Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Зловещий человек
Глава 29

Ральф взял склянку и с улыбкой стал рассматривать ее.

— Совершенно верно, — сказал он спокойно. — Я купил этот препарат опия у Кеппеля по поручению Тарна. Точнее говоря, я прописал ему лауданум — он страдал от бессонницы. Тот факт, что пузырек был найден в кустах, делает это подозрительным, а? Если бы его нашли в пепельнице, это не было бы подозрительным, не так ли? Полиция, значит, предполагает теперь, что мистер Тарн умер от отравления опием? Мне что-то помнится небольшой нож с черной ручкой… Разве он не имел ничего общего с оплакиваемой нами смертью Тарна?

— Вы хотите сказать, что Тарн сам налил лауданум в коньяк? — спросил Бикерсон.

— Я ничего не хочу сказать, — ответил Ральф, пожав плечами. — Не мое дело высказывать предположения. Пока что я опровергаю версию, приписывающую мне смерть Тарна.

Он задумчиво взглянул на сыщика.

— Если бы это было мое дело, я бы обратил внимание на тот замечательный факт, что вы на дознании ни словом не обмолвились о вашем телефонном разговоре с Тарном…

Сыщик сердито кашлянул.

— Это не было необходимо, — резко сказал он. — Телефонный разговор, происходивший в вашем присутствии, затрагивал третье лицо. На дознании об этом очень много было опущено. Халлам… Кстати, я считал нецелесообразным упоминать о том, что за два часа до смерти Тарна вы были в доме…

— С мисс Марлоу, — перебил Ральф.

— Вы были в доме и имели полную возможность пройти в комнату Тарна и подлить яд в коньяк. Зная его привычки, вы знали, что он будет пить этот коньяк.

Ральф засмеялся.

— Значит, вы хотите сказать, что мисс Марлоу соучаствовала в отравлении Тарна! Я уже говорю вам, что она была в доме все время, и я оставил ее там. И для чего мне нужно было подливать опий в коньяк?

Сыщик не сразу ответил на этот вопрос. Помолчав, он сказал:

— Я весьма тщательно допросил мисс Марлоу и знаю, что она оставила вас в кабинете и пошла наверх укладываться. Она собиралась ночевать у вашей родственницы. Она оставила вас одного на десять минут. Что касается другого вопроса, то я буду с вами откровенен, Халлам. Я имею все основания думать, что вы вместе с Тарном участвовали в торговле наркотиками. Если это так и если вы каким-то образом узнали, что старик просил меня прийти к нему в тот вечер, то, возможно, вы заподозрили, что он собирается сделать заявление, которое впутает вас. Я говорю откровенно, что не верю вашим словам о том, что вы достали лауданум для Тарна по его просьбе!

Ральф насторожился. Опасность, которую он считал миновавшей, возникла снова в самой угрожающей форме.

— Мне не нравится ваш тон, Бикерсон, — сказал он. — Если вы считаете, что я занимался торговлей наркотиками или каким-то образом был связан с Тарном, или же повинен прямо или косвенно в его смерти, ваше поведение несколько странно…

Крупное лицо Бикерсона было невозмутимо. Ральф видел, что он не намерен принимать брошенный вызов.

— Может быть, — сказал сыщик. — Но я почти уверен в том, что найду, если продолжу мое расследование. Лауданум окажется в вашей книжке рецептов напротив имени Тарна.

Он вдруг рассмеялся и протянул руку.

— Боюсь, что я расстроил вас, доктор, но это убийство совсем сбило меня с толку. Кокаинная шайка приводит меня в полное недоумение. Через несколько дней я буду знать о ней гораздо больше, чем сейчас.

Он взял со стола пузырек из-под лауданума, посмотрел на него с легкой гримасой и положил в карман.

— Мне нужно получить еще кое-какие сведения, и тогда кое-кому будет очень грустно, — сказал он загадочно.

Ральф проводил его и закрыл за ним дверь. Напряжение спало. Доктор тяжело опустился на стул в передней и вытер пот со лба.

Какой же он дурак! Так просто было принести пузырек домой и бросить его в камин… Но минутная тревога заставила его совершить безумие, которое легко могло привести к гибели. Бикерсон был прав в одном отношении: в книге для записи рецептов на Халф-Мун-стрит указано назначение этой маленькой бутылочки. Как ни странно, это было мерой предосторожности, принятой уже задним числом. Ральф благословлял минуту, когда ему пришло в голову нацарапать этот подложный рецепт в книге, которую он редко употреблял теперь…

Прошло целых пять минут, прежде чем он окончательно успокоился и прошел в гостиную. Эльза играла на рояле, а толстый мистер Тэппервиль, держа пухлый палец на нотах, готов был по ее кивку переворачивать страницы.

— Что-нибудь случилось? — тихо спросила миссис Халлам.

— Ничего, — ответил Ральф. — Он хотел видеть меня по поводу Тарна.

Он взглянул на Тэппервиля и Эльзу.

— Похоже, что он попался в сети.

Миссис Халлам кивнула.

— Он, несомненно, увлекся всерьез.

Ральфу почему-то стало весело.

У него, однако, не было и мысли повлиять на банкира, когда он приглашал его к обеду. Ведь единственной целью было внушить некоторое доверие настороженной Эльзе… Понимая ее настроение, он сознавал, что она тревожится, и для пущей респектабельности решил пригласить Тэппервиля.

— Великолепная вещь, ве-ли-ко-леп-ная! — вздыхая, сказал мистер Тэппервиль. с сожалением переворачивая последнюю страницу. — Мир, совершенный мир! Это девиз моего дома. Это смысл моей жизни. Мой личный сейф отпирается при помощи комбинации «Расе» — коренное слово… гм… — Он увидел, что глаза миссис Халлам с интересом устремлены на него, и неловко заерзал на стуле. — Вы поете, мисс Марлоу? — обратился он к девушке.

Эльза улыбнулась.

— Я пою за закрытыми дверями, — искренне сказала она. — Это значит, что я сознаю мои возможности и недостатки.

Мистер Тэппервиль снова вздохнул.

— Очень жаль! — В глазах его было нескрываемое восхищение. — Очень, очень жаль! Я могу представить себе, как вы очаровываете слушателей. У вас большое дарование, мисс Марлоу!

Эльза громко рассмеялась.

— Это очень приятно слышать, — сказала она. — Я противопоставляю ваш комплимент многим нелестным замечаниям, которые приходится слышать за день…

— Это означает, что Эмери ведет себя, как свинья? — сказал Ральф.

— Эмери? — Мистер Тэппервиль удивленно оглянулся. — Разве вы имеете какое-нибудь отношение к Эмери?

— Я работаю у него в конторе, если это назвать отношением, — сказала девушка, нахмурившись.

Почему ей не понравилось даже косвенное осуждение в тоне мистера Тэппервиля, она в точности не знала. Но это было так.

Эльза тут же перевела разговор на другой предмет. Через несколько минут ее уже посвящали в тайны бриджа. В половине одиннадцатого мистер Тэппервиль посмотрел на свои часы и встрепенулся.

— Я боюсь, что засиделся у вас, — сказал он. — Но я провел восхитительный вечер! Я не нахожу слов для того, чтобы благодарить вас, милейший Халлам, за возможность сменить мое уединение на столь приятное общество!

Он переводил взгляд с Ральфа на Эльзу.

— Не будет ли дерзостью с моей стороны, если я приглашу вас отобедать со мной завтра вечером? Это не нарушит вашего распорядка?

У Эльзы не было никакого распорядка и никаких особенных желаний, если не считать, что она хотела при первой же возможности найти небольшую квартирку и завершить свой визит к миссис Халлам. Ральф избавил ее от замешательства, поспешно приняв приглашение. Он проводил мистера Тэппервиля до его автомобиля, а когда вернулся, Эльза уже ушла к себе. Миссис Халлам сидела на ковре перед камином и задумчиво курила папиросу.

— Кто он такой? — спросила она, поглядывая на Ральфа.

— Я уже говорил: мой банкир. Где Эльза?

Миссис Халлам мотнула головой в сторону ее комнаты.

— Я тоже приглашена на обед к нему на завтра? — спросила она. — Этот банкир — самое медлительное существо на свете с тех пор, как вывелись конки. А ты дурак, что упускаешь ее, Ральф! Он же втюрился в нее!

— В Эльзу? — Ральф усмехнулся. — Да, мне показалось, что он был немного увлечен.

— Он женат, конечно? — спросила миссис Халлам, выпуская колечко дыма.

— Он не женат и не такой человек, чтобы жениться.

— Да? — насмешливо сказала миссис Халлам. — Присматривай за своей Эльзой! Он богат?

— Баснословно!

Она задумчиво поглядела в камин, потом сказала:

— А ты богат, Ральф?

— Что ты хочешь сказать?

— Разве на этот вопрос так трудно ответить? — нетерпеливо спросила она. — Ты богат?

— Не так богат, как буду, — тихо сказал Ральф. — Через неделю я надеюсь быть на миллион сто семьдесят четыре доллара богаче, чем сейчас.

Это была цифра, выписанная карандашом на записке, которую Ральф нашел в сейфе Тарна. Деньги эти были где-то… Ральф думал, что если только представится возможность тщательно обыскать кабинет Эмери, он без труда найдет украденные ценности.

Миссис Халлам ничего не сказала, и они просидели молча, пока она не докурила папиросу и не бросила окурок в камин.

— Ты оптимист как в любви, так и в денежных делах, — сказала она. — А мне сдается, что тебе будет больше хлопот с завоеванием этой девушки, чем с получением денег… Ральф, что означает слово «Расе»?

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть