.

В машине было жарко и становилось еще жарче. Рей чувствовал запах своего и чужого тела, запах пота.

– Я ухожу. – Его руна потянулась к ручке. – Я хочу уйти.

– Ты никогда не пользовался им, чтобы попугать кого-нибудь, Реймонд? Заставить сделать что-то против воли?

Рей неловко потянул, и дверь открылась, выпустив его наружу. Сначала он думал, что полицейский рванет за ним, затащит обратно. Но тот просто сидел в машине, положив руки на руль, и ухмылялся, глядя, как Рей вначале пятился, потом почти побежал через улицу.

Всю дорогу вдоль Лондон-роуд, срезая путь мимо станции, пробираясь по дорожке для буксировки барж вдоль канала, Рей все время оглядывался назад, ожидая увидеть Дивайна, возникшего за спиной и догоняющего его. Когда он наконец вставил ключ в замок двери и свалился на кровать, он так сильно дрожал, что крепко прижал руки к телу и лежал так, не двигаясь, пока рубашка под курткой не стала жесткой и холодной.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть