Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Зловещий человек
Глава 25

— Ловкая работа! — сказал Эмери. — Для бомбы недостаточно тяжело. А открыв посылку, человек, естественно, хочет схватить этот завернутый в бумагу мячик…

— Но разве они отравлены? — спросила изумленная Эльза. — Чем?

— Не знаю. Если послать на анализ, можно выяснить. Между прочим, в горловом мешочке обыкновенной кобры достаточно яда для снабжения всех этих иголок смертельной дозой.

Он осторожно накрыл коробку крышкой, перевязал веревкой и запер в шкаф.

— Кто послал вам это? Не Ральф… не мистер Халлам? Неужели вы думаете, что он способен на это?

— Халлам? — Эмери задумчиво прикусил губу. — Нет, может быть, не Халлам…

— Вы — Сойока? — вырвалось у Эльзы.

Эмери повернулся к ней.

— Разве я похож на пожилого японца?

— Я знаю, что вы не японец, — нетерпеливо сказала Эльза. — Но вы — представитель Сойоки!

Эмери пожал плечами и посмотрел в сторону шкафа.

— По-видимому, есть люди, которые так думают. Халлам? Нет, я не думаю, чтобы это был Халлам. Если бы я так думал… — он на секунду зло улыбнулся, оскалив зубы, и Эльза внутренне содрогнулась.

— У вас страшный вид…

Опять она совсем не собиралась это говорить. Она сама удивилась, когда спросила его, не Сойока ли он.

Эльза подумала было, что он рассердится на ее замечание, но он ничуть не рассердился.

— Да, я страшный, «совершенно ужасный», как вы сами сказали, если не ошибаюсь. Есть на этом свете ужасные вещи, мисс Марлоу, вещи, о которых вы не догадываетесь и не можете знать, и, надеюсь, никогда не будете знать…

Я не хочу, чтобы вы думали, что убийство или торговля наркотиками — великолепное времяпрепровождение. Вы можете спокойно верить, что те вещи, относительно которых ваша мать говорила, что они плохи, действительно плохи, и никакая позолота, никакое мудрствование, никакая философия в мире не могут сделать их хорошими. Должно быть, вам кажется странным слышать такие речи от человека, который является правой рукой Сойоки?

В его глазах был какой-то особый блеск, показавшийся Эльзе угрожающим.

Эльза еще на одну ночь отложила свое переселение в Херберт-Мэншонс. По усталому голосу миссис Трин-Халлам, когда та позвонила ей, Эльза поняла, что она тоже хочет, чтобы этот визит прошел как можно скорей. Эльза спала лучше эту ночь и отправилась в контору без привычных сомнений и колебаний.

Не проработала она и пяти минут, как мисс Дэм влетела в комнату, и по ее красным щекам и изумленным глазам Эльза поняла, что случилось что-то необыкновенное.

— Вы слышали новость? — драматическим шепотом спросила мисс Дэм.

Эльза слышала за последнее время слишком много поразительных новостей, чтобы особенно волноваться.

— Как вы думаете, кто назначен новым управляющим?

Один из помощников управляющего был временно назначен на место мистера Тарна. Эльза впервые узнала, что это было лишь временное назначение.

— Он уже сидит в конторе в натуральном виде и отдаст распоряжения добрым христианам!

— Неужели Фенг-Хо? — пробормотала Эльза.

— Фенг-Хо! — внушительно подтвердила мисс Дэм. — Это последняя капля! Если Эмери ожидает, что воспитанные и образованные леди будут принимать распоряжения от… дикаря, то мы еще посмотрим! Я знаю китайцев с их притонами для курильщиков опиума, с их «фан-танами» и другими орудиями пыток. Нет, моя милая! — мисс Дэм дрожала от негодования. — Я ему скажу!

— Скажите ему сейчас! — раздался холодный голос Эмери.

Эльза всегда вздрагивала при звуке голоса Эмери, но мисс Дэм буквально подпрыгнула.

Поль Эмери стоял в дверях, заложив руки в карманы.

— Скажите ему сейчас. Я слышу, вы возражаете против Фенг-Хо в качестве главного управляющего. Я жалею, что не пригласил вас на заседание правления, на котором решено было это назначение, но я тщательно взвешиваю, когда принимаю столь важные решения. В чем заключается ваше возражение, мисс Дэм?

— Но ведь он китаец и иностранец, сэр, — заикаясь, краснея и бледнея, проговорила мисс Дэм.

— Фенг-Хо не будет надоедать вам или мешать чем бы то ни было. Он будет ведать исключительно китайской торговлей, составляющей основу работы фирмы.

Когда он ушел, мисс Дэм сказала:

— Ну, разве он не был мягок? Он, должно быть, видел по моим глазам, что я не позволю ему затеять что-либо без моего согласия! Посади раз человека на место, и он на нем останется! Послушайте, мисс Марлоу, сегодня утром я определила мой гороскоп, то есть, главные черты образа! Я родилась под знаком Рыб, и вот свойства моего характера: сильная впечатлительность, воображение, наблюдательность, артистический вкус, музыкальность, точность и осторожность!

— При таких условиях, — сказала Эльза, — я думаю, вы будете в состоянии справиться с Фенг-Хо в роли главного управляющего. У вас, видимо, налицо все качества, которые необходимы в столь сложных обстоятельствах.

Мисс Дэм почесала голову кончиком карандаша.

— Мне это не приходило в голову, — сказала она, — но, может быть, вы правы.

Эльза не ушла на завтрак. Она не забыла еще своей встречи с газетными фотографами и, пока дело не улеглось, решила завтракать в конторе.

Это вышло неудачно, так как Бикерсон зашел, чтобы задать тот же ряд вопросов с некоторыми вариациями, вопросы, которые он задавал ей раз десять: имена родственников Тарна, сведения об его друзьях, его врагах, что он любил и чего не любил, его привычки, дома, которые он посещал, его клубы…

— Разве нужно спрашивать обо всем этом снова? — устало сказала Эльза. — Мне кажется, я уже раньше говорила вам все это.

Вдруг ей пришла в голову мысль, показавшаяся ей, однако, слишком неправдоподобной.

— Вы же не ожидаете, что я изменю мои показания? О, мистер Бикерсон, вы ждете этого!

Солидный Бикерсон невинно улыбнулся.

— Иногда свидетель припоминает новые обстоятельства, — сказал он. — Вы сами великолепно понимаете, мисс Марлоу, что каждый, кто был в доме в момент убийства, должен быть допрошен и передопрошен. Это входит в нашу систему сыска.

— А вы допрашивали Фенг-Хо?

Улыбка сошла с лица Бикерсона.

— Я, конечно, допрашивал и его, но у него оказалось великолепное алиби. Мы не могли никак опровергнуть его. Майор Эмери у себя?

— Нет, он вышел. Вы хотели его видеть?

— Нет, — небрежно сказал Бикерсон, — я не особенно хочу видеть его. Если он там, я зайду…

— Я посмотрю, — сказала Эльза.

Как она и ожидала, Эмери не было. Но мистер Бикерсон не удовлетворился созерцанием комнаты через дверь и вошел вслед за девушкой, мурлыча какую-то арию.

— Очень милая комнатка, — сказал он. — Необыкновенно милая комнатка! Может быть, вы будете так добры спуститься вниз и сказать моему человеку, что я остался ждать майора Эмери?

Эльза в упор посмотрела на него.

— Я сделаю это, если вы будете так добры выйти из этой комнаты и дозволить мне запереть ее.

Бикерсон рассмеялся.

— Вы думаете, я собираюсь здесь быстро провести небольшой обыск без ордера, а? Что же, вы правы, но только у меня есть ордер. Смотрите!

Он вытащил из кармана синюю бумагу и протянул ее Эльзе.

— Было бы лучше, если бы я мог проделать это спокойно, без ведома майора Эмери, но я считаюсь с вашей щепетильностью, и если вы предпочитаете, чтобы я подождал возвращения майора, я подожду.

Они проговорили минут десять, когда Эльза услыхала, как хлопнула дверь кабинета Эмери. Она вышла к нему.

— Ордер на обыск, да? Я ждал, когда это случится. Попросите его войти… Доброе утро, Бикерсон. Мисс Марлоу сказала мне, что вы хотите поглядеть тут кое-что… Милости просим!

— У меня есть формальный ордер, — сказал Бикерсон, пожимая плечами. — Но это ничего не значит… Странный случай произошел вчера с мистером Тэппервилем, — прибавил он вдруг.

— А вы уже слышали о нем? Кто донес? Сам мистер Тэппервиль?

Бикерсон почесал подбородок.

— Никто, собственно, не доносил. Я узнал о нем в обычном порядке.

— Мистер Тэппервиль или милейший доктор Халлам? Кто из них? — настаивал Эмери.

— Вы знаете Халлама? — спросил Бикерсон, не сводя проницательных глаз с лица Эмери.

— Я знаком с ним, да.

— Странный случай — эта история с Тэппервилем, — протянул Бикерсон. — Я удивляюсь, почему вы сразу же не сообщили полиции, майор Эмери.

— Об избиении Тэппервиля?

Бикерсон кивнул. Тонкие губы Эмери передернулись.

— Что же, разве в этом есть что-нибудь такое необычное? Подобные вещи случаются каждый день.

— Не в Лондоне. Они могут случаться в Калькутте, они могут случаться в Шанхае, где вид избитого до полусмерти китайского полицейского не влечет за собой такого скандала, какой он вызвал бы, скажем, на Риджент-стрит или на Пикадилли.

— Я понимаю вас, — сказал Эмери.

Он открыл коробку на столе, вытащил тонкую черную сигару и закурил.

— Может быть, я должен был сообщить полиции, но ведь это дело Тэппервиля. В конце концов, он же является пострадавшей стороной.

— Гм! — Инспектор серьезно изучал своего собеседника. — Странно, что потасовка произошла перед вашим домом…

— Очень странно. Так же странно было бы, если бы она произошла перед чьим-нибудь другим домом, — спокойно заметил Эмери.

В разговоре наступила небольшая пауза. Бикерсон, очевидно, что-то обдумывал.

— Две шайки, торгующие наркотиками в Лондоне — любители и шайка Сойоки — враждуют между собой. У меня есть основания думать, что Тэппервиль как-то обидел одну из шаек, — сказал Бикерсон.

— Так и я слышал.

— Вы не знаете, как именно? — быстро спросил Бикерсон.

— Я знаю только то, что он получил письмо, в котором его предупреждали, что он слишком много разговаривает. Мне это, например, не кажется основанием для избиения. Я думаю, и вы согласитесь, что если бы каждый человек, болтающий слишком много, подвергался бы избиению, в Лондоне или в Нью-Йорке, — это все равно — оставалось бы немного людей, которые могли бы уверенно носить свои шляпы.

Новая пауза, во время которой «зловещий человек» усиленно затягивался сигарой и с интересом рассматривал окна на противоположной стороне улицы…

— Вы много путешествовали по Востоку, майор. Вы не встречались с Сойокой?

— Встречался. А вы?

Эмери подвинул к сыщику коробку с сигарами. Бикерсон взял одну из них и прикурил. Затем медленно и осторожно потушил спичку, положил ее в пепельницу и только тогда ответил:

— Я видел членов шайки, но я никогда не видел самого Сойоку. Встречал их в городе. Скользкая компания! Любители проще, потому что у нас есть след, ведущий к ним. Есть один или два человека, которые должны были бы получить предостережение насчет чрезмерной болтовни…

— Вы встречались с членами шайки Сойоки? — перебил его Эмери. — Это интересно! На кого они похожи?

— На вас… (пауза), или на меня. Самые обыкновенные будничные люди, которых вы бы не заподозрили. В Англии платят за наркотики очень большие деньги, как вы конечно же догадываетесь. Эта торговля дает восемьдесят процентов прибыли и находится в руках нескольких людей. Вы понимаете, майор Эмери?

Эмери кивнул.

— А это значит, — продолжал сыщик, — что любой фирме стоит заняться этой торговлей, и полтора миллиона обратятся через год в три миллиона. Если мы не пресечем зло и не найдем человека, который выдаст нам эту компанию…

— Иными словами, если вы не найдете действительно ценного доносчика. Вы думаете, что вам удастся поймать Сойоку?

— Именно это я хочу сказать. Я не думаю, чтобы мы поймали его в этом году. Может быть, нам повезет. Мы можем раскрыть всю шайку, найдя человека, который убил Мориса Тарна, будь он желтый или белый.

— Понимаю. Вы все еще подозреваете бедного Фенг-Хо!

— Я никого не подозреваю, — спокойно ответил сыщик. — Фенг-Хо вполне доказал свое алиби.

Он встал.

— Молодец девушка — мисс Марлоу, я хочу сказать. Я собирался спокойно поглядеть тут кое-что у вас, но она не позволила.

— Она тоже под подозрением?

Сыщик осторожно стряхнул пепел сигары в пепельницу.

— Нет, она не под подозрением. С ней все в порядке, если только…

— Если что? — резко спросил Эмери.

— Если мы не докажем, что за некоторое время до убийства она купила в аптеке две унции лауданума.

— Не понимаю…

— Я говорю о лаудануме, который был обнаружен в почти пустой бутылке коньяке рядом с Морисом Тарном, из которой он пил почти весь вечер, — сказал сыщик.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть