Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Злодейка-марионетка The Villainess is a Marionette

Иллюстрации из манхвы

「 The Villainess is a Marionette 」

Последнее обновление 03.05.2021

Кайена Хилл

Резеф Хилл

Рафаэль Кедри

Император

Долорес Эйвон

Рита Брукин

Оливия Грейс

Глава 1. Сцена 1. Марионетка с оборванными нитями

В центре Большого Зала танцевала самая красивая на всём белом свете девушка. Когда музыка закончилась, девушка подняла руку в знак приветствия и люди вокруг неё радостно зааплодировали, так, что даже вино расплёскивалось из бокалов.

— Пожалуйста, потанцуйте и со мной, Ваше Величество!

— Сейчас моя очередь, Ваше Величество!

Девушку звали Кайеной Хилл. Она была первой принцессой Империи Эльдаим и старшей сестрой Его Величества, Императора Резефа.

— Теперь очередь Императора.

Резеф, наблюдавший за залом, подперев подбородок рукой, вскоре направился к Кайене. Он сменил холодное выражение лица на улыбку и поцеловал тыльную сторону её ладони.

— С Днём Рождения, сестра. Пожалуйста, оставайся всегда такой же прекрасной.

«Какая сладкая лесть!»

Кайена рассмеялась от поздравления Резефа. Подобная лесть была её любимым видом лести.

В глубине души Резеф насмехался над своей сестрой, ищущей признания в этих бессмысленных комплиментах.

«Ты должна оставаться такой же прекрасной как и всегда, чтобы польза от тебя никогда не уменьшалась»

Единственными достоинствами Кайены были её легитимность в Имперской родословной, её звание самой красивой женщины в Империи и её статус единственной принцессы Империи.

«Моя прекрасная, глупенькая куколка»

— Ах, Резеф.

Сказала Кайена после чего притянула его к себе и расправила его воротник своими длинненькими пальчиками.

— Ты всё ещё ребенок.

На самом деле её отношение было не чем иным, как оскорблением Его Величества [1]. Однако Кайена даже и не осознавала, что это было проблемой. Она видела в своем младшем брате кого-то ниже себя, кого-то, о ком она должна была заботиться. Это было её ошибочным представлением, но Резеф сам же и поощрял его.

— Тебе нравятся твои подарки?

Спросил её Резеф.

— Очень! Особенно это платье.

— Поскольку ты любишь розы, то я хотел подарить тебе платье, которое напоминало бы тебе о них.

Он нежно заправил прядь её волос ей за ухо и Кайена с неловкостью на лице приняла его прикосновение.

Она привыкла к такой доброте, потому что её любили очень многие.

— А теперь, не окажешь ли мне честь потанцевать с тобой?

— С удовольствием.

Музыка заиграла снова, как только они заняли свои позиции.

Сегодня, как и во все другие дни, она всё танцевала и танцевала… танцевала под дудку Императора.

 

***

 

— Резеф!

Кайена вбежала в спальню Императора.

— Как вы могли так просто...

Придворные были поражены её смелостью. Хотя она и была принцессой, но всё же существовали правила, которые даже Кайена должна была соблюдать. Какой бы невежественной она ни была, она не могла называть императора по имени или входить в его комнату без его разрешения. Её опрометчивое поведение со временем только ухудшалось, что в конце концов и привело её к гибели.

Рыцари попытались остановить её, но Резеф поднял руку, чтобы заставить их отступить.

— Всё в порядке.

Кайена со слезами на глазах бросилась в объятия младшего брата.

— Резеф, это наверняка заговор. Это заговор! Убей эту наглую с*чку, сейчас же!

Но Резеф лишь равнодушно посмотрел на свою сводную сестру.

Не замечая его холодного взгляда, Кайена яростно продолжала оскорблять другую женщину.

— Как посмела эта невоспитанная, грязная с*чка попытаться соблазнить герцога Кедри? Это всё её вина. Он будет холоден ко мне, если она...

— Кайена.

Резеф оттолкнул её от себя.

Резеф расправился с глупыми аристократами мужского пола, используя Кайену как куклу. Он также использовал её отвратительный характер, чтобы держать женщин аристократок в узде. До сих пор она прекрасно справлялась со своей работой... но постепенно она становилась для него все большей и большей помехой.

— Ты всё ещё не понимаешь? Я знал, что ты идиотка, но не знал, что ты настолько глупа, что не можешь осознать своё положение.

Его холодные слова достигли Кайены и её интуиция подсказала ей, что здесь что-то ужасно неправильно. Неосознанно она сделала шаг назад, но Резеф схватил её и не дал убежать.

— Ты даже не можешь убить Оливию как следует. И сейчас ты бежишь ко мне, поджав хвост и ждёшь, что я тебе помогу?

— Резеф...!

— Неужели у меня нет другого выбора кроме как самому позаботиться о тебе? Что за пустая трата времени…

Он нежно погладил её дрожащую щеку.

— Как ты можешь... да как ты можешь...!

— Очень жаль, что тебе не удалось соблазнить герцога Кедри, но его вассал, виконт Джиллиан, хочет заполучить тебя, так что по крайней мере я могу спихнуть тебя ему. Вот тогда мы и сможем договориться.

С недоверием на лице она посмотрела на него.

— Резеф, я твоя сестра. Как ты можешь так поступать со мной?

Он вздохнул, глядя на сестру, которая всё ещё не понимала в чём дело.

— Ты должна понять, что вся твоя сила заимствована у меня. Ну, в любом случае уже слишком поздно и ты ничего с этим больше поделать не можешь.

— Я отказываюсь! Как ты посмел оскорбить меня!

Кайена выглядела так, словно вот-вот сойдет с ума.

Ей казалось, что весь её мир, всё во что она верила, сейчас рушится прямо у неё на глазах.

— Ты не можешь так поступить со мной! Это я сделала тебя императором!

Он лишь рассмеялся над криками её отчаяния.

— Ты всё ещё не поняла, что тебя использовали? Моя бедная, жалкая куколка.

— Но почему? Зачем ты так поступаешь? Что я сделала не так? Ты сердишься на меня? Честно говоря, я даже не знаю… У тебя нет причин так поступать со мной.

Кайена сумела подавить свой гнев и попыталась убедить его жалостью, ведь слёзы никогда ещё не подводили её.

— Бедная Кайена. Тогда тебе следовало убить Оливию.

Покачав головой, Резеф сел на диван.

— Это действительно печально. Я не могу поверить, что моя старшая сестра такой ужасный человек.

— Что...?

— Герцог Кедри тогда спросил, может ли он расследовать тот инцидент, не так ли? Ну что ж, я разрешу ему.

— Резеф!

Он облокотился на диван и посмотрел на Кайену ледяным взлядом.

— Заприте эту злодейку в её комнате.

Рыцари грубо схватили её и Кайена, с которой никогда так не обращались, закричала.

— Отпустите меня! Отпустите меня! Это безумие... как ты смеешь? За кого ты меня принимаешь?

Она попыталась оттолкнуть руки рыцарей, но её тело было слишком хрупким, ведь всю жизнь она была под защитой.

— Резеф!

Кайена позвала Резефа как будто её вот-вот стошнит кровью. Но вскоре рыцари утащили её прочь и дверь спальни плотно закрылась за ней.

 

***

 

Женщина выключила экран своего мобильного телефона.

Она читала роман, который перечитывала много раз, наблюдая за падением злодейки. Ей было душераздирающе читать о том, как принцесса Империи была продана виконту Джиллиану, после чего её ожидала незавидная судьба.

Это было похоже на то, что и она сама испытала.

— Менеджер, разве у вас не запланирована встреча?

Спросил её подчиненный.

Женщина кивнула.

— Да, уже иду.

Даже во время работы она не могла перестать думать о романе. У неё все время возникало странное чувство дежавю. Она и злодейка были похожи. Они обе были марионетками, которыми кто-то аккуратно манипулировал.

— Вы уже уходите с работы?

Она редко уходила рано с работы и именно поэтому подчиненный обратился к ней, ведь её вещи были уже собраны. Не произнеся ни слова, женщина кивнула и направилась в сторону лифта.

— Подождите минуточку.

Это был исполнительный директор Ким.

— Давайте спустимся вместе.

Дверь лифта закрылась.

— А вы сегодня рано уходите.

— …

— В полугодовом отчёте я видел, что результаты вашей работы были достаточно хороши. Несомненно, я уверен в вашей компетентности.

Он положил свою руку на плечо женщины и ей казалось словно по всему её телу ползают насекомые.

— Я выйду первой.

Она выскочила из лифта сражу же как только открылась дверь. Стоя позади неё директор Ким спросил.

— Вы всё ещё расстроены?

Женщина остановилась.

— Благодаря мне вы стали самым молодым менеджером команды, а вскоре и вовсе станете заместителем директора.

 «Ты должна понять, что вся твоя сила заимствована у меня. Ну, в любом случае уже слишком поздно и ты ничего с этим больше поделать не можешь»

Женщина рассмеялась, вспомнив строчки речи Резефа из романа, после чего она оглянулась.

— Вы говорите так, потому что вы снова во мне нуждаетесь, не так ли?

Директор Ким ухмыльнулся и щелкнул пальцами.

— Знаете, у меня сейчас есть только один менеджер в команде и это вы.

Женщина рассмеялась и снова повернулась к нему. Она устала жить как чья-то марионетка.

Тогда-то это и произошло.

— ...Кто вы?

Кто-то стоял с водительской стороны её машины. На нем был чёрный свитер и шляпа, скрывавшая лицо. Это показалось ей чем-то зловещим.

Мужчина медленно повернулся к ней и произнёс.

— Это ты во всём виновата.

Женщина отступила назад.

— Это из-за тебя я докатился до такого!

Он бросился к женщине и ударил её ножом в живот.

Директор Ким, который был позади неё, увидел как она рухнула между двумя автомобилями. Нападавший крепко схватился за нож и бросился на него.

— Я и тебя убью!

Женщина, схватившись за рану, увидела как на директора Кима напали.

«Похоже, что всех злодеек ждёт один конец»

Её зрение затуманилось.

«Это не так уж и плохо умереть вот так»

Это было последнее воспоминание женщины.

— Ах…

Её голова раскалывалась от боли и она хотела пить. Женщина свернулась клубочком и несколько раз кашлянула.

— Ха-ха…

Она приоткрыла глаза. Чей-то голос приближался к ней.

— Её Высочество очнулась! Скорее, зовите доктора!

Держась за раскалывающуюся голову, женщина огляделась.

Что случилось? Её определенно ударили ножом.

— Ваше Высочество! Вы понимаете нас?

Она чувствовала волнение людей, суетящихся вокруг неё. Она прищурилась, чтобы сфокусировать взгляд.

Старомодная женщина иностранка смотрела на неё с тревогой. Странно, но женщине показалось, что она видела её раньше. Затем дверь открылась и кто-то вошел.

— Его Императорское Высочество, Принц.

— Сестра.

Это был молодой человек с золотистыми волосами. Он мгновенно сократил расстояние между ними.

— Кайена, с тобой всё в порядке?

«...Кайена?»

Он держал её за руку, что заставило её открыть глаза от шока.

Как, как такое может быть?

— Резеф…

Ёё поразило словно молнией от осознания ситуации.

— Да, сестра. Я здесь.

Мужчина осторожно поцеловал её руку и встревоженно посмотрел на неё.

— Я вернулась.

После этих слов она потеряла сознание.

 

 

~~~

 

Нашли грамматическую, речевую или логическую ошибку? Пожалуйста, сообщите о найденной ошибке. Для этого выделите участок текста, содержащий ошибку, нажмите на появившееся синее диалоговое окно с надписью ошибка, отправьте сообщение. Я ценю каждое ваше сообщение. В благодарность будет отправлена соответствующая подписка на платные главы. Большое спасибо за чтение этой новеллы и поддержку переводчика, приятного чтения! ^_^

Перевод: AIRO_NYASHKA

 

[1] lèse-majesté (фр.) — преступление, заключающееся в неуважительном высказывании по отношению к монарху или отдельным его действиям.

Глава 2

Кайена медленно открыла глаза.

«Я действительно вернулась»

Лежа на кровати, она думала об этой хаотичной ситуации.

Кайена была злодейкой из романа «Леди Чёрной Розы».

«Бузусловно – это тот самый роман»

Однако всё было не так просто.

В романе она вела себя как настоящая злодейка и как положено злодейке – была убита, убита своим сумасшедшим мужем.

Её вторая жизнь началась с рождения в Республике Корея. Конечно, она не помнила свою жизнь в роли Кайены, но ей довелось прочитать роман под названием «Леди Чёрной Розы». В этом романе Кайена была изображена как глупый и злой персонаж.

Собственно, большинство персонажей были такими же. Все персонажи за исключением героини были могущественными, но безумными.

Резеф был социопатом, Генрих был без ума от власти, а Байель – был ли он вообще человеком?

Среди них Рафаэль – главной мужской персонаж, казался самым адекватным, но и у него были некоторые проблемы с психикой.

«Роман был о том, как героиня повлияла на всех этих персонажей»

Главная героиня – Оливия, была для них опорой, компенсирующей их недостатки.

Кайена, движимая ревностью, пыталась отравить Оливию. Но даже при том, что она была злодейкой, Кайена не была достаточна злой, чтобы убить героиню. Скорее, она была марионеткой, которую использовал её младший брат тиран.

Резеф хотел заполучить контроль над Оливией и именно поэтому он манипулировал Кайеной с целью отравить Оливию.

Казалось, что всё шло гладко.

Но Байель, могущественный волшебник и владелец Сада Чёрных Роз, дал Оливии свою силу и оживил её. Вот почему роман назывался «Леди Чёрной Розы».

Было предсказуемо, что впоследствии история покарает всех злых персонажей.

Однако, как читатель, она не была впечатлена историей главных героев.

Скорее, её тянуло к жизни злодейки, Кайены. Однако причина, по которой она была так обеспокоена её историей, заключалась в том, что это была её предыдущая жизнь.

«Подумать только, что я злодейка из романа»

По какой-то причине она вернулась к жизни Кайены. Более того, все было также, когда ей было всего лишь 19 лет, то есть до того как она достигла совершеннолетия.

«Вероятно я умерла, не так ли?»

По лицу она узнала человека, который ударил её ножом.

Она вспомнила, что в компании был скандал – у мужчины был роман на стороне из-за которого ему пришлось отказаться от проекта над которым он работал.

«Это просто прошлая жизнь»

Возможно, она многое потеряла, но это была ужасная жизнь.

Женщина была компетентна. Она была более достаточно компетентна, чтобы ею можно было манипулировать и более чем достаточно, чтобы представлять угрозу для других.

Исполнительный директор Ким уговорил ее следовать его командам и манипулировал ею. Это напоминало жизнь Кайены.

«Как же я вернулась в обличии Кайены?»

Резеф бросил её и выдал замуж – по сути продал виконту Джиллиану. В конце концов, она была жестоко убита своим безумным мужем.

Внезапно она осознала, почему оказалась в таком состоянии.

«Это случилось, когда я выпила яд»

Не так давно она была на банкете и выпила немного алкоголя и вскоре начала кашлять кровью. Большой зал наполнился криками и воплями.

— Из всех вещей…

Почему вернулась в то время, когда её тело еще страдало от боли?

— Вы уже проснулись?

К ней подошла горничная, которая находилась в комнате. Горничная вытерла её лицо мокрым полотенцем и уложила волосы, как будто это было вполне естественно.

Это было странно. Она чуть не умерла, но красота её внешности была еще важнее.

Тем не менее она лишь закрыла глаза, не имея ни сил, ни причин останавливать горничную.

— Я оботру ваше тело.

Фрейлины принялись мыть её тело и переодевать в новую одежду, а сама Кайена погрузилась в свои собственные мысли.

Резеф был ужасным тираном, плохим правителем, и как его старшая сестра, Кайена не уступала ему в своей порочности.

Они с рождения не были хорошими людьми.

Он был жесток, нетерпелив и дерзок. Кайена погибла, потому что не знала, что он будет таким же и с ней.

Резеф, её младший брат.

«Ты никогда не думал обо мне как о члене семьи»

Кайена была брошена всеми.

— Принесите мне зеркало.

Фрейлина подняла большое зеркало и поставила его перед ней.

Своими голубыми глазами она посмотрела на себя в зеркало и коснулась своей щеки.

«Как ужасно красиво»

Роман неоднократно описывал красоту Кайены до полного изнеможения.

Однако, глядя на себя, она подумала, что такая красота – почти талант.

«Но, в конце концов, эта прекрасная обертка будет использоваться только как кукла императора»

Такова была текущая оценка Кайены.

Не двигаясь, она посмотрела в зеркало на свои волосы лимонного цвета.

«Будет ли всё хорошо, если в будущем я не стану злодейкой?»

Нет. Она все еще была принцессой Империи.

До тех пор, пока ее дети будут жизнеспособными наследниками трона, она будет подвергаться постоянному контролю до конца своей жизни.

«Прямо сейчас у меня нет никакой власти»

Все, что у нее было, так это ужасно красивое лицо.

Она знала, что стоит не больше, чем редкий белый тигр.

«Красота – это не истинная сила»

Это была реальность, которой ее научил Резеф.

Она лично испытала, что её сила была всего лишь миражом и её можно было лишить этой силы в любой момент, в который он только пожелает.

«Я рада, что хотя бы вернулась в тот момент времени, когда еще не поздно что-то изменить»

Их отец, Император, был еще жив. Это означало, что еще есть способ сдержать Резефа.

«Но до того, как Резеф займет трон, осталось совсем немного времени»

Кайене нужно было определиться как сбежать от Резефа.

«Единственный способ добиться этого – выйти замуж»

Конечно, она не могла выйти замуж за такого безумца, как Виконт Джиллиан.

«Как же мне сбежать, обманув Резефа?»

Она больше не хотела жить как принцесса. Но даже так, она не могла сбежать без плана.

«Брак…»

С того момента как Кайена открыла глаза, у нее не было времени злиться или колебаться по поводу сложившейся ситуации.

Дворец был полон интриг и заговоров.

Она вернулась в отравленное тело, и это было похоже на тревогу; ее сознание сразу же стало напряженным.

«Мне нужен кто-то кто поможет мне»

Если она хочет повлиять на Резефа, то ей нужен кто-то, кто будет действовать от её имени.

Однако её окружали люди младшего брата.

Кайена окинула взглядом одну за другой всех её фрейлин. Все они были неподходящими кандидатами.

Затем её взгляд остановился на определенном человеке. Это была Вера, старшая фрейлина.

Кайена вспомнила, что в прошлом всем здесь руководила Вера.

Вера тоже служила Резефу. Другими словами, милый младший брат Кайены контролировал её еще до того, как она достигла совершеннолетия.

Она знала, что уже находится в руках Резефа словно танцующая марионетка.

«Во любом случае, здесь нет никого кто не был бы человеком Резефа»

Она вспомнила как часто появлялась в романе Вера.

Было бы полезно переманить Веру на свою сторону.

Кайена спросила Веру.

— А где же сейчас Резеф?

— Я полагаю, что Его Высочество с самого утра работает над расследованием по поводу покушения на вас.

Вера посмотрела на Кайену и добавила.

— Это серьезный инцидент. Я слышала, что ему удалось значительно сузить список подозреваемых. Его Высочество никогда не простит того, кто причинил вам вред.

Многие следили за принцем Резефом, который был очень разгневан тем, что кто-то посмел отравить члена императорской семьи.

— Понятно. – Серьезно ответила Кайена.

Вера передала мокрое полотенце и ведро служанке рядом с ней и взглянула на принцессу в то время как принцесса откинулась на подушку с отсутствующим взглядом и посиневшим лицом.

Спокойное выражение её лица было совсем не свойственно ей.

«Я ожидала, что, по крайней мере, она хотя бы ударит меня»

Кайену отравили не в своей комнате, а на банкете.

Однако, учитывая характер Кайены, вполне вероятно, что она всё равно избила бы своих невинных фрейлин, сказав, что они не поддержали её.

Но Кайена не кричала, не звала Резефа и не спрашивала чем он занимается.

«Она была настолько шокирована?»

Кайена не выглядела ни шокированной, ни испуганной.

Было бы немного странно сказать, что она вела себя так, потому что ей было больно, но у Веры не было другого способа объяснить ситуацию.

Вера не могла отделаться от ощущения, что надвигается буря.

Её разум был полон предположений.

— Вера.

Кайена ласково окликнула Веру.

 

 

~~~

 

Нашли грамматическую, речевую или логическую ошибку? Пожалуйста, сообщите о найденной ошибке. Для этого выделите участок текста, содержащий ошибку, нажмите на появившееся синее диалоговое окно с надписью ошибка, отправьте сообщение. Я ценю каждое ваше сообщение. В благодарность будет отправлена соответствующая подписка на платные главы. Большое спасибо за чтение этой новеллы и поддержку переводчика, приятного чтения! ^_^

Перевод: AIRO_NYASHKA

Глава 3

Вера вздрогнула словно её ударило током и посмотрела на Кайену.

Была ли Кайена когда-нибудь так дружелюбна хоть с кем-то из своих слуг?

— У тебя такая сухая кожа рук.

Сказала Кайена, схватив Веру за руку и осматривая её.

Вере захотелось спрятать свои руки от стыда, увидев красивые и изящные пальцы Кайены.

— Ах, кажется, ты многое пережила.

— ...Вовсе нет, Ваше Высочество.

— Ты когда-нибудь слышала выражение «Вся жизнь промелькнула перед глазами»?

Кайена притянула Веру к себе и усадила на кровать.

— В тот самый момент, когда я выпила яд… я действительно думала, что умру. Именно в тот момент я подумала о тех, кто поддерживал меня всю жизнь. И тут я вспомнила о тебе, о той кто так много работал ради меня все это время.

Вера почувствовала радость в душе от слов Кайены.

До сих пор она была верной служанкой Резефа и надеялась, что однажды он признает её. Она верила, что когда Резеф станет императором, то он поймет и оценит её истинную ценность.

Однако её желание так и не исполнилось, отдаляясь все дальше и дальше.

Кайена была тем человеком, который проник прямо в сердце Веры и произнес именно те слова, которые она так отчаянно хотела услышать.

— Я надеюсь, что не слишком поздно говорю тебе об этом, но спасибо тебе, Вера.

Глаза Веры мгновенно покраснели…

«Как нелепо»

Она вспомнила о всех тех бедах, которые ей пришлось пережить. Кайена нежно обняла Веру и похлопала её по плечу, как будто понимала её. Вера не могла больше сдерживать слёзы.

— Не плачь. У нас осталось еще достаточно времени. Я хочу, чтобы мы поладили.

Вера заставила себя проглотить слёзы и икнула.

Кайена не отталкивала её, а продолжала держать и поддерживать. Затем она обратилась к другим фрейлинам в комнате, у которых тоже были красные от слёз глаза и попросила дать ей полотенце.

— Спасибо вам всем. Только благодаря вашим усилиям я все ещё жива.

— Ах, Ваше Высочество!

Все дамы в комнате упали на пол, кланяясь.

Вере было неловко, ведь она не смогла сдержать слёз. Кайена заметила её смущение и вздохнула, улыбаясь.

Она спросила других фрейлин.

— Хм. Есть ли здесь кто-нибудь, кто знает как успокоить Веру?

Все расхохотались над её вопросом и атмосфера в комнате мгновенно стала теплой и приятной.

— Вы все такие добросердечные.

После слов Кайены они смущенно и застенчиво заулыбались. Было приятно, когда госпожа так приятно хвалит. Тогда они поняли, что у Кайены тоже есть свои слабости и что она может быть милой.

Всё разворачивалось именно так, как задумала Кайена.

— Вера, бьюсь об заклад, что тебе немного неловко смотреть на меня, так что можешь пойти отдохнуть. Но перед этим дай мне новую одежду. Кажется, что старую можно пустить на носовые платки.

Все захихикали над её шуткой, а лицо Веры покраснело.

— Ваше, Ваше Высочество!

Кайена смеялась и утешала Веру, но внезапно свернулась калачиком и громко закашляла.

Фрейлины вспомнили, что Кайена еще не выздоровела и испугавшись, они начали кричать.

— Ваше Высочество!

— Скорее, зовите доктора!

Они снова начали рассматривать Кайену как человека о котором нужно заботиться. Их чувства были такими поверхностными.

Кайена терпеливо выполняла их инструкции.

— Вы не должны перенапрягаться.

Сказал прибывший доктор.

В мгновение ока силы покинули Кайену.

— С вами все будет в порядке, если вы немного отдохнете.

Сказал доктор так, словно она была не в критическом состоянии. Но так или иначе она выглядела не лучше, чем до этого.

Лица служанок стали мрачными. Если с принцессой что-то случится, то они не смогут избежать выговора.

— Принцесса, принц Резеф хочет вас видеть. Стоит ли нам впустить его?

«Наконец-то он здесь»

Наконец-то настал тот момент, когда Резеф хочет увидится с ней.

— Все в порядке, впустите его.

Кайена поднялась с кровати на которой прежде лежала. Все видели, что для неё это было слишком. Она не могла и не должна была вставать. Но ей пришлось, ведь ей предстояло встретиться лицом к лицу с настоящим виновником инцидента с отравлением – с её младшим братом.

«Он не собирался меня убивать, но намеревался подставить кого-то в этом преступлении»

Резеф действительно её использовал. Прозвище марионетки действительно ей очень подходило.

Дверь открылась и в комнату вошел красивый молодой человек с голубыми глазами и светлыми волосами.

— Входит Его Высочество, Принц Резеф.

Все фрейлины склонили головы и посмотрели на него с беспокойным взглядом.

Резеф Хилл был сводным братом Кайены, вторым главным героем романа и будущим императором Империи Эльдаим. Он был нравственно развращенным человеком, убившим Императора ради трона.

Несмотря на свою красивую внешность, он был больши́м садистом, чем кто-либо другой.

Император был холоден со своими детьми. Всё дошло до того, что если бы даже кто-то и увидел как он общается со своими детьми, то очевидцы подумали бы, что это не его дети.

Особенно суров он был с Резефом. Император отказался делиться властью со своим юным сыном. Неудивительно, что проведя все своё детство в такой обстановке, Резеф превратился в тирана.

Оливия помогала Резефу, проявив к нему симпатию.

«Он просто бедный ребёнок, который жаждет тепла и человека, который позаботился бы о нём»

Кайена злилась на него, но она могла заметить это.

Резеф выглядел так, как будто он пришел к ней после прогулки. На нем было пальто со знаками отличия.

— Кайена, как ты себя чувствуешь?

Кайена чуть было не рассмеялась. Это был довольно странный вопрос, ведь он исходил от того самого человека, который отравил её.

Она изобразила на лице улыбку и произнесла.

— Я могу пережить это.

Резеф, ждавший град из её жалоб, на мгновение замер от неожиданной реакции.

Он никогда не видел, чтобы его сестра говорила так спокойно и нежно.

— ...Это действительно так? Я рад это слышать.

Он подошел к её кровати и сел, не спрашивая её разрешения.

«Теперь я ясно вижу как он безразличен ко мне»

Его тон был дружелюбным, но в нем не было ни уважения, ни вежливости.

Было бы абсурдно говорить, что они были близки. Резеф и Кайена не могли быть даже друзьями.

Каждое его действие показывало, что он думает о Кайене.

— Я спросил доктора и он ответил мне, что твоё выздоровление, кажется, идет полным ходом и совсем скоро ты поправишься.

— Похоже, я напрасно побеспокоила тебя.

— Не говори таких вещей.

Их разговор продолжался, но Резеф пришел в замешательство. Это было впервые, когда он смог так спокойно поговорить с Кайеной. Может быть это было потому, что она была больна и у нее не было сил.

«Здесь что-то не так»

Он не мог сказать, что именно, но интуиция подсказывала ему об этом. Более того, её зрелое отношение заставляло его чувствовать, что он общается с кем-то другим за её маской.

Она не чувствовала себя его сестрой.

— Наверное, ты был занят. Все в порядке, что ты пришел сюда?

Резеф посмотрел на нее своими блестящими голубыми глазами, пытаясь понять, почему она ведет себя так ненормально. На первый взгляд Кайена выглядела уставшей и больной из-за отравления.

— Я не мог успокоиться, пока не увидел, что с тобой всё хорошо. Пожалуйста, прости мою незрелость.

Резеф был озадачен. Она не ворчала и не раздражалась как обычно.

«Прежняя Кайена раз десять спросила бы, когда я поймаю преступника»

Её губы, которые всегда были расслаблены, внезапно сомкнулись как моллюск и Резеф не мог прочитать выражение её лица.

«Возможно она себя так ведёт, потому что она больна. Она была отравлена, так что это естественно, что она будет бояться»

Он понимал Кайену как свои пять пальцев, и ему было трудно представить её в другом свете. Нет, точнее было бы сказать, что он и не хотел думать о ней иначе. Он всегда думал о ней как о красивой, но в остальном бесполезной женщине, так и должно было быть. Вследствие чего он пришел к выводу, что он слишком много думает по этому поводу.

— Я клянусь найти своими собственными руками того, кто отравил тебя и заставлю его заплатить за это. Так что, пожалуйста, не волнуйся слишком сильно, сестра.

Сказав это, Резеф сжал руку Кайены, чтобы успокоить её.

«Ты действительно не видишь во мне нечто большее или меньшее, а лишь инструмент для завоевания трона»

Кайена улыбнулась, чувствуя себя отстраненной.

Получить подтверждение того, что она и так знала… это было очень странно.

Прямо сейчас они выглядели как платонический идеал прекрасных отношений между братом и сестрой.

Если бы кто-то не знал правды, то он мог бы подумать, что они очень близки друг к другу. Это выглядело так, потому что её красивый младший брат вел себя очень послушно и всегда делал то, что ей нравилось.

«Вот почему я никогда бы не подумала, что он меня отравит»

Но теперь Кайена прекрасно понимала, что её противник – хищник, который прячет свои когти, притворяясь кошкой.

Именно Резеф, а не кто-либо другой, пытался отравить Кайену.

«Если быть точной, то он пытался создать ситуацию, в которой я была бы явно отравлена»

Так чтобы это выглядело как можно более ужасно и жестоко.

Она беспомощно посмотрела на Резефа.

— Перестань искать виновника, Резеф.

Она почувствовала как он вздрогнул.

— …О чём ты говоришь, Кайена?

По мнению Резефа, Кайена должна была бегать вокруг и просить его выяснить, кто же попытался причинить ей боль. Так почему же она сказала прекратить поиски?

Это было настолько невероятно, что у него на мгновение помутилось сознание.

 

 

~~~

 

Нашли грамматическую, речевую или логическую ошибку? Пожалуйста, сообщите о найденной ошибке. Для этого выделите участок текста, содержащий ошибку, нажмите на появившееся синее диалоговое окно с надписью ошибка, отправьте сообщение. Я ценю каждое ваше сообщение. В благодарность будет отправлена соответствующая подписка на платные главы. Большое спасибо за чтение этой новеллы и поддержку переводчика, приятного чтения! ^_^

Перевод: AIRO_NYASHKA

Глава 4

Резеф обдумал свои слова и выражение его лица слегка исказилось.

— Но Кайена, ты должна понимать, что ты чуть не погибла.

Кайена слегка кивнула, подтверждая его слова.

— Вот как.

«Из-за тебя»

Зная правду, Кайена ясно видела как тщательно Резеф плетёт свои слова.

— Может быть ты боишься возмездия? Если так, то пожалуйста, не волнуйся. Я гарантирую, что ничего подобного больше не повторится.

Кайена устало покачала головой. Поскольку она ещё полностью не оправилась, ей было очень тяжело вести такой непростой разговор. Она уже потратила достаточно много сил на разговоры с фрейлинами.

Хотя Кайена и хотела отдохнуть, но этот разговор она должна была закончить даже если в конце она потеряет сознание. Таково было её намерение.

— Нет. Я не боюсь.

Она выдохнула и можно было отчетливо заметить её лихорадочное дыхание.

Резеф и фрейлины затаили дыхание. Они не ожидали увидеть печаль в глазах жизнерадостной Кайены.

— Нет нужды играть в игру в которой ты проиграешь, Резеф.

Он не понимал её слов.

Именно он организовал покушение с использованием яда, а также обеспечил себе подходящее алиби. Он уже выбрал какие цели устранит благодаря этой возможности и всё, что ему нужно было сделать, так это отправить их на гильотину. Эта игра полностью складывалась в его пользу, он просто не мог не победить. По крайней мере, он так думал.

— Пожалуйста, покиньте все это место ненадолго.

По её просьбе все ушли. В комнате остались только Кайена и Резеф.

— Резеф.

Позвала его Кайена.

Она говорила так спокойно и сдержанно, что ему стало не по себе.

— Ты должен помнить, что у тебя за спиной происходит больше событий, чем ты можешь видеть своими глазами.

— Что ты...?

— Ты знаешь со сколькими людьми я танцевала в банкетном зале? А сколько людей принесли мне еду и напитки? В таких обстоятельствах слишком сложно определить кто меня отравил. С другой стороны… Эти обстоятельства идеально подходят для того, чтобы выбрать виновника.

Кайена изо всех сил старалась быстро вспомнить, что произошло в связи с этим инцидентом.

Резеф никогда не мог предположить, что что-то пойдет не по его плану.

— Там присутствовал молодой аристократ, который был одержим мной, не так ли?

Она вспомнила человека, которого Резеф привел на гильотину.

Это был её предыдущий муж.

Она вспомнила, что виконт Джиллиан еще не получил своего наследства, поэтому она просто назвала его «молодым аристократом».

— Что…

— Ты собираешься казнить его и уничтожить всю его семью? Хорошо. Он один из вассалов Кедри. Неплохой выбор.

Именно поэтому Резеф и придумал этот план.

Семья Джиллиан славилась тем, что держала великолепных лошадей. Цена одной из их лошадей превосходила цену особняка. И эта семья была вассалом герцога Кедри.

Семья Кедри была воинственной и обладала самой большой и сильной армией в Империи, поскольку они защищали западную границу. Они стояли на пути Резефа к трону, и он стремился уменьшить их влияние любым возможным способом.

Даже если герцог Кедри не был замешан в этом преступлении, слух о том, что один из его вассалов пойман за государственной изменой, поставил бы его в неловкое положение.

Мягко и убедительно Резеф ответил Кайене.

— Тут должно быть какое-то недоразумение, Кайена. Это не так…

Кайена не собиралась позволять ему перебивать её. Несмотря на раскалывающуюся голову, она продолжила.

— Однако, Резеф, яды, полученные на черном рынке, могут переходить из рук в руки много раз. Понятно, что в их бухгалтерских книгах будут две или три записи с черного рынка, но разве можно их осуждать с такими неубедительными доказательствами?

Резеф подумал, что Кайена собирается сказать что-то удивительное, но сейчас он едва удержался от смеха.

— Я не совсем понимаю, что ты хочешь сказать, Кайена. Уже ясно как яд попал в Императорский дворец. Мне нужно только предать огласке это дело, чтобы решить проблему и тогда всё будет кончено.

«Хотя я не знаю как она догадалась, что я пытаюсь впутать в это дело герцога Кедри, ход её мыслей всё ещё прост»

Продолжая разговор, как будто она была глупенькой, Резеф спросил.

— Может, ты так поступаешь из-за Рафаэля Кедри? Если так, то тебе не о чем беспокоиться.

Кайена едва не прикусила язык. Рафаэль был её первой любовью. Он также был главным героем романа.

Резеф думал, что Кайена отговаривала его из-за Рафаэля, пытаясь защитить мужчину, которого любила. Именно в этом он видел объяснение её поступков. В конце концов, она вела себя не так уж и необычно. И хотя это правда, что Рафаэль был первой любовью Кайены, а её любовь была безответна, это все равно было очень давно. Кайена уже это пережила и не испытывала этого сладостного чувства больше.

— Мои бабушка и дедушка по материнской линии вовлечены в чёрный рынок. Если ты попытаешься напасть на герцогство Кедри с их связями на чёрном рынке, то вполне вероятно, что они будут контратаковать.

— …!

Резеф не ожидал услышать это от Кайены.

Герцогство Кедри не успокоится, если увидит гибель одного из своих вассалов.

В ходе расследования он обнаружил бы, что графиня Хамель, родственница матери Кайены, покойной императрицы, присвоила имущество императора. Это привело бы к падению графа Хамеля, а Резеф какое-то время подозревался в том, что он манипулировал доказательствами и вел предвзятое расследование.

«Ты не можешь этого допустить. Граф Хамель станет для меня важным козырем»

Потеряв связь с семьей своей матери, Кайена потеряла всю свою власть, не в силах ничего сделать без Резефа рядом с ней. Таким образом, её одержимость Резефом продолжала расти и Резефу стало легче контролировать ее.

«Фальсификация доказательств и расследования – небольшая проблема. Дело об отравлении тоже закончится провалом само по себе»

Кайена не хотела, чтобы Хамелы потеряли свою власть, ведь тогда они бы не могли помочь ей, но она не хотела, чтобы инцидент с отравлением был напрасным.

Она устало выдохнула и посмотрела на Резефа.

— Неужели тебе действительно нужно подвергать себя риску ради этого ничтожного шанса?

Выражение лица Резефа стало полностью суровым.

Ослабляя возникшее напряжение, Кайена спросила.

— Ты слышал сказку о ветре и солнце? Ветер не мог силой сдуть с человека пальто, но солнце было таким теплым, что человеку ничего не оставалось кроме как снять пальто.

— Да.

Ответил Резеф, недоумевая почему Кайена вдруг заговорила о книгах.

Кайена мягко улыбнулась, встретившись с ним взглядом.

Это было лицо, отражавшее, что атмосфера в комнате изменилась.

— ...В этом нет никакого смысла.

На самом деле это не так. Резеф почувствовал, что она давит на него, как будто ему нужно было избегать её взгляда.

Он чувствовал себя ребенком, которого поймал с поличным взрослый, когда тот пытался сотворить шалость.

Резеф прикусил губу изнутри.

Впервые он осознал, что Кайена была его старшей сестрой, принцессой Имперского рода.

— Не пытайся уничтожить герцогство Кедри. Вместо этого привлеки их на свою строну.

Резеф мысленно вздохнул.

«Я хочу этого больше, чем кто-либо другой»

Резеф давно пытался использовать красоту Кайены, чтобы привлечь на свою сторону следующего герцога семьи Кедри, Рафаэля. Однако хотя Кайена и влюбилась в него, Рафаэль был равнодушен к ней.

Резеф уже отказался от попыток манипулировать Рафаэлем через Кайену.

— Кайена, я не совсем понимаю о чём ты говоришь. Какое отношение это герцогство имеет ко мне?

Кайена не обратила внимания на его слова и продолжила давать указания как воспользоваться инцидентом с отравлением.

— Разве этот инцидент не даёт нам предлог для многого?

— Что ты имеешь в виду?

— Мне нужна фрейлина из надежной семьи. Кто-то, чью личность я знаю и не причинит мне вреда.

Резеф был удивлен внезапным замечанием Кайены.

— Кого именно ты имеешь ввиду, Кайена?

— Как насчет Леди Оливии Грейс?

— Ты имеешь в виду леди, которую спонсирует семья Кедри?

Неужели она говорит серьезно? Резеф знал как сильно Кайена ненавидит Оливию, поскольку наблюдал за ней со стороны. Тот факт, что герцогиня Кедри сама решила спонсировать Оливию, оскорбил Кайену и заставил ее ревновать.

В высшем обществе не было никого, кто не знал бы, что Кайена ненавидит Оливию.

— Да. Леди Грейс из знати среднего ранга.

Этого ранга было недостаточно, чтобы быть фрейлиной принцессы, но у Оливии было более чем достаточно таланта.

— Её семья также тесно связана с герцогством Кедри, отношения которых могут стать ещё крепче.

На самом деле было неясно, насколько герцогство Кедри ценит семью Грейс, но социальный мир признал, что отношения этих двух семей были необычными.

Кайена воспользовалась этим моментом, чтобы убедить Резефа. Но на самом деле была еще одна причина, по которой Кайена хотела видеть Оливию своей фрейлиной.

«Если этот мир будет следовать тому, что я знаю о его будущем, то именно в эту женщину влюбится Резеф»

Всё было точно также как и в романе, так и в первой жизни Кайены.

На этот раз Резеф также захочет Оливию. И если она предпочтет Рафаэля ему, то он попытается убить её.

Кайена продолжала говорить, притворяясь, что хочет победить Оливию только ради Резефа.

— Общество истолкует действия семьи Грейс как продолжение намерений герцогства Кедри.

— ...С этим действительно всё в порядке? – Подозрительно спросил Резеф.

Кайена улыбнулась.

Я не могу продолжать делать то, что мне нравится.

Это было то, что она предвидела и было более эффективным держать Оливию рядом, чтобы она могла справиться с ситуацией.

 

 

~~~

 

Нашли грамматическую, речевую или логическую ошибку? Пожалуйста, сообщите о найденной ошибке. Для этого выделите участок текста, содержащий ошибку, нажмите на появившееся синее диалоговое окно с надписью ошибка, отправьте сообщение. Я ценю каждое ваше сообщение. В благодарность будет отправлена соответствующая подписка на платные главы. Большое спасибо за чтение этой новеллы и поддержку переводчика, приятного чтения! ^_^

Перевод: AIRO_NYASHKA

Глава 5

Резеф был очень смущён.

«Эта та самая Кайена Хилл, которую я знаю?»

До сих пор Кайена была подобна кукле, которую он мог в любой момент использовать в своих целях. Однако теперь ему казалось, что к его груди приставили нож. Все его тело было холодным и напряженным.

Однако Кайена всё еще не закончила.

— Кроме того, мы должны сделать больший акцент на инциденте с отравлением, но в то же время уменьшить его важность.

Что это должно было значить?

Теперь Резефу не терпелось услышать что она скажет.

— Я хочу, чтобы ты преувеличил тяжесть моего состояния, чтобы создать кризис в вопросе о престолонаследии. Если обо мне и отце пойдут слухи, что состояние нашего здоровья ухудшается, то министры начнут беспокоиться.

Это было очевидно и едва ли это можно было даже назвать интригой. Резеф почувствовал легкое разочарование, но Кайена продолжила.

— Тогда сделай этот инцидент пищей для сплетен.

— Сплетен...!

Резеф наконец понял, что имела в виду Кайена, принижая важность инцидента.

— Если мы представим этот инцидент как скандальную любовную историю с человеком, который влюблен в меня, то общество наверняка обратит на это внимание. Таким образом, люди не будут уделять слишком много внимания самому инциденту, но все равно будут обсуждать эту тему.

Именно так они и поступят. Люди всегда были одержимы любовными историями. Резеф уже представлял себе какие слухи они будут распространять.

«Кто посоветовал это моей сестре? Или это была ее собственная идея?»

Резеф просто должен был спросить её.

Он пристально посмотрел на неё, пытаясь разгадать её истинные намерения.

— О чём ты вообще думаешь?

Кайена не ответила. Она просто молча смотрела на него.

Однако этот момент длился недолго, поскольку она внезапно поднялась с кровати.

— Кайена?

Сказал нахмурившись Резеф.

Затем она медленно опустилась на оба колена.

— Мой король.

— …!

Кайена поцеловала подол одежды Резефа, как слуга своего хозяина.

— Что ты делаешь?!

Её действия легко можно было расценить как измену.

Резеф быстро встал, схватил Кайену за плечи и поднял её.

— Кайена!

Это было имя, которое он произносил много раз до этого, но оно казалось странным и незнакомым, как будто его состав полностью изменился.

Кайена не выглядела обеспокоенной, когда она почтительно держала и целовала тыльную сторону руки Резефа.

Тихо шепотом он спросил.

— Почему…?

Почему Кайена целует ему руку и ведет себя так почтительно? К тому же она сделала это так осторожно, схватив его за руку своими обеими руками, словно была всего лишь служанкой.

Резеф часто целовал тыльную сторону ладони Кайены, потому что хотел, чтобы она считала его благородным и ослабляла бдительность, но даже он никогда не пользовался обеими руками. Он не был достаточно искренен для этого.

Но именно это Кайена и провернула с ним.

— Ты единственный кто со мной здесь, Резеф.

Она всегда ему так говорила.

— У меня есть только ты, Резеф. Ты мой младший брат. Моя единственная настоящая семья.

— Ты должна остановиться…!

Резеф выдернул свою руку из её рук. Он сжал свою руку – ту, которую только что поцеловали так сильно, что она задрожала.

— Ты станешь следующим императором Империи Эльдаим. Я всего лишь демонстрирую тебе свою преданность как сейчас, так и в будущем.

Кайена явно сошла с ума. Неужели действие яда было настолько серьезным?

Резеф сердито посмотрел на Кайену.

— Что ты задумала?

— Ты мне доверяешь?

Она тихо улыбнулась. Даже её улыбка казалась подозрительной.

— ...Что ты имеешь в виду?

— Я спрашиваю, действительно ли ты считаешь меня своей сестрой.

На мгновение Резеф потерял дар речи и не смог ответить.

Кайена продолжила задавать свои странные вопросы.

— Что бы ты сделал, если бы я больше не приносила тебе пользу?

— …

— Нетрудно догадаться как ты поступишь. Ты продашь меня подходящему партнеру по браку, который работает на тебя, чтобы избавиться от меня и тебе больше не придется иметь со мной дело.

Затем она небрежно произнесла несколько ужасающие слова.

— Ну, если только ты не выберешь не того мужчину и я выйду замуж за сумасшедшего мужа, который убьет меня.

Если её снова отправят замуж за Джиллиана, то она может быть снова убита после тюремного заключения и жестокого обращения.

Кайена вспомнила своё далекое прошлое. Ужасные воспоминания заставили её почувствовать себя ещё более одинокой.

— Я хорошо осознаю своё положение.

На её лице не было и следа улыбки.

— Более того, я знаю, что ты нуждаешься во мне.

Резеф посмотрел на Кайену с таким же холодным выражением лица как и у неё.

Как она и сказала, Резеф нуждался в Кайене. Император был всё ещё жив и поэтому его собственное положение было шатким. Общественное влияние Кайены шло ему на пользу. Хотя он мог бы обручиться и оставить эту роль своей невесте, это было бы потерей времени жениться в таком юном возрасте.

Кайена хорошо знала, что Резеф многое взвешивает в уме, чтобы обратить ситуацию в свою пользу.

— Чего ты хочешь?

Он решил сделать шаг назад и начать переговоры. С помощью этого он сможет увидеть к чему всё это приведет.

Кайена ответила тем, чем раньше никогда не обладала, но так отчаянно желала.

— Свободы.

Кайена знала, что будет выглядеть нелепо, сказав это, но это было самое искреннее слово, которое она произнесла с тех пор, как очнулась в этом мире.

Она хотела свободы, чтобы быть самой собой.

Она хотела свободы, чтобы делать ничего из того, что ей приказывали.

Она хотела свободы, чтобы думать самой.

Все чего она хотела было именно это. Свобода.

Резеф закричал, не в силах сдерживаться.

— Свободы?!

Она сказала, свободы. Это слово совсем не подходит Императорской Принцессе!

— Ты действительно собираешься отказаться от этой богатой и роскошной жизни? Как ты думаешь, сможешь ли ты стать свободной, если просто уйдешь из-за импульсивного побуждения?

Он искренне и с жалостью посмотрел на сестру и нежно провел рукой по её бледным щекам.

— Ты можешь чувствовать, что здесь душно, но это место подходит тебе больше всего. Бедность не прекрасна.

Сказал он, пробегая пальцами по её мягким волосам.

Кайена гораздо лучше его знала, что такое бедность.

В прошлой жизни её воспитывала мать-одиночка. Поскольку доходов её матери было недостаточно, она не могла даже посещать обычную академию.

Она была достаточно умна, чтобы заработать стипендию и закончить учебу, но это всё на что она была способна.

«Это была жизнь полная трудностей»

Кайена не могла сказать какая из её жизней была хуже. Само это по себе уже было довольно жалко.

Она просто хотела спокойно прожить остаток своей жизни. Неужели история мира не может продолжиться без одной злодейки?

Затем Кайена добавила еще одно условие понятное Резефу.

— Позволь мне выйти замуж за того кого я сама выберу. Это та свобода, которой я желаю.

Её просьба была очень типичной для обычной Кайены и Резеф потерял самообладание.

— Ты говоришь о Рафаэле?

Кайена покачала головой.

— Нет.

— Нет?

Это было неожиданно. Резеф нахмурился и посмотрел на Кайену.

— Ну, это не имеет значения. Старшая сестра, что ты можешь сделать для меня взамен?

Кайена не могла ответить ему сразу, на мгновение у неё закружилась голова.

«Я не могу потерять сознание здесь. Не сейчас»

Она почувствовала озноб и в её глазах потемнело, но она заставила себя выглядеть спокойной.

Это был единственный раз, когда Резеф был так потрясен. Она не могла дать ему время спокойно всё обдумать.

Ей не нужно было так нервничать, поскольку Резеф счел это молчание значимым.

«Что же она собирается сказать, размышляя так долго над этим?»

Подумал он.

Как только она почувствовала, что может говорить ровным голосом, Кайена произнесла.

— Я сделаю тебя Императором.

Она произнесла это так легко словно трон был чем-то, что она могла подарить ему на день рождения.

Резеф был ошеломлен.

— Сестра, ты имеешь в виду меня?

Даже при том, что Кайена была полезна, одна её поддержка не могла сделать его императором.

Он уже собирался исправить её заблуждение, когда она продолжила.

— Я знаю, что ты сможешь занять трон и без моей поддержки. Однако, если ты это сделаешь, тебе придется поделиться своей властью.

— …

Даже если бы он стал императором, ему пришлось бы дорого заплатить тем, кто помог ему стать императором.

Он не мог унаследовать трон в одиночку. Кайена вонзила острие еще глубже.

— Особенно дорого тебе обойдется пополнение карманов семьи Эванс, которая выступает в роли твоего стратега.

Семья Эвансов, владевшая северными зернохранилищами, была уже чрезвычайно богата и занимала высокое положение. Резеф следил за этой семьей и Кайена прекрасно знала об этом.

— Значит, ты провозглашаешь себя моим стратегом?

Кайена мягко улыбнулась.

— Я не прошу тебя доверять мне прямо сейчас. Но не пора ли тебе подумать о том, что ты будешь делать после того как займешь трон?

Никто и никогда не говорил ему подобных слов. Другими словами, никто раньше не был для него подходящей зрелой фигурой.

Затем тело Кайены пошатнулось.

— Сестра!

Резеф инстинктивно протянул руку, чтобы обнять и защитить её. Всё её тело горело огнем.

«Чтобы довести своё тело до такого состояния!»

Лоб Кайены был мокрым от пота. Она потратила все свои силы на то, чтобы остаться в сознании и закончить разговор.

Только сейчас Резеф осознал насколько тяжелым было её состояние. Он позвал горничную.

— Эй ты там! Вызови доктора прямо сейчас!

Резеф положил Кайену на кровать. Затем, перед тем как окончательно потерять сознание, она нежно провела рукой по его голове.

— Ты добрый ребенок.

В этот момент она потеряла сознание, оставив Резефа с растерянным детским выражением лица.

 

 

~~~

 

Нашли грамматическую, речевую или логическую ошибку? Пожалуйста, сообщите о найденной ошибке. Для этого выделите участок текста, содержащий ошибку, нажмите на появившееся синее диалоговое окно с надписью ошибка, отправьте сообщение. Я ценю каждое ваше сообщение. В благодарность будет отправлена соответствующая подписка на платные главы. Большое спасибо за чтение этой новеллы и поддержку переводчика, приятного чтения! ^_^

Перевод: AIRO_NYASHKA

Глава 6. Сцена 2. Красота, доводящая до смерти

— Мы должны заново расследовать покушение на принцессу империи.

Сказал Резеф, развязывая завязки на своем плаще. Он выглядел так, словно из него высосали душу. Резеф повернулся к своему помощнику Зенону Эвансу.

— Сколько раз мы организовывали падение какого-нибудь аристократа? Выбери кого-нибудь из них, у кого есть семья, которую необходимо поддержать – кого-то, кто готов предстать перед гильотиной в обмен на деньги.

— Как прикажете.

Зенон Эванс подумал, что Резеф ведёт себя довольно странно. Принц часто выглядел усталым или раздражённым после посещения Кайены, но Зенон никогда раньше не видел его таким подавленным.

— ...Кроме того, размести побольше людей подле принцессы Кайены. Следи за каждым её движением.

— Да, Ваше Высочество.

Чем больше Резеф думал об этом, тем более странным это казалось.

Резеф всегда считал, что Кайена находится под его контролем. Может быть, всё было наоборот? Он думал, что нет. Она не была ни умной, ни рассудительной, ни достаточно мудрой для этого.

«Значит, кто-то рядом с ней дает ей советы?»

Это мог быть граф Хамель, но зачем ему раскрывать Резефу свои слабости?

Прежде чем Зенон ушел выполнять приказ, Резеф снова окликнул его.

— Найди мне информацию об Оливии Грейс.

— Как прикажете.

Зенон ушёл. В голове у Резефа был хаос из мыслей и он провел рукой по волосам.

— Что ты на самом деле задумала, Кайена?

Император был стар и болен. Он уже был на грани смерти. Хотя у него были внебрачные дети, Резеф и Кайена были его единственными официально признанными детьми. Единственным человеком, претендовавшим на трон, был сводный брат императора, эрцгерцог Генрих.

В принципе, Генрих вообще не претендовал на трон, поскольку был незаконнорожденным ребенком, не признанным церковью. Кроме того, он страдал неизлечимой болезнью и никто не обращал внимания на того, кого в будущем ждала только смерть.

Но внезапно появился молодой аристократ, назвавший себя сыном Генриха. Его звали Йестер Генрих.

После того, как он получил титул эрцгерцога, Йестер быстро поставил мать эрцгерцога на должность Императрицы и таким образом он был признан потенциально законным наследником престола.

Люди переговаривались, недоумевая, не старость ли или болезнь Императора заставили его действовать так иррационально. Но это было не так. Именно Йестер манипулировал Императором и погубил его, взяв под свой контроль семью любовницы Императора, Кэтрин Линдберг.

— Подумать только, что он возьмет её в заложницы…

Император, вместо того чтобы оставить Екатерину и её семью на произвол судьбы, узаконил эрцгерцога Генриха.

— Если бы только у меня была армия…!

Резеф чувствовал вспышку гнева каждый раз, когда так называемая семья эрцгерцога Генриха ставила его в беспомощное положение. Семья? Это больше походило на преступную группировку.

Резеф подумывал использовать Кайену, чтобы отправить эрцгерцога Генриха в ад, но сегодняшние события заставили его пересмотреть свой план.

Резеф долго ломал голову над словами Кайены. Он медленно связал её по рукам и ногам, заставил её полагаться на него во всем, пока она не могла ничего сделать сама. Он думал, что ему это удалось, но это было так до того, как он сегодня поговорил с ней.

Резеф лег на диван. Он не мог забыть голубые глаза, которые смотрели прямо на него. Они совершенно отличались от её прежних пустых глаз, которые видели только удовольствие. Резеф никогда не видел такого глубокого взгляда ни у кого из своих сверстников.

Неужели у его старшей сестры всегда были такие красивые глаза?

— Кайена…

Резеф прикрыл глаза рукой, перекрывая свет из окон. Затем он снова поднял руку. Это была та самая рука, которую поцеловала Кайена.

— Моя глупая, но красивая куколка.

Другой рукой он осторожно прикоснулся к тыльной стороне ладони. Затем, осмотрев руку, он медленно опустил её, позволив ей коснуться его губ.

Её глаза смотрели на него холодно и прямо.…

— Что мне с тобой делать?

Прошептал он.

 

Сцена 2: Красота, доводящая до смерти

 

Лихорадка сменилась кошмарами.

— Ты ведь можешь хорошо справиться с этим, правда? Подчиненный Юнг.

Кошмар представлял собой мешанину сцен из её рабочего места и Императорской семьи.

— И все же ты называешь себя Принцессой Империи!

— Это всё ты виновата!

— …!

Внутренности Кайены скрутило от боли, когда она открыла глаза.

«...Это был всего лишь сон»

Она неподвижно лежала на кровати, уставившись безучастно в то время как слёзы стекали по её щекам. Затем она пришла в себя.

Слёзы были бессмысленны. Она уже оцепенела от горя и боли, вызванных её воспоминаниями.

— Вы проснулись, Миледи?

Вера подошла к ней и начала вытирать слезы Кайены полотенцем, смоченным в теплой воде.

«Какой кошмар заставил её так плакать?»

— Вам следует выпить воды, Ваше Высочество.

С этими словами она принесла немного лимонной воды для Кайены.

Прошло уже две недели с тех пор как Кайена разговаривала с Резефом лицом к лицу. С тех пор Кайена была подавлена. Дело было не только в том, что она поправлялась. Ей нужно было вести себя скромно, чтобы развеять подозрения Резефа.

Резеф был по-настоящему зол. Он был тем, кто просто убьет «виновника», безжалостно отравившего Кайену. Ради собственной безопасности он без колебаний пожертвует другими.

Одной из типичных жертв такого поведения была сама Кайена.

«Мой брак не должен повлиять на ход истории. Мне просто нужно найти позицию, с которой другим было бы трудно манипулировать мной»

Только тогда она будет в безопасности и история не рухнет без неё.

Резеф был подозрителен и он будет продолжать наблюдать за Кайеной.

«Однако мне нужно помешать ему убить Оливию. Но я буду вмешиваться только до определенного момента»

В любом случае, Кайена была той, кто попыталась отравить Оливию будучи обманутой Резефом. Несмотря на то, что её преступление было стерто с её возвращением в эту жизнь, она не могла забыть, что она сделала.

Кайена больше не хотела, чтобы ею манипулировали. И она была искренна в своей просьбе к Резефу о выборе собственного мужа.

«Хотя, человек за которого я выйду замуж не будет существовать в этом мире»

Кайена намеревалась выдумать человека за которого она «выйдет замуж».

«А до тех пор мне просто нужно продолжать выживать и радовать Резефа»

— Ваше Высочество, говорят, что преступник арестован.

Прервала её размышления Вера.

Кайена вытерла рот шелковым платком и ответила.

— Это так?

«Значит он поступил так как я ему сказала»

Кайена не торопилась. Ей оставалось только дождаться подходящего момента, когда Резеф начнет действовать так как она хотела.

— Сегодня день его казни. Вы собираетесь посмотреть на неё?

Кайена покачала головой. У неё не было ни малейшего желания смотреть на нечто столь ужасное.

В это время люди собирались посмотреть на казнь. Теперь Кайена чувствовала только отвращение к этой практике.

Аристократ, отравивший Её Императорскую Принцессу Кайену, преклонил колени перед гильотиной. Все взгляды были прикованы к нему в то время как он говорил.

— Я сделал это, потому что слишком сильно любил её! Даже смерть не может разрушить мою любовь к ней!

Преступник был неизвестным аристократом, который впал в немилость. Аристократы шумно переговаривались между собой, спрашивая, присутствовал ли этот человек в банкетном зале.

«Подумать только, что он найдет человека готового умереть всего за две недели»

Аристократы не решались говорить об отравлении, поскольку ходили слухи, что состояние принцессы было тяжёлым.

Сторонники Резефа подняли шум из-за того, что Резеф, несмотря на свою юность, должен быть официально назначен наследным принцем.

Аристократы, поддерживавшие эрцгерцога Генриха, пытались замять и их и инцидент.

— Принц Резеф не единственный, кто может унаследовать трон! Мы не можем слишком торопиться.

Однако их слова потонули в своевременной статье в колонке светской хроники, описывающей, как красота Принцессы Кайены привела к чьей-то смерти.

«Ему пришлось откупиться и от газет. Должно быть, он был очень занят»

Сплетни легко текли из уст людей, но люди эрцгерцога Генриха были преданы делу продвижения своих планов. Однако теперь этот инцидент вытолкнул Генриха из поля зрения общественности.

Люди Генриха были в тени, поскольку всем было намного интереснее говорить о красоте Кайены.

— Вы всегда были красивы, но теперь люди стали обращать на это больше внимания, не так ли, Ваше Высочество?

Кайена рассмеялась над словами Веры.

Красота Кайены была уже известна, но теперь одного слова «красота», казалось, не хватало, чтобы описать её.

«Красота, доводящая до смерти»

Один журнал сплетен сравнил Кайену с розой с ядовитыми шипами. Слухи и внимание, которые она получила, продолжали плавно расти, а когда Кайена отменила свои выступления на вечеринках, которые она запланировала заранее, волнение превратилось в безумие.

Уже рассказывали истории об отравлении, чтобы поддерживать слух о красоте Кайены Хилл.

— Говорят, что аристократы с нетерпением ждут церемонии вашего совершеннолетия.

На церемонии будет присутствовать беспрецедентное количество женихов.

— Возможно, вы скоро с кем-нибудь обручитесь. Как думаете, Лорд Кедри будет хорошей партией?

Осторожно спросила Вера.

Кайена знала, что её ответ будет передан прямо Резефу. Она притворилась, что ничего не знает.

— Я не уверена. Похоже, это может быть слишком большой проблемой, учитывая, что Император не одобрил бы.

Глава 7

Глаза Веры широко раскрылись.

Это был первый раз, когда Кайена проявила равнодушие в отношении Рафаэля Кедри.

Ни для кого не было секретом, что отношения между Императором и герцогом Кедри были плохими и хотя неизвестно, почему они были такими плохими, Император был разочарован увлечением Кайены Рафаэлем.

— Если Лорд Кедри станет зятем Императора, могут возникнуть проблемы со структурой власти.

Это было довольно простое утверждение, но это была проблема, которую Кайена, казалось, никогда не рассматривала до сих пор.

Вера тихонько налила чай и взглянула на безмятежный профиль Кайены.

Кайена скрыла спокойную улыбку за чашечкой чая. Этот вопрос не просто дойдет до ушей Резефа. Её замечания наверняка будут переданы и Императору.

— До сих пор я была упряма, а моё поведение было неуместным, поскольку я не понимала воли Императора.

Стремление Кайены к Рафаэлю было пропорционально страданию, которое она причинила своему окружению. Она врывалась в его дом и вызывала его во дворец. На самом деле, Император каждый раз по просьбе Кайены вызывал Рафаэля во дворец. Конечно, это было не обязательно для удовлетворения желания Кайены, а скорее для того, чтобы унизить семью Кедри, сломив дух их следующего лорда.

— Должно быть он прислушался к вашим просьбам, потому что ваши действия были вполне уместны.

Кайена внутренне согласилась со словами Веры, но внешне нахмурилась.

— Как Принцесса Империи как я могла не знать, что моё поведение было неуместным? Теперь, по крайней мере, я должна исправить то, что натворила.

— Что вы собираетесь делать?

— Прежде всего, мне нужно пересмотреть платье для церемонии совершеннолетия.

Вера склонила голову набок, поскольку это заявление казалось совершенно не связанным с их обсуждением.

— Откройте гардеробную.

Скоро состоится банкет по случаю совершеннолетия Кайены. Платье, которое она собиралась надеть, было приготовлено давно, но Кайена хотела пересмотреть концепцию, чтобы использовать тот инцидент.

— Вы бы предпочли что-нибудь с глубоким вырезом на спине, чтобы показать ваши плечи?

Спросила Вера.

Увидев платье, Кайена покачала головой.

— Нет, оно слишком откровенное.

В её голове возник образ.

«Марионетка должна больше походить на марионетку»

Кайена хотела платье с причудливыми кружевными украшениями, в которое одевают своих кукол. Ей нужно было выглядеть так, будто она слишком заботится о своей красоте.

Кайена посмотрела на своё отражение в зеркале и кивнула.

— Как всегда, на банкете не будет никого прекраснее Вашего Императорского Высочества!

Люди вокруг Кайены были заняты тем, что заискивали перед её внешностью. Но Вера подумала про себя, помогая Кайене переодеться. «Все рады, что Её Высочество стала вести себя хорошо, но это никогда не было так просто».

Аура и образ Кайены полностью изменились. В последнее время Кайена вела себя очень мягко и теперь все хотели остаться на её стороне.

Её мягкость и бездействие выглядели так, будто она уступала инициативу своему противнику, но на самом деле это было больше похоже на предоставление возможности ребёнку отдохнуть, ведь эта возможность быстро исчезнет.[1]

«После того как она выпила яд, даже её речь стала более утонченной»

Сама Вера, казалось, была единственной кто заметил изменения. Она спокойно и непрерывно наблюдала за Кайеной.

Кайена хорошо знала, что Вера взволнована.

«Вера верна, но амбициозна»

Ни одна из фрейлин в её дворце не стоила внимания, за исключением Веры. Кайена намеревалась успокоить её, поэтому она позволила Вере наблюдать за ней, как ей заблагорассудится.

Кайена примерила последнее платье. Это было платье, которое она с особой тщательностью подготовила для церемонии совершеннолетия.

Кайена любила розы и поэтому ей нравилось носить платья, расшитые розами. То же самое относилось и к этому платью.

— Боже мой, вы выглядите совсем как куколка!

Её фрейлины как всегда подняли шум. Это был тип комплимента, который Кайена любила больше всего.

Вера прикусила губу, чтобы сдержать смех.

Их госпоже больше не нравились такие комплименты.

Как и ожидалось, Кайена спокойно улыбнулась, не выглядя ни гордой, ни тщеславной.

«Она действительно изменилась»

Вера задавалась вопросами что означают эти перемены. Ей всё ещё хотелось узнать истинные намерения Кайены.

Может ли Кайена стать хорошей госпожой для неё?

Было много случаев, когда целые семьи погибали из-за того, что поддерживали не того человека в Императорской семье. Вера должна была быть осторожной.

Вера видела, что несмотря на неблагоприятную обстановку Резеф все равно однажды станет императором. Это было очень точное суждение. И теперь блестящая проницательность Веры быстро переоценивала Кайену.

— Вышивка с розами не чрезмерна и очень хорошо вписана.

— Давайте оставим всё как есть.

— Остальное я оставлю на портного, Ваше Высочество.

Кайена кивнула, после чего посмотрела в зеркало и подняла руку. У неё возникло ощущение словно к её конечностям были привязаны нити, манипулирующие ею.

Этот взгляд ей очень шёл.

«На протяжении всей моей жизни мною кто-то манипулировал»

Она не осознавала, что была чьей-то марионеткой, висевшей на нитях. Она не знала чьими силами руководствовались её руки.

«Когда-то мне казалось, что я двигаюсь по собственной воле»

Но она слишком многому научилась, чтобы продолжать жить в этой иллюзии. Кайена не собиралась повторять ту же ошибку снова.

«Я буду жить так как сама пожелаю»

Она опустила свою руку так как будто нити, удерживающие её, были перерезаны.

— Мне нужно переодеться.

Кайена сняла платье и переоделась в повседневную одежду.

— А где Резеф?

Спросила она.

— Его всё ещё нет, Ваше Высочество.

В последнее время Резеф был очень занят, так как его битва за власть с сыном эрцгерцога Генриха за место наследного принца была в самом разгаре.

«Резеф, ты думал, что увеличение моей ценности будет способствовать твоей собственной силе?»

Хотя Резефу в конечном итоге и предстояло стать тираном и Императором, сейчас ему было всего лишь 18 лет. Он был ещё ребёнком.

С другой стороны, Кайена только внешне обладала оболочкой молодой женщины, она уже прожила две жизни. В своей жизни она пережила много ужасных вещей и поэтому Резеф казался ей маленьким ребёнком.

«Он упускает из виду тот факт, что есть и другие, кто может одолжить мне свою силу в данный момент. Какой глупенький»

Кайена обратилась к Вере.

— Мне необходимо повидаться с Императором.

 

***

 

Император Империи Эльдаим, Эстебан Хилл, лежал в постели и пил лекарство. Затем он посмотрел на свою дочь Кайену безжизненными глазами.

— Подумать только, что ты первым делом придешь меня искать…! Должно быть это что-то особенное.

При этих словах Кайена схватилась за подол своего платья. Исполнив реверанс, она обратилась к Императору.

— Пожалуйста, простите меня за моё неуважение, Ваше Величество.

— Достаточно.

Император был не из тех кого тронули бы подобные слова. Его голос был холоден, он знал, что его тон заденет гордость Кайены.

Его дочь была дурой. Он размышлял, когда же она придет в себя когда снова заговорит.

— Хотя уже поздно, пожалуйста, взгляните с добротой на вашу дочь, которая сейчас пытается исполнить свой долг послушного ребёнка.

Её слова были такими же сладкими как мёд. Это были не те слова, которые обычно произносила Кайена.

Император удивленно поднял брови и Кайена подошла к нему поближе.

— Должно быть, в последнее время я заставляла вас волноваться.

На самом деле не имело значения, был ли Император обеспокоен или нет. Важно было показать Кайене, что она думает о нём и о его благополучии.

— Я пришла поприветствовать вас, чтобы вы не беспокоились. Я почти полностью выздоровела.

Кайена взяла блюдо с чайником и чашками, которые слуга принёс Императору. Она помогла ему выпить чай серебряной ложечкой, её действия были столь же естественны, как и текущая вода.

«Слухи были правдивы?»

Ему доложили, что отношение Кайены значительно изменилось после инцидента с отравлением. Они говорили, что теперь в её словах и поступках отражается милосердие и великодушие.

Он не мог припомнить, чтобы его дочь когда-нибудь была доброй, разве что когда она была совсем маленькой.

В какой-то момент в отношениях между отцом и дочерью появилась пропасть. Кайена чувствовала себя неуютно рядом с Императором, а Император начал испытывать к ней презрение. Но теперь Кайена совсем не чувствовала себя неловко, сидя в кресле рядом с ним и заботясь о нём.

— Чей это заговор?

Император всю свою жизнь прожил как правитель. Такого рода инциденты никогда не происходили сами по себе.

Он начал задаваться вопросом, не был ли процесс поиска виновника, а также последствия инцидента сфабрикованы.

 

[1] Это просто метафора, у Веры нет причин думать, что у Кайены есть противник на этом этапе истории.

Глава 8

«Знает ли он, что истинный виновник Резеф?»

Чтобы выиграть время Кайена взяла у слуги шелковый платок и аккуратно вытерла губы Императора.

Его вопрос был открытым и двусмысленным, как и следовало ожидать от опытного политика.

Настоящая Кайена наверняка попалась бы в ловушку, но вместо этого она лукаво сказала.

— Пожалуйста, посмотрите на меня с добротой.

Её голос прозвучал неожиданно мягко. Более того, её сдержанная улыбка не была улыбкой незрелой молодой женщины и Император был внутренне впечатлен.

«Эта девушка всегда так умело скрывала свое истинное "Я"»

Император задавался вопросами, какие же изменения произошли с его дочерью пока он был болен.

«Она наконец-то пришла в себя?»

Его дочь изменилась и в глазах Императора вспыхнул огонёк.

— Вы не возражаете, если настоящего преступника не поймают?

Если бы Кайена захотела этого, то Император охотно помог бы ей найти настоящего преступника. Ситуация еще не была ясной, но весьма вероятно, что виновником был Резеф. Император подумал, что сейчас самое время снова поставить его на место.

«Он что, подозревает Резефа? Если влияние Резефа уменьшится сейчас, то я не смогу использовать его»

Кайена покачала головой.

— Резеф разберётся с настоящим преступником. Я подумала, что было бы лучше разобраться с этим инцидентом таким образом, а не подстрекать аристократов.

Император почувствовал искру восхищения своей дочерью.

— Это действительно впечатляет.

— Отец, я боялась, что из-за моих глупых поступков ваше состояние ухудшится.

Даже когда Кайена раскрыла свою тактику, она все равно приписала свои результаты Императору.

— Вы всё это время верили в свою дочь и ждали её, так что теперь я сделаю всё, что в моих силах.

Услышав её слова Император рассмеялся.

Казалось, его дитя не было обделено способностями с рождения. Со счастьем в сердце он подумал, что ему следует хоть как-то вознаградить Кайену.

— Размышляя над этим сейчас, я вспомнил, что приближается церемония твоего совершеннолетия.

Кайена ничего не ответила. Она просто передала чашку слуге. После чего Император сказал.

— Я должен найти тебе хорошего партнера для брака.

Партнера для брака.

Услышав эту фразу, Кайена сразу же подумала о Рафаэле Кедри. Это было что-то вроде привычки. Однако она изо всех сил пыталась подавить волнение.

— Вы правы, отец. Я скоро достигну совершеннолетия.

В её первой жизни за Кайеной ухаживали многие, но у неё не было партнера по браку. В конце концов, её продали Виконту Джиллиану. Император потерял всякий интерес к её браку, а Резеф, с другой стороны, активно поощрял конкуренцию за место зятя Императора. Возможно они и были императорской семьей, но как это вообще можно было называть семьей?

«Я действительно твоя дочь?»

Вопреки её холодным чувствам к отцу, Кайена с улыбкой спросила.

— Разве у вас есть кто на примете?

Император не раскрыл этого, но был удивлён. Он был уверен, что Кайена упомянет Рафаэля Кедри, если он заговорит о браке. Если бы она ответила так как он ожидал, то он бы снова разочаровался бы в ней. Но Кайена даже не упомянула Лорда Кедри. Казалось, она наконец поняла, что её брак – не карта, которую она должна тратить на любовь или влечение.

На всякий случай Император спросил.

— Ты хочешь сказать, что выйдешь замуж за кого-то другого после того как потратила столько времени и сил на Рафаэля Кедри?

Вопрос заставил Кайену вспомнить о её первой любви как о далеком воспоминании.

«В любом случае, я не была предназначена ему»

Было бы ложью сказать, что она ни о чем не жалеет. Даже если она игнорировала свои личные чувства, Рафаэль был прекрасным партнером по браку. Но Рафаэль презирал её. Она не хотела цепляться за того кто ненавидел её. Кроме того, ей необходимо подружиться с Рафаэлем, ведь его роль была необходима, чтобы удачно выйти замуж.

«Если быть точной, мне нужна сила герцога Кедри»

Кайена натянуто улыбнулась и спокойно сказала.

— Поскольку у меня нет сестер, то как я могла позволить себе поддаться мимолетному желанию и совершить такую ошибку? Я буду внимать вашей воле, отец.

— За сегодняшний день ты уже много раз удивила меня.

Сказал Император и великодушно добавил.

— Выбирай тщательно партнера. Не торопись и рассмотри все возможные варианты.

У ближайших слуг отвисли челюсти после столь необычных слов Императора.

«Теперь, если я смогу избавиться от влияния Резефа, то не будет иметь значения за кого я выйду замуж»

Кайена достигла того, ради чего пришла сюда.

Она вежливо сказала.

— Благодарю вас за то, что вы уделили этому вопросу своё внимание. Я позабочусь о том, чтобы мой партнер действительно был достоин вступления в императорскую семью.

Император кивнул и подозвал великого камергера. Это означало, что он собирается лечь и отдохнуть. Кайена еще раз поклонилась ему и вышла из спальни, взяв с собой фрейлин.

— Похоже, повзрослев, она одумалась.

Великий камергер склонил голову в ответ на замечание Императора и мягко улыбнулся.

— Принцесса уже выросла и так возмужала, это просто восхитительно. Эх, как же летит время.

Император улыбнулся.

— Вы искажаете мои слова.

Сказал он.

 

***

 

Покидая комнату Императора, Кайена наткнулась на того, с кем она не ожидала увидеться.

Естественно, она замерла и почувствовала настороженность приближающихся фрейлин, ближайших рыцарей и слуг.

Безусловно, они были настороже и это естественно, ведь они столкнулась с тем, кто был известен как безответная любовь Кайены.

«Рафаэль Кедри»

Чёрные как вороново крыло волосы и алые глаза были символами герцогской семьи Кедри. Рафаэль родился с этими отличительными чертами. Кайена, бледная блондинка, была очарована его ярким появлением.

На самом деле несмотря на то, что Кайена была уже опытной и жила своей третьей жизнью, она все равно думала, что он был замечательным и красивым человеком.

Рафаэль выделялся среди других аристократов своего возраста, начиная с самого своего появления.

У него была тяжелая, яркая и подавляющая аура тех, кто испытал на себе поле битвы. В сочетании с его природной красотой и фигурой он не имел себе равных среди сверстников.

Кайена была просто ещё одной девушкой, не устоявшей перед его особенным обаянием.

«В своей первой жизни я думала, что он просто хороший человек»

Однако Рафаэль из романа был не просто джентльменом.

Он был одержимо дотошным в том, как он общался с людьми и его утомляли встречи с людьми и поддержание социальных отношений.

В ходе истории Оливия помогла ему преодолеть этот страх и Рафаэль влюбился в неё.

— Рафаэль Кедри приветствует Её Императорское Высочество.

Сухо поприветствовал её Рафаэль, находившийся в приемной.

Внезапно Кайена почувствовала облегчение. Он не ненавидел её так сильно, как она того ожидала.

Сейчас Рафаэль думал о ней только как о помехе и не испытывал ненависти к ней.

У неё было время исправить свои ошибки.

Теперь ей просто нужно было не делать всего того, что она делала раньше.

Если она перестанет сближаться с ним и пытаться прикасаться к нему, при этом не ведя себя грубо, то у неё будут гораздо лучшие отношения с ним, чем прежде.

Как бы то ни было, она не хотела, чтобы её первая любовь вспоминала о ней как об ужасной женщине.

— Вы можете встать.

Кайена приняла решение.

— Давно не виделись, Лорд Кедри.

«…Лорд Кедри?»

Рафаэль выглядел озадаченным её вежливым обращением, поскольку она обычно называла его «Рафи».

Если подумать, хоть Кайена и встретилась с ним, она все равно не подбежала к нему и не обняла его за руку.

Он был не единственным кто размышлял над её поведением.

Все присутствующие смотрели на Кайену широко раскрытыми глазами.

«Что, почему Её Высочество себя так ведёт?»

Кайена обычно была очень грубой и раскованной.

Пока всё вокруг были сбиты с толку, Кайена огляделась и погрузилась в свои мысли.

«Несмотря на то, что Рафаэль пришел, никто не объявил о его прибытии»

Было ясно видно, что Император держит Рафаэля в узде.

— Вы пришли повидаться с Его Величеством?

— Да.

Если бы она была настоящей Кайеной, то уже говорила бы без умолку, чтобы привлечь внимание Рафаэля. Но Кайена хорошо знала свою роль.

Она была злодейкой, а не героиней.

«Теперь я знаю своё место»

Кайена подозвала слугу.

— Передайте Его Величеству, что Лорд Кедри просит аудиенции.

Глава 9

Слуга на мгновение заколебался. Именно по воле Императора он отложил объявление о прибытии Рафаэля.

— Что ты делаешь?

Когда Кайена перестала улыбаться, а её отношение к нему похолодело, то слуге ничего не оставалось как отправиться в покои Императора. Для него лучшим выбором было сообщить Императору о просьбе Рафаэля об аудиенции, чем быть впутанным в разборки в случае, если он осмелится проигнорировать принцессу.

В это время Рафаэль с подозрением наблюдал за всем этим развитием событий. Хотя Кайена часто пыталась привлечь его внимание, но это был первый раз, когда она действительно помогла ему.

Неужели она делает это, чтобы снова побеспокоить его?

Но Кайена, казалось, действовала осторожно после того как отдала приказ слуге. Всё выглядело так, словно ей не хотелось даже встречаться взглядом с Рафаэлем.

Как странно. Обычно он мог ясно читать её действия, но сейчас он не понимал что стоит за её действиями. Было похоже, что её благосклонное отношение к нему не имело никаких скрытых мотивов.

— В таком случае, я покидаю вас.

Кайена вышла из зала ожидания, взяв с собой своих фрейлин. Всем в комнате стало ясно, что Кайена явно держится от Рафаэля на расстоянии.

Рафаэль чуть было не позвал Кайену.

Чувствуя себя странно, он посмотрел на неё слегка нахмурившись, когда она проходила мимо него. Затем один из приближенных Императора окликнул его.

— Лорд Кедри.

Рафаэль отвернулся от двери через которую только что вышла Кайена.

— Его Величество сейчас отдыхает, так что вам придется снова навестить его завтра.

Неловко сообщил ему слуга.

Слуги Рафаэля, которые находились рядом с ним в зале ожидания были глубоко возмущены.

— Вы точно говорите правду? Её Высочество только что вышла из его комнаты!

Они свирепо посмотрели на слугу и сжали свои кулаки.

— Прекратите.

Рафаэль приказал им прекратить источать убийственную ауру.

— Мы находимся перед комнатой Его Величества. Не повышайте голоса.

— ...Да, господин.

Скитание по полю битвы предвещает знакомство со смертью. Слуги, только что столкнувшиеся со своей потенциальной смертью, вздохнули с облегчением.

Они считали удачей то, что Рафаэль был джентльменом, но их мышление представляло из себя недальновидную иллюзию.

На самом деле Рафаэлю нечего было терять от подобного развития событий. Он обладал значительной властью и его не интересовали раздоры из-за трона.

«Император Эстебан должен знать, что я не принимаю ни одну сторону из фракций»

И Император не мог вечно оставаться таким упрямым.

Рафаэль только сейчас проявил снисходительность, потому что не хотел волноваться по этому поводу.

— Тогда я вернусь позже.

Слуга кивнул ему, вытирая платком холодный пот со лба.

— Да, да. Пожалуйста, возвратитесь попозже.

Рафаэль вышел из зала ожидания, но затем остановился.

Кайена ждала его снаружи. Ах, он знал это… Он задавался вопросом, почему же она так мягко отступила раньше.

— Как и ожидалось, Император не стал встречаться с вами.

Цвет лица Кайены всё ещё был бледным, она не оправилась полностью от воздействия яда, но она всё же стояла в коридоре, ожидая, когда выйдет Рафаэль.

Какое благородное поведение! На самом деле фрейлины, которые прислуживали ей, выглядели так, словно их переполнял стыд.

Только одна из её фрейлин, та, что была ближе всех к ней, казалась невозмутимой.

Рафаэль быстро осмотрелся вокруг, прежде чем снова обратить свой взор на Кайену, но в её глазах отражалось что-то доселе ему неведомое.

— Раз уж все так обернулось, не выпьете ли со мной чашечку чая?

Обычно Рафаэль без раздумий отклонил бы её предложение. Он поступил бы так и сейчас, если бы не услышал её следующие слова.

— Думаю, я бы могла помочь вам с некоторыми вашими проблемами.

— Я не понимаю, что ты подразумеваешь под моими проблемами.

Глаза Кайены расширились.

— Неужели?

Помощники Рафаэля откашлялись, очарованные её прекрасной внешностью.

Она продолжила.

— Это тесно связано с причиной из-за которой вы хотели аудиенции у Его Величества.

«Она знает, почему я хочу видеть Императора?»

Рафаэль хотел встретиться с Императором, чтобы просить военного правления на Западе в обмен на его достижения на войне два года назад. Это была власть, которая могла быть предоставлена только герцогу, но у Рафаэля были свои причины желать этого.

«Она наверное и понятия не имеет, что я пытаюсь избежать давления со стороны моей семьи, которая хочет чтобы я женился»

Об этом еще не было объявлено, но герцог и герцогиня Кедри находились в процессе развода.

Мать Рафаэля, Ноа Кедри, была воспитана как жена, а не как наследница герцогской линии. В этом не было необходимости, так как у неё было два старших брата.

Предыдущий герцог никогда бы и не подумал, что потеряет обоих своих сыновей на войне.

Из-за этого он поспешно принял Льва Франциска как своего зятя. Однако Лев Франциск изменил своей жене ещё до того, как Рафаэль достиг совершеннолетия. С тех пор он не ладил с гордой герцогиней Ноа.

Они не могли расстаться, потому что Рафаэль был слишком молод, чтобы взять на себя правление герцогством, но теперь они тихо подавали на развод.

Мать Рафаэля не хотела давать мужу никаких алиментов, а учитывая некомпетентность Льва Франциска, Рафаэль мог незамедлительно стать герцогом.

Тем не менее, вассалы семьи Рафаэля сначала должны были единодушно признать следующим главой семьи самого Рафаэля.

Была лишь небольшая проблема.

Среди вассалов тайно циркулировали слухи о сексуальной ориентации Рафаэля, в частности о возможности появления наследников[1]. А все потому, что за свои 23 года он ни разу даже не держал женщину за руку.

Аристократы, которые хотели использовать его в своих целях, отправляли в его покои женщин, но Рафаэль холоднокровно прогонял их.

Этот слух дошел и до ушей матери Рафаэля. Она подталкивала его к женитьбе, чтобы развеять скандальные и беспочвенные слухи, которые закрепились за её сыном. Однако Рафаэль не хотел жениться, поэтому он хотел попросить Императора признать его военную победу над западной территорией, эта честь, которая может быть предоставлена только герцогу. Рафаэль думал, что с такой властью вассалы признают его следующим главой семьи.

Как Кайена могла помочь ему в этом?

Но Рафаэль чувствовал тяжесть, которую он никогда раньше не видел за её голубыми глазами.

«…Интересно»

У него была хорошая интуиция и он почувствовал, что должен принять приглашение Кайены.

— Спасибо за приглашение.

Рафаэль подошел к Кайене, чтобы проводить её и она положила руку ему на плечо.

— Для этого случая у меня есть только чай. Я думаю, что он удовлетворит вашим вкусам.

Кайена безостановочно беседовала с ним, не произнеся ни слова по существу.

На первый взгляд казалось, что Кайена только предприняла ещё одну попытку взаимодействовать с Рафаэлем как она всегда и делала. Но что-то было не так.

Кайена часто грубо выражалась в своей речи. Она игнорировала обычную вежливость и говорила о деликатных вопросах прямо спрашивая о браке, имущественных проблемах и тому подобном. Но теперь она говорила о погоде, стандартах для чайных листьев и о том, как приготовить восхитительные пироги – хотя он и понятия не имел откуда она узнала рецепт.

«Она пытается разрядить обстановку?»

Наблюдая за расслабленными лицами её фрейлин, Рафаэль убедился в этом.

Кайена остановилась в саду на тропинке, ведущей к её дворцу.

— Сегодня солнышко так прекрасно греет, так что я хотела бы выпить чаю в саду.

Сказала она.

— Я сейчас же займусь приготовлениями, Ваше Высочество.

Кайена отпустила всех фрейлин кроме Веры.

— А теперь, я полагаю нам следует закончить обсуждение того, что я ранее упомянула.

Рафаэль подумал о том, что она говорила ранее о его проблемах.

Какое решение могла бы предложить принцесса?

Кайена приоткрыла свои красненькие губки.

— Поскольку милорд уже достиг определенного возраста, то ваша семья должно быть беспокоится по поводу вашего брака, верно?

Рафаэль уже было начал думать, что она снова собирается сказать что-то нелепое, например, сделать ему предложение.

Дело было не только в том, что он лично не хотел на ней жениться. Он также не хотел, чтобы Императорская семья и герцогство Кедри объединились. Обе семьи уже были слишком могущественны и было бы трудно сделать так, чтобы интересы и власть двух семей оставались раздельными.

— У вас ведь уже есть партнер по браку, да?

— Партнер по браку?

Рафаэль смутился.

— Ах, неужели вы ещё не знаете…?

Сказала Кайена, прикрывая рот рукой.

— ...Что ты имеешь в виду?

Кайена лучезарно улыбнулась.

— В таком случае, я могу сообщить вам кое-что ценное о вашем партнере по браку.

Герцогство Кедри правило западной частью Империи. Эта воинствующая семья была единственной в Империи Эльдаим у которой было достаточно власти, чтобы соперничать с семьей Хилл.

Таким образом, единственный сын семьи, Рафаэль, представлял из себя очень желанный плод.

Кайена улыбнулась Рафаэлю, который казалось был недоволен самой идеей брака. Она не была уверена знает ли он себе цену.

«Как это типично для главного мужского героя»

Читая роман, Кайена узнала причину по которой Рафаэль никогда ни за кем не ухаживал. Он просто не испытывал ни к кому привязанности. Слова “преданность” и “привязанность” вызывали у него всего лишь неприятное раздражение.

Люди говорили, что Рафаэль был хорошо воспитан, но это было больше связано с его психическим расстройством, нежели с его личным характером[2].

— Благородная дочь, которая подошла бы в качестве хозяйки дома…

Лицо Кайены на мгновение стало задумчивым, как будто она пыталась что-то вспомнить.

— Например, Долорес Эйвон.

В романе эта юная леди действительно отправила свой портрет в дом Рафаэля.

— Она очень хорошо вышивает и играет на пианино. Но она падает в обморок при виде крови – что она будет делать в суровых западных землях? Не так то просто оставить такую жену в столице.

Кроме того, кто знает, что случится, если он женится на совершенно незнакомой женщине? Она перешла к другому кандидату.

— Рита из семьи Брукин в таком случае может подойти лучше, поскольку она когда-то училась на рыцаря. К сожалению, ей не хватает знаний и мудрости, а ещё она довольно жестокая.

Рафаэль сразу понял, что общего у обеих женщин.

— Обе предложенные кандидатки принадлежат к влиятельным семьям, которым еще предстоит выбрать сторону преемника престола.

Кайена улыбнулась и похвалила его интуицию.

— Как и следовало ожидать, Лорд Кедри очень умён.

— …

Кайена спокойно смотрела на Рафаэля, который был старше её, словно на своего младшего брата. Все потеряли дар речи и не могли подобрать слов. Но такое отношение, как ни странно, вполне устраивало Кайену.

— Кроме того, это все женщины на которых вы сможете жениться в течение двух лет.

Рафаэль сосредоточился на "в течение двух лет".

«Скоро наступит совершеннолетие Кайены, но она рекомендует других кандидаток для брака?»

Возможно, это означало, что она больше не хочет выходить за него замуж.

Рафаэль начал находить этот разговор весьма интересным.

 

[1] Есть разные способы интерпретировать это: Рафаэля могли воспринимать как гея или асексуала. В исходном тексте нет пояснений по этому поводу.

[2] Хотя данное расстройство и не идентифицировано, оно может представлять из себя диссоциальное расстройство личности (ASPD) или антисоциальное расстройство личности. По его английскому названию можно сказать, что это действительно связано с личностью человека – но нам, вероятно, не следует рассматривать веб-романы с целью установления медицинской точности.

Глава 10

— И наконец, Оливия Грейс.

Последней кандидаткой, предложенной Кайеной являлась Оливия – главная героиня романа.

Рафаэль узнал эту фамилию. Семья Грейс была одной из семей, которую поддерживала его собственная семья.

— Семья Грейс занимает наиболее низкое положение из всех трёх. Однако, хотя у них нет ни богатства, ни власти, они всё же находятся в достаточно интересном положении, ибо их спонсирует герцогство Кедри.

Поскольку у Рафаэля всё-таки были уши, то он знал, что Кайена действительно ненавидит Оливию. Но Кайена всё же упомянула её. Что чёрт возьми она задумала?

— Лично я считаю, что милорд должен встретиться с мисс Оливией Грейс.

— Ты хочешь сказать, что рекомендуешь мне жениться на ней?

— Совершенно верно. Леди Оливия умна и наблюдательна. Она внимательна, но в то же время уверена в себе и сильна.

Кайена произнесла это многозначительно, как будто вела переговоры.

Рафаэль внимательно посмотрел на неё, чтобы понять её истинные намерения. Оглядываясь назад на их прошлое, у Кайены не было причин предлагать подобное.

Поэтому он спросил её об этом открыто.

— Я не понимаю этого, почему вы предлагаете подобное?

На мгновение их взгляды встретились. Их взгляды были настолько таинственными и безмятежными, словно они заглядывали друг другу в души.

— Если это лорд Кедри, то я думаю, вы знаете почему.

Загадочно ответила Кайена.

Судя по её поведению она и не собиралась давать ему правильный ответ.

«Какую выгоду получит принцесса, если я встречусь с этой леди?»

Рафаэль даже не мог предположить, что выиграет от этого Кайена.

Но конечно, Рафаэль не мог этого знать. Рафаэль даже не знал, что это был роман и не знал, что произойдет в будущем – и, конечно же, он не знал истинной цели Кайены.

«Поскольку эти двое являются главными героями романа, то они обязательно встретятся. Так что это пойдёт мне на пользу, если они подумают, что именно я помогла организовать их встречу»

Кроме того, Оливия скоро станет одной из её фрейлин и тогда судьбы Кайены, Оливии и Рафаэля будут связаны словно нитями.

— Прибывают другие фрейлины.

Прошептала Вера, подходя к ним. Другими словами, пришло время завершить их текущий разговор на этом моменте.

Теперь Кайена была уверена, что Вера уже в некоторой степени эмоционально дистанцировалась от других фрейлин

— Вы немного опоздали с приготовлением чая.

Слегка упрекнула Кайена.

Одна из фрейлин склонила голову.

Должно быть они поспешили во дворец Резефа, чтобы сообщить ему об этой встрече.

Собственно, именно поэтому Кайена отослала всех фрейлин, за исключением Веры.

— Прошу прощения, Ваше Высочество.

— Ничего страшного. Приготовьте чай. Вы ведь хорошо позаботились о том, чтобы должным образом приготовить его, верно?

Кайена лично проверила состояние чайных листьев и чашек.

— Крепко заварите чай и смешайте его с молоком для лорда Кедри.

— Да, Ваше Высочество.

Фрейлины положили немного угля в маленькую жаровню и поставили на неё чайник, чтобы разогреть его.

Кайена объяснила свои действия Рафаэлю, который в этот момент пристально смотрел на неё.

— Я подумала, что вы пропускаете приёмы пищи, потому что очень заняты своей работой. В таких ситуациях хорошо помогает смесь чёрного чая и молока.

Любит ли она крепкий чай? Рафаэль просто кивнул, видя, что это не имеет большого значения.

Кайена часто готовила ему подарки или делала то, что соответствовало её собственным вкусам. Это был просто ещё один из таких случаев.

Наконец перед ним поставили крепко заваренный чай с молоком. Пахло не так уж и плохо.

— …!

Сделав глоток, Рафаэль широко раскрыл глаза от приятного распространяющегося аромата.

Это отлично соответствовало его вкусам.

— Как вам?

Спросила Кайена.

У неё была расслабленная поза, словно она была уверена, что ему понравится.

— Очень вкусно.

С лёгким удивлением ответил Рафаэль.

Кайена улыбнулась, доброжелательно и нежно.

— Рада это слышать.

Рафаэль случайно поцарапал белое фарфоровое блюдце чашкой, которую держал в это время.

Кайена не осознавала этого, но это было первое "предпочтение", которое имел Рафаэль.

Внезапно он подумал, что ему пора вставать. Он чувствовал, что если останется здесь, то ему будет грозить опасность.

— Поскольку сейчас ранняя весна, то ветер довольно холодный.

Это означало, что они должны войти внутрь.

Фрейлины принесли толстое пальто и накинули его на плечи Кайены.

— Мне было очень приятно провести это время с вами.

Она вежливо попрощалась с ним. Казалось, она не хотела проводить с ним больше времени или беспокоить его, не хотела мешать строить планы на будущее, оглядываясь в прошлое.

— Точно.

Сказала Кайена.

Похоже она только что что-то вспомнила.

— Если у леди Грейс хорошо пойдут дела, надеюсь, вы не забудете, что это я первой помогла вам встретиться.

На её лице была довольно озорная улыбка.

Было бы полезно иметь такого рода одолжение в будущем.

— …Пожалуйста, будьте осторожны на обратном пути, Ваше Высочество.

У Рафаэля не нашлось что ей ответить и поэтому он просто вежливо попрощался с ней.

 

***

 

На обратном пути домой в герцогство Кедри в карете Рафаэля было тихо. Причиной служило молчание Рафаэля, который будто бы размышлял над чем-то.

— Это было немного странно, не так ли?

Осторожно спросил Рафаэля его помощник Джереми.

— Я имею в виду её Императорское Высочество. Она довольно сильно отличалась от прежней себя.

— Она была гораздо красивее, чем обычно.

Согласился сопровождавший их рыцарь Бастон.

Затем Джереми нахмурил брови и выругался.

— Я не это имел в виду. Я имел в виду, что полностью изменилась атмосфера, окружающая её.

— Вот почему она была намного красивее!

— ...Тебе следует замолчать.

Когда Джереми отчитал его, Бастон выглядел так, словно считал это несправедливым.

Затем Рафаэль спокойно произнёс.

— Это правда.

Было неясно с кем он соглашался, с Джереми или с Бастоном. Они просто растерянно моргали и молчали, не желая больше прерывать ход его мыслей.

Рафаэль вспомнил образ Кайены, которая на короткий миг полностью овладела ситуацией.

Это не было пугающим, но она определенно взяла инициативу в свои руки.

Кто была та Кайена, которую он видел раньше, и кто она теперь?

Карета подъехала к вилле и медленно остановилась. Несколько служащих, включая вассалов, увидели экипаж и вышли на улицу.

— Добро пожаловать домой, Господин.

Рафаэль кивнул и снял пальто, после чего вздрогнул.

С другой стороны на него смотрел нежданный гость.

— Ты опоздал.

Это была его мать, герцогиня Ноа Кедри.

Рафаэль без тени приветствия обратился к матери, которую давно не видел.

— Что ты здесь делаешь?

Почему его мать была в столице, а не в западном особняке?

«Вассалы скрыли от меня её визит»

Должно быть они знали, что она приехала в гости.

— Ты даже не предложишь собственной матери чашечку чая?

Рафаэль велел служанке принести им чаю, но затем внезапно позвал горничную обратно.

— Убедитесь, что заварили одну из них очень крепко.

— Да, Господин.

Затем они пошли в небольшую столовую с окнами, тянущимися до самого потолка, очень высокого потолка. На столе стояли цветы и подсвечники.

Герцогиня увидела украшения и прищелкнула языком.

— Без жены управление в этом доме страдает.

— Я просто не храню то, что мне не нужно.

— Это потому, что ваш управляющий покупает только то, что покупают другие.

Рафаэль не ответил.

— Ты удивился моему внезапному появлению?

— Я не получал никакого известия.

— Я знаю. Я сообщила всем, чтобы они не поднимали шума.

По какой причине она явилась сюда тайно и зачем приказала его людям молчать?

Рафаэль подумал, что его мать вероятно задумала что-то, что ему явно не понравится.

И действительно, герцогиня окликнула свою фрейлину, которая неподвижно стояла позади неё словно восковая фигура.

— Изабель.

Фрейлина по имени Изабель осторожно поставила ящик на стол.

Рафаэль взглянул на чёрный деревянный ящик.

— Что это?

— Это предложения руки и сердца.

— …

Как же все совпало. Он только что вернулся после разговора с Кайеной о потенциальных партнершах по браку.

Неужели она сговорилась с его матерью? Хотя это было нелепой мыслью, но его мать действительно могла поступить так.

— Тебе следует начинать выбирать невесту.

Когда герцогиня дала знак, Изабелла открыла ящик и достала портреты.

Брови Рафаэля взлетели вверх.

На портретах были Долорес Эйвон, Рита Брукин и Оливия Грейс.

Это были именно те дамы и в том порядке, о которых ему рассказывала Кайена.

Глава 11

Эта глава показала, что среди служанок существует своя иерархия. Пожалуйста, с этого момента считайте тех, кто следовал за Кайеной – фрейлинами, а слуг, которые работают под их началом (с которыми вы познакомитесь в этой главе) – служанками.

 

«…Принцесса на самом деле не обсуждала это с моей матерью, не так ли?»

Он нахмурился, добавляя это косвенное доказательство к своей гипотезе.

Не подозревая о его глубоких думах, мать хвалила дам.

— Все они мудрые и целомудренные молодые женщины.

Рафаэль сделал глоток крепкого чая, чтобы увлажнить рот.

— Мудрая и целомудренная молодая женщина...

Он назвал вслух различные черты своих потенциальных партнеров, о которых упоминала Кайена.

Долорес Эйвон, которая была искусна в игре на фортепиано и в вышивании, но падала в обморок при виде крови.

Рита Брукин, которая была жестока и тренировалась как рыцарь.

И Оливия Грейс, которую поддерживала его мать и рекомендовала принцесса.

— ...Кажется, мне подали знак.

Принцесса сообщила ему очень точную информацию. И если её слова были верны…

«Ни одна из них не годится на роль герцогини. Я уверен в этом»

Герцогиня указала на портрет.

— Что ты думаешь о леди Грейс? В ней нет изъянов и она очень умна.

— Я не собираюсь жениться, Мама.

Но с точки зрения здравого смысла его мать была права. Самым важным для семьи было укрепление его собственного положения.

Однако Рафаэль чувствовал отвращение к тактильным прикосновениям и ему претила сама мысль о том, что кто-то может им заинтересоваться.

Как он мог выбрать такую супругу?

Если бы это был просто кто-то, с кем можно было бы просто посидеть во время трапезы, то он выбрал бы уже кого-то. Но Рафаэль не испытывал привязанности к кому-либо, кроме себя. Он никогда не испытывал любви даже к собственной матери.

Само её присутствие на его территории вызвало у него сильный стресс.

— Ты не можешь так говорить. Не забывай, что этот поспешный брак организуется ради твоей семьи, Рафи.

Это было холодное напоминание, которое не подходило к тому дружелюбному прозвищу, которое она дала ему.

Герцогиня быстро встала как только закончила говорить то, что хотела сказать. Затем она вышла и дверь плотно за ней закрылась.

Рафаэль снова обратил своё внимание на аккуратно расставленные на столе портреты. Его взгляд остановился на портрете Оливии.

Она была впечатляющей красавицей с волосами цвета пшеницы и зелеными глазами.

Как Кайена узнала об этом? Как получилось, что она обсуждала с ним его потенциальную жену в самый подходящий момент?

Рафаэль обратился к дворецкому, вошедшему в столовую.

— Скажи Джереми, чтобы попросил аудиенции у Её Высочества Кайены.

— Да сэр.

Он заинтересовался принцессой.

 

***

 

Как только Кайена прибыла во дворец она заметила, что в её спальне царит беспорядок.

— Я вижу, что вы не прибрались в этой комнате.

— Прошу прощения, Ваше Высочество!

Молодая фрейлина, которая отвечала за уборку комнаты была удивлена, а её колени подкосились.

— Убедитесь, что не повторите эту ошибку снова.

— Да, Ваше Высочество!

Фрейлины тайком переглянулись, видя, что Кайена великодушно простила их ошибку.

Принцесса определенно изменилась. Теперь она была намного более зрелой. И поскольку они были самыми близкими ей людьми, именно они видели как сильно она изменилась.

— Я хотела бы немного отдохнуть, так что вы можете идти.

— Тогда, пожалуйста, извините нас.

Дамы вышли из покоев Кайены и вошли в холл [1].

Некоторые служанки принесли чай и прохладительные напитки к дамскому перерыву. Продукция, которую они принесли была гораздо более высокого качества, чем раньше.

— Лидия.

Вера позвала Лидию – фрейлину, которая отвечала за уборку спальни.

— Почему ты не выполнила свои обязанности должным образом? Ты не такая уж и безответственная фрейлина, чтобы допустить подобную ошибку.

Лидия изобразила недовольство на лице, услышав упрек Веры.

— Её Высочество простила меня, так почему ты поднимаешь этот вопрос?

Она немедленно начала отчитывать Лидию в ответ.

— Это всего лишь спальня. Только поэтому я пропустила её сегодня—

— Что?

Вера была ошеломлена.

Изначально Лидия вела себя из-за того, что Кайена обладала сильным характером, но на самом деле Лидия была высокомерной, потому что происходила из влиятельной семьи. Теперь, когда Кайена стала добрее и терпимее, Лидия незамедлительно раскрыла свою истинную личность.

— И тем кто нанял меня был принц Резеф, а не принцесса Кайена.

Среди всех кто собрался здесь, кто не был?

Все они были наняты Резефом для того, чтобы стать фрейлинами Кайены.

— Его Высочество Резеф защитит меня в любом случае. Ему нужна сила моей семьи.

Служанки вокруг Лидии начали соглашаться с ней одна за другой.

— Действительно, это Вера не должна забывать о нашей миссии. Мы люди принца Резефа.

— Разве ты не знаешь, что мы не можем допустить, чтобы влияние принцессы Кайены стало слишком сильным?

— …

Вера не могла вымолвить ни слова, слушая этот дурацкий разговор.

«Они это прекрасно понимают, но не понимают, почему нас подослали быть её фрейлинами»

Причина была очевидна даже если просто посмотреть на Лидию Бенземан, которая происходила из самой влиятельной семьи среди них.

Они были похожи на куриные ребрышки [2]. Другими словами они не стоили многого, но было лучше иметь их при себе, чем выбрасывать.

Вера потеряла всякую волю упрекать их. Они были глупы даже, если не всматриваться в них.

— Зачем ты вмешиваешься и суетишься?

Служанки перешептывались, проходя мимо Веры.

— …

Она чувствовала себя подавленной. А теперь, когда она увидела истинную сущность тех, кого когда-то считала своими коллегами, то почувствовала и усталость.

— Как я вообще могла подумать, что меня признают в подобном месте?

Собственно говоря, большинство служанок, собравшихся здесь, стремились к Резефу.

Он был единственным принцем Империи, а его милая и добрая внешность потрясла их сердца.

Им казалось, что они могут спасти его и растопить его холодную и жестокую натуру.

«Как будто такое вообще возможно»

Вера знала как всё развернется. Ни одна из них не может сравниться с Резефом.

Что касается её, то она просто хотела, чтобы её признали за её собственные достоинства. Если бы она была признана, этого было бы достаточно, чтобы получить дворянский титул или укрепить влияние своей семьи.

«Я уверена, что Её Высочество не просто так попросила меня остаться с ней сегодня»

Вера пребывала в смятении.

 

***

 

Отпустив фрейлин Кайена удобно откинулась на спинку дивана.

«Из-за своего характера Вера не станет пренебрегать своей работой»

Раскол между ней и другими фрейлинами шёл по плану. Так было и при первой жизни Кайены.

В оригинале Вера усиливала свое влияние, обвиняя других фрейлин в некомпетентности и небрежности. Но сейчас ситуация была несколько иной.

«Она начнет понимать, что Резеф не питает к ней интереса»

Однако Резеф был уверен, что станет следующим императором. Это была главная причина, по которой Вера колебалась.

Значит, Кайене нужно просто устранить смятение в сознании Веры.

— Как лучше всего это сделать?

Услышав её бормотание, служанки на мгновение подняли головы, прежде чем продолжить уборку спальни.

В отличие от её фрейлин, служанки происходили из скромных семей. Они были относительно неподконтрольны Резефу, так как большинство из них не умели ни читать, ни писать.

Так что сейчас в комнате Кайены были только служанки.

— Не чистите вещи слишком тщательно. Сделайте вид, что вы не хотели этого делать.

— Да, Ваше Высочество.

Резеф доверил заботу о служанках своим фрейлинам, но проблема была в той даме, которая отвечала за них сегодня.

— Ваша сообразительность спасла вас самих.

Служанки Донна и Энни улыбнулись.

Как только Лидия приказала им не убирать сегодня спальню, они тайно сообщили об этом Кайене.

Кайена обнаружила, что Лидию ненавидели служанки.

— Вы можете использовать мое имя, чтобы получить необходимое вам лекарство.

Затем Донна пала ниц.

— Благодарю Вас, Ваше Высочество!

Родители Донны были больны, но жалованья служанки было недостаточно, чтобы покрыть расходы на лекарства.

Донна подумала, что это определенно хорошо быть на стороне Кайены.

Она сжала кулак. Об этом должна была позаботиться Лидия, её непосредственная начальница.

Однако Лидии была ненавистна сама мысль о том, чтобы просить что-то у Кайены.

Её гордость была бы уязвлена, если бы она обратилась к ней с такой незначительной просьбой, когда она могла бы стать следующей императрицей.

«Лидия станет еще более безрассудной и глупой»

В первой жизни Кайены Лидия в конце концов перестала бояться гнева Кайены и отказалась подчиняться ей, действуя непокорно до самого конца.

В её обязанности также входило сообщать Резефу о каждом шаге Кайены.

«Будет лучше, если она уберется отсюда как можно скорее»

Лидию в конце концов казнили из-за Резефа. И хотя Кайена намеревалась отрезать ей хвост, она, по крайней мере, сохранит свою жизнь.

«Теперь, когда я сильнее и обладаю большей властью, я должна использовать эту власть»

Оригинальный роман начался с предложения руки и сердца Рафаэля Оливии.

Кайена должна была подготовиться к этому моменту. Ей нужно было согласовать время прибытия Оливии во дворец.

Кайена сказала Резефу, что хочет, чтобы Оливия стала одной из её фрейлин. Однако ему будет трудно привлечь её, поскольку Оливию поддерживает герцогство Кедри.

«Если она станет фрейлиной по просьбе Резефа, а не Императора, то она тем самым отдалится от герцогства Кедри»

Тогда для Рафаэля и Оливии свадьба станет политической проблемой.

Кайена пыталась свести их вместе. Она не собиралась вставать у них на пути.

— Энни, принеси мне канцелярские принадлежности.

— Да, Ваше Высочество.

Кайена написала очень короткое письмо, не обращая внимания на витиеватое вступление.

Оливия не двинется с места из-за приказов Резефа. Я должна сделать так, чтобы она стала одним из моих людей, не обращая внимания на него.

Семья Грейс была скромной, но преданной. Они никогда не предадут своих спонсоров, Кедри.

Прямо сейчас они притворялись, что не знают о том, что Резеф обратился с просьбой к их дочери, но в конечном итоге он будет давить на них.

Так всё и будет, потому что Резеф ненавидел, когда ему бросали вызов или унижали. Он может рассердиться из-за того, что такая скромная семья осмелилась проигнорировать его просьбу.

Кайена позволила воску капнуть с красного подсвечника, а затем прижала его к столу безымянной печатью, чтобы запечатать.

Её секретное письмо было готово.

— Энни.

— Да, Ваше Высочество.

Даже в той же униформе, что и остальные, Энни выглядела очень стильно.

Если бы она надела достаточно хорошее платье, то выглядела бы как аристократка.

— У меня есть для тебя поручение.

Кайена протянула запечатанное письмо Энни.

— Отнеси это в Салон Маррет на Лоуренс Стрит.

А пока ей придется отвлечь внимание Резефа. Кайена поднялась, а затем сказала.

— Я пойду во дворец принца.

 

 

[1] Комната для отдыха служанок, предназначенная для коротких перерывов между работой.

[2] Судя по всему – это китайская идиома, которая в данном случае подразумевает людей, не представляющих большой ценности или интереса.

Глава 12

***

 

Пока Резеф слушал отчёт своего подчиненного, его рука перестала писать письмо.

— Его Величество Император говорил с принцессой так, словно он позволил ей самой выбрать себе мужа.

— Мой отец позволил ей?

Резеф спросил не всплывало ли что-нибудь о Рафаэле во время этого разговора.

— Она сказала, что не хочет выходить замуж за лорда Рафаэля.

— Неужели?

Должно быть Кайена серьезно относилась к своему желанию выйти замуж за кого-то по своему выбору.

Резефу было удобно, что Император давил на Рафаэля, используя Кайену в качестве предлога; ему было немного грустно, что этот предлог теперь исчез.

— Но говорят также, что её Высочество пила чай с Лордом Рафаэлем после аудиенции у Императора.

— …Эти двое?

— Да. Мисс Лидия пришла и сообщила нам, что собирается приготовить чай.

— Ты хочешь сказать, что Рафаэль послушно согласился с этим?

— Да. Её Высочество Кайена предложила помочь ему решить его проблемы, если он присоединится к ней за чаем.

Резеф нахмурил брови.

Затем в его мыслях возникла Кайена, которая смотрела прямо на него.

— О чём они разговаривали?

— Фрейлина по имени Вера сказала, что они говорили о партнерах по браку и Её Высочество критиковала дочерей этих семей. Однако она сделала комплимент леди Оливии Грейс.

«Она сделала комплимент Оливии Грейс.… потому что та станет одной из её фрейлин? Это было ради меня?»

Резеф вообще не мог понять её поступков.

В эти дни Кайена казалась и похожей, но в тоже время и непохожей на ту сестру, которую он знал.

— … Ладно. Теперь вы можете идти.

Он не мог уделять этому слишком много внимания, потому что в данный момент у него было много дел.

Чтобы переломить ситуацию с покушением на убийство, нужно было позаботиться о многом.

Тук-тук.

Как только раздался стук в дверь, в комнату вошел слуга.

— Ваше Высочество, Зенон Эванс просит вас о встрече с вами.

— Впустите его.

Зенон Эванс вошел в кабинет и начал кланяться. Резеф поднял руку.

— В этом нет необходимости. Что случилось?

Седовласый человек подошел к Резефу, держа в руке серебряный поднос полный писем.

— Со времени последнего разговора с Генрихом некоторые аристократы изменили своё поведение.

При упоминании Генриха Резеф нахмурился.

Этот безумец продолжал подниматься, сколько бы он на него ни наступал и это давило на него.

— Что за чушь им сказало это насекомое?

Только посмотрите на этот инцидент с Кайеной.

Этот глупый, безрассудный дурак, чья кровь даже не была связана с императорской семьей, требовал получение трона.

Резеф хотел ударить его и его сторонников огненной дубинкой и сбить их с ног.

Он отложил ручку и вскрыл конверт, чтобы проверить содержимое письма.

— Невежественная, ублюдочная дворняжка!

Он в ярости вскочил со своего места.

Зенон тихо попятился, ожидая, что так и произойдет.

— Эти идиоты решили встать на сторону Генриха?!

Это были письма от его бывших сторонников, которые заявили о своём решении объединиться с Генрихом.

Они утверждали, что эрцгерцог Генрих был лично признан Императором как имеющий право на престол и, что он был законным реверсионером [1].

Это также вызвало гнев Резефа.

Резеф был не сыном императрицы, а скорее любовницы Императора.

Если его биологическая мать не станет императрицей, он останется незаконнорожденным ребенком.

Однако если бы он был внесен при императрице в семейный реестр, то считался бы законным.

Этого было бы достаточно, чтобы быть признанным церковью.

Но император ничего не предпринял.

Люди эрцгерцога утверждали, что усыновление императорской семьей дает Генриху столько же прав на трон, сколько и Резефу.

— Сколько я для них сделал – а они все еще предают меня из-за подобного? Я настоящий наследник престола, а не этот грязный, фальшивый Генрих!

Грохот!

Резеф перевернул стол вверх дном.

— Когда я стану императором, они все будут устранены! Эти твари даже не знают своего места!

Он грубо смахнул чёлку с лица и повернулся к Зенону.

— Неужели до сих пор нет ответа от семьи Грейс?

— Виконт Грейс всё ещё не ответил.

Резеф швырнул вазу в Зенона.

К счастью он промахнулся и она ударилась о стену и разлетелась на осколки.

— Как ты до сих пор не получил от них ответа?! Это из-за тебя эти ничтожества игнорируют меня!

Это было очевидно и он должен был ожидать этого с самого начала. Семья Грейс поддерживалась герцогством Кедри, так что они не смогут ответить так легко.

Но было ясно, что если Зенон сообщит об этом Резефу, то его шея будет начисто перерезана.

Зенон склонил голову, подавив вздох.

— ...Прошу прощения, Ваше Высочество.

— Вокруг меня нет ни одного полезного человека! Вот почему Генрих может так бешено крутиться вокруг!

Зенон подумал, что трудно сказать, кто хуже – эрцгерцог Генрих или Резеф.

В этот момент в комнату вошел испуганный слуга и обратился к Резефу.

— В-ваше Высочество.

— В чём дело?

Резеф посмотрел на слугу своими ещё юными глазами.

Щелчок.

— Это я, Резеф.

Кайена открыла дверь и вошла внутрь.

Зенон сдержался, чтобы не прищелкнуть языком.

Он взглянул на Резефа, который сжимал кулаки и пытался сдержать свой гнев и подошел к Кайене.

— Принцесса, я прошу прощения, но было бы лучше, если бы вы навестили Его Величество позже.

В ответ Кайена холодно взглянула на Зенона.

— Что ты собираешься делать, если Резеф поранится?

При этих словах неприятное напряжение в кабинете спало.

Всё это выглядело так словно весь этот жестокий беспорядок был сведен к детской истерике.

«С каких это пор у принцессы такая сильная воля?»

Зенон попятился из-за её настойчивости.

Кайена улыбнулась и грациозно прошла мимо него.

Она оглядела разгромленную комнату и медленно подошла к Резефу.

Пол был усыпан осколками разбитой керамики и стекла.

Поскольку она была в тонких кожаных туфлях, то наступив на что-то, она могла получить серьезную травму.

— Не подходи ко мне, Кайена.

Сухо прознёс Резеф с холодными запавшими глазами.

Но Кайена все равно подошла к нему как ни в чём не бывало.

Она даже не смотрела на пол. Не было бы ничего странного, если бы она получила травму.

Раздраженный Резеф снова предупредил.

— Я же сказал тебе не подходить!

— Но если я не подойду к тебе, ты останешься один.

— Что…?

Его лицо исказилось от этого нелепого замечания.

Затем Кайена наступила на что-то и споткнулась, потеряв равновесие.

— Аах.

Если она упадет прямо здесь, то получит тяжелую травму.

Резеф сглотнул и быстро схватил её.

— Вот почему я сказал тебе не—!

Но прежде чем Резеф успел выпустить пар, Кайена легонько коснулась его щеки.

Ощущение покалывания заставило его нахмуриться.

— Ты ранен, Резеф.

Когда он разбрасывал вещи, то получил небольшой порез от осколка, который отскочил в него.

— Что ты делаешь со своим красивым лицом?

Кайена вытерла рукавом кровь с его щеки.

Он просто посмотрел на это с неодобрением. И всё же гнев, бурливший в нём как лава, начал утихать.

Это был первый раз, когда встреча с сестрой помогла ему избавиться от гнева.

Он взял Кайену на руки и отвёл в более безопасное место.

Длинный диван, стоявший у кровати, был единственным неповрежденным предметом в комнате.

— Ты такой сильный!

Воскликнула Кайена, поражённая его силой.

Какой бы лёгкой ни была Кайена, она не была листочком бумаги. Резеф по-прежнему нёс её так, словно не был обременен.

Резеф каким-то образом почувствовал как его энергия истощается из-за отношения Кайены.

Внезапно он почувствовал себя глупцом, до сих пор действовавшим в гневе как сумасшедший.

 

 

[1] Человеком, имеющим законное право на будущее имущество.

Глава 13. Сцена 3. О роли злодейки

— Ранена ли ты где-нибудь?

— Нет, я в порядке.

Резеф снял с Кайены кожаные туфли и осмотрел её ступню.

Было бы ужасно, если бы она наступила на стекло, тем более учитывая, что ей скоро придется танцевать посреди Большого Зала на праздновании своего совершеннолетия.

— Резеф, я в порядке. Сначала позаботься о своей ране.

— Я в порядке.

— Что ж, меня это не устраивает.

Сказав это, Кайена велела слугам быстро прибраться в комнате.

— И принесите мне что-нибудь от пореза на щеке.

Слуги ожидали, что следующие два дня будут дрожать от страха, но теперь они были в смятении. Им было особенно трудно поверить в то, что именно Кайена сделала атмосферу такой мягкой.

— ...Мы сейчас же приготовим мазь, Ваше Высочество.

Они быстро ушли опасаясь, что настроение Резефа снова изменится.

— Тогда я тоже пойду.

Сказал Зенон. Прежде чем выйти из комнаты он подозрительно посмотрел на Кайену.

Кайена специально пришла сегодня к Резефу зная, какие новости он получит от своих бывших сторонников. Она долго ждала пока он выплеснет свой гнев на окружающих, а потом велела слугам доложить о своём присутствии.

Это было мудрое решение, поскольку оно дало Резефу некоторое время, чтобы прийти в себя.

— Как бы ты ни злился, не действуй так опрометчиво. Твое тело драгоценно; однажды ты унаследуешь Империю.

При этих словах Резеф вспомнил, что его так раздражало и прищёлкнул языком.

Что касается её, то Кайена слышала снаружи, что именно вывело из себя Резефа.

И, на самом деле, это было то, что Кайена могла исправить.

— Благодаря моей церемонии совершеннолетия в столицу приедет гораздо больше людей.

Кайена нежно погладила Резефа по голове. Умиротворяющий, нежный запах коснулся кончика носа Резефа.

Если подумать, духи во дворце принцессы изменились. Неужели это тот самый аромат?

Может быть это было из-за мягкого прикосновения, но Резеф чувствовал себя спокойно. Это было похоже на добрые объятия любящего опекуна или защитника.

Как ни странно, его сестра уже некоторое время вела себя как взрослая.

Несмотря на то, что Резеф был талантливым, он всё ещё нуждался в помощи взрослого.

Кайена открыла рот, когда увидела, что изголодавшийся по любви Резеф стал послушным.

— Наш отец разрешил мне самой выбирать за кого выходить замуж.

Сказала она. Улыбнувшись, она продолжила.

— Слух об этом скоро распространится среди знати. Так что разве они не подумают что-то на подобие этого?

Кайена кокетливо захлопала глазами и драматически произнесла.

— Ах! Если бы я только мог завоевать принцессу, я мог бы стать зятем Императора!

Резеф ухмыльнулся, отметая её мысль как излишне оптимистичную.

— Все будут думать, что ты всё ещё нацелена на Рафаэля.

— Если только Рафаэль не помолвлен.

— …Помолвлен?

Почему она вдруг заговорила о помолвке Рафаэля? Были ли какие-нибудь подобные слухи?

Затем Резеф внезапно вспомнил, что говорили ему подчиненные – что Кайена за чаем подняла вопрос о браке и раскритиковала нескольких дам, как потенциальных пар для Рафаэля. Было ли это как-то связано?

— Тебе просто нужно радушно принять и поладить с аристократами, которые скоро приедут в столицу. А до тех пор твоя старшая сестра будет продолжать притворяться слабой.

Вскоре вошел слуга с лекарством.

Кайена отпустила слугу и начала наносить мазь на рану Резефа.

«Значит, она действительно отказалась от Рафаэля?»

— Я не могу заставить Рафаэля Кедри жениться на тебе, даже если стану императором.

Сказал Резеф.

Он не мог избавиться от сомнений, что Кайена просто пытается выйти замуж за этого человека при поддержке императора.

Кайена усмехнулась.

— Это правда, что когда-то я желала быть с лордом Кедри. Но только потому, что это было правдой в прошлом, не означает, что это является правдой сейчас.

Резеф сделал такое лицо, будто его ударили.

Он никогда не ожидал, что Кайена будет говорить о Рафаэле так холодно.

— ...Разве ты его не любишь?

— Кто знает? Теперь я задаюсь вопросом, была ли это вообще любовь с самого начала. Как чувства могут оставаться постоянными навсегда?

«Она говорит, что это могла быть и не любовь»

Кайена наблюдала за Резефом, пока он размышлял об этом, его разум погрузился в хаос.

 

Сцена 3. О роли злодейки.

 

Как Кайена и сказала Резефу, она не покинула дворец, утверждая, что она слишком слаба, чтобы сделать это. И пока она вела себя как птица в клетке, общество нашло новый источник развлечений.

— Я слышала, что лорд Кедри получил несколько портретов.

Смысл свадебного портрета не в том, чтобы отражать правду, а в том, чтобы преувеличивать достоинства и украшать изображенного человека. Поскольку все заказывали свои портреты у самых умелых художников, на рынке доминировало небольшое количество художников. Таким образом, слухи о том кто на ком женится быстро распространялись.

Слухи о Рафаэле ходили еще чаще, поскольку он был самым завидным женихом в столице.

— Её Высочество просто позволит этому случиться?

В последнее время ходили странные слухи об императорской семье и нынешней ситуации. Например: “принцесса больше не любит лорда Рафаэля!”

Если это правда, то одна из дам, недавно заказавших портреты, действительно может стать женой Рафаэля.

Кто станет следующей герцогиней?

Знать обратила всё своё внимание на этот новый вопрос в высшем обществе.

 

***

 

— Трудно найти хорошего жениха. Не правда ли, леди Грейс?

Перед началом полного светского сезона главные столичные семьи часто проводили небольшие, более интимные встречи. Оливия никогда раньше не была на таком собрании, но когда распространилась информация о том, что её портрет был отправлен герцогине Кедри, она получила множество приглашений.

Даже сейчас она присутствовала на одном из собраний, чтобы успокоить своих родителей.

— Чтобы найти нужного человека, нужно время.

Неопределенно ответила Оливия.

Она сидела в литературном Салоне Маррет на Лоуренс Стрит, чувствуя себя не в своей тарелке.

— Интересно, какое же сокровище ищет принц Резеф?

— Лорд Зенон тоже не женат. Семья Эванс тоже великолепна.

Но ни один из них не мог сравниться с Рафаэлем.

Дамы на собрании радостно обсуждали последние светские сплетни.

— Я слышала, что леди Грейс может скоро составить хорошую пару. Это правда?

Они думали, что Оливия определенно обрадуется такой возможности.

Если Оливия выйдет замуж за Рафаэля, принцесса больше не сможет беспокоить её. Что может быть идеальнее, чем подобная месть?

Кроме того, семья Оливии была бедной. У её семьи было много ртов, которые нужно было кормить и как старшая дочь Оливия сильно страдала.

Если она удачно выйдет замуж, её младшие братья и сестры смогут жить лучше.

— Неужели это так?

Улыбаясь ответила Оливия.

Затем дамы перестали разговаривать с Оливией, видя, что она не проявляет особого энтузиазма.

«Похоже, они не знают, что меня пригласили во дворец в качестве фрейлины принцессы»

Её семья отчаянно пыталась сохранить эту новость в тайне.

«Нет никакого выбора, принцесса просто хочет видеть меня на своей стороне»

Оливия лучше всех знала как сильно Кайена ненавидит её.

Если подумать, по времени всё довольно странно совпало.

Вскоре после того, как она получила запрос из дворца, герцогиня Кедри попросила её прислать портрет, чтобы начать переговоры о браке.

«Скорее всего это не совпадение»

Оливия могла думать только о том, что Кайена попросила её присутствовать, потому что она предсказала переговоры о браке.

Однако семья Грейс не могла удовлетворить её просьбу из-за герцогства Кедри.

Герцогство Кедри оставалось нейтральным в битве за трон; как таковая семья Грейс не могла вмешиваться в политику. Их наполовину считали ещё одним из вассалов Кедри.

Если бы Оливия вошла во дворец принцессы по просьбе Резефа, люди увидели бы в этом отражение воли Кедри. Это будет выглядеть так, как будто они тайно протягивают свою руку через её семью.

Однако Оливия была бы вынуждена войти во дворец, если бы принц Резеф приказал, прямо сейчас это была всего лишь просьба.

«Почему они просят меня?»

Принцесса Кайена ненавидела лицезреть лицо Оливии.

«Она ни за что не поможет мне обрести социальный статус, сделав одной из своих фрейлин»

Дамы, обслуживавшие Кайену, были самыми высокопоставленными среди фрейлин.

Даже если Кайена просто хотела следить за ней, должность, на которую её пригласили, была очень высокой.

Когда встреча закончилась, Оливия ждала, когда экипаж отвезет её домой.

— Вы леди Оливия Грейс?

Пока её служанка обращалась за услугой кареты, подошла незнакомая женщина в поисках Оливии.

Глава 14

— Кто вы?

Лица женщины не было видно, так как она носила шляпу с вулью.

В то время пока Оливия была настороже, женщина достала из сумочки конверт и осторожно протянула его.

За это короткое время Оливия успела заглянуть в её сумочку. Неожиданно внутри оказался узор похожий на семейный герб.

«Корона? Факт того, что подкладка сумки расшита короной… Не многие семьи обладают таким символом»

На конверте тоже не было никакой печати кроме красного свечного воска. Это было письмо, которое скрывало личность отправителя.

— Мой мастер попросил меня доставить это вам.

— …Есть ли хоть одна причина по которой я должна прочитать это письмо, если я даже не знаю его отправителя?

— Мой мастер сказал, что если мисс Грейс спросит об этом, то я должна вам сказать вот что.

Женщина в вуали приоткрыла рот.

— Такая умная и любознательная женщина как Вы, могли бы усомниться в последних событиях. Если вы это увидите, то это может вам немного помочь.

— …

Оливия плотно сжала губы.

«Она обратились ко мне с неофициальной речью»

Это означало, что этот человек должен иметь более высокий титул и положение, чем она.

Кто был тем мастером о котором говорит эта женщина? Словно она хорошо её знала.

Анонимное письмо. Корона на подкладке сумочки. Намёков было много.

«Это принцесса Кайена»

Оливия вежливо приняла письмо.

— Мой мастер сказал, что вы определенно сможете установить её личность. Похоже она была права.

Вскоре подъехала карета. Это был наёмный экипаж, а не личный.

— Можете не отвечать.

Сказав это, женщина вошла в карету и закрыла дверцу.

Собственный экипаж Оливии задержали из-за экипажа этой женщины.

Она поняла, что это было сделано специально, чтобы задержать её.

«Интересно, почему принцесса тайно прислала мне письмо»

Оливия была сбита с толку.

— Миледи?

Её служанка открыла дверцу кареты и позвала Оливию. Спрятав письмо, она забралась в карету.

Служанка ехала рядом с кучером, так что в карете она была одна.

「 Для вашей семьи было бы лучше подождать пока не поступит следующая просьба. Я бы предпочла, чтобы вы ждали как можно тише, не выдавая своего присутствия. Я с нетерпением жду встречи с вами в ближайшее время. 」

«Пока не поступит следующая просьба…?»

Также сказано, что с она нетерпением ждет встречи с ней, хм.

«Похоже это означает, что я не должна отвечать на просьбу принца и просто ждать»

Но что подразумевала под собой эта следующая просьба?

Более того, она намекнула, что они должны скоро встретиться.

«Она пытается издать императорский указ?»

В этом было ещё меньше смысла.

Императора подобные вещи не волновали. Также было хорошо известно, что у него плохие отношения с принцессой.

Оливия посмотрела на письмо и нахмурилась.

«О чём ты думаешь…?»

У неё было предчувствие, что она попала в шторм.

 

***

 

Вера заговорила с Кайеной, которая с комфортом читала в то время пока служанка расчесывала ей волосы.

— Ваше Высочество. Лорд Рафаэль снова просил аудиенции у вас сегодня.

Кайена какое-то время молчала, а затем холодно ответила.

— … Скажи ему, что я плохо себя чувствую, пусть вернется в следующий раз.

— Я передам ему.

Это был мой пятый отказ с тех пор, как мы поговорили о партнерах по браку.

Тем временем в обществе распространились слухи о женитьбе Рафаэля и в столицу то приезжали, то уезжали многочисленные гости.

— А чем сейчас занимается Резеф?

— Его Высочество встречается с графом Доминином.

— С тем, который владеет сапфировым рудником? Прошло много времени с тех пор, как умерла его жена, не так ли?

— Да.

Аристократы, которые хотели вступить в брак с членом императорской семьи, постоянно посещали Имперский город и поэтому Резеф был занят.

Император не мог принимать посетителей, потому что был болен, а Кайена всё ещё притворялась слабой из-за яда.

Это была возможность, которую Кайена предоставила Резефу.

Тем временем Резеф наладил отношения с могущественными, глубоко укоренившимися аристократами.

Когда люди, обладающие властью, поднимают какой-либо вопрос, то политические интересы обязательно всплывают.

Брак Кайены предоставил Резефу прекрасную возможность.

Резеф, который недавно был очень расстроен Великим Принцем Генрихом, был очень доволен потоком людей, образованному благодаря Кайене.

Он также публично объявил, что она единственная кто действительно заботится о нём.

Вдобавок к похвалам он даже увеличил бюджет дворца Кайены. На эти деньги Кайена покупала предметы роскоши для своих фрейлин.

Излишне говорить, что их отношение стало более беспечным.

— Я должна приготовить лёгкую закуску для Резефа.

Вера естественно восприняла этот комментарий как приказ приготовить что-нибудь перекусить и спросила.

— Что мне приготовить?

— Я сама приготовлю.

Сказала Кайена.

— ……Ваше Высочество?

Ни одна из фрейлин никогда не видела, чтобы она входила на кухню.

Они слышали, что когда её няня была в столице они вместе готовили закуски, но, конечно же, это было всего лишь выдумкой?

Даже если это было не так, то это было не более чем детскими играми. Озадаченные, они с Кайеной направились на кухню.

 

***

 

— Приветствую Вас, Ваше Императорское Высочество!

Слуги на кухне были поражены её неожиданным визитом.

Какой случай привел принцессу к ним в гости? Они переглянулись.

— Её Высочество приготовит закуску для принца.

Сказала Вера слугам на кухне.

Это объяснение еще больше сбило их с толку.

«Мы сделали что-то не так…?»

— Продолжайте делать то, что делали.

Сказала Кайена. Она закатала рукава и проверила продукты, которые заказала лично.

— Пожалуйста, скажите мне, что вам нужно, Ваше Высочество. Я сейчас же принесу всё, что вам нужно!

— Я действительно в порядке.

Мужчина мгновенно смутился, увидев, что она ведёт себя так по-взрослому.

Кайена достала муку, масло, сахар и корицу. Она выглядела так, словно привыкла работать на кухне и принялась готовить, даже не спрашивая рецепта.

«Не может быть»

Шеф-повар потёр глаза.

Он ясно видел Кайену, которая держала нож, разрезая яблоко и очищая его.

— Я займусь этим, Ваше Высочество!

— Как пожелаете.

Кайена быстро передала повару яблоко и нож.

Шеф-повар уже заканчивал чистить яблоко, когда вдруг заколебался. Кайена была из тех, у кого никогда не было причин держать нож, но она очищала его очень тонко.

«Это может быть просто совпадением»

Очищая яблоко, он посмотрел на то, что уже было приготовлено. Он осторожно спросил.

— Вы пытаетесь испечь яблочный пирог?

Кайена похвалила шеф-повара так, как будто очень им восхищалась.

— Вы всё поняли просто взглянув. Как и следовало ожидать от шеф-повара.

Она начала готовить тесто в то время пока повар варил яблоки.

Пока шеф-повар продолжал помогать ей рядом с ней, он не мог не трепетать. Он не мог сказать, что принцесса была экспертом, но она определенно была талантлива.

— Я и не знал, что вы так искусны, Ваше Высочество.

Фрейлины заинтересовались, потому что Кайена по-видимому отлично справлялась с этой задачей.

Но еще более странно было то, что шеф-повар похвалил её.

— Вы очень искусны в обращении с ингредиентами. Ваша скорость также хороша.

При этих словах на лице Кайены появилось застенчивое выражение.

Очарование надменной красавицы удвоилось от такого взгляда.

— Вы слишком много меня хвалите.

«В конце концов, в прошлой жизни я много лет прожила в одиночестве»

Она выросла в семье матери-одиночки и жила одна после того как её мать умерла от болезни, поэтому ей пришлось привыкнуть к работе на кухне.

Её мать была пекарем.

— Ваш язык гладкий словно масло.

Она кокетливо отругала повара. Повар растерялся и отрицательно замахал руками.

— Э-это не так, Ваше Высочество! Я действительно так думаю!

Это было явно лестное заявление, поэтому фрейлины усомнились в нём.

— Я дам вам немного, даже если вы не будете мне так льстить.

Укоризненно произнесла Кайена, ставя два фаршированных пирога в предварительно разогретую духовку.

Шеф-повар был очень взволнован от слов Кайены. Получить еду, приготовленную членом императорской семьи, было честью, чем-то таким, чем можно было похвастаться перед своими детьми и детьми своих детей.

Восторженный ответ шеф-повара ещё больше убедил фрейлин, что он просто льстит Кайене. Было ясно, что шеф-повар был просто очарован красотой Кайены.

«Мне не нужно выглядеть талантливым человеком»

Она должна была действовать так, чтобы это было приемлемо для других. Если она будет без нужды демонстрировать свои навыки во всём, это только повысит их ожидания.

— Я испекла два пирога, чтобы каждый мог их попробовать.

Глядя на достойно выглядящие пироги, они начали волноваться.

— Как вы собираетесь доставить кусочек пирога принцу?

Лидия задала этот вопрос со скрытым мотивом, думая, что это был шанс увидеть Резефа.

Изначально Кайена намеревалась отправить Веру, чтобы доставить закуску.

Но слушая Лидию, она поняла, что многие из её фрейлин хотели бы получить эту честь.

«Если я отправлю Веру в данной ситуации, то будет легче изолировать её от группы, но…»

Она не сможет завоевать преданность Веры, используя такую злонамеренную тактику.

Она рассудила, что для её фрейлин будет лучше посоревноваться за эту честь.

— Любая из вас может доставить.

При этих словах Кайены дамы начали смотреть друг на друга, буквально сражаясь глазами.

Когда пирог был готов, Кайена переложила его на другую тарелку, чтобы остудить.

В этот момент её неожиданно прервала чья-то рука.

— Я отнесу пирог Его Высочеству!

Лидия схватила пирог, который перекладывала Кайена.

— О, он же...!

Лидия закричала прежде, чем удивленный повар смог её остановить.

— Ай! Горячо!

Она обожгла руку и швырнула тарелку.

Пирог полетел прямо в руку Кайены, которая находилась прямо перед Лидией.

— Ваше Высочество!

Горячий пирог коснулся открытого участка кожи Кайены, когда она закатывала рукава во время готовки.

Глава 15

— Зовите доктора!

Вера вылила холодную воду на руку Кайены.

Кайена поморщилась от боли. К счастью ожог не был серьёзным, поскольку пирог лишь слегка коснулся её прежде чем упасть.

Лидия пала ниц и стала молить Кайену о прощении.

— Я совершила преступление достойное смерти! Прошу простите меня, Ваше Высочество!

Оставить даже самый крошечный шрам на теле одного из членов императорской семьи было тяжким преступлением.

Но обжечь единственную принцессу императорской семьи – извинений будет недостаточно, даже если Лидию немедленно выпорют.

— Лидия! Ты сошла с ума!

— Достаточно.

Кайена остановила Веру.

— Я напрасно вас всех так сильно шокировала. Это была моя вина, ведь я не объяснила, что пирог должен быть сначала охлажден, так что в этом нет необходимости.

Как это могло быть ошибкой Кайены? Это было просто смешно.

Затем, тяжело дыша, вбежал доктор.

— Доктор прибыл, Ваше Высочество!

Кайена показала доктору свою красную руку. Было немного больно, но во всём остальном всё было в порядке.

— Всё будет в порядке, если вы просто нанесёте мазь на несколько дней.

Все внутренне вздохнули с облегчением при этих словах.

— Я рада, что это всего лишь лёгкий ожог.

Возможно это и был не серьёзный ожог, но этот инцидент нельзя было игнорировать так легко.

Однако Кайена любезно утешила Лидию.

— Вероятно ты очень удивилась, Лидия.

— Я, я не заслуживаю…

— Всё в порядке. Ты ещё слишком юна, поэтому это естественно иногда ошибаться.

«Лидии столько же лет, сколько и Её Высочеству»

У Веры болела голова, словно слегка пульсировала.

— Поскольку мы его уже приготовили, я могу по крайней мере разделить оставшийся пирог пополам и отправить его Резефу.

Кайена увидела, что оставшийся пирог остыл и приказала отправить его вместе с другими закусками.

Слуги на кухне были глубоко тронуты её спокойствием и великодушием.

— Это вам, как я и обещала.

Шеф-повар взял кусочек обеими руками, восхищаясь терпимостью Кайены во время этого безумия.

— Благодарю Вас, Ваше Высочество.

Кайена также обратилась к фрейлинам.

— Вы все должно быть были очень удивлены, так что возьмите Лидию с собой и идите отдыхать.

— …Да, Ваше Высочество.

Вера уладила всё остальное и отвела Кайену в спальню.

— Лидия не раскается в содеянном, Ваше Высочество.

Вера терпеливо относилась к плохому обращению флейлин, но сегодня она не смогла этого вынести.

— Почему вы так великодушны по отношению к ним?

Спросила она и вздохнула, глядя на руку Кайены, перевязанную бинтом.

Кайена мягко улыбнулась, слушая взволнованные слова Веры и взяла её за руку.

— Я думала ты знаешь, что на самом деле я закрывала глаза на их проступки не из доброй воли.

Вера заколебалась, услышав это замечание.

— Я действительно об этом думала, это выглядело так, словно это было почти спланировано, но...

Она почувствовала озноб, когда Кайена подтвердила её догадку.

— Разве ты не наблюдала за мной до сих пор?

— …!

Вера потеряла дар речи.

Как Кайена узнала об этом? Неужели это было настолько очевидно?

Вера успокоила свой разум и голос.

— ...Простите мое невежество, но я не понимаю, что вы имеете в виду, Ваше Высочество.

У Кайены было скептическое выражение лица, как будто она спрашивала.

«Да неужели?»

Вера сглотнула. В её рту пересохло. Затем—

— Ваше Высочество, закуски готовы. Какие будут ваши распоряжения?

Спросила служанка, входя в комнату.

Кайена дала Вере задание, как будто проверяла как она будет действовать сейчас.

— Иди, отнеси прохладительные напитки Резефу.

— ...Да, Ваше Высочество.

Вера приняла поручение со сложным выражением лица.

 

***

 

У Резефа не было аппетита с самого завтрака.

— ...Я устал.

В последнее время многие аристократы посещали столицу и Резефу также приходилось держать эрцгерцога Генриха в узде. Было много чего на что стоило обратить внимание.

— Чем сейчас занимается моя сестра?

Спросил он своего адъютанта. Это уже почти вошло у него в привычку.

— В последнем отчёте говорилось, что она направлялась на кухню в своём дворце.

Поскольку у него не было времени встретиться с Кайеной пока он общался со всеми посетителями, Резеф спрашивал о ней более дюжины раз в день.

Благодаря этому Зенон был уверен, что знает местонахождение Кайены лучше, чем кто-либо другой в городе.

Услышав о её неожиданном местонахождении, Резеф склонил голову набок.

— На кухню?

Он не понимал чем это место могло заинтересовать Кайену.

— Что она там делает?

— Я не получал никаких подробных отчётов, поскольку фрейлины были заняты обслуживанием Её Высочества.

«Что она делает на кухне?»

Резефу было любопытно.

Больше всего в эти дни его интересовала Кайена.

Она полностью изменилась с тех пор, как потеряла сознание от выпитого яда.

И это было выгодно самому Резефу. В частности, он получил много преимуществ от подготовки к церемонии совершеннолетия Кайены.

Глубоко укоренившиеся, упрямые дворяне начали шевелиться, думая, что у них есть шанс стать частью императорской семьи.

Как бы то ни было, Кайена была единственной принцессой в императорской семье и её ценность также возросла в последнее время. Резеф сумел воспользоваться ситуацией.

На самом деле, помимо политических преимуществ, которые она принесла, было множество и других положительных моментов, произошедших благодаря её изменению.

Незаметно для него Кайена выросла и его желудок успокаивался, когда он находился рядом с ней.

Он думал, что она была просто глупенькой и красивой куколкой, но он ошибался.

Резеф был удивлен, осознав, что проводить время с Кайеной было гораздо приятнее, чем он ожидал.

С каких это пор она оказывает на него такое влияние?

Но это было не так уж плохо. Это был примерно тот уровень, на котором было бы обидно наблюдать за тем как она покидает его, выходя замуж.

— Прибыла одна из фрейлин Её Высочества. Что нам с ней делать?

Он махнул рукой при словах помощника, приказывая ему впустить её.

Вскоре в гостиную вошла Вера.

— Приветствую Его Императорское Высочество.

— Достаточно.

Он проявил нехарактерную для неё благосклонность, позволив ей пропустить ненужные процедуры и приветствия.

Дело было не в самой Вере, а скорее в том, что её прислала Кайена.

Вера быстро поблагодарила его и передала Эвансу серебряное блюдце, которое держала в руке.

— Это закуска, приготовленная самой принцессой.

Резеф в замешательстве нахмурил брови, услышав объяснение Веры.

— …Моя сестра? Сама?

— Да.

Что всё это значит?

Зенон расширил глаза от неожиданных слов. Это было подозрительно.

Он слышал, что она пошла на кухню, но что она приготовила закуски? Это было почти невероятно.

— Принеси его сюда.

Зенон поставил блюдце на стол. Едва он приподнял крышку, как почувствовал лёгкий аромат яблочного пирога.

Служанка, которая пришла сюда вслед за Верой также принесла печенье, булочки, джем и сливочный крем. Чайник был ещё тёплым.

Резеф ощутил неведомое тепло.

— Этот яблочный пирог был приготовлен собственноручно Её Высочеством.

Он с сомнением посмотрел на яблочный пирог. На первый взгляд всё выглядело неплохо. Запах тоже был приятный.

— Моя сестра действительно приготовила его?

— Да.

Спокойный ответ Веры заставил его уставиться на яблочный пирог, а затем быстро откусить кусочек.

Зенон, который собирался проверить содержимое на яд серебряной иглой, вздрогнул [1].

— Ваше Высочество!

Он должен знать какие вещи можно подсыпать в еду – но он просто съел это без всякой осторожности!

Более того, соперницей была принцесса Кайена.

Эванс довольно настороженно относился к Кайене, чьи намерения в последнее время оставались неясными.

Но Резефа это не волновало. Он был просто удивлен, обнаружив, что еда оказалась более вкусной, чем он думал.

У него не было аппетита с утра, но умеренно свежий и не слишком сладкий вкус разжёг аппетит.

— Что это за запах? Это не яблоко. Пожалуй, мне это даже нравится.

Хотя это был яблочный пирог, но от него исходил особый аромат.

Вера всё объяснила, стоя рядом с ним.

— Её Высочество добавила корицу.

— Ах, корица.

Он любил корицу с её слегка горьковатым вкусом и ароматом.

Его нервы, которые были немного напряжены от усталости, расслабились. Было забавно, что всего лишь одна закуска смогла заставить его чувствовать себя настолько расслабленным.

Рядом с ним Вера налила тёплый медовый чай. Затем она опустила в чашку серебряную чайную ложку, которую приготовила заранее. Никаких изменений не произошло.

— Неужели у моей сестры был такой талант?

Резеф съел два кусочка пирога и удовлетворенно улыбнулся.

Теперь у него было немного свободного времени, поэтому он хотел выпить чаю с Кайеной.

— А чем сейчас занимается моя сестра?

Вера не смогла ответить сразу.

Она осторожно затронула эту тему.

— ...На самом деле на кухне произошел несчастный случай.

Резеф, вытиравший руки влажной салфеткой, замер.

Он отложил салфетку и уставился на Веру.

— Несчастный случай?

— Одна из фрейлин случайно уронила пирог на руку Её Высочества и обожгла её.

От этих слов глаза Резефа похолодели.

 

[1] Исторически серебро использовалось для обнаружения ядов, таких как мышьяк, поскольку металл тускнеет в присутствии сульфидов. Это определенно не всеобъемлющий метод, но он может помочь обнаружить один из самых распространенных ядов.

Глава 16

— Обожгла?

Прежде чем Вера смогла сказать что-нибудь ещё, пришел доктор с просьбой о аудиенции у Резефа.

Это был тот самый доктор, который лечил раны Кайены.

Когда он вошел, то вздрогнул, чувствуя странное настроение, повисшее в воздухе.

— Я пришёл сообщить о травмах Её Высочества.

Холодные голубые глаза Резефа сосредоточились на докторе.

Доктор почувствовал как у него по спине побежал холодный пот.

Взгляд Резефа был таким, каким он смотрел, когда был в плохом настроении.

— Неохлажденный пирог коснулся её левой руки, но на самом деле ожог оказался размером с кулак. До тех пор, пока она будет наносить мазь в течение следующих нескольких дней, у неё не образуется шрам.

— Почему пирог коснулся руки моей сестры?

— Это…

Поскольку доктор не смог ответить, Вера открыла рот.

— Фрейлина, Лидия Бенземан, уронила тарелку с пирогом. Он коснулся руки принцессы и упал на землю.

Учитывая, что она причинила вред императорской семье, Кайена имела полное право потребовать смерти Лидии.

Однако это было бы пустой тратой времени, так как семья Бенземан была весьма полезна.

Кроме того, семья Бенземан была близка к семье Эванс, поскольку именно эта семья управляла складами Империи.

— Но… Её Высочество простила её, сказала, что с ней всё в порядке.

Зенона изобразил недоверчивое выражение лица, когда Вера сказала, что вспыльчивая Кайена простила свою фрейлину.

Действительно, в последнее время принцесса Кайена была слишком странной.

Во всяком случае всё сложилось удачно. Зенон стоял позади Резефа, чтобы не видеть лица принца.

— Семья Бенземан по-прежнему очень полезна. К счастью, инцидент остался незамеченным.

Но Резеф думал иначе.

Он ненавидел тех кто не знал своего места. Это напомнило ему эрцгерцога Генриха.

Резеф встал и холодно произнёс.

— Я направляюсь во дворец Кайены.

 

***

 

Чтобы попасть во дворец принцессы из дворца принца, нужно было пройти длинный путь по коридору между ними.

Резеф прошел это большое расстояние на своих длинных ногах с развивающимся плащом позади него.

Он не бежал, но шёл очень быстро.

Его помощники и Вера поспешили последовать за ним.

Резеф нашёл комнату, где отдыхали фрейлины Кайены и собственноручно раскрыл двери.

— Ваше Высочество! Я сделаю это!

Один из его помощников, которому удалось догнать его, испугался и попытался отговорить его.

Резеф ничего не ответил, открывая двери комнаты, которая была второй по величине во дворце после комнаты Кайены.

Отдыхавшие в комнате дамы удивленно вскочили.

— Ваше, Ваше Высочество?

Его взгляд был прикован к чересчур красочному интерьеру, а также к напиткам и чаю на столе, которые были явно им не по карману.

От курильницы исходил дорогой аромат, которым раньше пользовалась Кайена.

Простая придворная дама никогда не смогла бы использовать такой аромат.[1]

Они наслаждались роскошью, которой не могли наслаждаться в качестве фрейлин.

Это было чем-то, чего не мог допустить Резеф.

Фрейлины поспешно поправили свои наряды и склонили головы.

— Мы приветствуем Его Императорское Высочество.

Резеф не велел им поднимать головы.

Вместо этого он сел на витрину рядом и пробежался взглядом по служанкам.

Вера и его помощники попытались войти в комнату, но их ноги остановились из-за странной тишины.

— Я думаю, что человек может выносить глупые суждения.

Начал он.

— Я думаю, что человек также может ошибаться.

Фрейлины переглянулись, не понимая о чём он говорит.

— Однако я ненавижу тех кто не знает своего места.

Только тогда фрейлины бросились на пол.

— Мы совершили нечто, достойное смерти, Ваше Высочество!

Услышав это, Резеф расхохотался.

— Да! Вы правы.

Его голубые глаза убийственно сверкнули.

— Ты должна умереть за свои грехи.

Резеф большими шагами пересек комнату и грубо схватил фрейлину.

Это была Лидия.

— Я никогда не слышал, чтобы служанка смела обжечь члена императорской семьи. Что ты об этом думаешь?

Лидия побледнела.

— Ваше Высочество, пожалуйста, простите меня!

От страха она даже заплакала.

— Это была ошибка, Ваше Высочество! Принцесса также сказала, что все в порядке и...!

Но ей не следовало этого говорить.

— Ааааа!

Резеф крепче сжал руку Лидии, как будто собирался сломать её.

— Неужели мне придется отрезать тебе руку, чтобы ты поняла всю тяжесть своей ошибки? Сколько из них я должен отрезать для тебя?

Вжух—

Он обнажил меч, вытащив его из-за пояса.

Фрейлины издали слабый крик. Разве не должен хоть кто-то остановить это? Но никто не вышел вперед.

— Ваше Высочество.

Зенон выступил вперед из толпы помощников, чтобы отговорить его.

Но увидев выражение лица Резефа, он щёлкнул языком и попятился.

В таком состоянии Резефа уже никто не мог отговорить. При таком раскладе не было бы ничего удивительного, если бы это вылилось в серьёзный инцидент.

— Резеф.

Затем ясный голос прорвался сквозь зловещую атмосферу.

Кайена пришла лично после того как услышала шум.

Резеф остановил свою руку, которая уже собиралась опустить меч.

— Остановись.

При её словах Резеф ослабил хватку на Лидии, как будто никогда и не собирался причинять ей боль.

Он опустил меч.

Когда Лидия, выпущенная из его руки, упала на пол, все перестали дышать. Наступила безмолвная тишина.

«…Что только что произошло?»

Кайена успокоила Резефа, который был в ярости, всего лишь одним словом!

Она прошла мимо беспомощных помощников и вошла в комнату.

Меч был направлен в сторону земли, но у Резефа всё ещё был безумный вид.

Лидия, казалось, полностью нажала на спусковой крючок Резефа.

«Знай своё место»

Так Император Эстебан воспитал Резефа.

Казалось, что Резеф, который был неуравновешен, не совсем понимал причину своей злости.

Кайена подошла к Резефу, который всё ещё держал меч так, словно хотел что-то разрезать.

Люди считали эту фигуру убийственной. Но это было не тем что видела Кайена.

Он нервничал.

Кайена узнала о ситуации, которую пережил Резеф в романе.

Именно поэтому несмотря на то, что Резефа считали непростительным злодеем, она могла понять почему он стал таким.

Если его постоянно не признавали принцем, то его можно было немедленно отвергнуть.

Так сказал ему сам Император.

Вместо того чтобы наслаждаться своим положением принца, он был лишен многих вещей.

Прежде всего, он был лишён семьи.

— У тебя нет семьи. Только когда ты принц, только тогда ты обладаешь личностью и независимостью.

Резефа тщательно забросили в самое великолепное и красивое место Империи.

— Помни, что я всегда могу выбросить багаж. Если ты не докажешь свою ценность, твоё существование будет стёрто с лица земли.

Для него завоевание трона было просто вопросом выживания.

У него не было семьи и все люди вокруг него находились в подчинении Императора. Они игнорировали Резефа, незаконнорожденного ребенка.

Поэтому первое, что он сделал так это избавился от них.

Это произошло, когда ему было всего лишь восемь лет. Это была часть его прошлого о которой Кайена не знала.

Но он всё ещё был её младшим братом.

Кайена стояла перед ним, чувствуя некоторую ответственность.

Она взяла меч из рук Резефа и протянула его Зенону, который находился неподалёку.

Зенон растерянно посмотрел на неё и взял меч.

Фрейлины дрожали и она слышала как Лидия, задыхаясь, всхлипывала.

Это был жалкий поступок.

Кайена посмотрела на Резефа привычным взглядом, как будто в этом не было ничего необычного.

Ему был нужен кто-то кто направил бы его.

Она строго отчитала его.

— А что, если ты навредишь себе разозлившись? Ты будешь часто охотиться, когда начнётся светский сезон.

— …

Резеф постепенно начал приходить в себя.

Фрейлины и помощницы, не замечая этой перемены, просто мрачно смотрели на Кайену.

Неужели Её Императорское Высочество сошла с ума?

Они сглотнули, чувствуя, что у них пересохло во рту.

Они боялись того, что может сделать Резеф в приступе гнева.

 

[1] Придворная дама – синоним фрейлины.

Глава 17

Кайена повернулась в сторону ошеломлённых слуг, которые стояли сейчас рядом с ними.

— Почему вы просто стоите и наблюдаете?

Хотя она и не повышала голоса, они отчётливо услышали силу в её словах и преклонили колени.

— Мы приносим свои извинения, Ваше Высочество!

Они и раньше видели как она сердится и закатывает истерики, но сейчас она впервые критиковала их так холодно.

Они опустились на колени и попросили прощения. У них было ощущение, что они должны были так поступить. Даже Резеф стоял с ошеломлённым видом.

— Приберитесь здесь.

Только тогда слуги начали наводить порядок в комнате. Кайена прищёлкнула языком в ответ на их слабую дисциплину.

— Вера.

Она многозначительно посмотрела на Веру, как бы приказывая ей увести остальных фрейлин.

Вера всё сразу поняла и быстро вошла в комнату, чтобы проводить дам.

— Если бы я знала, что ты так поступишь, то сразу уволила бы Лидию.

Сказала Кайена. Она закатала рукав и ослабила повязку на левой руке, обнажив красный участок кожи.

— Никто не захочет прислуживать во дворце, если мы будем их настолько сурово наказывать за то, что не оставит даже шрама.

Резеф осторожно взял бледную руку Кайены и посмотрел на ярко-красный ожог.

Всё выглядело не так уж и плохо как он думал, но он всё ещё злился. Как посмела эта женщина бросить вызов власти императорской семьи?

— Изувечить тело члена императорской семьи – это lèse-majesté, сестра [1].

Он думал, что если Кайена пожелает этого, то он выследит Лидию и перережет ей горло.

Но Кайена только бросила на него суровый взгляд.

— Это был всего лишь несчастный случай.

— Но тебе всё равно должно быть больно.

При этих словах Кайена пренебрежительно рассмеялась.

— Если бы не было больно, то не осталось бы и следа. Но мне всего лишь необходимо нанести мазь на несколько дней.

В ответ Резеф начал её уговаривать.

— Почему бы тебе не отправить её в прачечную?

Отослать аристократку в прачечную было очень суровым наказанием. Это был сущий ад даже для простолюдинов.

Кайена нахмурила брови.

— Я ценю твою заботу, но ты всех пугаешь.

Резеф медленно моргнул, услышав её замечание, затем улыбнулся как будто сдался.

— Напугал ли я тебя?

— Нет, ни капельки.

Резеф рассмеялся над её кокетливым ответом и она покачала головой.

— Ты уже успокоился?

— …Да.

— Давай вместе попьём тёплого чая.

Кайена взяла его за руку и легонько потянула за собой.

Это было похоже на смутное воспоминание детства, когда они вместе исследовали дворец.

Резеф мягко, словно перышко, откликнулся на её прикосновение. Потребовалось всего лишь мгновение, чтобы она подхватила его.

У него были и няни, и фрейлины, и помощницы, которые заботились о нём, но когда это была Кайена, он чувствовал себя иначе.

Прежде всего именно она была первой, кто его так ругал. Ощущение, что его ругают, было довольно странным.

— Пожалуйста, отдай это мне.

Резеф взял бинт из рук Кайены и осторожно перевязал её руку.

Никто не пытался наставить его на правильный путь.

Вот почему Резеф был нетерпеливым и легко приходил в гнев. Причиной являлось то, что он всегда делал всё, что ему нравилось, при этом не получая ни наказания, ни сопротивления.

После получения признания Императора его поведение только ухудшилось.

Кайене не составляло труда понять на сколько он был одинок.

Она подняла свободную руку и начала гладить Резефа по голове.

— …

Его руки на мгновение дрогнули, после чего он продолжил перевязывать её руку.

Как ни странно, он чувствовал себя так, словно его хвалили.

Он заключал торговые сделки с другими королевствами для семьи Хилл и отбирал богатства могущественных дворян для пополнения государственной казны. От него ожидали подобного, а похвалить его было не за что.

Поэтому он не мог поверить, что его хвалили за то, что он просто наложил повязку.

Резеф подумал, что выглядит смешно, ведь Кайена пытается вести себя как сестра. Но… ему это понравилось.

— Ты очень занят? Думаю, было бы неплохо пойти в сад и попить чаю.

Он мягко улыбнулся и его сердце внезапно наполнилось милосердием.

— Я поступлю как ты и говоришь, Кайена.

Резеф снял плащ и накинул его на её плечи. На ней было всего лишь на всего тонкое платье.

Кайена укуталась в плащ и слегка вздохнула.

Если бы она пришла чуть позже, Лидии действительно отрезали бы руку. В жестокости Резефа не было милосердия.

Она обратилась к Энни, служанке, которая обслуживала её.

— Приготовь чай и закуски для подачи стол в саду за домом.

— Да, Ваше Высочество.

У Резефа стало легко на душе, как будто он совсем забыл, что совсем недавно пребывал в гневе из-за Лидии.

Он трепетно сопровождал Кайену, положив руку ей на поясницу.

Стражники и помощники расступились, освободив им путь. Они выглядели сбитыми с толку, как будто думали, что всё случившееся было всего лишь сном.

Это было вполне естественно. Они впервые стали свидетелями того как слова и действия Кайены так повлияли на Резефа.

В частности, Зенон Эванс выглядел мрачным из-за этого открытия.

Несмотря на то, что Резеф был невоспитанным бастардом, его всё же было легче контролировать, чем Генриха.

Скорее Зенон был рад, что Резеф был таким неуправляемым, поскольку это повышало его положение в качестве помощника.

Но Кайена внезапно оказала на Резефа странное влияние.

«Мне следует присматривать за ней»

Зенон внимательно наблюдал за принцессой.

Несмотря на прикованные к ней взгляды, она спокойно шла с Резефом, который до сих пор исполнял роль её эскорта.

«В любом случае, слухи о сегодняшнем инциденте начнут распространяться. Во многих отношениях это будет выгодно»

Кайена была принцессой у которой не было реальной власти.

В дополнение к тому, что она обладала скверным характером, её можно было легко дистанцировать от императорской семьи. Было очевидно, если бы не её выдающаяся красота, то она не наслаждалась бы роскошью, которой обладала.

Но в то же время, та же самая Кайена обуздала гнев Резефа, как будто она стала дрессировщиком диких зверей.

Было отчётливо понятно какие волнения вызовет этот инцидент.

«Даже Император оставил в одиночестве Резефа, ведь он подобен дикому зверю»

Но был ли Резеф единственным диким зверем в этом месте? Кайена была почти такой же. В этом смысле эти двое действительно были братом и сестрой.

«Я рада, что по крайней мере я пришла в себя»

Подумала Кайена.

Императорский дворец был сосредоточением власти, а позже он станет оружием Резефа.

В своей первой жизни Резеф убил бесчисленное количество невинных людей, включая Оливию с помощью этой власти. Он также довёл и себя до смерти.

Теперь Кайена могла предотвратить эту трагедию.

Фактически, в своей первой жизни Кайена никогда и не думала, что Империю будет ожидать такой конец, потому что она была убита Джиллианом до того как Резеф был убит Рафаэлем.

Она не испытывала особой привязанности к своей семье.

Хотя ей было жаль Резефа, они не были близки. В конце концов, он использовал её и бросил.

«До сих пор»

Она чувствовала некоторую ответственность, потому что он всё ещё был её младшим братом.

«Я решила вести себя как настоящая принцесса пока не выберусь отсюда»

Разве одной из её обязанностей не будет забота о буйном младшем брате?

Сидя за столом в саду, Кайена наконец-то смогла рассмотреть лицо Резефа в деталях.

— Ты выглядишь так, будто немного похудел за последние несколько дней.

Можно было заметить, что Резеф действительно похудел.

Ей было очевидно, что он пропускал приёмы пищи, потому что в последнее время был занят на работе. Именно поэтому она решила приготовить яблочный пирог с большим количеством корицы и специй, которые он так любит. Если бы она не читала роман, то и не узнала бы о его предпочтениях.

— У меня не было особого аппетита.

Сказав это Резеф вспомнил о яблочном пироге в своём кабинете и подозвал помощника.

— Принеси сюда яблочный пирог, который приготовила моя старшая сестра.

— Как прикажете.

Кайена сделала глоток только что принесенного чая и спросила.

— Тебе понравился пирог?

— Очень понравился.

На лице Резефа была нежная, умиротворенная и приятно освежающая улыбка, как весенний ветерок.

С такой улыбкой и таким красивым лицом, он выглядел настолько потрясающе как будто бы сошёл со страниц прекрасного романа.

Вскоре принесли тарелку с яблочным пирогом, приготовленным Кайеной, и поставили его на стол.

— Не пропускай приёмы пищи, даже если у тебя нет аппетита. Это особенно важно, поскольку ты также тренируешься с мечом.

— Хорошо, сестра.

Просто ответив так, он почувствовал себя странно. На его удивление она, казалось, хорошо его знала.

Она обычно не интересовалась другими людьми. И в данном случае ему показалось странным то, что она узнала об охотничьих мероприятиях и о том, что он постоянно тренируется со своим мечом. Но теперь она будто хорошо его знает. Она даже сделала пирог, который идеально удовлетворил его вкусам.

Впервые в жизни ему показалось, что на этой планете есть место где он может спокойно вздохнуть.

«Я и не догадывался, что она когда-нибудь сможет заставить меня так себя чувствовать»

Её таланты никогда раньше особо не выделялись.

«Так вот каково это чувство – найти сокровище?»

В этот момент её лимонного цвета волосы сияли как драгоценный камень, а длинные блестящие ресницы были подобны произведению искусства.

Её безупречная кожа и идеальное телосложение делали её похожей на куклу.

Но теперь, он отчётливо ощутил в ней жизнь.

Это совершенно отличалось от того, что было раньше, как будто бы Бог оживил куклу по имени Кайена.

Всегда ли она была настолько красивой?

Резеф внезапно для себя обнаружил, что ожидает чего-то от Кайены, от той девушки, которая всегда относилась к нему как и “остальные”.

Он никогда раньше не испытывал подобного удовлетворения, даже когда в его руках было полно сокровищ или когда он причинял боль Генриху, которого ненавидел.

— Моя сестра действительно очень выдающаяся личность.

Произнёс он с обновленным восприятием о ней.

Кайена поставила чашку и широко раскрыла глаза. Она посмотрела на него, а её скулы изогнулись в нежной улыбке.

— Не надо так говорить. В следующий раз я всё равно испеку тебе ещё один яблочный пирог.

Она отмахнулась от его слов как от шутки и Резеф расхохотался.

«Моя марионетка»

Нет, называть её марионеткой было уже неуместно.

Резеф придумал новое прозвище, которое ей очень подходило.

«Мой мир»

Мой нежный и прекрасный мир.

 

[1] lèse-majesté (фр.) — преступление, совершенное против суверенной власти, заключающееся в неуважительном высказывании по отношению к монарху или отдельным его действиям и т.п. (термин уже встречался в 1 главе).

Глава 18. Сцена 4. Как подготовиться к браку

Столичные придворные придумали для Кайены новое прозвище.

«Дрессировщица диких зверей»

Хотя это неуважительное прозвище не произносилось публично, оно по-прежнему распространялось за закрытыми дверями.

Вот насколько шокирующим был тот факт, что она смогла успокоить Резефа.

Вдобавок к этому, новость о том, что она простила свою фрейлину после того, как та обожгла её, распространилась словно лесной пожар.

В мгновение ока эти слухи дошли и до Императора Эстебана.

В данный момент он с любопытством смотрел на свою дочь, которая принесла ему закуску, приготовленную ею собственноручно.

— Как продвигается подготовка к празднованию твоего совершеннолетия?

На его вопрос Кайена спокойно ответила.

— Благодаря вашей помощи, все продвигается гладко.

Но как всё могло продвигаться гладко?

Сначала её отравили, а затем ещё и обожгли, причём всё случилось с ней за такой короткий промежуток времени. Неприятности так сыпались на неё одна за другой, казалось, будто она была проклята на неудачи.

Однако, несмотря на постоянные происшествия во дворце было спокойно. Это было доказательством того, что Кайена хорошо справляется со всём.

Император улыбнулся глядя на Кайену. Когда-то он думал, что она была жалкой, но похоже, в её жилах действительно течёт его кровь.

— Взрослеют лишь раз в жизни, поэтому тебе стоит тщательно подготовится к церемонии.

Слуги, стоявшие в линию позади них, вежливо протянули Кайене то, что было у них в руках.

— Хотя уже немного и поздновато, но это тебе поможет.

Эти предметы предназначались для её банкетного бюджета.

Бюджет банкета был скудным, потому что настоящая Кайена потратила большую его часть на свой гардероб.

Император знал это и подарил ей дополнительные драгоценности.

Кайена быстро поднялась со своего места и поклонилась отцу.

— Я не забуду вашей доброты, Ваше Величество.

— Эта церемония очень важна для тебя.

Как он и сказал, церемония совершеннолетия была очень важной.

Так было потому, что Кайена Хилл, единственная принцесса Империи, устраивала полноценный банкет, чтобы найти жениха.

— Как твоя травма?

В обычной ситуации он никогда бы не задал этот вопрос. Император подумал, что он должно быть постарел, так как обычно был более строгим.

— Мне всего лишь необходимо аккуратно наносить мазь.

— Императорская семья не будет встревожена даже если мы избавимся от семьи Бенземан.

Кайена спокойно улыбнулась и положила принесенный пудинг в маленькую хрустальную тарелку.

Если бы Кайена всерьёз попыталась наказать семью Бенземан, то получила бы выговор за чрезмерную реакцию.

— Пудинг не слишком сладкий, так что, пожалуйста, попробуйте.

Пудинг, который приготовила Кайена вполне соответствовал его предпочтениям.

Приносил ли ему хоть кто-то подобное удовольствие в последнее время?

Император понимал причину, по которой такой хулиган как Резеф был так послушен своей сестре в последние дни.

— Тебе сейчас может казаться, что твои фрейлины недостаточно знатны и недостойны служить тебе, но это очень важно иметь по рукой подчиненных.

Посоветовал он.

— Как ваш камергер, Люден?

Люден, стоявший рядом с ними, мягко улыбнулся и склонил голову.

— Вы мне льстите.

Нахально сказал он и Император рассмеялся.

— Люден самый близкий для меня вассал за всю мою жизнь.

— Я приму ваши слова близко к своему сердцу, Ваше Величество. Я также задумывалась над тем, что хочу новых фрейлин, но не знала как поступить.

Император прекрасно знал, что все фрейлины во дворце Кайены находятся под контролем Резефа.

Он не придавал этому особого значения, но теперь ситуация немного изменилась.

Впервые Кайена сказала, что хочет привести кого-то самостоятельно.

«Но даже если ты приведешь нового человека, он попадет в руки Резефа»

Император положил серебряную ложку на тарелку.

«Ты не можешь избавиться от всех без уважительной причины»

В этом аристократическом обществе предлог и оправдание имели большое значение.

Никто не доверял бы императорской семье, если бы они использовали свою власть без причины.

Это была проблема с которой Кайена должна была справиться сама.

Хотя император был снисходителен к своей дочери, он не любил её так сильно.

Кайена прекрасно это осознавала. И всё это было лишь основой для того, что ей предстояло сделать в будущем.

«В любом случае, ей придется заменить всех своих фрейлин»

Была разница между тем, чтобы просто сообщить ему, что она хочет поступить так и тем, чтобы поступить так на самом деле.

Это покажет ему как она поведёт себя в критический момент.

Кайена улыбнулась так будто ничего не знала. Это было той частью её здравомыслия, которую она собиралась показать. Сейчас было не самое подходящее время для того, чтобы раскрывать свою глубокую проницательность.

Вместо этого она рассказала о том как приготовила пудинг.

Эти сведения о ней не представляли особого интереса для остальных.

Ей пришлось притворяться, что её интересует что-то другое, ей необходимо было отвлечь внимание от перемен в её поведении.

Она притворялась девушкой, которую интересовало только замужество и создание семьи.

Пожилые слуги Императора радостно наблюдали за Кайеной и за тем как она исполняет свой долг как дочери.

Все они были пожилыми, поэтому им было не по себе от того как редко дети Императора навещали его, даже если Император был холоден с ними.

Кайена воспользовалась преимуществом этого устаревшего представления.

Люден намекнул Императору.

— Во дворце будет очень спокойно, когда Её Высочество выйдет замуж и покинет дворец, Ваше Величество.

Кайена перевела взгляд на Людена. Он слегка улыбнулся и подмигнул.

«Кажется он собирается мне помочь»

Она мысленно ухмыльнулась.

Император кивнул в ответ на слова Людена.

— Совершенно верно. Как только она станет взрослой, то вскоре выйдет замуж.

Кайена притворилась забывчивой.

— Нужно ли мне спешить? А ещё мнё нравится находится подле вас, я выйду замуж, когда придет время.

Благодаря её браку в императорскую семью войдёт новый принц, этот брак, скорее всего, будет использован для дальнейшего политического союза.

Люден улыбнулся Кайене, которая дала правильный ответ.

— Вам будет сложно заручиться помощью в подготовке к свадьбе, потому что у вас нет сестер.

— Хмм…

Император понял, что у него нет никого кто мог бы помочь Кайене устроить её брак.

Первоначально у Кайены была няня, которая должна была заботиться о подобных проблемах.

Этой женщиной была баронесса Кларенс Эливан, но Резеф давным-давно изгнал её, заявив, что она обманула императорскую семью.

После этого няня Резефа начала заботиться о Кайене, но Кайена быстро перестала видеться с ней, потому что она ей не нравилась.

«Все фрейлины во дворце сейчас представляют из себя одиноких молодых девушек»

Обычно, аристократки узнавали о супружеской жизни от наставницы, например, няни или крестной матери.

Но не было никого кто мог бы сыграть такую роль для Кайены.

— Теперь, размышляя над этим, я понял, что во дворце принцессы не так уж много служащих.

— Их достаточно.

Император Эстебан прищелкнул языком, решив, что был слишком невнимателен.

— Разве тебе не следует заполучить наставницу перед церемонией совершеннолетия?

В своей первой жизни Кайена проводила церемонию без наставницы.

Резеф рекомендовал ей в качестве наставницы свою няню, но она отказалась.

Замужние женщины во дворце отказались заботиться о дикой Кайене.

Люден решил высказаться.

— Баронесса Кларенс Эливан позаботится о подготовке к свадьбе Её Высочества, как если бы она была её собственным ребёнком.

Эти слова заставили остальных слуг застыть на месте.

Даже рука Кайены на мгновение замерла, когда она убирала тарелки с пудингом.

«Никогда не думала, что он сразу упомянет мадам Эливан»

Мадам Эливан, молочная сестра покойной Императрицы и бывшая няня Кайены, идеально подходила в качестве наставницы [1].

Кайена вспомнила свое детство, когда она полагалась на Мадам Эливан вместо своей матери, которая умерла будучи ещё молодой.

— …Я скучаю по мадам Эливан.

После её слов, слуги в комнате внимательно посмотрели на выражение лица Императора.

Император согласился с Резефом в его решении изгнать баронессу Эливан. Так было потому, что он не хотел держать мадам Эливан во дворце, поскольку она напоминала ему императрицу, которая предала его.

«Течение времени мимолетно»

Эстебан, находившийся на смертном одре, несколько раз оглядывался на свою жизнь.

В это время он умудрялся прощать вещи, которые, как он думал никогда не простит и горевал о вещах, о которых не знал, что будет сожалеть.

Его хладнокровный характер стал гораздо терпимее.

Люден читал мысли Императора и говорил такие озорные вещи, чтобы помочь Кайене.

«В молодости ты была очень похожа на императрицу, но теперь я вижу в тебе ту часть, которая похожа на меня»

Красота Кайены была в основном унаследована от императрицы.

Однако её надменные, ледяные голубые глаза напоминали Императора Эстебана.

Император не собирался менять всех фрейлин в Императорском дворце для Кайены.

Тем не менее, он мог по крайней мере пригласить её няню во дворец.

— Отмените изгнание баронессы Кларенс Эливан.

Кайена незамедлительно выразила свою благодарность.

— Благодарю Вас, Ваше Величество.

Император махнул рукой и сказал.

— Теперь, мне нужно отдохнуть.

Кайена помогла ему лечь в постель и вышла из спальни. Люден лично сопровождал Кайену, чтобы проводить её.

— Спасибо, Люден.

— Его Величество в последние дни находится в хорошем настроении благодаря Вашему Высочеству. Так как же я мог не помочь вам?

Люден расслабленно улыбнулся.

«Если я хочу завоевать расположение Императора, то похоже мне необходимо снискать расположение Людена»

Кайена подозвала фрейлину, которая ждала её с корзинкой.

— Я приготовила много пудинга, так что по крайней мере каждый сможет попробовать его.

Камергер незамедлительно принял корзину.

— Благодарю вас за ваше внимание, Ваше Высочество.

Кайена усмехнулась.

— Нет, это вам спасибо.

Не каждый мог заполучить расположение Императора.

Искусный и хитрый Люден сразу увидел потенциал Кайены.

Когда открылась дверь в гостиную, Кайена приподняла подол платья и пошла дальше.

Затем она внезапно остановилась. Причиной послужило то, что она встретилась взглядом с Рафаэлем, который сидел в данный момент кресле в коридоре.

«...С моей стороны было немного грубо отказываться встречаться с ним пять раз подряд»

Однако она не думала, что Рафаэль поймает её в такой момент.

Он пришел к Кайене, которая когда-то сама приставала к нему.

Рафаэль заметил её, после чего поднялся со своего места и поприветствовал её в совершенно официальной манере.

— Рафаэль Кедри приветствует Её Высочество.

Кайена снова притворилась, что ничего не замечает.

— ...Рада вас видеть, Лорд Кедри. Вы здесь, чтобы увидеть Его Величество?

— Нет.

Рафаэль не стал расспрашивать о её делах, а сразу перешёл к делу.

— Я пришёл повидаться с вами.

 

[1] Молочное родство (англ. Milk kinship) – родство, сформировавшееся во время кормления небиологической матерью, было формой воспитания преданности другим членам сообщества.

Глава 19

«То, как он вызывает недоразумения, до сих пор не изменилось»

Его грубая манера речи приводила к тому, что другие люди могли легко неверно истолковать его намерения.

И, как и ожидалось, все придворные дамы, стоявшие позади Кайены, ахнули. Они обменялись взглядами, гадая, не является ли это признаком романтического интереса.

Но Кайена, получившая его комментарий, совершенно правильно всё поняла.

— Кажется вам понравился чай, который я подавала в прошлый раз.

— Чай определенно был восхитительным.

Ответил Рафаэль.

— ...Я же не спрашивала о ваших впечатлениях.

— Я подумал, что должен преподнести вам подарок в знак благодарности.

Когда Рафаэль подал знак, его слуга протянул Вере коробку, завернутую в ткань.

Она открыла коробку внутри которой находились три серебряных сосуда в форме цилиндров.

Изящно сделанные сосуды выглядели красиво, а на ручке крышки находился рубин, вырезанный в форме круга.

«...Разве эти чайные листья нельзя купить только на аукционе?»

Кайена сразу же узнала упаковку. Она была легко узнаваемой.

Этот сорт чёрного чая, как считалось, было трудно заполучить даже за деньги, потому что объем производства был невелик.

Для подарка это было слишком, но это не было плохим предлогом для их воссоединения.

— Уберите это всё.

Приказала Кайена, обращаясь к слугам, чтобы те убрали чайные листья и драгоценности, которые подарил ей Император. Несколько её фрейлин и слуг ушли, чтобы выполнить её приказ.

— Похоже, то, что я сообщила вам в прошлый раз было весьма информативно, учитывая, что вы даже приготовили ответный подарок.

Она только посоветовала ему встретиться с Оливией, но Рафаэль ещё не встречался с ней.

И, технически, это не решит его проблем как она утверждала.

— Я еще не встречался с леди Оливией Грейс.

— Это так?

Кайена выглянула в окно.

— Какой чудесный день. Почему бы нам не прогуляться?

Тем самым она приглашала его выйти на улицу и поговорить.

Рафаэль кивнул.

— Как пожелаете.

Как только они решили пойти на прогулку, Вера произнесла.

— Тогда я приготовлю зонтик, Ваше Высочество.

— Все нормально. Иногда полезно немного позагорать.

Рафаэль подошел к Кайене и предложил ей руку, чтобы сопровождать её.

Как и прежде, она очень свободно держала его за руку.

«Потому что он ненавидит прикасаться к людям»

Она не заметила странного взгляда Рафаэля, потому что сосредоточилась только на этой части.

— Давайте пройдемся до заднего сада.

В одном углу заднего сада была дорожка, оформленная в виде уединенной сельской тропинки. Именно в этом месте предложила прогуляться ему Кайена. В начале тропы Кайена решила оставить своих фрейлин.

— Вы все должны подождать здесь.

— Да, Ваше Высочество.

Даже Рафаэль велел своим слугам не следовать за ним.

Они вдвоем пошли по безлюдной тропинке и как только взгляды, которые следовали за ними, исчезли, Кайена убрала свою руку с его плеча.

Рафаэль на мгновение замер, затем опустил руку.

— Удивительно, что сэр Кедри не пытается избежать встречи со мной наедине.

При этих словах Рафаэль перевел взгляд на профиль Кайены.

Не задумываясь, его взгляд остановился на её золотистых волосах, которые нежно касались её щеки.

— Есть ли причина по которой мне следует избегать вас?

Кайена повернула голову и встретилась с ним взглядом. Её взгляд казалось спрашивал почему он задал такой очевидный вопрос.

— А что, если я буду раздражать вас, кружась рядом с вами как раньше?

Он знал, что она изменилась, но не знал, что она будет описывать свое прошлое с такой горечью.

Как будто она говорила о ком-то совершенно другом. Конечно, не то чтобы он не опасался Кайены.

Однако Кайена не перестала говорить об этом.

— Не думаю, что вы сразу мне поверите, но, тем не менее, я хочу извиниться перед вами.

Она остановилась.

Между ними было расстояние примерно в два шага. Это было достаточно приличным расстоянием.

— Надеюсь, вы простите меня за проявленное неуважение до этого момента.

Может ли человек так быстро изменить своё отношение?

Обычно, нет. Поэтому Рафаэль не стал беззаботно принимать извинения Кайены как искренние.

Он бы совсем не удивился, если бы она внезапно вернулась к прежней себе и назвала его по прозвищу.

Однако акт извинений значил о многом, независимо от того был ли он искренним.

«Это политический жест»

Поскольку Кайена происходила из императорской семьи, ей разрешалось позволять себе некоторые вольности когда она увлекалась кем-то.

Это было правдой, даже если объектом её привязанности был молодой господин герцогства Кедри.

Если её интерес к Рафаэлю остынет, то она будет вести себя так, будто никогда им и не интересовалась.

Однако Кайена отказалась поступать так и открыто извинилась. Значит, у неё была причина избегать его обиды на неё.

«И что же это за причина?»

Он подумал, что это может быть продолжением её последней попытки решить его проблемы.

— Я говорю искренне, так что, пожалуйста, примите мои извинения.

Рафаэль начал выглядеть так словно обороняется.

Кайена казалось ожидала этого, поскольку на этот раз поставила на кон свою честь.

— Клянусь честью, я больше не буду так поступать снова.

В этот момент Рафаэлю стало очень любопытно. О чём именно она хотела договориться, поступая так?

Он понял, что должен принять это извинение, чтобы узнать чего хочет от него Кайена.

— Что было, то прошло. Теперь вам не о чем беспокоиться.

Рафаэль подумал, что это политический шаг, но извинения Кайены были, по сути, наполовину искренними.

Это извинение и прощение немного облегчили чувство вины, которое оставалось в сердце Кайены. Это было остаточное чувство вины из её жизни до её возвращения, хотя Рафаэль не мог этого вспомнить.

— Благодарю вас.

Итак, она смогла улыбнуться, почувствовав облегчение.

Ветер слегка трепал её распущенные золотистые волосы.

Было приятно видеть такую улыбку. И было немного странно, что Рафаэль так думает.

Как эта улыбка смогла заставила его ощутить подобные чувства?

Он слегка наклонил голову. Он не понимал ни этой ситуации, ни своего настроения, ни своих чувств.

— Уверена вы заметили, что у меня были и другие намерения. Я сейчас расскажу вам о них.

Его прежние чувства вскоре исчезли. Так произошло потому, что Кайена снова сосредоточилась на деле.

Улыбка на губах Кайены исчезла, когда она снова стала серьезной.

Рафаэль почему-то почувствовал сожаление.

— Я попросила вас встретиться с леди Грейс. Она сама по себе великолепна, но для этого есть и политические причины.

Когда они направились обратно в сад, она объяснила почему.

— Я собираюсь вскоре выбрать Леди Оливию в качестве одной из моих фрейлин.

Хотя Резеф уже попросил её стать придворной дамой Кайены, но этого было недостаточно, чтобы это притворилось в жизнь.

— Если так, то не могли бы мы приблизительно предсказать реакцию герцогини Кедри?

— Она перестанет поддерживать семью Грейс и будет вести себя так, будто брачных переговоров никогда и не было.

— Именно. Но дело не только в Оливии.

— Вы имеете в виду, что две другие дамы, которые вели переговоры с моей матерью, также будут выбраны в качестве ваших придворных дам?

Кайена покачала головой.

— Нет. Вместо этого появятся другие причины, которые не позволят выбрать их семьи.

Причины по которым он не может выбрать их семьи?

Рафаэль сказал первое, что пришло ему в голову.

— Собираетесь ли вы поддерживать принца или эрцгерцога Генриха в качестве следующего императора?

— Если бы я могла позволить себе такое, то это было бы отличным решением. Но это немного сложно сделать за такой короткий промежуток времени.

Кайена прочитала оригинальный роман и получила довольно много информации.

Например, семейная коррупция или скандал.

— Поскольку аристократы не работают, то часто теряют чувство реальности. Они думают, что деньги растут на деревьях.

— Вы говорите, что они передают облигации и закладывают их другим семьям. Если это так, то глава семьи будет смещён.

Это было редкое событие, но все равно довольно скучное.

— Трудно узнать наверняка, если вы не проверите бухгалтерскую книгу.

Кайена продолжила.

— Облигации семьи Эйвон скоро закончатся и их существование окажется под угрозой. Ваше герцогство потенциально может погасить долг. Но что, если в этом деле замешан эрцгерцог Генрих?

— Эрцгерцог Генрих…?

Несравненно хитрый старый лис активно использовал чужие долги для усиления собственной власти.

Он доводил семьи до банкротства и брал их под свой контроль.

Таким образом, он быстро становился сильнее.

— Тогда, последний оставшийся вариант это семья Брукин. Но я уверена, что брачные переговоры с ними тоже не состоятся.

— Почему вы в это верите?

— У Риты Брукин наследственное помешательство. Эта новость пока не вышла за пределы её семьи, но я уверена, что скоро эта новость станет достоянием высшего общества.

В аристократическом обществе, где нужно родить преемника, который унаследует семью, это было смертельным ударом по перспективам вступления в брак.

— Теперь, этот факт сделал бесполезными все семьи, выбранные герцогиней Кедри. Поздравляю с расторжением помолвки, сэр Кедри.

Среди этих инцидентов единственное, на что напрямую повлияла Кайена, так это на её попытку победить Оливию Грейс.

«Поскольку эти двое должны быть вместе, другие семьи не должны вмешиваться»

И благодаря этому Кайена смогла использовать эту информацию для обеспечения собственной безопасности.

— Судя по вашим словам, какое-то время мне не будут напоминать о женитьбе.

— Совершенно верно.

— Тогда к чему вы стремитесь, Ваше Высочество?

Кайена ответила без колебаний.

— К вашему доверию.

Рафаэль замолчал после этих неожиданных слов.

Его доверие? Зачем оно ей нужно?

Глава 20

— Можете ли вы теперь поверить, что я благонадежная интриганка?

Чтобы убедить оппонента, нужно было сделать выгодное предложение, будь то эмоциональное или материальное.

Теперь Кайене необходимо убедить Рафаэля, предложив ему эмоциональную выгоду.

— Вы говорите, что вам нужно моё доверие. Причина в том, что чтобы ни случилось дальше, это то, что нужно Вашему Высочеству?

— Как и ожидалось, вы сообразительны.

Он не был так ошарашен как в прошлый раз, потому что уже получал подобный нелепый комплимент.

— И эти слова тоже, без сомнения, являются проверкой того, может ли Ваше Высочество доверять мне.

— Уверяю вас, сэр Кедри, я не причиню вам вреда. Если вы понесёте какой-либо ущерб из-за моей просьбы, я компенсирую всё.

Слово кронпринцессы служило отличной гарантией.

Но Рафаэль не понимал конечной цели Кайены.

Если это должно было помешать Резефу стать императором, то выбранный ею путь не имел смысла. К тому же это было неэффективно.

Гораздо лучше было не привлекать семью Кедри у которой были плохие отношения с императорской семьей, а заручиться помощью других влиятельных семей.

Но Кайена выбрала его.

Итак, возможно ли что это не связано с наследованием престола?

Почему принцесса зашла так далеко?

Когда Рафаэль взглянул на непринужденную улыбку Кайены, ему показалось, что она ничего ему не расскажет.

— Ах, но когда я сказала это, я действительно имела в виду, что вы отлично поладите с Оливией Грейс.

Еще одна странность заключалась в том, что Кайена, казалось, поощряла его общение с Оливией.

К тому же она говорила вполне искренне.

— Судя по тому, что вы говорите, мои брачные переговоры скоро будут отменены. Разве это не значит, что мне не придется ни с кем встречаться?

То, что он сказал было правдой.

Если бы Кайена не знала, что судьбы Рафаэля и Оливия связаны, то сказала бы ему делать всё, что он захочет.

— Я не хочу навязываться вам. Но если ваша мать попытается вас принудить к женитьбе, то я рекомендую встретиться с Мисс Оливией Грейс.

— Я думал, Ваше Высочество ненавидит Леди Оливию Грейс.

Кайена кротко призналась в этом. Потому что это было правдой.

— Ну, так оно и было. Но я просто чувствовала, что всё это бессмысленно.

Она не сказала этого, но Рафаэль догадался, что её слова также относились к её давней привязанности к нему.

«Она говорит правду?»

Неужели она действительно покончила со своей давней одержимостью им и вычеркнула его из своего сердца?

Рафаэлю было трудно в это поверить, потому что у него были обширные и давние воспоминания о страданиях из-за неё.

Но она поклялась, что впредь не будет так с ним обращаться.

Это была клятва, принесенная без нотариуса.

И всё же Рафаэль впервые увидел как Кайена клянётся в чём-то.

— Нам следует возвращаться. Нехорошо находится наедине в таком месте слишком долго.

— Да, Ваше Высочество.

Кайена глубоко вздохнула и обернулась.

Честно говоря, идти по немощеной грунтовой дорожке было тяжело из-за её туфель.

За дорогой плохо ухаживали и ориентироваться по маршруту было трудно из-за сорняков. Кайена специально выбрала тропу по этим причинам, так как это означало, что никто не будет её использовать.

Однако, высокие каблуки и громоздкие платья совсем не подходили для этого места.

— Ах!

Когда Кайена споткнулась о камень, Рафаэль поддержал её за талию, чтобы помочь.

Так уж вышло, что она оказалась в его объятиях.

— Будьте осторожны, Ваше Высочество.

Кайена отстранилась от него, словно обожглась и бровь Рафаэля поползла вверх от столь чрезмерно чувствительной реакции.

«Проклятье»

Кайена старалась избегать прикосновений насколько это было возможно, потому что знала, что Рафаэль ненавидит прикасаться к людям.

«Даже если и нет, я только начала восстанавливать свой имидж. Я не могу снова выставить его в дурном свете»

Кайене позже понадобится полная помощь Рафаэля, чтобы создать фальшивого мужа.

«Потому что я планирую заключить брак в городе-государстве в Западном герцогстве»

Кайена подумывала о том, чтобы создать вымышленного человека в этом государстве.

Он будет богатым, молодым, красивым мужчиной и станет её мужем.

— Дорога немного неровная. Я прошу прощения.

Кайена сказала это в качестве оправдания и посмотрела на Рафаэля.

Но выражение его лица было немного странным.

«… Он рад, что помог мне в этом небольшом дельце?»

На самом деле Рафаэль был задумчив по противоположной причине.

Он знал, что земля здесь неровная и что Кайена ходит на каблуках.

«Но почему она не принимает моё предложение сопровождать её?»

Даже сейчас она снова схватилась за подол своего платья и не просила его сопровождать её.

Никто не знал, что он ненавидит общение с людьми. Это было состояние, о котором не знали ни его мать, ни Джереми, который следил за ним наиболее внимательно.

Он хорошо знал, что в повседневной жизни ему нужно подавлять свое недовольство. Это было для него обычным делом.

Он мог быть терпеливым, даже несмотря на то, что чувствовал отвращение и скованность, когда всего лишь мгновение сопровождал других.

Рафаэль с готовностью протянул руку.

— Я сопровожу вас, Ваше Высочество.

Это был здравый смысл и обычное поведение.

Именно так он и думал. Но какая-то часть его разума была занята следующей мыслью.

«Я действительно поступаю так только потому, что от меня этого ожидают?»

Раньше ему не приходилось заставлять себя сопровождать Кайену.

Однако она не собиралась обижать его ещё больше, поэтому отказалась.

— В этом нет необходимости.

Рафаэль был убежден её поступком.

Принцесса чувствует к нему отвращение.

«Разве я ей не нравился?»

Это было не только в его воображении.

Было бы трудно найти в Эльдаиме человека, который не знал бы, что Кайена любит Рафаэля.

Как может измениться такой взгляд в одно мгновение?

Если подумать, это было странно.

Казалось, что Кайена, которую он встретил после долгого времени перед спальней Императора, была такой же только снаружи.

«Она всё это время притворялась?»

Если это было так, то это было страшно.

Сравнивая её прошлое и настоящее, они не были одним и тем же человеком.

Её манера речи и поведение были многозначительными как у опытного политика. Это было похоже на человека, который прожил несколько жизней.

«...Это нелепо»

Рафаэль подумал, что он слишком многое выдумывает.

Кайена снова шагнула вперед, не заметив едва видимой перемены в выражении лица Рафаэля.

«Я должна сказать им, чтобы они избавились от моих высоких каблуков и заменили их на туфли на низком каблуке»

Она нахмурилась, глядя на свои неудобные туфли.

В своей прежней жизни она не чувствовала дискомфорта на высоких каблуках, потому что гуляла только по красивым ландшафтным садам.

Итак, все туфли Кайены были на высоких каблуках.

Рафаэль обнаружил, что Кайена смотрит в землю, слегка нахмурив брови.

Вместо того чтобы сопровождать её, он шел медленно, подстраиваясь под её шаг.

Поскольку они были сосредоточены только на том, чтобы идти без разговоров, им потребовалось всего мгновение, чтобы добраться до входа.

Фрейлины Кайены и слуга Рафаэля быстро подошли к ним.

Увидев своих господ, они обменялись недоуменными взглядами, потому что атмосфера была какой-то странной.

«Почему они вернулись с таким неловким видом?»

Разве принцессу не сопровождали, когда они вышли на тропу?

Но теперь они были на некотором расстоянии друг от друга.

«Правдивы ли слухи?»

Об отказе Кайены в просьбе Рафаэля увидеться с ним пять раз ходили тайные слухи не только в Императорском дворце, но и в светском обществе.

Они также назвали это одним из доказательств того, что Кайена больше не ухаживает за Рафаэлем.

Несмотря на то, что они провели сегодня много времени вместе, ходят слухи, что Кайена держалась от него на расстоянии.

Они шли к замку, всё ещё держась на небольшом расстоянии друг от друга.

Внезапно Кайена произнесла.

— Я бы хотела предложить вам чашечку чая раз уж мы закончили прогулку, но мне придется вас отпустить, поскольку вы, должно быть, заняты, сэр Кедри.

Изначально такая встреча требовала подачи чая с угощением и даже совместного ужина.

Тем более, что Кайена получила чайные листья в подарок и сказать своему гостю, чтобы он возвращался, не попробовав их вместе, было действием, которое могло быть истолковано негативно.

Но Кайена сказала, что он должен уйти, потому что она беспокоится о нём.

Причина заключалась в том, что она знала, что Рафаэль не был человеком, который любил проводить время таким образом, также ему в прошлом было некомфортно с ней.

«Я не знаю, то ли она ведет себя тактично, то ли неловко»

Рафаэль планировал сегодня только встретиться с Кайеной, поэтому в его расписании ничего не было.

Так было потому, что когда он думал об обычной Кайене, то он предполагал, что она будет задержит его за обедом, а также во время послеобеденного чая.

Но внезапно, после небольшой прогулки, она велела ему идти.

— ...Я в порядке, Ваше Высочество.

Даже если ему придется уйти, потому что он действительно занят, он должен ответить "да " на доброту, оказанную принцессой.

Но сказала ли она это из вежливости или действительно считала, что всё в порядке?

Глава 21

Кайена решила, что Рафаэль ведёт себя так просто из вежливости.

— Я отправлю вам приглашение, когда смогу заварить самый вкусный чай из тех листьев, что вы подарили мне сегодня, так что не нужно заставлять себя ждать.

Находившиеся поблизости люди не смогли скрыть своего удивления, услышав слова Кайены. В частности, больше всего был поражён помощник Рафаэля, Джереми.

До него доходили слухи, что принцесса полностью изменилась, но он не ожидал, что она станет такой.

«Неужели у принцессы всегда был такой такт?»

Она не обещала ему определенную дату, а только то, что пришлёт ему приглашение до того как закончится чёрный чай.

Даже если это и был отказ, её послание содержало соответствующий уровень уважения.

Джереми не мог поверить, что это произнесла Кайена.

Он взглянул на Рафаэля. Выражение лица Рафаэля итак было трудно прочитать в обычные дни, а сегодня оно было ещё более нечитабельным.

«… Я никогда не видел такого выражения»

Оно было одновременно суровое и мягкое, совершенно незнакомое лицо. Во всяком случае Джереми никогда не видел у него такого выражения лица.

«Конечно, господин кажется тоже заметил странные изменения в Её Высочестве»

— Тогда в следующий раз я приготовлю вам освежающий напиток в подарок.

Рафаэль подошел к Кайене, опустился на одно колено и протянул руку.

Кайена знала, что он хотел поцеловать её руку.

«Должна ли я сказать, что теперь он не обязан проявлять ко мне подобную любезность?»

Кайена подумала, что это было бы чересчур для неё.

«Всё будет не так уж и плохо, потому что я в перчатках»

Она вздохнула и неохотно протянула руку.

Она только надеялась на то, что этот поступок не обидит его.

— Это была большая честь для меня.

Сказал Рафаэль, сжимая её руку.

До недавних пор его разум захватывало недовольство, когда ему приходилось совершать подобные действия. Он думал только о том, как бы не потерять терпение и поскорее покончить со всем этим.

«Такая маленькая и хрупкая рука»

Но этот контакт оказался более терпимым, чем он думал.

Нет, это было не просто терпимо. Как ни странно, всё было прекрасно.

Может быть он просто чувствовал себя более комфортно, потому что она не приставала к нему как обычно?

Внезапно он осознал, что рука Кайены была такой маленькой в его собственной руке.

«Когда мы сегодня разговаривали, я не думал, что она такая маленькая»

Возможно, благодаря своему природному достоинству и грации, она никогда не казалась слабой или маленькой.

Он склонил голову и поцеловал руку Кайены. Тонкие, гладкие чёрные волосы ниспадали вниз.

У Кайены мелькнула странная мысль, что если она погладит его в этот момент, то он почувствует себя приятно.

Это произошло тогда, когда губы Рафаэля оторвались от её руки и он только встал.

— Значит ты была здесь, сестра.

Услышав этот знакомый голос, Кайена и Рафаэль повернули свои головы.

К ним приближался Резеф за которым следовал слуга.

«Но он должен был быть занят подготовкой к охотничьему сезону»

Это было время для общения с влиятельными аристократами и их преемниками.

Кайена думала, что он будет занят, ибо ему нужно было приобрести новое оружие, но оказалось, что он пришёл повидаться с Рафаэлем.

— Мы приветствуем Его Императорское Высочество.

Все склонили головы в его сторону.

Рафаэль тоже вежливо склонил голову в его сторону.

— Рафаэль Кедри приветствует Его Высочеств, Принца.

— Поднимите головы.

Резеф мило улыбнулся.

Он поспешил, когда услышал, что Кайена гуляет с Рафаэлем.

— Вы до сих пор прогуливаетесь с моей сестрой?

Герцогская семья Кедри была семьей, которую он должен был привлечь на свою сторону.

Слабость Резефа заключалась в том, что у него не было военной силы, тогда как эрцгерцог Генрих привлёк на свою сторону несколько семей с солдатами.

Конечно, даже после их объединения они не могли сравниться с герцогством Кедри.

Так было потому, что герцогство Кедри являлось элитой среди элиты, военной семьей, которая долгое время охраняла границу Империи.

«На моей стороне маркиз Эванс с самой большой сельскохозяйственной зоной»

Несмотря на слабую военную мощь, Резеф обладал сильной экономической мощью, основанной на богатых житницах семьи Эванс.

Семья Эванс полностью поддерживала Резефа и он мог бы решить проблемы снабжения Кедри.

Если бы эти двое заключили союз, то они могли бы компенсировать слабости друг друга.

— Я пришел в поисках своей сестры, поскольку подумывал о том, чтобы попить с ней послеобеденный чай. Но я не знал, что вы будете с ней.

Проделав весь этот путь досюда в поисках Рафаэля, Резеф не мог не знать, что тот был здесь.

— Я как раз собирался уходить.

— Ах, вот как? Какая досада.

Кайена торопливо заговорила, опасаясь, что Резеф велит Рафаэлю остаться на чай.

Рафаэль тоже почувствовал эту настойчивость. Его взгляд остановился на боковом профиле Кайены.

— Счастливого пути, сэр Кедри.

В отличие от прошлого, сейчас прямо таки казалось, что она пыталась заставить его уйти поскорее. Рафаэль медленно перевёл взгляд на неё из-за её странного поведения.

— Тогда, я ухожу, Ваше Высочество.

Резеф переводил взгляд с одного на другого.

Почему-то их отношения выглядели совсем не так как он себе представлял.

Кайена не заигрывала с Рафаэлем, а Рафаэль...

«Атмосфера здесь не такая уж плохая»

Было неясно, что служило причиной, то ли это из-за хорошего поведения его сестры, то ли из-за того, что Рафаэль сегодня был в исключительном настроении.

В любом случае, было бы к счастью, если бы их отношения и дальше оставались такими доброжелательными.

«Моя сестра постоянно находит оправдания, чтобы связаться с ним»

Хотя семья Грейс не ответила на его письмо, в котором говорилось, что их дочь была выбрана в качестве одной из фрейлин Кайены, это было лишь вопросом времени.

«Она сказала, что ему следует вступить в брак с Оливией Грейс, я верю в это»

Резеф подошел к Кайене и увел её. Кайена схватила его за руку и без колебаний прижалась к нему.

Рафаэль посмотрел на эту сцену странным взглядом, прежде чем развернуться и уйти.

«Что это был за взгляд сейчас?»

Резеф слегка нахмурился.

«Хмм…»

Пока Резеф тихо бормотал, Кайена подняла голову.

— Что случилось?

Резеф посмотрел на сестру.

Она была красивой и заботливой сестрой, которая могла растопить ледяное сердце в мгновение ока.

Он надел знакомую маску.

— Ничего страшного.

В любом случае, он решил, что ему придется присматривать за Рафаэлем.

 

***

 

— Отец!

Крикнула Лидия, подбегая к графу Бенземану, который пришёл в Императорский Дворец.

— Что сказал Его Высочество Резеф? Всё прошло хорошо, верно?

Других причин для посещения Императорского Дворца у него не было.

Всё это из-за инцидента, когда Лидия ранила принцессу некоторое время назад.

Даже если это был всего лишь титул, Кайена все равно была частью императорской семьи. Кто мог бы подумать, что Лидия обожгёт её вот так…

Граф Бенземан часто разочаровывался в своей глупой дочери. Но на этот раз она совершила ужасную ошибку.

— Об этом позаботился сэр Эванс. Ты не должна вести себя так опрометчиво впредь. Ты понимаешь?!

Лидия не выказала ни малейшего признака раскаяния несмотря на его выговор.

— Это слишком угнетающе, отец. Когда Эвансы порекомендуют меня в качестве кандидата в невесты принцу?

Граф прищелкнул языком и взглянул на раскрывающуюся истинную натуру дочери.

«У семьи Эванс тоже есть завидный жених. Я не могу игнорировать его и пытаться протолкнуть мою дочь в императорскую семью»

Он посмотрел на свою дочь, которая не сомневалась, что станет принцессой.

«Этого будет достаточно, если она станет руками и ногами принца Резефа»

Они не могли вызвать гнев семьи Эванс будучи слишком жадными.

Тем не менее, по отношению к ней произошли перемены, поэтому граф Бенземан сказал это, чтобы его дочь не пострадала.

— Не будь слишком нетерпеливой. Для начала, у тебя должны быть хорошие отношения с императорской принцессой.

— Эта женщина специально заставила меня уронить пирог! Посмотри на мою руку, отец!

Многозначительно сказала Лидия.

Голова графа раскалывалась от боли.

— Что значит “эта женщина”, Лидия?

Она схватила тарелку с горячим пирогом и слегка обожгла палец. Лидия подозревала, что все это подстроила Кайена.

— Она поощряла придворных дам соревноваться, приказывая нам доставить закуску Его Высочеству! Кто кроме слуг на кухне мог знать, что нам нужно остудить пирог?

Эта часть её обвинения содержала правду.

— Она нарочно расхаживала вокруг, обнажая руки, и ждала прямо перед пирогом. Она сделала это, чтобы заслужить сострадание Его Высочества Принца Резефа.

— Следи за своими словами! Ты забыла, что это Императорский Дворец?

Лидия была разочарована своим излишне пассивным отцом.

— Отец, пожалуйста. Эти наглые твари продолжают игнорировать меня.

В последнее время Лидии приходилось нелегко.

Другие служанки и, естественно, Вера, проявляли осторожность, чтобы их не увидели с Лидией, и Лидия была в ярости.

Граф попытался урезонить дочь.

— Они вернутся к нормальной жизни, как только твой отец скажет своё слово. Так что береги своё сердце и внимательно следи за принцессой.

Лидия вздохнула, услышав слова отца.

— Здесь не на что смотреть. Я даже не выхожу из Императорского Дворца и все время нахожусь только в спальне. Бюджет уходит, а она даже не собирается устраивать вечеринку.

— Ты говоришь, что она не собирается устраивать вечеринку даже с таким большим бюджетом?

Если подумать, то со времени попытки отравления прошло уже два месяца.

Была ли у неё какая-то причина так изолировать себя?

Кроме того, церемония совершеннолетия Кайены состоится, когда розы будут в полном цвету.

Осталось чуть больше месяца. Конечно это было странно, что она до сих пор ничего не предприняла.

Глава 22

— Она больше ни с кем не встречалась?

Спросил граф Бенземан.

— Я несколько раз видела с ней сэра Рафаэля Кедри. Но это были лишь короткие встречи.

Ответила Лидия.

— Хмм.

— В последнее время она больше всего времени проводит с Его Высочеством Резефом. Приятно иметь возможность чаще видеться с Его Высочеством, но, как ни странно, он уже не тот кем был раньше. Вы слышали нелепое прозвище «дрессировщик зверей»? Я была шокирована!

«Что-то тут не так»

Он слышал, что принц Резеф в последнее время стал весьма покладистым.

Ему сказали, что это из-за влияния принцессы Кайены. Он не слишком доверял слухам, но слушая рассказ дочери, понял, что в них есть доля истины.

Он с подозрением относился к намерениям и поведению принцессы. Возможно она пыталась заполучить пост регента, когда принц будет коронован.

«Может быть и так»

Исторически очень часто случалось, что мать, сестра или жена наследника – использовали его власть, словно она была их собственной. Даже у Кайены был выдающийся граф Хамель по материнской линии.

Принц Резеф внезапно стал послушным, когда услышал слова Кайены. Что бы это могло значить?

И сейчас пока он думал об этом, то ему показалось кое-что странным, когда он разговаривал с Зеноном Эвансом об инциденте с Лидией.

У него было ощущение, что Зенон Эванс внимательно наблюдает за принцессой Кайеной.

Граф Бенземан не мог избавиться от ощущения заговора.

Он взял Лидию за плечо и сказал украдкой.

— Принцесса Кайена подозрительна. Понаблюдай внимательно, не контактирует ли она с кем-нибудь. Это могут быть подарки или что-нибудь в этом роде!

— Эмм. Она получает так много подарков несмотря на…

— Разве не будет прекрасно, если ты прикажешь другим придворным дамам помочь? Твой отец отчитает их и они последуют за тобой.

Лидия не очень обрадовалась, получив задание так внезапно. И всё же ей понравилось сообщение отца о том, что он заставит других придворных дам снова повиноваться ей.

— Я понимаю.

 

***

 

Кайена с серьёзным выражением лица смотрела на бухгалтерскую книгу в то время как солнце светило в окно.

Не то чтобы в этом была какая-то конкретная проблема.

«У меня в бюджете осталось слишком много денег»

Резеф был тем, кто имел право контролировать бюджет. Причина заключалась в том, что это была роль Кайены – выполнять эту работу вместо императрицы, но она была некомпетентна.

На этот раз Резеф привнес беспрецедентные коррективы в бюджет дворца принцессы.

Это был простой, но верный способ показать, что он заботится о Кайене.

«Если бы здесь была настоящая я, то я бы веселилась, покупая так много вещей, что даже этого бюджета было бы мало»

Или, может быть, она разобрала бы и переделала сад или свою спальню. Она могла купить море цветов, которые завянут и с которыми будет трудно справиться через несколько дней или устроила бы вечеринку.

Сейчас же, когда у неё не было вечеринок или встреч, то ей не нужно было покупать ещё больше одежды, так что Кайене не на что было тратить деньги.

В последнее время самой большой статьей её затрат была замена обуви.

— Подача закусок немного запоздала.

Вера, которая прислуживала Кайене в одиночестве пока другие служанки отсутствовали, перестала вышивать.

— Мне пойти и посмотреть что случилось?

Кайена улыбнулась и покачала головой.

— В этом нет необходимости.

Это факт, выполнение каждого дела требует времени.

В эти дни все фрейлины, за исключением Веры, покидали спальню Кайены при любой возможности.

Вера сказала, что они вроде заняты какими-то поисками.

Из-за этого они стали более пренебрежительно относиться к своим обязанностям. Кайена их совсем не ругала, так что им было уже всё равно.

Кроме того, Кайена не выходила из дома и не принимала гостей, так что фрейлинам нечем было заняться.

— Время послеобеденного чаепития почти закончилось, Ваше Высочество.

— Так оно и есть. Тем не менее всё в порядке, ведь у меня ещё есть масляные печеньки, которые я испекла [1].

— Вот только сладкое вредно для вашего организма. Я сама принесу вам закуски.

После этих слов Вера вышла из спальни.

В последнее время она не ладила с другими придворными дамами. Всё выглядело так, как будто над ней издевались.

Но Веру это не волновало.

— Сейчас канун перед взрывом.

Вера была непосредственной свидетельницей перемен, произошедших с Резефом.

Она воочию увидела как резко изменилось его отношение к Кайене.

Кайена продолжала осторожно давить на Веру. Вера почувствовала едва уловимое желание поскорее принять чью-то сторону.

«У меня такое чувство, что она заменит всех фрейлин»

Но как Кайена этого добьётся?

Даже Император не мог избавляться от людей без обоснований. Как может принцесса осуществить подобное?

В это время служанка принесла Кайене закуски. Это была Донна.

Что случилось с фрейлинами? Почему вы приносите закуски Её Высочества?

Донна ответила.

— Они сказали, что раз вы здесь, то всё будет хорошо. Они дали мне закуски для Её Высочества и ушли.

«Что-то здесь не так»

— Передай мне их.

Донна передала Вере серебряный поднос с закусками.

Она проверила закуски в гостиной, прежде чем войти в спальню.

— …

Лицо Веры помрачнело.

— Эти сумасшедшие женщины…!

Ореховое печенье было перемешано с закусками.

У Кайены была аллергия на орехи.

Фрейлины должны были тщательно проверить, есть ли в пище орехи, прежде чем подавать это Её Высочеству.

Другими словами, это был серьезный случай халатности.

Щелчок—

Дверь спальни открылась и из неё вышла Кайена, одетая в лёгкое домашнее платье.

— Почему ты не возвращаешься?

— Приношу извинения. С закусками возникла проблема, поэтому я приготовлю их снова, Ваше Высочество.

— Ах, в этом нет необходимости.

Кайена широко улыбнулась.

— Это очень хорошо приготовленная закуска.

— …Простите?

Кайена подошла к столу, на котором стоял поднос. Затем она специально взяла ореховое печенье.

— Ваше Высочество, это...

— Это печенье с орехами.

— …?

— Пожалуй, я съем его.

Неужели она собиралась покончить с собой? Вера ничего не понимала.

— Иди и отдай Резефу закуску, которую я приготовила к послеобеденному чаепитию. Поскольку ты выполняла мои поручения, то ты и понятия не имела, что орехи были смешаны с закусками.

— Ваше высочество.

— Я буду в одиночестве лежать в комнате и Донна будет шокирована. Она немедленно вызовет доктора. Конечно, эту новость нужно будет сообщить моему отцу. Донна поможет. Но тебе не следует знать об этом.

Вера наконец поняла.

— Справишься с этим, хорошо?

Вера поняла, что её выбрали.

Кайена планировала избавиться от всех придворных дам за один приём, используя эту уловку. Все, за исключением самой Веры, будут изгнаны.

Вера тут же опустилась на колени и склонила голову.

— Я буду покорным слугой Вашего Высочества.

При этом Кайена весело улыбнулась.

— Я рада это слышать.

 

***

 

Резеф проверил меч, лук и свои новые эполеты [2].

— Шпионы, которых мы отправили на сторону эрцгерцога Генриха, сообщают, что он купил копьё.

— Копье?

Почему эрцгерцог Генрих купил копье?

— Это будет проблемой, если лошади будут напуганы, когда будут брошены копья. Посмотри, что он пытается сделать.

— Да, Ваше Высочество.

Резеф снял плащ и сел на диван. После чего слуги начали убирать оружие со стола.

— Как поживает моя сестра?

Зенон поднял голову, работая за другим столом.

— Она в своей спальне.

В эти дни принцесса, как ни странно, не занималась странными делами.

По словам врача, она должна была полностью оправиться от яда.

«Я не знаю о чём она думает»

У него было плохое предчувствие по этому поводу.

— Ваше Высочество, вас хочет видеть фрейлина принцессы.

— Впусти её.

Вера взяла с собой только одну служанку.

— Мы приветствуем Его Императорское Высочество.

Резеф улыбнулся, глядя на серебряный поднос в её руке.

Тык было потому, что он понял, что это были закуски, приготовленные и отправленные его сестрой.

— Её Высочество приготовила это для вашего послеобеденного чаепития.

— Принеси всё сюда.

Сейчас, подобные события больше не казались чем-то странным.

Зенон встал, взял поднос и дал попробовать закуски слуге.

Убедившись, что ничего не отравлено, Резеф попробовал масляное печенье.

— Кстати, кажется ты часто приходишь в последнее время.

— Её Высочество доверила мне это дело.

— Это так?

Он смотрел на неё голубыми глазами, словно просверливая её, чтобы заглянуть внутрь.

Вера невольно посмотрела ему в глаза и ей стало страшно.

— Чем занимается моя сестра?

— Только что у нее болела голова, потому что бюджет дворца принцессы был слишком велик.

При этих словах Резеф рассмеялся.

— Если она хочет тратить деньги, пусть тратит столько, сколько захочет.

Он собирался пойти поговорить с сестрой, используя это как предлог, когда произошло это.

В этот момент в гостиную торопливо вошел слуга.

— Ваше Высочество, случилось что-то серьезное!

— В чём дело?

— Внезапно Её Высочество упала в обморок, а в её дворец вызвали доктора!

— Что? Моя сестра упала в обморок?!

Резеф побежал во дворец принцессы.

 

[1] Масляное печенье (англ. butter cookies) – датское печенье, представляет собой пресное печенье, состоящее из масла, муки и сахара. Его часто называют «хрустящим печеньем» из-за их текстуры, отчасти вызванной содержанием масла и сахара.

[2] Эполеты – наплечные знаки различия военных чинов и воинского звания на военной форме. Эполеты были распространены в армиях и флотах европейских государств в XVIII—XIX веках, особенно в период наполеоновских войн, но к середине XX века практически вышли из обращения.

Глава 23

***

 

 

— Это симптом аллергии, вызванный употреблением орехов.

Доктор подумал, что в последние дни довольно часто его посещают плохие новости.

Все началось со дня отравления Кайены. Если он не не спас бы её, то ему отрубили бы голову.

К счастью, это не был смертельный яд и она не приняла смертельную дозу, поэтому после приёма лекарств она поправилась.

Затем внезапно её обожгла придворная дама.

Принцесса, которая как он думал набросится на него с бешеной яростью, вела себя довольно мирно, в то время как Резеф был в ярости.

Но теперь, съев ореховое печенье, она упала в обморок, будучи находясь в комнате без единой придворной дамы.

Аллергия была серьезной и даже могла привести к смерти.

«Печенье с орехами. Куда смотрели придворные дамы, упустив это из виду?»

Доктор вздохнул, глядя на тарелку рядом с собой.

«Всё не должно быть настолько плохо, чтобы она вот так упала в обморок.… И сыпи тоже нет…Это из-за её недавней слабости?»

Кроме того, что принцесса Кайена была без сознания, она была вполне здорова и не проявляла никаких других признаков анафилактической реакции.

Но говорить, что это было странно было бы неуместно в этой мрачной атмосфере.

Доктор проверил, нет ли на печенье следов от укусов.

Возможно она отломила кусочек прежде чем съесть его, так как следов зубов не было. Но недостающий кусочек был очень мал.

Что ж, он был просто рад, что ничего особенного не произошло.

Он не придал особого значения этому инциденту.

— Она съела совсем немного, так что скоро ей станет лучше.

Доктор взял в руки медицинское оборудование, глядя в странно спокойные глаза Резефа, рядом с которым на полу лежали ниц все придворные дамы Кайены.

Резеф сидел на диване рядом с кроватью, не выражая ни одной эмоции. Это была напряженная, взрывоопасная ситуация.

— Оставьте нас.

С разрешения Резефа доктор немедленно вышел со своей медицинской сумкой.

В спальне воцарилась леденящая кровь тишина.

— Ты.

Он указал на Веру.

— Встань и разъясни ситуацию.

Вера осторожно поднялась со своего места и сообщила ему.

— Пока я доставляла закуски Вашему Высочеству, ореховое печенье было подмешано к закускам для Её Высочества. Пожалуйста, убейте виновника.

— Так значит угощение принцессы не проверили должным образом…

По правде говоря, это была самая основная из задач придворных дам.

В последнее время их дисциплина ухудшилась. Фрейлины перестали быть осторожными во всём и не обращали должного внимания к своей работе.

Вот почему они не знали, что Донна, служанка, которая следовала за ними, подала ореховое печенье вместе с закусками.

— Всё в порядке. Допустим, ореховое печенье было подмешано случайно. Но почему моя сестра была в спальне в одиночестве?

Никто не ответил на сдержанный вопрос Резефа.

Как они могли сказать, что все они отправились расследовать поведение принцессы?

— Почему вы все молчите?

— …Приносим свои извинения, Ваше Высочество.

Резеф швырнул стеклянную вазу, стоявшую неподалёку.

Грохот—

— Кяаа!

Он раздраженно откинул волосы назад и повторил.

— Я спрошу ещё раз. Почему моя сестра была одна в спальне? Если бы её никто не обнаружил вовремя, то последствия могли бы оказаться фатальными.

При этих словах все закрыли свои рты.

— Нечто подобное случалось и раньше в императорском доме. Случай, когда аллергия на орехи была использована для убийства члена императорской семьи.

Резеф сердитым тоном сказал фрейлинам.

— И этим человеком была Императрица!

Придворные дамы пришли в ужас от этих слов.

Такими темпами их семьи могут быть стерты с лица земли за государственную измену.

Они отчаянно взывали к Резефу, чтобы остаться в живых.

— Пожалуйста, помилуйте, Ваше Высочество! Мы никогда не хотели, чтобы всё так обернулось!

Лидия указала на Донну.

— Должно быть это дело рук служанки. Она пытается подставить нас!

В этот момент Донна тут же опустилась на колени.

— Я только взяла поднос и принесла его сюда. Кухонные слуги могут поручиться за мою невиновность.

Донна подняла голову с таким лицом будто с ней поступили неправильно.

— Я своими глазами видела как эти печенья достали из коробки, присланной эрцгерцогом Генрихом!

— Эрцгерцогом Генрихом?

— Не может быть!

Закричали придворные дамы.

Затем кто-то указал на Лидию со слезами на глазах.

— Лидия Бенземан сказала, что поведение Её Высочества было подозрительным. Она попросила нас помочь ей в расследовании! Она запугала нас, сказав, что, если мы не послушаемся, то она не оставит нас в покое, Ваше Высочество!

Лицо Лидии было совершенно бледным от предательства её соратницы-фрейлины.

Она не могла взять на себя такую вину.

В любом случае, она была Бенземан, так что её голос будет важнее, чем их.

Она сразу же начала кричать.

— Меня подставили! Ваше Высочество, не слушайте этих глупостей. Это уловка, чтобы подорвать власть Вашего Высочества. Среди них должен быть шпион!

Резеф пришел в ярость, когда увидел, что фрейлины обвиняют друг друга без всякого уважения.

Это было жалко и отвратительно.

— Ясно, что среди вас есть шпион, поскольку вы ни разу не сказали мне правды.

Резеф поднялся с дивана и направился к фрейлинам.

Он схватил и потянул за собой одну из дрожащих дам.

— Ахх!

— Это ты? Ты шпион Генриха?

— Ваше высочество! Этот ребенок никак не может быть шпионом!

— Тогда кто? Ты?

— Кьяя!

Резеф грубо схватился за украшение для волос придворной дамы.

— Видится мне, что вы все насмехаетесь надо мной!

— Пожалуйста, пощадите нас!

— Мы сожалеем о наших действиях, Ваше Высочество!

Это случилось, когда Резеф взял из камина железную кочергу и попытался замахнуться на них.

— Его Величество Император!

Сквозь хаотичную атмосферу они услышали голос привратника.

Вскоре дверь спальни широко распахнулась и в комнату вошел бледнолицый Император, поддерживаемый Великим Камергером Люденом.

— Мы приветствуем Его Величество Императора!

Резеф положил железную кочергу в руку и опустился на одно колено.

— Приветствую Ваше Величество.

Император перевел взгляд на Кайену, лежащую в постели, на распростертых на полу придворных дам, на Резефа.

Затем он произнес одно слово.

— Жалкий.

— …

Император не дал Резефу, стоявшему на коленях, разрешения встать.

Он позвал Людена, который помогал ему передвигаться.

— Люден.

— Слушаю вас, Ваше Величество.

— Выпороть всех этих фрейлин, выгнать их из императорского дворца и издать приказ, запрещающий им возвращаться в столицу.

Фрейлины заплакали.

Это случилось тогда, когда их вытаскивали рыцари.

— Освободите эту даму.

Сказал Император, указывая на Веру.

Вера тут же склонила голову.

— Спасибо, Ваше Величество.

— Я слышал, что вы поступили мудро. Дайте этой даме награду.

— Повинуюсь.

Наконец, Император посмотрел на Резефа, который всё ещё стоял на коленях.

— Неужели ты думаешь, что я ничего не знаю о твоих действиях только потому, что не реагирую?

Он знал, что Резеф был виновником, отравившим Кайену.

Он проигнорировал это только потому, что Кайена использовала эту кризисную ситуацию как возможность проявления хорошего поведения.

Резеф стиснул зубы.

— Заприте принца Резефа в его дворце пока он не раскается в содеянном.

Резеф медленно опустил голову.

— ...Повинуюсь.

— Я выберу фрейлину для принцессы. Знай это и немедленно покинь это место.

Резеф снова поклонился и покинул спальню.

Все сглотнули от его нелояльности.

Император беззаботно сказал Вере.

— Я пришлю ещё служанок, а пока постарайся управлять дворцом принцессы самостоятельно. Если нужно, я дам тебе соответствующее звание.

— Это будет честью для моей семьи, Ваше Величество.

Император кивнул и, взяв с собой своих слуг, вышел из спальни.

В спальне остались только Кайена и Вера.

Вера встала и произнесла.

—  Все ушли, Ваше Высочество.

Кайена, со всё ещё с закрытыми глазами, усмехнулась.

Глава 24. Сцена 5. Тот же человек, новая сцена

С тех пор как Кайена вернулась, во дворце принцессы царила тишина, словно зверь выжидал своего часа.

Те, кто не совсем понимал значение этого молчания, говорили, что всё было спокойно.

Вера была другой. Она приспособилась к тишине и чутко использовала глаза и уши.

Она ждала, когда во дворце разразится буря.

И в тот момент, когда ей представилась такая возможность, она не упустила её.

Кайена, которая казалось потеряла сознание после того как съела ореховое печенье, встала с кровати, как будто это было нормально.

Энни и Донна охраняли дверь. Окна были закрыты занавесками и свечи освещали комнату.

— Вера.

Кайена обратилась к Вере.

Вера быстро подошла к кровати, опустилась на колени и взяла Кайену за руку.

— Я знаю, что твоя семья поддерживает Резефа, даже ценой своего существования.

Вера не удивилась, услышав слова Кайены о том, что та уже знала, что она является человеком Резефа.

Она почему-то верила, что если бы это была новая Кайена, то она, конечно, знала бы.

— Я намерена сделать Резефа императором.

— …

Вера сглотнула, в её рту пересохло.

Могут ли слова быть более пугающими, чем эти? Однако Кайена произнесла это так спокойно, как будто размышляла о том, чем бы перекусить во время послеобеденного чаепития.

— Это значит, что если ты последуешь за мной, то не предашь ни свою семью, ни Резефа.

— ...Ваше высочество.

— Резеф не хитрый ребёнок. Даже если ты будешь бегать перед ним голышом, он не даст тебе титула.

Это было больно слышать.

Она так далеко зашла, преследуя надежду получения титула.

Она всегда волновалась. Реалистическая мысль о том, что всё это может быть напрасно, терзала её разум.

Всякий раз, когда это случалось, она отворачивалась, обвиняя своё собственное слабое сердце.

— Получение звания и получение титула – это совершенно разные вещи.

Получить титул было не так-то просто. Это не закончится тем, что кто-то просто скажет: “А сейчас я назначаю вас бароном.”

Нужно пройти через сложный юридический процесс.

Однако Вера отчаянно нуждалась в титуле, достаточном, чтобы справиться с этой трудной задачей.

— Я знаю, что твоя семья пыталась выдать тебя замуж за твоего кузена, и что ты стала моей придворной дамой, как будто пыталась сбежать.

— Как...!

Вера с удивлением посмотрела на Кайену.

— Я знаю, что этот бесстыдник хочет сделать тебя хозяйкой дома, а твоих младших сестёр наложницами.

На её лице не было и следа дискомфорта.

То, как она спокойно рассказала о прошлом Веры, было жутким. Вере захотелось прикусить язык.

— Ты собиралась получить титул и забрать с собой своих младших сестёр, верно?

Кайена погладила Веру по голове как будто она всё знала.

Эта компетентная и искренняя придворная дама также оказалась слишком ответственной.

Она восстала против своих недалеких родителей и, чтобы защитить себя и своих сестёр, вошла в этот бессердечный дворец.

Ей было всего 25 лет. Она была ещё слишком юна для такой ноши.

Кайена тоже была в трудном положении в своей второй жизни.

Она вспомнила как изо всех сил пыталась заботиться о своей больной матери. Хотя в то время она была «женщиной», она была слишком молода, чтобы заниматься всем в одиночку.

Итак, Кайена с радостью объявила себя защитницей Веры.

— Тебе больше не о чем беспокоиться.

Вера закрыла глаза.

По её щекам потекли слезы и её сердце наполнило чувство облегчения.

— ...Мои сестры ещё так юны.

— Понимаю.

— Мой отец видит в своих дочерях только собственность.

Это была распространенная мысль среди большинства аристократов.

Вера произнесла с залитым слезами лицом.

— Ни я, ни мои младшие сёстры – не инструменты для поддержания дома.

Она была убеждена, что будь это Кайена, то она поймет её лучше, чем кто-либо другой.

Потому что внутри императорской семьи Император и принц Резеф также изолировали Кайену и манипулировали ею как хотели.

Кайена улыбнулась. Это была настолько болезненная улыбка, что Вера подумала, что возможно Кайена была более жалкой, чем она сама.

Она, по крайней мере, могла заполучить свободу получив титул.

Но что насчёт Кайены?

Вера взяла себя в руки и, когда её слезы высохли, спросила.

— Ваше Высочество, что вы собираетесь делать теперь?

Её голос был решительным и нетерпеливым.

Кайена сказала, что она уже разработала следующий план.

— Есть ли у меня платья, которые выглядят потрёпанными?

 

***

 

Придворные смотрели вниз с перил.

Там стояла на коленях Кайена в скромном платье, похожем на пижаму или одежду для игр.

— Ваше высочество, вам не следует делать это здесь...

Именно это и сделала принцесса, которая, по слухам, упала в обморок из-за аллергической реакции, как только открыла глаза.

Придворные и рыцари были смущены. Принцесса стояла на коленях посреди замка, так как же они могли пройти перед ней?

Они оказались в ловушке. Это была ситуация с захватом всех присутствующих в заложники.

Кайена продолжала стоять на коленях с печальным лицом. Она была похожа на слабую принцессу, потерявшуюся без младшего брата.

Рядом с ней её поддерживала Вера, единственная оставшаяся придворная дама.

— Ваше Высочество, это действительно может навлечь на вас большие неприятности…!

Когда они увидели, что принцесса ни за что не отступит, придворные в смущении отступили.

Разумеется, больше всего этой новости обрадовались аристократы, поддерживавшие Резефа.

Зенон проводил экстренное совещание из-за бессрочного заключения Резефа.

Именно во время этой встречи один аристократ поделился этой хорошей новостью.

— Это странно. Почему принцесса так внезапно оказала нам помощь?

Кайена и раньше помогала им, но это было результатом собственных манипуляций Резефа.

Это было впервые, когда это были собственные действия Кайены, направленные на помощь им.

Только глаза Зенона ярко сияли, когда все радовались неожиданной удаче.

«Это действие действительно для поддержки принца Резефа?»

Если бы это была Кайена в прошлом, то Зенон мог бы рассчитывать на её искренность без особого беспокойства.

Но теперь всё было иначе.

В этом случае все её фрейлины были изгнаны, а влияние Резефа сильно уменьшилось.

Вдобавок, Резеф попал под гнев Императора и был приговорен к испытательному сроку.

Кайена ничего не потеряла в этом инциденте.

Скорее, она могла заполнить свой дворец придворными дамами, которых сама выбирала.

Это был самый разумный ответ на вопрос почему Кайена устроила эту ситуацию.

«Она вообще по-настоящему ела печенье?»

Даже такие мысли вертелись в голове Зенона.

«Нет, это бессмысленный ход мыслей. Всё уже случилось»

В любом случае, поскольку теперь она подаёт прошение от имени Резефа, то это может быть возможностью.

— Как отреагировал Его Величество?

— Говорят, что Император не хочет ничего предпринимать.

Они серьёзно задавались вопросом, придётся ли им ждать пока утихнет гнев Императора.

Зенон выступил вперед и произнёс следующие слова.

— Если мы не решим эту проблему сегодня, то преимущество получит сторона эрцгерцога Генриха.

— Совершенно верно. У нас нет времени, чтобы тратить его впустую, так что все приготовьтесь действовать!

 

***

 

 

— Ваше Величество, что вы будете делать?

Этот вопрос был задан относительно Кайены, которая всё ещё стояла на коленях снаружи в прошении.

— Как долго она этим занимается?

— Уже как три часа.

Кайена, в своём тонком и поношенном платье, уже три часа стояла на коленях.

— Доктор сказал, что если она не прекратит, то может навредить себе.

Затем в спальню вошел слуга и сказал.

— Ваше Величество, некоторые аристократы просят аудиенции.

Затем, он начал перечислять имена влиятельных аристократов, в том числе Зенона Эванса.

— Я вижу, что они хватаются за любую возможность.

Это явно была возможность, созданная Кайеной. Император кивнул и сказал.

— Впустите их.

Как только дверь открылась, в комнату ворвались двенадцать аристократов. Все они откинули плащи и опустились на одно колено.

— Ваше Величество! Пожалуйста, сжальтесь над Её Высочеством принцессой!

Холодные голубые глаза Императора взглянули на аристократов.

— Вы думаете, что вы в том положении, чтобы говорить, что находите принцессу жалкой?

— Все это недоразумение! Конечно, Его Высочество совершил ошибку, не сумев справиться с идиотизмом придворных дам, но это уже слишком!

— Так ты говоришь, что я переусердствовал с наказанием?

Они не так боялись заходящего солнца как раньше.

В их глазах этот отец, заключивший в тюрьму своего сына, заслуживал упрека.

— Пожалуйста, подумайте ещё раз, Ваше Величество!

Они склонили головы и закричали в унисон. Это была их демонстрация силы.

Даже император не мог полностью игнорировать слова влиятельных аристократов, собравшихся здесь.

В это время вбежал слуга и прошептал старшему служителю.

Служитель склонил голову, словно сожалея, и произнёс.

— Ваше Величество, Её Высочество снова упала в обморок. Доктор сейчас осматривает её.

Дворяне начали плакать от горя.

— Ваше Величество!

Император открыл рот, наблюдая за их отвратительными действиями, все они действовали с одной мыслью в голове.

— Я ещё не решил как наказать принца.

— Ваше В–! Прошу прощения?

Дворяне на мгновение остолбенели.

Император повернулся к Людену и сказал ему.

— Резефу назначается испытательный срок на десять дней.

Затем, обращаясь к дворянам, он произнёс.

— Скоро эта новость будет оглашена. Вы свободны.

Глава 25

Они были готовы к долгой битве.

Однако... Они только обменялись взглядами, сбитые с толку поведением Императора. Он изменил наказание как будто ждал этого момента.

Затем, они сразу же опустили головы.

— Да, Ваше Величество.

Аристократы покинули покои Императора.

Принцессы Кайены больше не было на прежнем месте, где она стояла на коленях.

— В последнее время отношения между Его Величеством и Её Высочеством были хорошими. Это очень выгодно, не так ли?

Сегодняшняя заслуга определенно принадлежала Кайене.

Зенон посмотрел на них так, словно они были жалкими. Они были так рады лёгкой победе.

«Разве они не помнят кто был виноват в том, что принц Резеф вызвал гнев Императора?»

Только их семьи были великолепны. Как люди, они были несравненными идиотами.

 

***

 

Было бы преувеличением сказать, что Кайена упала.

— Я три часа стояла на коленях и не могла встать.

Когда они увидели, что она опустилась на пол, люди запаниковали, подумав, что Кайена упала.

Её тонкая одежда, а также посиневшие губы и бледное от холода лицо, вызвали недоразумение.

— Вы хорошо потрудились, Ваше Высочество.

Сказала Вера, массируя ноги Кайены.

— Ты тоже усердно работала ради меня.

— Всё совсем не так.

Кайена носила самую простую одежду, которая у неё только была.

Она стояла на коленях в вышедшем из моды платье с которого были сняты все украшения.

— А как бы вы поступили, если бы Его Величество не передумал?

Согреваясь горячим чаем, Кайена произнесла с улыбкой.

— Мой отец не смог бы отдать такой приказ, если бы действительно не намеревался держать Резефа подальше от короны.

— Я ... я полагаю что это так.

Услышав это, Вера подумала, что так и должно быть.

Если бы его посадили на “бессрочный испытательный срок”, то это означало бы, что Резеф не будет рассматриваться в качестве вероятного наследника.

Учитывая холодный нрав Императора, ему было бы удобнее отстранить Резефа от битвы за корону.

— Это была проверка. Он должно быть наблюдал как я справляюсь с этим.

Неужели она действительно продумала всё в тот момент?

Вера закрыла рот. Кайена смогла сохранить хладнокровие не проливая ни крови, ни слез.

Кровь императорской семьи несомненно текла не так как у простых людей.

Затем ей вдруг стало любопытно.

— Если это так, Ваше Высочество прошли проверку?

Вместо ответа Кайена ярко улыбнулась.

В это время раздался стук и в комнату вошла Энни.

— Ваше Высочество, вас хочет видеть Великий Камергер Люден.

— Впусти его.

В этот момент в комнату вошёл старый камергер императора, Люден, держа в руках завёрнутую в ткань шкатулку.

— Как вы себя чувствуете, Ваше Высочество?

— Прекрасно.

Он протянул коробку перед собой.

Вера быстро подошла к нему и взяла её.

— Испытательный срок Его Высочества рассчитан на десять дней.

— Я потрясена великодушием моего отца.

Вера открыла коробку и протянула её Кайене. Внутри лежал украшенный драгоценными камнями ключ.

— Оглашаю Императорский Приказ.

При этих словах Кайена опустилась на колени. То же самое было и с Верой, которая опустилась на одно колено.

— Внемлите, Кайена Хилл, Первая Принцесса Эльдаима.

Люден выпрямил спину и передал Императорский Приказ.

— Первый принц Эльдаима, Резеф Хилл, был признан неспособным управлять фрейлинами, поэтому во время его испытательного срока его власть над внутренними делами этого дворца будет временно передана Первой Принцессе, Кайене Хилл.

Сама того не ведая, Вера крепко сжала коробку в руках.

«Это временно, но впервые принцесса получила реальную власть!»

Кайена была невозмутима несмотря на то, что впервые за 19 лет получила реальную власть.

— Благодарю.

Нет, за какие 19 лет?

В своей первой жизни она не могла получить никакой реальной власти, даже когда умирала.

Одним из её прозвищ было "Бумажная принцесса", так что она могла видеть насколько глубок был позор.

— Мои искренние поздравления, Ваше Высочество.

Люден низко поклонился и поздравил Кайену.

Кайена поднялась с помощью Веры и взяла ключ из коробки.

Это был богато украшенный позолоченный ключ. Ключ, которым пользовались поколения императриц и ключ, который когда-то держала её мать.

— Я всё ещё слишком юна и мне не хватает знаний во многих областях, поэтому я надеюсь на ваше покровительство.

— Ваше Высочество, у вас всё получится.

Люден ещё раз похвалил её.

— Пожалуйста поймите, что в нынешней ситуации это всего лишь небольшие, временные перемены в вашей власти.

— Как я могла этого не знать?

Люден ласково улыбнулся и, извинившись, вышел из комнаты.

— Ваше Высочество.

Вера посмотрела на Кайену как будто она была ошеломлена.

Кайена положила ключ обратно в шкатулку и сказала, дразня Веру.

— Это только начало. Неужели тебя так пугает эта крошечная власть?

— Но…

Испытательный срок длился всего десять дней.

За это время люди Резефа могли позаботиться о дворце.

Не было необходимости менять ответственного человека таким образом. Однако Император передал власть Кайене.

«Он официально заявляет, что она обладает способностью управлять»

Как и сказала Кайена, это было только начало.

— Кажется, я правильно ответила.

Вера боялась, что прошение принцессы к Императору могло перейти черту.

Но видя результаты, она сожалела, что осмелилась усомниться в принцессе.

Её интересовал следующий ход Кайены, так как первый был исполнен идеально.

— Каков ваш следующий ход?

Кайена вздохнула, услышав этот вопрос.

Работы было навалом.

Если она не позаботится о них в должном порядке, всё будет испорчено.

«И все цели очень важны»

— Для начала, я должна сама выбрать себе фрейлину. Я официально выберу Оливию Грейс указом Его Величества.

Вера удивилась, услышав это имя.

— Разве эта дама уже не завербована Его Высочеством Резефом?

— Семья Грейс поддерживается герцогством Кедри. Так как же они могли подчиниться просьбе Резефа и сделать её моей фрейлиной?

Она даже послала письмо через Энни, чтобы та отказалась.

Всё ради этого дня.

— Если она прибудет по просьбе Резефа, то это будет означать, что Кедри прямо или косвенно поддерживают его как наследника. В связи с этим они будут тянуть время как можно дольше.

— Но всё было бы иначе, если бы речь шла об указе Его Величества.

Услышав слова Веры, Кайена улыбнулась и нежно посмотрела на неё.

— Да, ты права.

Выбор новых фрейлин и их появление во дворце были очень важной задачей.

Это было связано с тем, что нужно было учитывать с какой семьей женщина будет контактировать и какой властью она будет обладать в будущем.

«Оливия, главный герой этого мира и самая могущественная карта, она должна стать моим человеком»

Кроме того, было бы неплохо предложить ей защиту, поскольку Оливия была беззащитна, как корабль в открытом море.

Резеф и Генрих не смогут легко прикоснуться к ней, если она станет придворной дамой Кайены.

Кайена отпила ещё немного тёплого чая.

— Чай очень вкусный.

Хладнокровие Кайены, казалось, сделало Веру ещё более нетерпеливой.

— Испытательный срок Его Высочества продлится всего десять дней. Чем ещё вы займетесь в это время?

Кайена поставила чашку на столик рядом с собой.

— Я настрою их друг против друга.

Говоря это Кайена слегка рассмеялась.

Друг против друга … Разве это действительно не грязный трюк?

Это был трюк, который заслуживал того, чтобы его считали мерзким и грязным, но это также было возможностью за получения крупной прибыли.

— Настроить их ... друг против друга?

Вера предположила, что одним из тех, кому Кайена могла бы помешать, был Резеф.

Однако ей было нелегко определится с тем, кого она от него отлучит.

Когда она серьёзно задумалась, Кайена преподнесла ей ответ.

— Зенон Эванс.

Лейтенант Резефа и одна из ключевых фигур фракции Имперского принца.

Он станет целью её планов.

Глава 26

***

 

Следующий день был ясным. Кайена остановилась перед комнатой Резефа.

— Приветствуем Её Высочество, Принцессу!

Рыцари, в том числе и те, что охраняли дверь, встретили её с образцовой воинской дисциплиной.

— Можете встать.

Её голос был таким нежным, что даже величайшая певица Империи была не чем иным, как неприятным шумом рядом с ней.

Рыцари сглотнули, увидев захватывающую дух красоту Кайены.

Сегодня она велела уложить ей половину волос небесно-голубой лентой, в то время как остальные волосы мягко ниспадали на плечи.

На ней было голубое платье со сверкающими украшениями, а сама она обладала сказочно красивой фигурой.

Для них Кайена определенно выглядела «красавицей, доводящей до смерти».

— Я хочу видеть Резефа.

Сказала Кайена, встретившись взглядом с рыцарем перед ней.

Уловивший её взгляд рыцарь, замер.

Он был так рассеян, что даже не заметил как задрожал от напряжения.

— Э, это запрещено, Ваше Высочество.

— Но я так волнуюсь за своего младшего брата…

Легкая нахмуренность на её лбу, полуприкрытые голубые глаза и тихий голос. Все беспокойно переглянулись.

Они не могли допустить, чтобы испытательный срок был нарушен, так как это было приказом Императора. Но они также не могли твердо стоять перед Кайеной.

«Она просто хочет увидеть своего младшего брата. Неужели мы действительно должны препятствовать ей…?»

Вот о чём они думали.

Если бы Кайена пыталась разыграть или принудить их, то рыцари, возможно, быстро вспомнили бы о своих обязанностях.

Прекрасно понимая это, Кайена решила не вести себя подобным образом.

— Это… Это так…

Они волочили ноги, потому что не могли сказать «нет», когда раздался другой голос.

— Я почтительно приветствую Её Высочество.

Лейтенант Резефа, Зенон Эванс, вежливо приветствовал принцессу.

Кайена медленно повернулась, чтобы посмотреть на него. С первого взгляда она поняла выражение его лица: Зенон был настороже.

— Здравствуйте, сэр Эванс.

— Для меня большая честь, что вы помните моё имя.

«Это не случайность, что Кайена получила право выбрать себе новых фрейлин. Тем не менее, она всё же нагло пришла сюда, во дворец принца»

Зенон считал Кайену отвратительной.

Его разум понимал, что Кайена теперь противник, которого он не должен игнорировать.

Но его сердце не могло принять этого факта.

До этого момента Кайена была просто глупой женщиной с красивым лицом.

— Я рада, что вы здесь. Пожалуйста, откройте мне дверь. Я так беспокоилась о Резефе, что даже не могла спать по ночам.

Зенон чуть не рассмеялся над её очевидной попыткой манипуляции.

«Я никогда не позволю принцу и Кайене встретиться»

Зенон вежливо попросил её понять.

— Прошу прощения, но я не могу. Пожалуйста, учтите, что я не могу ослушаться приказа Его Величества.

— Как сейчас Резеф? Вы ведь это знаете, верно?

— Его Высочество в порядке. Однако ему может быть прийтись не сладко, если Ваше Высочество останется здесь намного дольше.

Кайена с тревогой скрестила руки.

Поскольку она выглядела такой несчастной, рыцари бросали на Зенона неприязненные взгляды. Не мог бы он выражаться помягче?

«Никто в здравом уме не поступил бы так»

Зенон начал разочаровываться в их жалком поведении.

— Я…

Кайена взглянула на плотно закрытую дверь с выражением покорности.

Зенон мысленно прищёлкнул языком.

«С такой красотой она может вызвать катастрофу. А может даже и что-то большее»

Фактически, только Зенон в этот момент единственным мужчиной, который не был околдован Кайеной.

— Я понимаю. Я только что доставила вам лишние неприятности.

— Н-нет, вовсе нет, Ваше Высочество!

— Этого не может быть!

Рыцари хотели сделать все возможное, чтобы хоть немного улучшить настроение этой прекрасной особы.

И чем больше они ощущали подобное, тем больше враждебности испытывали к Зенону.

— Тогда, Сэр Эванс. Не возражаете, если я попрошу вас сопроводить меня?

— …Простите?

Зенон невольно отступил из-за неожиданной просьбы.

Кайена спокойно произнесла.

— На обратном пути я хотела бы услышать как поживает Резеф.

— Это…

Увидев нерешительную реакцию Зенона, рыцари закашлялись и уставились на него.

— Кхм. Настоящий джентльмен будет сопровождать Её Высочество. Вы согласны, мистер Эванс?

В настоящее время Кайену сопровождали одна придворная дама и две служанки, которых было недостаточно, чтобы соответствовать прогулке принцессы.

Если Зенон, ближайший помощник Резефа, будет сопровождать её, то это прекрасно дополнит их образ.

— ...Это большая честь. Ваше Высочество.

Зенон уступил социальным нормам.

Вокруг было слишком много глаз и если он сейчас отступит, то наверняка разочарует принцессу и её поклонников.

Зенон подавил вздох и подошел к ней.

Кайена взяла его за локоть.

Дворец принцессы находился по другую сторону императорской резиденции. Замок был больше в длину, чем в ширину, поэтому, чтобы добраться до него, нужно было немного пройти пешком [1].

— Зная его характер, этот ребенок должно быть ругает своих людей. С вами всё в порядке?

Зенон вспомнил спальню принца.

Придется ли ему менять комнату десять раз за десять дней?

Его голова пульсировала от боли.

— Ваши невзгоды, должно быть, велики.

— Вовсе нет, Ваше Высочество.

Кайена успокаивала его.

Зенону показалось, что она смеётся над ним.

— Если бы я была немного осторожнее, то не отправила бы фрейлин в таком виде.

Выражение её лица отражало искреннее раскаяние.

Зенон говорил про себя, что его не одурачить, но даже он не понимал, серьёзна ли Кайена.

Вот насколько её чувства ослабили его сердце.

«Тск. Если бы она вела себя получше, то действительно была бы миленькой»

В этот момент Кайена повернула голову и встретилась с ним взглядом, как будто заметила, что Зенон принижает её в своём взгляде.

Зенон непроизвольно сглотнул, встретив нечитаемый взгляд Кайены.

— Разве вам не нужно быстро выбрать новых придворных дам? Церемония вашего совершеннолетия очень близка.

Произнёс он, избегая её взгляда.

«Это вы избавились от всех людей Резефа. Так кого вы собираетесь поставить на их место?»

В самом деле ему было любопытно, что скажет принцесса Кайена.

— Даже не обращая внимания на вопрос с придворными дамами, в наши дни это так хлопотно. Но сэр Эванс, кажется я слышала, что у вас есть младшая сестра?

Эванс удивленно поднял брови при этих неожиданных словах.

— …Да. Её зовут Джулия Эванс и её возраст примерно соответствует возрасту Вашего Высочества.

— А какая она? Было бы лучше, если бы моя фрейлина происходила из семьи людей, которым можно доверять.

«Людей, которым можно доверять?»

Зенон был озадачен.

Неужели она избавилась от людей Резефа только ради того, чтобы привести кого-нибудь из семьи Эванс?

«Неплохо. На самом деле это отличная возможность»

Семья Эванс надеялась, что Резеф и Джулия свяжут себя узами.

Поскольку это была возможность произвести на свет следующую императрицу, они не могли не быть жадными.

Однако до сих пор им редко удавалось встретиться.

Если его младшая сестра станет фрейлиной Кайены, у неё будет много возможностей встретиться с Резефом во время работы.

«О чём вы только думаете, Принцесса?»

Неужели она и в самом деле всего лишь легкомысленная, глупая женщина?

Дворец принцессы приближался в то время как Зенон яростно обдумывал мысли в своей голове. Он слегка прикусил нижнюю губу.

«Мне нужно ещё немного времени»

В этот момент Кайена заговорила.

— О, и кстати. Я приготовила закуску, чтобы отдать её Резефу. Вы не составите мне компанию за чаем?

Это было откровенное предложение позволить ему проникнуть в её разум.

Зенон попытался что-то прочесть в её невинной улыбке, но не смог.

— Погода хорошая, а в саду за домом расцветают цветы, так что было бы неплохо попить там чаю.

«…Хорошо. Я узнаю, о чём именно вы думаете»

Он думал, что сможет разгадать истинные намерения Кайены.

— Я буду следовать вашей воле, Ваше Высочество.

Кайена ярко улыбнулась.

Высокомерный человек, который слишком самоуверен в своих силах и верит в свою мудрость, неизбежно падёт из-за собственных уловок.

 

[1] «Замок» включает в себя все дворцы и сады. Типичное различие между замком и дворцом состоит в том, что замок укреплен или предназначен для защиты. Дворцы являются независимыми зданиями в замке. Дворцы предназначены для пышных приемов и торжеств с приглашением множества гостей. Оборонительную функцию они не выполняют.

Глава 27

***

 

Они сели за маленький столик в саду за домом.

Разглаживая юбку, Кайена лукаво спросила.

— Сэр Эванс, вы всё ещё одиноки?

— Да, так и есть.

— Почему у такого выдающегося человека как вы до сих пор нет невесты? Неужели Маркиз Эванс не волнуется по этому поводу?

Зенон был вторым сыном маркиза Эванса, владевшего одним из крупнейших зернохранилищ в Империи. Для кого-то вроде Зенона было редкостью оставаться незамужним.

Это было особенно необычно для младшего брата землевладельца.

— Я упустил момент.

— Как-то не верится, сэр Эванс. Вы всё ещё в расцвете сил.

Ему было только под тридцать.

Несмотря на его холодный взгляд, в целом он был красивым человеком. Усердные тренировки сделали его тело крепким и придали ему некое мужское обаяние.

— Я тронут вашими словами.

Зенон думал о женщинах только как о людях, которые свяжут его по ногам и рукам.

Не существовало женщины, которая подходила бы второму сыну маркиза.

Если у неё была красивая внешность, ей не хватало ума, а если она была умна, её семья обладала слишком низким социальным положением.

— Было бы неплохо, если бы вы нашли свою пару на банкете по случаю моего совершеннолетия. На нём будет много юных аристократок.

— Будет ли уместно в моём случае искать себе пару на мероприятии, где Ваше Высочество будет искать свою?

Кайена беззаботно ответила.

— Возможно ли нам найти свою судьбу за столь короткий срок, если мы так придирчивы?

— …Как романтично с вашей стороны, Ваше Высочество.

— Любовь – это чувство с которым можно столкнуться внезапно, в мгновение ока, это больше похоже на случайность.

Голос Кайены был спокойным и каждое слово успокаивало.

Когда он посмотрел на Кайену, им овладела жажда, как будто его горло горело.

«Неужели это та самая девушка, которая вот-вот достигнет совершеннолетия?»

Он был намного старше её. Как ни странно, Кайена совсем не чувствовала себя моложе.

Да, она заставила его почувствовать себя молодым человеком, полным страсти и жизненной силы.

«Это действительно странно»

Он никогда не ожидал, что почувствует такое напряжение, имея дело с принцессой Кайеной.

Но глядя на себя сейчас...

Беседовать с Кайеной было куда интереснее, чем с его старшим братом, неудачником востока.

— …Ваше Высочество нашло такую любовь?

Этот вопрос явно относился к Рафаэлю.

Кайена засмеялась.

— Я не ищу её.

Это произошло, когда Эванс слегка нахмурился.

Кайена положила руки на стол и слегка наклонилась.

— Я жду, когда она найдет меня.

Кайена посмотрела на Зенона с непонятной улыбкой. При этой улыбке Зенон сжал кулак под столом.

Высокомерная принцесса провоцировала его.

«Я дам тебе шанс, так что постарайся поухаживать за мной, если сможешь»

Вот что она говорила.

Она не пыталась его завоевать, а скорее давала ему шанс.

Это было смешно, но он чувствовал, что хочет победить.

«Принцесса»

Он никогда не думал о Кайене как о потенциальном партнере по браку.

Дело было в том, что несмотря на свою красоту, она была ещё менее подходящей партией, чем дамы из низшей знати.

Но теперь, Кайена была другой.

«Как забавно»

Где-то в глубине его души возникло желание ответить на эту провокацию. Он облизнул губы от такого давления.

Если он женится на Кайене, то ему не придётся кланяться Резефу.

Но он не мог просто безрассудно броситься в это болото.

Чем больше он с ней разговаривал, тем яснее становилось для него.

Принцесса Кайена была опасна.

Она была подобна туману, женщине, с которой вы не можете определиться с вашим следующим шагом. Кроме того, болото было неведомой глубины.

Он был простым мужчиной, таким же, как и другие, которые были очарованы красивой представительницей противоположного пола. Причина, по которой это не было раскрыто до сих пор, заключалась в том, что ни одна женщина в замке не соответствовала его вкусу.

Но в этот момент, чувство собственности поразило его сердце, словно случайность.

— Ваше Высочество, вы меня смущаете.

Кайена широко раскрыла глаза и рассмеялась, она была подобна цветку, колышущемуся на ветру.

— Вы сбиты с толку только потому, что не знаете. Не будет никакой путаницы, если вы узнаете правильный ответ.

Таким образом, суть их отношений прояснилась.

Зенон встал и подошёл к Кайене.

Он опустился на одно колено, взял её руку и долго целовал.

— Я обязательно найду вас.

Зенон принял её провокацию. Он был уверен, что победит.

Как бы она не старалась, Кайена была принцессой только по титулу. Она не знала, что её титул был всего лишь глупой иллюзией.

 

***

 

Кайена отклонила его предложение сопроводить её во дворец.

«С высокомерным человеком легко иметь дело»

Подумала она с бесстрастным лицом.

— Я должна выбрать фрейлин как можно скорее.

Вернувшись в свои покои, Кайена написала письмо с обращением к Императору.

Она намеревалась нанять только четырех фрейлин, включая Веру.

Это должно было укрепить представление о том, что быть фрейлиной дворца принцессы – высшая привилегия.

Существовала веская причина, почему она решила, что у неё будет только четыре фрейлины.

Это было связано с тем, что обязанности её дворца можно было разделить на четыре основные категории.

Одна леди будет отвечать за повседневные дела и процедуры, такие как приём гостей и организацию вечеринок и встреч.

Одна леди будет отвечать за все аспекты того, что она ест, то есть за питание и лекарства.

Одна леди будет заведовать её гардеробом, жилыми помещениями и состоянием.

Одна леди будет следить за поведением и обязанностями всех служащих дворца принцессы и при необходимости наказывать их.

«Это негласный закон, что власть приходит только к тем кто работает»

До этого момента Резеф вмешивался во всё что можно было во дворце принцессы, потому что обладал властью над внутренними делами.

Фрейлины дворца принцессы были только для вида, были лишены какой-либо реальной власти.

Кайене необходимо было исправить это в первую очередь.

У неё было совсем немного времени, но она устроит свой дворец так, чтобы Резеф не мог вмешиваться в дела дворца, когда его восстановят.

— Вера. Отныне я даю тебе полномочия следить за поведением и обязанностями фрейлин и служанок, принадлежащих к этому дворцу.

Среди всего, что предстояло сделать её фрейлинам, эта задача требовала наибольшей осмотрительности.

Вера идеально подходила для этой работы.

— Я буду поддерживать Ваше Высочество всем своим сердцем.

Что же касается остальных целей, то она уже рассматривала своих идеальных кандидатов.

Оливия будет действовать как её посланник, развлекая и принимая гостей Кайены.

«Я помогу увеличить влияние Оливии в обществе»

Оливия, как героиня, была от природы наблюдательной и проницательной. Она определенно подходила для этой работы.

Теперь Кайене предстояло выбрать двух других.

— Я выберу Джулию Эванс и Сьюзан Лепор в качестве фрейлин.

Вера слегка нахмурилась от неожиданных имён и задумалась.

Драгоценная дочь Маркиза Эванса, Джулия, и вторая дочь графа Лепора, Сьюзен…

— С точки зрения их домов, они обе безупречно прекрасны, но я сомневаюсь в их компетентности как личностей, Ваше Высочество. Особенно в случае с Мисс Джулией Эванс.

Резеф не будет против, если Джулия Эванс войдёт во дворец принцессы.

Скорее, он будет рад, если они примут её. Он подумает, что Кайена выбрала одного из его людей.

Однако было неясно, сможет ли единственная дочь семьи Эванс, которую называли правительницей востока, хорошо выполнять эту работу в качестве фрейлины.

Кроме того, как быть со Сьюзен, второй дочерью графа Лепора? Она точно также бы никогда в жизни не стала работать.

И Сьюзен была совершенно…

— Она известна своей эксцентричностью.

В отличие от графа Лепора, у которого был спокойный характер, Сьюзен была известна как гадюка с мечом во рту.

Она была умна и обладала большим талантом, но легко списывала людей со счетов, словно ничтожных. Она не стеснялась в выражениях, поэтому не пользовалась особой популярностью в светском обществе.

— Кстати, примет ли Его Высочество Резеф леди Сьюзен?

Граф Лепор был родственником эрцгерцога Генриха по материнской линии.

Однако, существовала причина из-за Кайена настаивала на этом.

«В моей прошлой жизни Сьюзен Лепор стала непревзойденной подругой Оливии»

До возвращения Кайены, Сьюзен была из тех, кто даже осмеливался поливать Кайену вином и над смеиваться над ней.

— Хотя её семья связана с эрцгерцогом Генрихом, она для него как чужая.

Семья Лепор также была одной из тех семей, которые ещё не заявили о поддержке кого-либо из наследников.

Однако, поскольку граф был родственником эрцгерцога Генриха, все думали, что он его поддержит.

— И Сьюзен сильно ненавидит эрцгерцога Генриха.

Конечно, она также ненавидела и Резефа. Во многих смыслах было хорошо переманить её на сторону Кайены, когда представилась такая возможность.

— Семья Лепор лояльна и нейтральна, так что другим будет полезно увидеть Сьюзен здесь. И насколько это было бы важно, если бы люди Резефа, люди Генриха и люди Кедри собрались бы в одном месте?

Вера пришла в восторг от этого замечания.

Всё было именно так как она и сказала, когда Вера задумалась. Три наиболее представительные силы Эльдаимской Империи будут собраны во дворце принцессы.

И хотя Сьюзен на самом деле не принадлежала к людям Генриха, в глазах общества она являлась таковой.

Глава 28

***

 

Кайена расправила бумагу и приготовилась писать.

「 Моя дорогая Мадам Эливан. 」

Она перестала писать.

Оригинальная Кайена любила демонстрировать свои писательские навыки, продолжая бесполезные приветствия. Однако эта витиеватая риторика ей больше не подходила.

Во второй жизни она укоренилась в деловом жаргоне. Конечно, это было кратко и формально. Но она не могла написать своей няне что-то вроде «Пишу вам по поводу неприятностей во дворце».

«... Давайте напишем это искренне»

「 Как ваше самочувствие?

Я боюсь, что вы возненавидите меня или почувствуете, что я стала чужой для вас. Прошло 10 лет с тех пор, как мы перестали общаться.

Интересно, ждали ли вы, что я свяжусь с вами. Скоро у меня будет день рождения и я стану взрослой. Впрочем, возможно вы уже слышали об этом.

В последние дни… 」

Кайена снова перестала писать.

Трудно было писать о том, чем она занималась в последние дни.

Она была отравлена, перевоплотилась и вернулась, и даже посадила своего младшего брата на испытательный срок. Она не могла написать этого в письме.

「 В последние дни я пеку пироги и печенье, чтобы вернуть воспоминания о моём детстве. 」

На самом деле это было тем, чему она научилась у матери во второй жизни, но нужно было немного приукрасить и подкорректировать воспоминания.

「 Я помню как мы устроили беспорядок на кухне, Мадам Эливан. В то время, кажется, я превратила ваше зелёное платье в совершенно белое от муки.

Но, несмотря на все эти воспоминания и моё сильное желание увидеть вас, я буду уважать выбор Мадам. Ничего страшного, если вы не хотите возвращаться в императорский дворец.

Однако я была бы очень счастлива, если бы мы могли хотя бы изредка сидеть бок о бок в столичной кофейне и вместе наслаждаться чаем.

Я скучаю по вам. Моя последняя мать. С тоской, Кайена. 」

 

***

 

Няня Кайены была аристократкой и давней знакомой покойной императрицы.

Когда ребенок мадам Эливан умер в раннем возрасте от детской лихорадки, она воспитывала Кайену как своего второго ребёнка.

Её последняя мать. Это было очень подходящее выражение.

«Мадам Эливан была ко мне более нежна, чем мой отец»

Кайена перечитала своё письмо и была поражена странной признательностью.

Она не знала сколько времени прошло с тех пор, как она по-настоящему скучала по кому-то.

Она положила письмо в конверт и позволила воску для свечи стечь над складкой. Затем она запечатала его печатью с выгравированным императорским знаком.

Сегодня она выполнила два важных дела. Теперь пришло время для решения следующей важной задачи.

— Мне нужно в императорскую библиотеку.

— …Библиотеку?

Если бы кого-то попросили найти место, которое совершенно не связанно с Кайеной, то первым делом они выбрали бы библиотеку.

Вера не понимала.

Разве это не золотое время для Кайены, когда каждый день был драгоценен?

Разве она не должна проводить это время, встречаясь с влиятельными аристократами, чтобы укрепить власть? Вера в замешательстве наклонила голову.

Кайена пояснила.

— Мне нужно собрать очень важную информацию для моих будущих шагов.

 

***

 

Императорская библиотека Эльдаима была построена рядом с Императорской Академией.

Библиотека была доступна только аристократам и студентам академии, а также являлась самой большой библиотекой в столице. Она содержала много информации в которой нуждалась Кайена.

Кайена намеренно надела шляпу с вуалью, потому что хотела избежать хлопот. Но, несмотря на все её усилия, следом за Кайеной в библиотеку потянулась вереница слуг, привлекая внимание всех, кто находился в библиотеке.

В тот же миг к ним подошёл библиотекарь.

— Могу ли я спросить, откуда вы прибыли?

— Это Её Высочество, первая принцесса.

Сказала Вера библиотекарю.

— …

Библиотекарь моргнул своими большими глазами.

В империи была только одна принцесса, так что женщина под вуалью перед ним, должно быть, и есть та самая принцесса Кайена.

Вот почему он не мог в это поверить.

«Она могла бы пойти в театр, но я никогда не подумал бы, что она придёт в библиотеку…»

Это было обоснованное сомнение.

Кайена протянула руку.

— Подтвердит ли это мою личность?

На руке было кольцо, которое доказывало, что она законная дочь императора.

Библиотекарь широко раскрыл глаза. Неужели это действительно принцесса? Даже глядя на доказательства, в это трудно было поверить. Возможно, это было впервые, когда принцесса воспользовалась императорской библиотекой.

После чего Кайена приподняла вуаль.

На мгновение библиотекарь забыл как дышать из-за её красоты. Его челюсть отвисла. Кто в столице не узнает лицо Кайены?

— В-В-Ваше Высочество!

Он долго заикался, после чего сразу же опустился на пол, чтобы поклониться.

— Я не хотела бы поднимать шум в библиотеке.

Затем библиотекарь неуклюже вскочил. Его лицо было ярко-красным, как будто оно вот-вот лопнет.

Кайена улыбнулась и снова опустила вуаль.

— Как я вижу, моя личность подтверждена.

Вера слегка закашлялась, увидев, что библиотекарь выглядит так, словно его дух был готов покинуть его тело.

— Пожалуйста, покажите нам место, подходящее для Её Высочества.

Только тогда библиотекарь пришёл в себя. Он проверил занятые поблизости места.

— Стол для переговоров сейчас не используется, пожалуйста, следуйте за мной.

Вера кивнула, осмотрев длинный стол в дальнем углу.

— Полагаемся на вас.

Конференц-стол был достаточно длинным, чтобы вместить 20 человек, но Кайена заняла его единолично.

Услышав шум, администраторы и библиотекари бросились к ней. Вглядываясь в туманный силуэт под сетчатой вуалью, они вежливо спросили.

— Какую книгу вы ищете?

Они думали, что Кайена, должно быть, пришла сюда в поисках чего-то удивительного.

Резеф, кандидат на престол, подвергся испытательному сроку на десять дней и власть над внутренними делами временно перешла к ней.

Все в обществе сосредоточились на её действиях. Только с какой целью принцесса посетила императорскую библиотеку?

Они молча ждали ответа Кайены.

— Принесите мне путеводитель по Империи Эльдаим.

Произнесла вскоре Кайена.

При слове "путеводитель" не только библиотекари, но и Вера с сопровождающими странно посмотрели на неё.

— …Пожалуйста, подождите минутку.

Как бы то ни было, такова была воля принцессы, поэтому они быстро разыскали путевые заметки в своей коллекции.

Вскоре библиотекари сложили книги на столе, разделив их по регионам.

Рыцари, сопровождавшие Кайену, встали перед ней стеной, загораживая взгляды тех, кто смотрел в её сторону.

Кайена слегка откинула вуаль в сторону и начала читать.

«Мне нужно найти место для жизни, как только я покину Императорский дворец»

Это было очень важно для неё.

«Я должна привести в порядок землю, которую унаследую, пока мой отец жив»

Предполагалось, что Кайена унаследует одни из лучших земель, принадлежащих семье Хилл. Однако проблема заключалась в том, что большая часть наследуемых земель находилась на востоке.

«Я не могу поехать на восток из-за семьи Эванс»

Какое место было вдали от столицы и относительно свободно от влиятельной знати?

Фактически, сначала она думала скрываться, переехав на запад.

«Но Рафаэлю и Оливии может оказаться некомфортно находиться со мной там»

Ей нужно было место, где она имела бы полный контроль, чтобы создать фальшивого мужа и выйти за него замуж.

Для этого ей нужно было заранее найти место и обустроить его.

Было бы неплохо иметь крепкий и чистый особняк, небольшой сад, чтобы выращивать какие-то травы и море или озеро в нескольких минутах ходьбы.

Конечно, у Кайены были и более веские причины для посещения императорской библиотеки в этот период.

«Мне нужно ослабить их бдительность»

Слишком много людей было сосредоточено на ней сейчас, которые пытались раскрыть её намерения в каждом её движении.

Но насколько это оказалось бы запутанным, если бы это виднелось так, словно Кайена искала место, чтобы сделать перерыв в предстоящем светском сезоне?

Это было очень похоже на Кайену в былые времена, но это также было противоположностью её недавних действий.

Она пролистала путевые заметки, как будто не воспринимала их всерьёз.

Затем, когда появились иллюстрации, она посмотрела на них очень внимательно. Это было притворство, чтобы выглядеть так, как будто она была здесь только ради иллюстраций, а не для чтения.

Однако, вопреки их мнению, Кайена читала всё.

Все представители её поколения в её второй жизни должны были сдавать тесты SAT, а это значит, что они научились быстро читать отрывки и понимать их основное содержание [1]. Эта черта всё ещё была в ней.

Пока она строила планы на будущее, в библиотеке стало появляться всё больше посетителей. Весть о присутствии принцессы Кайены уже распространилась.

Вера почувствовала себя неприятно, потому что в библиотеке к принцессе относились как к редкому зрелищу.

— Ваше Высочество, сегодня пасмурно, так что лучше вернуться во дворец.

При этих словах Кайена отвернулась от книги и посмотрела в окно. И действительно, небо за окном было серым.

— Давай проверим кое-какие книги и уйдем.

Кайена посчитала, что общество будет обсуждать всё, что она возьмёт, поэтому она выбрала подходящую книгу.

— Похоже, людей стало больше.

Она заметила, что из-за неё здесь стало многолюдно. Вера предложила уйти в нужный момент.

— Хм.

Снаружи стояли экипажи, полные аристократов, приехавших навестить принцессу. Вера тихо неодобрительно цокнула.

— Не хотите ли подождать в комнате отдыха?

Спросила она Кайену.

— Нам придётся ещё немного подождать, так что давай немного прогуляемся.

— Вскоре может начаться дождь. Всё ли будет в порядке?

Услышав её слова, Кайена повернула голову и указала в сторону.

— Мы можем пройти по крытым коридорам.

Она медленно пошла рядом с Верой.

— Сегодня я читала путевые заметки, потому что мне нужно было отвлечь внимание. Если вы выглядите слишком амбициозным после приобретения власти, кто-то обязательно придёт и остановит вас.

— Они непременно так поступят.

— Разве не характерно для меня искать летний курорт, как только мне дали какие-то полномочия?

Вера не могла почтительно согласиться и закрыла рот. На самом деле, это было действие, которое было бы естественным для оригинальной Кайены.

Её вуаль, которая колыхалась, когда она шла, постепенно спадала, открывая её глаза.

— Ваше Высочество, следует ли мне поправить вашу вуаль?

Зажим казалось ослабел, когда Кайена несколько раз поднимала и опускала вуаль.

Вскоре ей предстояло вернуться во дворец в карете, но она кивнула, увидев приближающихся аристократов.

— Пожалуйста, поправь её.

Вера расстегнула вуаль от шляпы.

Она как раз пыталась крепко застегнуть её, когда они услышали голос.

— Ваше высочество!

Кто-то сзади радостно окликнул её. Услышав знакомый голос, Кайена оглянулась.

— Прошло много времени, Ваше Высочество.

Лицо Кайены стало мертвенно-бледным.

Это было знакомое лицо. Темно-каштановые волосы, мрачные чёрные глаза и тонкие губы.

Лицо помоложе, чем было в её воспоминаниях. Да, это было лицо, которое она не могла забыть.

«Хенвертон Джиллиан»

Он был бывшим мужем Кайены, который надругался над ней и убил.

 

[1] SAT Reasoning Test — стандартизованный тест для приёма в высшие учебные заведения в США. Утверждается, что SAT оценивает те навыки грамотности и письма. Экзамен состоит из трёх разделов: анализ текста, математика и письмо.

Глава 29

Когда она его увидела, туманные воспоминания из далекого прошлого внезапно всплыли перед её глазами.

Её руки задрожали.

Письма, которые она посылала Резефу, умоляя его спасти её. Длинная одежда, которую она вынуждена была носить даже летом, чтобы скрыть синяки. Воспоминания о том, как она пряталась в самых тёмных уголках его замка, словно играла в прятки.

Кайене больше не к кому было обратиться. Резеф окончательно бросил её. Так что в конце концов она написала письмо Рафаэлю.

Письмо с просьбой о милосердии даже не дошло до герцогства Кедри.

Его обнаружил Джиллиан.

«Да. В тот день Джиллиан убил меня, спросив, остались ли у меня давние чувства к Рафаэлю»

Страх глубоко запечатлелся в сердце Кайены. Она сжала вместе дрожащие руки.

— Из какой вы семьи?

К счастью, она могла говорить спокойно.

Лицо Джиллиана выглядело любезным, но он не мог скрыть своего разочарования.

— ...Хенвертон Джиллиан приветствует Её Высочество, принцессу.

Даже просто слышать его голос причиняло ей боль.

Почему она раньше ничего не подумала о Джиллиане? Не потому ли, что это было настолько ужасно, что она подсознательно подавляла эти воспоминания?

Кайена притворилась невозмутимой и произнесла.

— Так значит, вы сын виконта из Виконтства Джилианн.

— В прошлый раз мы танцевали вместе в банкетном зале. Разве вы меня не помните?

Спросил он, сделав шаг в сторону Кайены.

«Я не знаю как он поступит, если я попытаюсь избавиться от него и сказать, что не помню»

Кайена распознала безумие в его глазах. Она почувствовала рвотный позыв.

— Теперь, когда вы упомянули об этом, кажется, я припоминаю.

Услышав её ответ, Джиллиан сделал ещё один шаг в её сторону.

Между ними оставалось всего три шага.

— В то время вы танцевали со мной дважды. Я с нетерпением ждал встречи с вами с того самого дня, но не ожидал, что мы встретимся вот так сегодня.

Это был смехотворный комментарий.

Было очевидно, что он примчался сюда услышав, что Кайена была в библиотеке.

Кайена не хотела продолжать разговор.

Наблюдавшая за ситуацией со стороны Вера, решила вмешаться.

— Ваше Высочество, похоже карета прибыла. Нам пора уходить.

Жуткий взгляд Джиллиана обратился к Вере.

Кайена попыталась уйти, но почувствовала, что может упасть, если сделает хоть шаг.

«Не теряй концентрации. Ничего из этого сейчас не произошло»

Она пыталась сохранять хладнокровие, думая в таком ключе.

Теперь Джиллиан не сможет ни удержать её, ни ударить, ни пронзить мечом. Но чем больше она думала об этом, тем больше ей казалось, что она не может дышать.

Если бы только вуаль закрывала её лицо.

Она и так уже потратила много сил, притворяясь, что всё в порядке и сохраняя бесстрастное выражение лица.

— Мне пора уходить.

Джиллиан никогда не отступит, если Кайена не уйдет первой.

Но когда Кайена попрощалась, Джиллиан подошёл ближе и протянул ей руку.

— Тогда, я буду сопровождать Вас, Ваше Высочество!

Это ощущалось так, словно это было ужасной угрозой для Кайены.

В этот момент его образ перекликнулся с пожилым мужчиной, который пронзил её мечом, сверкая глазами, в её прошлой жизни.

Кайена поспешно отступила.

В этот момент она потеряла все свои силы и чуть не упала, когда—

БАМ!

Крепкие руки обхватили её.

Её спина упала в чьи-то широкие объятия и вместо того, чтобы самой упасть на землю, упала только её шляпа.

— С вами всё в порядке?

Кайена медленно повернула голову в сторону и увидела мужчину, держащего её.

Его красные глаза, смотревшие на неё сверху вниз, были очень ясными.

Она назвала его по имени, словно вздохнула с облегчением.

— …Рафаэль.

 

***

 

Изначально, Рафаэль посещал Императорскую Академию.

— Ты слышал?

Это было странным событием.

В обычной ситуации он не стал бы слушать, как прихлебатели сплетничают с его слугами.

Но сегодня, как ни странно, их взволнованные слова привлекли его внимание.

— Что происходит?

Спросил Бастон, который любил посплетничать не меньше последователей.

— Принцесса Кайена посетила Императорскую Библиотеку по соседству!

— Что? Принцесса?

Рафаэль, заполнявший документы о проблеме с одной из стипендий герцогства, остановился.

— Так что теперь студенты сходят с ума, пытаясь попасть в библиотеку. В последнее время она никуда не выходила.

— Это правда. Но подумать о том, что спустя долгое время она придёт в Императорскую Библиотеку в качестве своего первого выхода в свет…

Бастон нахмурился и склонил голову набок. Библиотека не очень подходила Кайене.

— Что за шум?

Спросил Джереми, входя в гостиную.

— Джереми! Ты слышал? Сейчас в Императорской Библиотеке…

— Вы мешаете работать господину Рафаэлю.

Прихлебатель взглянул на Рафаэля и плотно закрыл рот, а Джереми подошёл к Рафаэлю.

— Вам придётся немного подождать, чтобы понаблюдать за обучением фехтованию. Чем бы вы хотели заняться?

— Как долго мне ещё ждать?

— Это займет 40 минут.

Рафаэль на мгновение выглянул наружу.

Через окно он увидел Императорскую Библиотеку. Поскольку она была неподалёку, возможно, сейчас самое подходящее время для короткого визита.

— Я подожду в Императорской Библиотеке.

Глаза последователя и Бастона заблестели.

Потому что они знали, что он собирается встретиться с принцессой Кайеной.

— Следует ли мне приготовить экипаж?

Спросил Джереми.

При этих словах, последователь быстро рассказал ему ту информацию, которую он слышал.

— Извините, но говорят, что к Её Высочеству выстраивается очередь экипажей. Поездка на карете, вероятно, займет много времени.

— Раз уж это неподалёку, я просто пройдусь пешком.

— Я пойду с вами!

Бастон поспешно последовал за Рафаэлем. Красные глаза Рафаэля посмотрели на Бастона.

— Я пойду один.

Затем, не дожидаясь ответа, он ушел.

— Ах... Действительно, не ведёт ли наш господин себя немного странно?

Бастон взглянул на спину Рафаэля, когда тот уходил.

После чего Джереми ударил его по голове какими-то бумагами и отругал.

— Вероломный варвар! Не используй свой рот для таких бесполезных комментариев.

— Разве я сказал что-то не то...? Это уже второй раз, когда он собирается навестить Её Высочество.

— Конечно он собирается её увидеть. Разве ты не знаешь, что и общественные, и политические круги в наши дни обращают внимание на каждое действие принцессы?

Джереми критиковал Бастона таким образом, но на самом деле он также сомневался в своих собственных словах.

Рафаэль никогда не говорил этого, но Джереми знал, что он не хотел связываться или иметь дела с людьми.

Но он обращался к принцессе во второй раз и это было довольно необычно.

«Принцесса в последнее время немного изменилась, но...»

Снисходительное отношение, которое Джереми видел до сих пор, оставалось сильным в его впечатлении о ней.

«Если мадам узнает об этом, она наверняка ещё сильнее подтолкнет его к женитьбе»

Он почесал между бровей и вздохнул.

Рафаэль шёл по тропинке от Императорской Академии к библиотеке.

— Кажется скоро пойдет дождь.

Утром на небе начали собираться тучи и теперь небо было тёмно-серым. Вероятно, через час пойдет дождь.

«Скорее всего принцесса уже собирается вернуться во дворец»

Он ускорил свой шаг.

Он хотел встретиться с Кайеной. Конечно, он сказал себе, что это не из-за каких-то личных чувств.

Просто из-за политики. В противном случае у него не было причин думать о принцессе.

Как и все остальные, он всегда следил за императорской семьей, поэтому был в курсе последних событий.

Он слышал, что Кайена упала в обморок из-за аллергии и что все фрейлины были изгнаны по приказу Императора.

Кроме того, он слышал, что принц Резеф был подвергнут испытательному сроку.

«Говорят, она три часа ходатайствовала за принца и всё это время стояла на коленях»

Затем Император временно передал ей власть над внутренними делами.

И сейчас, аристократы спорили, было ли это спланировано или просто совпадением.

Рафаэль полагал, что всё это было связано с махинациями Кайены.

«Это не так широко известно, потому что общественность была отвлечена принцессой, но один из кандидатов на свадьбу исчез, как она и предсказывала»

Графство Эйвон было поглощено эрцгерцогом Генрихом, потому что они не могли выплатить свои долги.

Инцидент был гораздо менее интересным, чем волнения в Императорском дворце, поэтому люди говорили об этом лишь мгновение, прежде чем о нём совсем забыли.

Рафаэль шёл по крытому проходу и увидел знакомую фигуру.

«Это принцесса... И сын семьи Джиллиан?»

Кроме них на тропинке никого не было.

Но что-то в этой атмосфере было странным.

В выражении лица Джиллиана, когда он приблизился к принцессе, чувствовалось принуждение.

Более того, это выглядело не очень хорошо, когда он сделал угрожающий шаг в сторону Кайены.

Рафаэль, который замедлил шаг, снова ускорился.

Джиллиан протянул руку к Кайене и та отступила назад.

Если так пойдет и дальше, она упадет.

БАМ!

Рафаэль быстро схватил Кайену в объятия. От неё исходил едва уловимый аромат.

— С вами всё в порядке?

Глава 30. Сцена 6. Новый облик

В то время как Рафаэль держал её, тело Кайены слегка дрожало.

«Что произошло?»

Когда ему пришла в голову эта странная мысль, Кайена повернула голову в его сторону и посмотрела ему в глаза.

Её лицо было бледным. Она была в ужасе. Лицо Кайены было пронизано страхом, когда она встретилась глазами с Рафаэлем, но быстро сменилось выражением облегчения. Это было драматическим изменением, которое заставило его почувствовать себя надежным союзником.

— …Рафаэль.

Его имя в её устах звучало странно незнакомым.

Не потому ли, что в последнее время она называла его сэром Кедри?

Кайена поднялась на ноги с помощью Рафаэля.

Она выглядела немного рассеянной и всё ещё держала Рафаэля за руку, но, казалось, не замечала этого.

Рафаэль также не осознавал, что не чувствовал никакого дискомфорта от этого контакта.

Вера яростно набросилась на Джиллиана с сердитым лицом.

— Что это за неуважение?!

В этот момент появились сопровождающие рыцари, ожидавшие чуть поодаль.

— Что здесь происходит?

— Уведите этого человека немедленно. Он решил попытаться навредить Её Высочеству!

Они знали, что Джиллиан является наследником аристократа, но до того как он получит реальную власть оставалось ещё четыре месяца, так что они не слишком опасались.

Они тут же схватили Джиллиан и начали уводить его.

— Что? Я только предложил сопровождать её. Что вы делаете?!

Закричал Джиллиан с горящими глазами.

— Никогда не видела такого не по-джентльменски вежливого эскорта! Вы угрожающе протянули к ней руки!

Вера с презрением посмотрела на Джиллиана, словно хотела дать ему пощечину.

Джиллиан быстро избавился от гнева на его лице.

— Вы ошибаетесь. Я увидел, что Её Высочество была со служанкой, но без сопровождения и предложил сопроводить её по доброй воле моего сердца. Это правда, что я грубо подал руку, потому что я нервничал, но у меня никогда не было дурных намерений.

Поскольку это было вполне правдоподобное оправдание, рыцари озадаченно переглянулись.

Рафаэль, который спокойно наблюдал за ситуацией, заговорил.

— Хенвертон Джиллиан.

После чего взгляд Джиллиана остановился на Рафаэле.

На мгновение Рафаэль заметил, что его взгляд остановился на руке Кайены.

— Я тоже видел ситуацию, находясь позади. Вы говорите, что у вас не было дурных намерений, но вы несомненно действовали не из уважения к леди.

— ...Сэр Кедри. Я не говорю, что я не виноват. Я сожалею о своей ошибке.

Джиллиан выглядел раскаявшимся, хотя всё ещё ничтожным.

Кайена вспомнила, что он вёл себя как джентльмен вне дома, но оскорблял её, когда возвращался домой.

Он хорошо умел лгать.

— ...Думаю, я слишком остро отреагировала, потому что в последнее время много чего произошло.

Сказав это, она слегка приподняла руку всё ещё перемотанную бинтом.

Принцесса не так давно обожглась горячим пирогом, поэтому она поддерживала мысль, что именно по этой причине её удивило его неожиданное поведение.

— Я считаю, что господин Джиллиан предложил сопровождать меня с добрыми намерениями. И всё же, может ли императорская принцесса обходиться без сопровождения?

— Это моя вина, Ваше Высочество. Я прошу прощения.

Рыцарь тут же поклонился и признал свою ошибку.

Кайена покачала головой.

— Нет. Я понимаю. Большинство джентльменов были бы удивлены и не подошли бы к женщине, которая гуляет без сопровождения кого-либо, кроме служанки.

Она указала на грубость Джиллиана, делая вид, что прощает рыцарей, которые должны были сопровождать её.

— Вы, должно быть, тоже удивились, господин Джиллиан, когда подошли ближе.

Джиллиан улыбался, но он упорно смотрел на Кайену жуткими глазами. Он вежливо ответил.

— Простите, Ваше Высочество. В следующий раз я как следует поздороваюсь.

Джиллиан ушёл и Кайена почувствовала как тепло возвращается в её холодные пальцы.

— В конечном итоге я всегда полагаюсь на тебя.

Сказала она Рафаэлю с сожалением.

Её поведение снова было спокойным и ясным. Но её рука по-прежнему крепко сжимала руку Рафаэля.

Он схватил Кайену за руку.

— …!

Именно тогда Кайена осознала, что всё ещё держится за Рафаэля.

Это произошло тогда, когда она попыталась вырвать свою руку из его хватки, чтобы отпустить его.

— Прошу прощения, что вассал моей семьи так вас удивил.

Её голубые глаза снова воспряли. Рафаэль почему-то пребывал в странном настроении.

— Я провожу вас до кареты.

И тут он осознал.

Её тепло в его руках вовсе не было неприятным.

 

Сцена 6. Новый Облик

 

Цвет лица Кайены по-прежнему оставался бледным.

Её руки начали нагреваться. Дрожь в её теле постепенно утихла.

«Есть ли у неё какая-то причина так бояться Хенвертона Джиллиана?»

Было почти жалко смотреть как сильно она притворялась, что всё в порядке.

Может быть, поэтому Рафаэль не обиделся на её прикосновение и почувствовал, что должен сопроводить её до кареты.

Кайена знала, что не сможет идти одна. Поэтому вместо того, чтобы упрямиться, она поблагодарила его за любезность.

— Тогда, я надеюсь на вашу заботу.

Вера и рыцари были позади и следовали за ними.

Кайена постепенно почувствовала как к ней возвращается рассудок. Её разум стал более устойчивым и даже когда она вспомнила сверкающие глаза Джиллиана, она не колебалась.

Она посмотрела на руку Рафаэля. Похоже, это из-за Рафаэля.

«Не знаю, почему я почувствовала такое облегчение, когда увидела лицо Рафаэля»

Так было и сейчас. Единственное, что изменилось по сравнению с прошлым, так это присутствие Рафаэля, но она чувствовала, что это место стало полностью безопасным.

На самом деле, аристократы, которые ворвались в императорскую библиотеку, чтобы увидеть Кайену, даже не могли думать о приближении.

На их лицах отразилось явное разочарование.

«Разве не говорили, что она больше не любит Рафаэля?»

Они надеялись стать зятем императора или получить какую-то другую услугу через Кайену. Это были люди, у которых всегда были ожидания и желания. Но она нежно шла вместе с Рафаэлем.

Никакой аристократ, независимо от того, умел ли он летать или ползать по земле, не мог сравниться с Рафаэлем Кедри.

«Но почему здесь Рафаэль?»

Кайена была озадачена внезапным появлением Рафаэля.

— Сэр Кедри, могу я спросить, зачем вы пришли сюда?

Она снова обратилась к нему таким вот образом.

Думая, что к Кайене вернулся рассудок, он произнёс.

— У меня были дела в императорской академии.

Это имело смысл, потому что академия находилась рядом с библиотекой. Но неужели он проделал весь этот путь один?

— Я пришёл сюда, потому что услышал, что Ваше Высочество была здесь.

— …

У него по-прежнему была такая прямолинейная, серьёзная манера говорить, которая могла вызвать недопонимание.

Кайена рассмеялась, как будто это было абсурдно, затем добавила объяснение.

— Определенно, во дворце происходило много всего, что могло вызвать у вас любопытство. У вас есть ко мне вопросы?

Рафаэль искоса взглянул на щеку Кайены, к которой теперь полностью вернулся цвет лица.

— Кажется, сейчас неподходящее время для этого.

Кайена моргнула, потому что не думала, что он будет беспокоиться о её состоянии.

Затем она улыбнулась с искренней благодарностью.

Это была освежающая улыбка, совсем не соответствующая пасмурной погоде.

Затем с неба начали падать капли дождя и она внезапно посмотрела на Рафаэля, который не привел с собой никаких слуг.

— Дождь начался. С вами всё будет в порядке? Вы взяли экипаж?

— Нет. Я пришёл пешком, потому что это было рядом.

На самом деле его не волновало, если он немного промокнет, поэтому он сказал это так, как будто ему было всё равно. Кайена слегка нахмурилась.

— Весной легко простудиться, поэтому вам следует быть осторожным.

Она позвала слугу.

— Возьмите зонтик из библиотеки.

— Да, Ваше Высочество.

Карета Кайены уже прибыла.

Слуга пошёл взять зонтик, но она не могла уйти первой, поэтому стояла неподвижно и ждала.

«Думаю, теперь я могу отпустить руку…»

Кайена посмотрела на свою руку так, словно ей было неприятно.

Рафаэль как джентльмен крепко держал её за руку, чтобы она могла идти, шаг за шагом.

Она была благодарна ему за помощь, но больше не хотела раздражать его.

— Я очень ценю вашу помощь сегодня.

Сказав это, она, естественно, убрала руку из того положения в котором она была пока её сопровождали.

Рафаэль снова почувствовал, что Кайена намеренно дистанцируется. Он не мог понять почему.

Она вела себя как человек, которому неприятно контактировать с людьми. Похоже, у неё были те же симптомы, что и у него.

Это было странно.

Но нет. Не то чтобы она чувствовала себя неловко от прикосновений. Разве она не с легкостью приняла сопровождение Резефа? И когда она вышла из него раньше, то первой обняла его.

«Похоже, она очень внимательна ко мне»

Как будто она знала, что он действительно ненавидит прикасаться к людям.

«… Я слишком много об этом думаю»

Этого не может быть. Адъютант, служивший ему долгое время, может смутно догадываться об этом, но он никогда не признавался в этом вслух. Как она могла знать то, о чём не знали даже его собственные родители?

Затем появился слуга с зонтиком и Кайена с облегчением отошла от Рафаэля.

— Тогда, увидимся в следующий раз.

Рафаэль смотрел как Кайена садится в карету и уезжает, как в сказке о женщине, которая убежала, прежде чем магия могла быть развеяна.

Глава 31

***

 

Рафаэль поднял руки перед собой и со спокойным взглядом уставился на них. Он был похож на учёного, столкнувшегося с серьёзной проблемой.

Он посмотрел на свои руки, не понимая, что крепко заваренный чай на столе уже остывает. Он был настолько сосредоточен, что даже не заметил как Джереми начал странно смотреть на него со стороны.

Вот как сильно это повлияло на него.

Сегодня он пережил событие, изменившее его жизнь и был сильно обеспокоен.

«Прикосновения не были неприятными»

Для Рафаэля это заявление имело серьёзное значение.

Это было впервые, когда он чувствовал что-то подобное, а человеком, который заставил его почувствовать это, была принцесса Кайена.

«Мне теперь лучше?»

Может быть он больше не испытывал отвращения от прикосновения к людям? Он тут же начал экспериментировать.

— Джереми.

Джереми, с подозрением наблюдавший за необычным поведением Рафаэля, был застигнут врасплох.

— Д-да!

— Подойди.

Рафаэль протянул ему руку.

Джереми на мгновение попытался понять, что означает этот жест.

Хм. Понятия не имею.

Он отказался от интерпретации и спросил.

— …Вы хотите, чтобы я дал вам что-то?

— Возьми меня за руку.

Джереми смутился.

В эксперименте участвовали только эти двое. Странное поведение его господина и его странная просьба…

Джереми осторожно протянул руки. Двое мужчин держались за руки. Любой, кто увидел бы эту сцену, счел бы её странной.

— …

Рафаэль почувствовал раздражение по всему своему телу.

Он отдёрнул свою руку так, словно больше не мог терпеть этого.

Джереми, чувствуя себя каким-то обиженным, с горечью убрал руку.

Это было впервые, когда Рафаэль попросил его взять его за руку с тех пор, как он стал его помощником.

«Почему он вдруг так поступил?»

Довольно часто его господин действовал по прихоти. Это было определенно потому, что у него была странная сторона.

«Что-то случилось с Её Высочеством?»

Джереми слышал, что Рафаэль сопровождал принцессу Кайену.

Он повернулся в сторону Рафаэля, гадая, увидит ли он вокруг него какую-то розовую, цветочную атмосферу, но его господин был так же сух, как и обычно. Не было того самого сладостного волнения от первой юношеской любви.

Чёрные волосы, красные глаза и идеально отполированное, практичное лицо. Выражение лица без намёка на улыбку. В совокупности, это выглядело словно крайне сухая пустыня.

Бастон неоднократно утверждал, что между Рафаэлем и Кайеной что-то есть.

Джереми покачал головой.

«Этого не может быть»

Рафаэль влюблен? Он даже не мог себе этого представить.

— Джереми.

— Да, господин.

На этот раз он не ведь не попросит подержать его за руки, не так ли? Джереми молча ждал следующих слов Рафаэля.

— Ты что-нибудь знаешь о Хенвертоне Джиллиане?

— Хенвертон Джиллиан?

Конечно он знал. Хенвертон Джиллиан был сыном одного из вассалов Кедри и следующим приемником виконта Джиллиана.

— Да. Он старший сын виконта Джиллиана. Я слышал, что в эти дни он берёт уроки, чтобы подготовиться к наследованию.

— Холост ли он?

— Так и есть. У него была невеста, но они расстались около двух месяцев назад. Вероятно, это произошло после того как он потанцевал с Её Высочеством Кайеной в банкетном зале…

Ответил Джереми. После чего он нахмурился.

— Также я слышал, что сегодня наследник Джиллиана вёл себя неуважительно по отношению к Её Высочеству.

Во-первых, он никогда по-настоящему доброжелательно не относился к семье Джиллиан.

Виконт Джиллиан, как известно, был распутным и имел более пяти любовниц.

А его сын, Хенвертон, был известен тем, что общался с дурной компанией.

— Узнай побольше об этом человеке.

Это было неожиданно, но Джереми вскоре ответил, склонив голову.

— Слушаюсь.

Было естественно, что Рафаэль нуждался в сведениях о Хенвертоне Джиллиане, приемнике вассала герцогства.

Разумеется, Рафаэль никогда не приказывал ему собирать информацию о ком-либо, не имея на это оснований.

«Что, черт возьми, сотворил Хенвертон Джиллиан?»

Рафаэль не мог забыть выражение страха, которое сегодня показала Кайена.

— …

Что-то внутри его тела зудело.

 

***

 

Кайена очень устала после долгого пребывания на улице. В тоже время даже начался дождь, поэтому она ещё сильнее вымоталась.

— Я пойду приготовлю ванну.

Вера заметила её усталость и ушла за водой и продуктами.

В то время как Кайена облокотилась на диван и коснулась лба.

Внезапно всплыло неприятное воспоминание, связанное с Джиллианом.

«Не будем думать о бесполезных вещах»

Лучше забыть плохие воспоминания.

Во всяком случае, она не собиралась связываться с ним в этой жизни. Она собиралась создать иллюзию и выйти за неё замуж, а затем оставить позади свою роль главной злодейки в мире.

Семья виконта Джиллиана оказывала сильное влияние на империю, потому что разводила лошадей для армии. Она не могла трогать Джиллиана, если хотела сотрудничать с Рафаэлем.

«Но если бы мне пришлось, я бы смогла убить его»

За то короткое время, что Кайена жила как виконтесса Джиллиан, она обнаружила несколько проблем в семье.

«Но я не хочу увеличивать времяпровождение во дворце, выбирая этот путь»

Она просто хотела спокойно прожить остаток жизни в сельской местности, где пейзаж был бы умиротворённым, а восход и закат прекрасными.

Она прошла через слишком многое.

В пустой спальне Кайена посмотрела на гобелен на стене и со слегка подавленным голосом произнесла.

— Почему бы тебе не остановиться сейчас, Резеф?

 

***

 

После того как Кайена потеряла сознание из-за того, что съела ореховое печенье, Резефу назначили испытательный срок на неопределенное время и заперли в его спальне.

Рыцари были расставлены от самой гостиной до коридора, чтобы предотвратить побег.

Он вспомнил взгляд Императора, который смотрел на него, считая его жалким.

— Когда-нибудь я убью их всех!

— Ваше Высочество! Говорить такие вещи…!

Резеф не мог побороть свой гнев. Он начал кричать и крушить всё в комнате.

— Ааа!

Один за другим слуги падали, будучи пораженными предметами, которые он бросал.

Резефу было всё равно. В любом случае, они были расходным материалом. Только люди благородной крови могли считаться людьми.

— В-Ваше Высочество! Пожалуйста, успокойтесь!

Раненые слуги с разной степенью тяжести ран продолжали вываливаться из спальни Резефа. Однако каждый раз на смену пострадавшему слуге приходил новый слуга, ведь комнату принца нельзя было оставлять без присмотра.

Люди вокруг слуг даже говорили им оставить завещание, так, на всякий случай.

— Если Его Величество услышит об этом, всё станет только хуже.

Зенон впервые видел, чтобы принц так сходил с ума. Как бы то ни было, нельзя было игнорировать вероятность того, что принц, которого он поддерживал, будет свергнут Императором. Этого никогда не должно было случиться.

— Заткнитесь!

Резеф был агрессивен и жесток. Казалось, ничто не могло его остановить.

«Он ведёт себя как жалкий нищий…»

Зенон вышел на улицу, чтобы позвать аристократов.

Резеф едва успокоился после того, как всё пошло наперекосяк. Слуги, затаив дыхание, начали заниматься уборкой комнаты.

«Что, черт возьми, пошло не так?»

Должен ли был он убить императора Эстебана раньше, даже если это было неразумно?

Он не чувствовал ни капли привязанности к отцу. Вот почему он без колебаний думал о чём-то столь хладнокровном и жестоком.

Однако, вскоре его неопределённый по времени испытательный срок был сокращён до десяти дней.

— Говорят, что Её Высочество стояла на коленях посреди замка, чтобы подать прошение Императору.

Сказал Зенон, имевший доступ в покои Резефа.

Он также сообщил, что вскоре после этого власть над внутренними делами была временно передана Кайене.

Как будто всё было спланировано и шло по плану.

Его влияние уменьшалось.

— Император…!

Власть, которую он приобрел, не была иллюзией.

И всё же, Император обращался с Резефом так, словно у него не было никакой власти. Если бы он действительно был его сыном, он бы так не поступил. Он обращался с ним как с результатом позорного проступка, но разве не сам Император совершил ошибку?

Взгляд Императора всегда был холодным.

Он презирал его. Резеф не мог этого понять, когда был ещё ребенком. Но теперь он и не собирался понимать.

«Мне даже не нужно ждать. Я сам займу трон»

Прошел день с тех пор как он находился взаперти.

Он услышал новость о том, что его сестра приходила навестить его.

«Да, это естественно. Кайена не может жить без меня»

Она будет той самой свечой, которая будет гореть, чтобы освещать Резефа.

Однако Кайена не отказалась от своей власти. Это было странно. Она бы никогда так не поступила, правда ведь?

Глава 32

Но это ещё не всё. Зенон вернулся в покои Резефа после долгого отсутствия.

Резеф почувствовал знакомый запах исходящий от него.

Это был запах, который использовали для курильницы в спальне Кайены.

— ...Значит, ты встречался с моей сестрой.

«… Как он узнал?»

В настоящее время у Резефа не было слуг, которые могли бы доложить ему о внешней обстановке. Даже стоявшие снаружи его комнаты рыцари, не осмеливались входить в его покои без причины.

Но Резеф смог определить, что Зенон встречался с Кайеной.

По спине Зенона пробежали мурашки.

В данный момент он находился под влиянием Кайены. Но прямо сейчас это было больше похоже на то, что он взвешивал свои мысли. Он не собирался уступать ей. Конечно, он также не собирался помогать ей укреплять отношения с принцем Резефом.

Однако у него было сильное предчувствие, что Резеф без колебаний обнажит свой меч в зависимости от его ответа.

— Её Высочество приходила к вам ранее.

Он просто должен был представить положение Кайены немного в более выгодным свете для Резефа.

— Она искала вас, беспокоясь о вашем здоровье и текущем состоянии. Поскольку рыцари преградили ей путь, она вернулась в свой дворец.

Это было забавно. Раньше он игнорировал принцессу, потому что она была женщиной, но теперь он защищал её, даже когда той не было здесь.

— …Это так?

Резеф был нетерпеливым и вспыльчивым, но не глупым. Он понял, что поведение Зенона было странным.

Что-то случилось с Кайеной?

Он внезапно осознал, что что-то медленно ускользало от него, словно песок сквозь пальцы.

— Я позову тебя, если мне что-нибудь понадобится, так что уходи.

— Прошу прощения.

Спустя долгое время после того, как Зенон покинул комнату, Резеф позвал к себе ещё одного помощника.

— Не спускай глаз с Зенона Эванса.

— Слушаюсь.

Как по привычке, Резеф спросил у него.

— Чем сейчас занимается моя сестра?

— Её Высочество отправилась на прогулку.

— Тогда разве ты не думаешь, что тебе стоит сказать мне куда она ушла?

— Прошу прощения, Ваше Высочество. Я сейчас же разузнаю об этом.

Не выражая эмоций на лице, Резеф схватил и швырнул ближайший подсвечник.

Медный подсвечник ударил помощника по голове, но тот остался в согнутом положении, даже не дрогнув.

Затем, как ни в чем не бывало, Резеф продолжил беспечным голосом.

— Выясни смысл в действиях моей сестры.

— Слушаюсь.

— И я предполагаю, что вы всё ещё постоянно подмешиваете яд в чай моего отца?

— Да.

Император всегда смывал горький вкус лекарств сладким чаем.

Резеф уже придумал трюк с серебряной ложкой.

Эта ложка не потускнеет, если опустить её в чай. Вот почему Император так и не исцелился.

— Увеличьте дозу.

Помощник склонил всё ещё кровоточащую голову.

Он вышел, чтобы выполнить приказы и Резеф спокойно закрыл глаза.

Это было ещё терпимо. Он мог быть терпеливым. Он всё ещё верил, что Кайена, несомненно, принадлежит ему.

Мир и счастье, которые она показывала ему до сих пор, не могли быть фальшивыми.

Она хотела, чтобы он помог ей выйти замуж за того, кого она хотела? Он поможет ей в её просьбе.

Хотя он не знал как долго её партнер сможет спокойно дышать и жить.

Кайена принадлежала ему. Она всегда находилась под его влиянием, да и сейчас тоже.

— Она встречалась с Рафаэлем в Императорской Библиотеке…

Помощник, который следил за Кайеной, сообщил ему об этом.

Рафаэль Кедри.

Этого человека Резеф не мог трогать, даже если бы он был императором.

Если Кайена станет его женой, то она выйдет из сферы влияния Резефа.

Неужели она всегда собиралась ударить его ножом в спину после того, как заставила его ослабить бдительность?

Резеф согласился, что было бы неплохо привлечь Рафаэля на свою сторону в качестве союзника. Это был поистине превосходный план.

Однако Резеф не мог позволить этому человеку забрать то, что принадлежало ему. Его охватила безумная одержимость.

Он открыл вход в потайной ход, который вёл из дворца принца. Он должен был немедленно подтвердить самые сокровенные чувства Кайены.

Он вошёл в покои принцессы через потайной ход.

Их разделял только один гобелен. В это время Кайена, почувствовав его присутствие, окликнула его слегка подавленным голосом.

— Почему бы тебе не остановиться сейчас, Резеф?

Она посмотрела прямо туда, где он скрывался.

Резеф послушно вышел. Уже некоторое время шёл дождь и после того как он вышел из коридора, то попал под него, так что теперь его волосы были совершенно мокрыми.

Она встала со своего места, взяла сухое полотенце, которое было у неё в комнате и подала его ему.

Резеф лишь холодно посмотрел на Кайену сквозь мокрые волосы.

Кайене ничего не оставалось как попытаться самой высушить его волосы.

*Шлепок!*

Резеф шлепнул её по руке и полотенце беспомощно упало на пол.

Словно вздохнув, Кайена произнесла.

— Ты простудишься.

Резеф издал смешок, а затем усмехнулся.

— Или ты предпочитаешь тёплый чай?

Было очевидно, что он откажется, но она всё равно спросила.

Разумеется, Резеф холодным голосом осудил её.

— Как ты можешь говорить что-то подобное сейчас?

Кайена устала.

Впервые за долгое время она покинула покои и вышла наружу только для того, чтобы встретиться со своим бывшим мужем. Воспоминания о том, как она писала Резефу, мучительно умоляя его спасти её, всплыли во всех подробностях. Она вспомнила как отчаялась, когда Резеф не ответил ни на одно из бесчисленных писем, которые она посылала ему каждый день.

Но она постаралась выбросить это из головы. Этого прошлого здесь не существовало. Она могла просто рассматривать это как наказание за то, что вела себя как злодейка и подавила поднимающийся гнев.

Она сказала себе, что в детстве им было слишком больно и они не могли с этим ничего поделать.

Её брат, тот, что стоял сейчас перед её глазами, был ещё молод. Она должна была поверить, что он может измениться.

Их обоих можно спасти.

Они могли быть просто братом и сестрой с немного скверным характером, а не злодеем и злодейкой.

Вот о чём она думала.

— Тогда что же я должна сказать?

Спросила Кайена самым заботливым тоном.

Она попыталась достать чистое полотенце, но Резеф крепко схватил её за руку, не давая сдвинуться с места.

Кайена нахмурилась от боли.

— Ты действительно хочешь выйти замуж? Поэтому ты пошла сегодня на встречу с Рафаэлем?

— Это было простым совпадением.

— Конечно это было совпадением, сестра.

Это было выражение лица, которое совсем ей не верило.

Кайена осознала, что Резеф полностью отвернулся от неё в гневе и недоверии.

— Почему ты больше ничего не говоришь? Нужно всего лишь сказать, что всё прошло по плану. Точно так же, как ты избавилась от всех людей в своём дворце.

«Включая меня»

Но он не стал добавлять последнюю часть.

Резеф крепче сжал её руку и она издала легкий стон.

— Мне больно, Резеф.

Он разразился недоверчивым смехом и отпустил её руку. Вместо этого он схватил её за шею.

Их взгляды встретились.

— Моя прекрасная старшая сестра. Мне не нравится, когда мой авторитет ставится под сомнение.

Об этом Кайена уже хорошо знала.

— Я не могу оставлять рядом с собой кого-то, кто может представлять для меня угрозу.

Его пальцы начали сжиматься вокруг тонкой шеи Кайены.

— Если я захочу, твоя жизнь может просто стать ничем. Потому что следующий император никто иной, как я.

Будучи всё ещё удушаемой, Кайена произнесла.

— Хорошо. Тогда, убей меня.

Рука Резефа на мгновение замерла.

— ...Что?

— Ничего страшного, если ты меня убьешь. Как ты и сказал, ты можешь убить меня в любое время, когда захочешь. Это я тоже хорошо знаю.

Кайена слабо улыбнулась.

Затем она взяла своими обеими руками его руки, которые обвились вокруг её шеи и сжала их. Она сжала их так сильно, что под её нежной белой кожей стали видны кости.

— ... Ты сошла с ума?!

Крикнул Резеф и оттолкнул её руки.

На её шее уже расцвела красная метка.

Кайена несколько раз кашлянула, потом заговорила с младшим братом так, словно давала ему урок.

— Почему ты кричишь? Разве ты не знаешь, что будет, если узнают, что ты сбежал сюда?

Её спокойствие было жутким.

Резеф подумал, что Кайена стала совсем взрослой. Он чувствовал, что она стала спокойной, милой и доброй.

— Ты в своём уме?

Он задал этот вопрос со всей искренностью.

Она бы ни за что не сделала этого, если бы не была сумасшедшей. Безумие и гнев, поднявшиеся до кончика его головы, начали остывать.

Кайене было всё равно. Она снова взяла Резефа за руку, как бы говоря ему поторопиться и задушить её.

Он грубо оттолкнул её руку и Кайена, подтолкнутая силой, упала на пол.

— Прекрати!

Она встала и пригладила волосы, которые растрепались.

Её пустые глаза были пугающе сухими.

— Что с тобой? Почему ты меня не душишь?

— …

Резеф не мог ответить.

Они стояли лицом к лицу. Атмосфера стала какой-то странно напряжённой.

Глядя на старшую сестру, Резеф обнаружил неловким и абсурдным то, что он был так напряжен.

На него определенно давила воля Кайены. Она же, напротив, была спокойна. На её лице не было и следа насмешки.

«Почему бы тебе не задушить меня?»

Он был из тех, кто без колебаний обнажал свой меч, когда злился. Но теперь он не мог дотронуться до Кайены даже кончиком пальца.

Этот факт задел его гордость. Это также сбивало с толку.

«Похоже, они заметили, что Резеф внутри»

Было ясно, что её талантливые слуги догадались о ситуации внутри.

Резеф несколько раз громко кричал, но никто не вошёл в комнату, чтобы проверить.

Более того, Вера, которая сказала, что собирается приготовить воду для ванны, ещё не вернулась.

Казалось, что она сама справляется с ситуацией снаружи.

Кайена не хотела продолжать это бесполезную конфронтацию.

Она спросила умиротворяющим голосом.

— Теперь ты хочешь поговорить?

Глава 33

Резеф упрямо не раскрывал рта. Кайена могла приблизительно догадаться, почему он так себя вёл.

Вероятно, потому, что она не отказалась от своей власти над внутренними делами, обеспечила независимость дворца принцессы, а также встречалась сегодня с Рафаэлем Кедри.

— Присядь.

Сказала Кайена и направилась к курильнице.

Когда она открыла крышку курильницы и немного отодвинула её, от сгоревших углей распространился лёгкий аромат.

Первоначально, Кайена любила использовать аромат, который обладал ясным и ярким присутствием.

Если она использовала особый аромат, то казалось, что она как будто становилась живым цветочком. Но всё это было в прошлом.

Аромат, на который она сейчас перешла, успокаивал нервы. Умиротворяющий и тонкий аромат хорошо сочетался с нынешней Кайеной.

Причиной выбора такой комбинации был Резеф.

Она достала новое полотенце вместо того, что упало на пол. После чего она усадила на стул Резефа, который стоял до этого рассеянный. Она накрыла его влажные волосы полотенцем и принялась осторожно их сушить. Это выглядело так, словно она говорила ему сохранять спокойствие.

Теперь казалось атмосфера стала более открытой для диалога. Не переставая сушить его волосы, она начала говорить.

— Я не знаю почему ты чувствуешь себя преданным мной.

Резеф вздрогнул, когда Кайена своими губами упомянула о предательстве.

Она уже предсказала, что этот инцидент расстроит Резефа. Также она давно размышляла о том как справиться с этой ситуацией.

— Честно говоря, власть над внутренними делами – это не та власть, которая принадлежит принцу.

Император Эстебан дал ему эту власть вместо истинной власти.

Отчасти это было из-за того, что Кайена не справилась со своей ролью принцессы, но была и более серьёзная причина.

— Разве ты не знаешь, что власть – это всего лишь иллюзия?

Император намеренно передал управление внутренними делами Резефу, чтобы ему не пришлось давать ему много настоящей власти. Как и сказала Кайена, это было сделано для того, чтобы обмануть его глаза.

— Поскольку ты потерял эту власть, то этот пробел необходимо заполнить чем-то новым.

Кайена заметила, что в любом случае он не мог вечно удерживать в своих руках управление над внутренними делами. Это был вполне разумный аргумент.

— То есть ты хочешь мне сказать, что для меня это возможность, которой я должен воспользоваться сам?

— Это прекрасная возможность, Резеф.

Она положительно отреагировала на его сарказм.

— Я же уже говорила. Я намерена сделать тебя императором.

Кайена перевернула полотенце и снова вытерла ему волосы.

— У тебя есть возможность показать отцу, что ты изменился.

Резеф схватил её за запястье, не давая вытереть волосы. Это было осторожное движение, в отличие от его прежних грубых действий.

— Что ты имеешь в виду?

— Как только твой испытательный срок закончится, иди к отцу и попроси прощения. Затем скажи ему, что было бы неплохо внести леди Кэтрин Линдберг в семейный реестр графа Хамеля.

Кайена упомянула любовницу императора, которая так и не смогла переступить порог императорского дворца.

Услышав её имя, Резеф наморщил лоб. Он многое знал о любовнице императора.

Незадолго до того, как заболев император слёг в постель, он встретил Кэтрин Линдберг на охоте. Кэтрин Линдберг была достаточно красива, чтобы одним взглядом привлечь внимание императора.

— Ты хочешь сказать, что я должен своими руками увеличить число претендентов на трон?

У этой женщины был тринадцатилетний сын от императора Эстебана.

Благодаря этому она привлекла к себе всеобщее внимание.

— Согласна, было бы хлопотно, если бы императрицей стала Кэтрин Линдберг. Но этому не бывать.

Эрцгерцог Генрих проглотил семью Линдбергов, как будто он дискредитировал и подчинил себе семью Эйвон из-за долгов.

Отец Кэтрин был убит под видом несчастного случая и Генрих назначил своего человека главой семьи.

Кайена была убеждена, что бывший патриарх Линдберга не погиб в результате несчастного случая, потому что она видела, как это было подозрительно представлено в романе.

Эрцгерцог Генрих мог бы превратить Кэтрин Линдберг в простолюдинку.

Император предотвратил это, признав мать эрцгерцога Генриха членом императорской семьи и приняв приёмного сына эрцгерцога Генриха в качестве потенциального наследника престола.

— Почему ты так уверена?

Озадаченно спросил Резеф.

— Ты действительно думаешь, что эрцгерцог Генрих позволит Кэтрин Линдберг что-нибудь сделать?

Скорее всего, Генрих возражал против добавления ещё одного законного преемника больше, чем Резеф.

— Как ты думаешь, примут ли это Хамели, родная семья покойной императрицы?

Было очевидно, что граф Хамель не хотел бы, чтобы влияние Кайены как единственной леди императорской семьи уменьшилось.

— Но конечно, для них было бы намного лучше принять любовницу Императора как дочь, чем потерять контроль над чёрным рынком.

Кайена снова напомнила Резефу о существовании чёрного рынка.

— ...Мои сторонники не будут бездействовать.

— Это не повод для беспокойства. Посмотри какие шаги предпринимает император, чтобы лишить тебя власти. Естественно, аристократы, которые поддерживают тебя, будут чувствовать такую же угрозу, как и ты.

Более того, Сьюзен Лепор, которую Кайена на этот раз выбрала придворной дамой, будет иметь для них большое значение.

— А если леди Кэтрин удочерит Граф Хамель, что может сделать её сын? Люди уже объявили свою сторону в битве за трон.

— …

Все, что она говорила было правдой.

Резеф подавил первоначальное отвращение и серьезно обдумал её слова.

Самым любимым ребенком императора не была ни Кайена, ни Резеф.

Это был сын Линдбергов. Вот почему он даже признал притязания Генриха на трон, чтобы не беспокоить семью Линдбергов.

Однако даже такими мерами его любовница не смогла войти в императорский дворец.

Так было потому, что слишком много людей держали её под контролем и Кэтрин пришлось скрываться в своем особняке, чтобы спастись.

«Её сын должно быть сейчас студент Императорской Академии»

— Вы будете признаны и в то же время получите великолепного заложника.

— Хотя можно пригрозить графу Хамелю чёрным рынком, чтобы заставить его усыновить Линдбергов, но она стала моей заложницей, это совсем другое дело.

Граф Хамель несомненно воспользуется ситуацией с Кэтрин, если она попадет в его руки.

Кайена усмехнулась.

— Граф Хамель относится к моей семье по материнской линии. Какие могут быть с этим проблемы?

На Кайену сильно повлияла та жизнь, которую она прожила до этого. Во второй жизни она была спокойна, но в ней также была и тёмная и дотошная сторона.

Это не означало, что внутри неё исчез мерзкий, словно как у злодейки темперамент.

У неё определенно был дурной характер. Она просто лучше скрывала это, чем Резеф, который не стеснялся хвастаться и злоупотреблять своей властью. Она легко могла манипулировать кем-то вроде графа Хамеля.

«Неужели это не было заранее спланировано? Могла ли она всё это спланировать именно сейчас?»

Резеф был в замешательстве.

Это действительно исходило из головы Кайены?

«Как это возможно? У неё не должно быть доступа к большому объему информации»

Он полностью осознал, что Кайена была намного полезнее, чем он думал.

Кайена сняла полотенце с его головы и наклонилась, чтобы привести в порядок его волосы.

— Мы закончили ссориться?

— … Хах.

Резеф не хотел отвечать, но, не раздумывая, засмеялся. Кайена увидела его улыбку и сопоставила её со своей.

— ... У тебя холодные руки.

Он вдруг вспомнил, что руки сестры были холодны, как лед, и взял их в свои. Её руки всё ещё оставались холодными.

— Хорошо быть молодым, хах. Даже после дождя твои руки такие тёплые.

— У нас всего лишь год разницы в возрасте. Ты также должна заниматься спортом.

Как получилось, что его безумный гнев, из-за которого ему хотелось убить всех, исчез в одно мгновение?

Сейчас же он чувствовал себя таким спокойным, что его прежний гнев казался ничем.

Кайена всё ещё была его заботливой сестрой. Его покой не исчез.

«Но эта сообразительность может быть немного опасной»

Резеф решил, что необходимо усилить контроль над сестрой.

 

***

 

Спустя некоторое время в спальню вошла Вера.

— Ванна ещё тёплая, Ваше Высочество.

— Спасибо.

Кайена была полностью истощена. Она пошла в ванную, окунулась в мраморную ванну и после отправилась на массаж.

В конце процедур Кайена, которую продолжали молча обслуживать, надела платье и позволила служанкам уйти. После чего она обратилась к Вере.

— Пожалуйста, приобрети серебряную ложку самого лучшего качества для Его Величества Императора. Чем больше она будет украшена, тем лучше.

Император принимал лекарства каждый день.

Приняв лекарство, он делал несколько глотков сладкого чая, используя серебряную ложечку.

Она подумывала о том, чтобы самой приготовить для него серебряную ложку.

«Мне нужно подготовиться, прежде чем Резеф отравит императора»

Если бы форма была более яркой и гламурной, её нельзя было бы заменить другой ложкой, поскольку это было бы заметно с первого взгляда.

Серебряная ложка, которую в настоящее время использует император, не была сделана из настоящего серебра. Резеф заменил её поддельной ложкой, чтобы он мог отравить Императора, когда захочет. Она ни за что не могла позволить императору умереть по воле Резефа.

— Я подготовлю её как можно скорее.

Кайена кивнула Вере.

Глава 34

Императорский указ достиг ворот виконтства Грейс. Семья скорбела, ведь они больше не могли отказать в просьбе императорской семьи.

С печальным выражением лица Виконт Грейс повернулся в сторону своей дочери.

— Мы ничего больше не можем поделать. Это воля Его Величества.

«Всё точно так, как было написано в письме»

Подумала Оливия.

Она надеялась, что это было ложью, но, увидев, что это было правдой, она немного прикусила нижнюю губу.

«Это определённо то, что имела в виду принцесса Кайена»

Кроме того, до Оливии дошла новость о том, что все существующие фрейлины во дворце принцессы были изгнаны. Во дворце происходили масштабные перестановки.

Оливия советовалась с Марией, единственной близкой подругой с которой могла поговорить.

— Ясно как день, что Её Высочество меня ненавидит. Разве это не странно, что она выбрала меня в качестве своей фрейлины?

Оливия сидела на качелях и пинала землю. Всё это было слишком запутанно.

— Это правда. Ах, это действительно удивительно, что она выбрала тебя в качестве фрейлины.

— Интересно, зачем я понадобилась ей?

Мария рассмеялась над подругой, которая была серьёзно обеспокоена принцессой Кайеной.

— Ты действительно думаешь, что в этом должен быть какой-то глубокий смысл? Мне кажется, она пытается следить за тобой.

Судя по её тону, она была убеждена, что за действиями принцессы Кайены не стояло никаких особых мотивов. Всё общество знало, что Кайена ревновала и опасалась Оливию.

Но Оливия не думала, что всё так просто.

— Если бы она была таким человеком, то давно бы так поступила.

А поскольку она отослала всех фрейлин из дворца принцессы, она будет заполнять их места новыми людьми.

Какой тип людей нанимали во дворце принцессы?

У Оливии не было возможности узнать об этом, поэтому она была разочарована.

«Лучше как можно раньше отправиться во дворец и разобраться в ситуации для начала»

Оливия сразу же начала действовать в соответствии со своим решением.

У неё было не так уж много вещей. Она хотела взять с собой служанку, но это слишком сильно подорвало бы состояние семьи. Как старшая дочь, она должна была подавлять свои желания.

— Тебе не обязательно отправляться так рано. Почему бы тебе просто не поехать завтра?

Но она уже вызвала экипаж.

Оливия взяла свою сумку и попрощалась с семьей.

— Со мной всё будет в порядке. Не беспокойтесь обо мне.

Держа указ в руке, она направилась к императорскому дворцу.

Отсюда попасть в замок было несложно.

«Это потрясающе...»

Императорский дворец ошеломлял прямо со входа.

Не говоря уже о его размерах и великолепии, даже атмосфера внутри была захватывающей.

«Здесь я останусь в будущем. Я должна быстро адаптироваться к обстановке»

Заручившись помощью придворных, она направилась во дворец принцессы.

— Я получила ваше сообщение ранее, мисс Грейс.

Аккуратно одетая фрейлина ждала её у входа во дворец принцессы.

— Приятно познакомиться с вами. Меня зовут Оливия Грейс.

— Я Вера Лекстон. Можешь просто звать меня Верой.

Должно быть, она была старшей фрейлиной.

Оливия была уверена, что все существующие придворные дамы были изгнаны. Была ли она кем-то, кто пережил чистку?

«Если так, то весьма вероятно, что она одна из людей принцессы Кайены»

Вера проводила Оливию до её комнаты.

Это была отдельная комната, которая была намного лучше, чем спальня родителей Оливии, являвшейся лучшей комнатой в особняке Грейс. Оливия поставила сумку и с восхищением оглядела комнату.

«В комнате фрейлины даже есть зеркало в полный рост»

Вера вкратце изложила её будущие задачи.

— Всего будет четыре фрейлины, включая меня и вас, Мисс Оливия. Таким образом, вам будет предоставлено много прав и полномочий, но работа также будет очень важна.

Оливия немного удивилась, услышав, что всего будет четыре фрейлины.

Вера объяснила, что она ответственна за фрейлин дворца принцессы.

— Мисс Оливия будет в первую очередь отвечать за приём гостей Её Высочества в будущем. Кроме того, вы будете управлять расписанием приема гостей, общими церемониями и процедурами.

Это была слишком хорошая позиция, чтобы предоставить её Оливии, у которой наверняка была самая скромная семья из собравшихся здесь.

Помимо того, что она позволяла ей оказывать влияние в светских кругах, она занимала во дворце принцессы второе место по важности после Веры, а может быть, и самое важное.

«О чём именно она думает?»

В этот момент принцесса казалась какой-то таинственной фигурой.

— А теперь приготовьтесь. Мы должны пойти и поприветствовать Её Высочество.

Вера имела в виду, что Оливия теперь может переодеться в красивую одежду, если захочет. Однако на Оливии уже было лучшее платье, которое у неё было, не считая праздничных.

У неё не было одежды, чтобы «подготовиться», поэтому ей пришлось приготовить что-то ещё.

— Есть ли что-нибудь, с чем я должна быть осторожна?

Вера улыбнулась на вопрос Оливии.

— Не беспокойтесь, Мисс. Скоро вы узнаете, что вам следует делать, а чего не следует.

— ...Понятно.

Слова Веры показались ей вполне осмысленными.

Прежде чем пойти поприветствовать Её Высочество, Оливия привела себя в порядок и последовала за Верой.

Даже двери в покои принцессы были необычными. Огромная дверь была украшена золотом, изображая какую-то историю. Казалось, это сцена из какого-то мифа.

Когда дверь, похожая на произведение искусства, открылась, она увидела красный ковер с гламурными узорами на нём.

Идя по мягкому полу, они вскоре добрались до спальни.

— Наконец-то.

Наконец дверь спальни открылась.

Первое, что пришло в голову Оливии, было то, что в комнате приятно пахло. Был очень тонкий и успокаивающий запах, который, казалось, снял её напряжение.

Сама комната тоже походила на произведение искусства, соответствующе статусу принцессы. Внутри на диване сидела принцесса, которая выглядела как величайший шедевр из всех. Она отвернулась от книги и посмотрела на гостей.

«Вау…»

Оливия на мгновение растерялась.

У неё перехватило дыхание, когда она встретилась взглядом с невообразимо красивой женщиной с бледно-лимонными, почти платиновыми волосами.

Кайена мило улыбнулась, глядя на неё.

— Ах, верно.

Оливия очнулась от оцепенения и быстро поприветствовала её.

— Оливия Грейс приветствует Её Высочество принцессу.

«Она определенно немного отличается от прежней себя»

Оливия никогда не была хорошо знакома с Кайеной, но не могла не задавать вопросов.

— Я думала, фрейлины приедут завтра.

— Я пришла во дворец на день раньше, потому что узнала, что у Вашего Высочества не фрейлины, которая могла бы вам помочь.

Оливия вела себя прилично, чтобы не казаться несдержанной.

Кайене понравилась её сообразительность. Кроме того, ей было приятно видеть блестящие волосы цвета пшеницы и сверкающие зелёные глаза Оливии. Это было несравнимо с ослепительной красотой Кайены, но уникальная спокойная и интеллигентная атмосфера Оливии просто притягивала к себе.

— Приятно познакомиться, мисс Оливия Грейс.

— Теперь, когда я одна из людей Вашего Высочества, пожалуйста, не стесняйтесь обращаться ко мне неофициально.

С самого начала и до конца это было безупречно вежливое отношение. Кайена едва сдерживала улыбку при виде её поведения.

Оливия продолжила.

— Спасибо, что выбрали меня. Я несведуща во многом, но я буду служить Вашему Высочеству всем сердцем.

Кайена подошла к Оливии, которая склонилась на одно колено. После чего она взяла её за руку и помогла ей встать.

— Надеюсь, в будущем мы хорошо поладим.

Они перешли в гостиную пить чай.

— Ты должно быть была очень удивлена, когда тебя выбрали в качестве фрейлины для дворца принцессы.

Улыбаясь произнесла Кайена со взглядом, который казалось видел тот факт, что Оливия проявляла осторожность.

— Надеюсь, мы сможем преодолеть прошлые раны, которые я ранее причинила тебе.

— Как мне следует их преодолеть?

— Твои слова успокаивают мой разум. Сколько сейчас тебе, двадцать?

— Да, так точно.

— Значит, у тебя уже была церемония совершеннолетия? Я не помню, чтобы слышала об этом. Должно быть, я была слишком невнимательна.

Оливия говорила откровенно, не чувствуя стыда за то, что происходила из бедной семьи.

— У меня не было отдельного празднования по случаю моего совершеннолетия, ведь у меня много младших братьев и сестер, а у нашей семьи не хватает денег. Вот почему Ваше Высочество не слышали об этом.

Слуги поблизости ахнули от удивления, либо закашлялись при словах Оливии.

Кайена широко улыбнулась.

— Тогда мы сможем отпраздновать наше совершеннолетие вместе.

Не переставая говорить, Кайена открыла гардеробную. Она сразу же начала выбирать платье для Оливии, чтобы надеть его на церемонию.

— К счастью, у нас похожее телосложение, так что ты можешь надеть одно из моих платьев.

Оливия была поражена. Она тут же опустилась на одно колено и произнесла.

— Это намного больше, чем я заслуживаю, Ваше Высочество.

— Как я могу быть гордым членом императорской семьи, если не могу позаботиться о своём народе хотя бы так? Пожалуйста, не отказывайся, хотя бы ради чести твоей госпожи.

Вера, которая была рядом с ними, помогла Кайене, сказав.

— Вам позволено воспользоваться добротой Её Высочества.

— …Спасибо вам.

Кайена, с которой Оливия несколько раз встречалась в светском обществе, теперь выглядела совершенно другим человеком.

В её действиях отражалось благородное достоинство, а в словах – естественная властность.

Она действительно была принцессой империи.

Только внешность казалось осталась прежней, внутри она совершенно изменилась.

Кайена остановилась перед своими апартаментами и посмотрела на Оливию.

— На сегодня достаточно. Иди и отдохни.

В конце концов, это было бы пустой тратой энергии на её вопросы.

Кайена неторопливо улыбнулась, глядя на Оливию, которая похоже глубоко задумалась.

Глава 35. Сцена 7. Владения злодейки

Вера взглянула на Кайену, которая читала книгу на досуге после короткого разговора с Оливией.

В руке она держала путеводитель по северным регионам страны.

«Она могла бы по крайней мере пойти и встретиться с сэром Кедри»

Стоя бок о бок в императорской библиотеке, они прекрасно подходили друг другу, как принцесса и рыцарь из сказки. Кроме того, в тот день Рафаэль пришел навестить Кайену. Разве это не признак того, что он что-то чувствует к ней?

Но в последнее время Кайена держалась от него на расстоянии. Она никогда не говорила о том каким классным он был, как рассказывала раньше.

— В северном регионе больше не на что смотреть. Там будет некомфортно жить.

Она отложила путеводитель и заговорила о пустяках.

— Ваше Высочество, вы искренне желаете, чтобы между мисс Оливией и сэром Кедри всё сложилось хорошо?

Неожиданно спросила Вера.

— Действительно ли я желаю, чтобы у них всё сложилось хорошо?

Кайена постучала ладонью по обложке книги, после чего открыла её на первой странице, словно приняв решение.

— Разумеется.

Если выражаться точнее, то она надеялась получить хоть что-то из этой ситуации, ведь они всё равно отлично поладят.

В оригинальной истории, Рафаэль и Оливия впервые встретились на праздновании совершеннолетия Кайены после разговоров о браке. Всё это разворачивалось как судьбоносная любовная история, но в то же время это также было прелюдией к трагедии Кайены.

На этом вопросы Веры не закончились.

— Ваше Высочество, как бы вы поступили, если бы сэр Кедри влюбился в вас?

Кайена была удивлена неожиданным вопросом. Положив книгу на колени, она произнесла.

— Что за нелепое предположение.

Она просто отмахнулась.

— Сэр Кедри уже ведёт переговоры о браке с Оливией. Надеюсь, об этом больше не зайдёт и речи.

— Прошу прощения, Ваше Высочество.

Кайена покачала головой.

— Я не ругаю тебя. Я понимаю почему ты спросила это.

Вера сжала губы, немного смущённая своими домыслами.

Было бы здорово, если бы Её Высочество смогла наладить отношения с любимым человеком.

Вера почувствовала ещё большее сожаление, ведь она слышала, что Кайена планировала и мечтала примерно о 50-летнем будущем с Рафаэлем.

«Хотя, несомненно, мисс Оливия красива…»

Вера подумала об Оливии. Кайена сказала, что она сообразительная и умная леди. Она также сказала, что с ней будет комфортно работать, так как они хорошо поладят. При этой похвале Вера заметила, что принцесса очень уважает эту женщину.

«Неужели она настолько талантливый человек?»

Разумеется, её представление было превосходным. За исключением своего дома, Оливия, казалось, не имела никаких видимых недостатков. Вера не знала точно, какой была личность Оливии, но её репутация в обществе была неплохой. Это было действительно впечатляюще, что её репутация не была плохой, учитывая, что всё знали как сильно Кайена ненавидела и опасалась её.

— Вера, ты определилась со своими людьми?

Вопрос Кайены вывел её из задумчивости. Кайена имела в виду людей, которые будут помогать Вере с её обязанностями.

— Да, Ваше Высочество. Прежде всего, я хотела бы назначить Энни.

— Хороший выбор.

Вера тайно реорганизовывала рабочую силу во дворце принцессы, чтобы её могла использовать Кайена.

— Остальные две фрейлины прибудут завтра.

Кайена выглянула в окно. Весенний дождь всё ещё шёл.

— Я хочу, чтобы ты помогла Оливии адаптироваться к работе.

— Да, Ваше Высочество.

Кайена подумывала о создании своего рода ранга среди них. Ранг покажет другим кого принцесса любит больше. Когда Кайена примет Оливию, люди будут более осторожны с ней. Как только Оливия получит приличное влияние, Резефу и эрцгерцогу Генриху будет трудно достать её.

Таким образом, Кайена могла создать среду, в которой они могли бы выживать, прежде чем покинуть императорский дворец.

Когда Вера вышла, в спальне осталась только Кайена. Она закрыла книгу. Читать о западном регионе было неловко, поскольку родной город виконта Джиллиана находился на западе. Она выпустила книгу из своих рук так, словно та была покрыта шипами.

С её губ сорвался вздох. Она думала, что исцелилась от ран прошлого. Однако это убеждение было разрушено после того, как она встретила Джиллиана. Будет ли она в порядке, когда снова встретится с ним лицом к лицу? Она не была уверена.

— Не лучше ли принять меры…?

Есть ли какой-нибудь способ развалить виконтство Джиллиан и уничтожить их дело с боевыми конями?

«Но герцогству Кедри было бы очень неприятно, если бы на их территории образовалась брешь»

Было опрометчиво и трудно сломить силы герцога Кедри.

Резеф и Генрих очевидно были бы счастливы, если бы влияние Кедри уменьшилось. Но, для начала, было неблагоразумно сеять раздор с герцогством без всяких на то оснований.

«Здесь много противоречивых интересов»

Дело Джиллиана по разведению боевых коней было очень важным. Возможно, она могла бы уменьшить его влияние, если бы правительство взяло его под контроль или если бы на рынке было больше конкуренции…

Она продолжала думать об этих запутанных интригах, как вдруг, остановилась. Не было никакой нужды заходить так далеко.

— Мне просто нужно заменить Хенвертона новым человеком.

И это больше соответствовало навыкам Кайены.

К счастью, Хенвертон Джиллиан не был рожден с особенно хорошим характером или способностями, а его друзья были ещё хуже.

— Хмм.

Однако ей нужно было сотрудничать с Рафаэлем, чтобы осуществить этот план.

Она не могла так легко избавиться от вассала Кедри.

Каким-то образом она продолжала оставаться связанной с Рафаэлем. Она не испытывала к нему ненависти, но боялась, что он почувствует себя неловко.

Кайена хотела жить иначе, не так как в прошлом.

Она спокойно смотрела на свои дрожащие руки. Хенвертон Джиллиан был одержим ею и в этой жизни.

Он может последовать за ней, если она убежит, и сделать то же самое, что и в прошлый раз.

Её воспоминания о жестоком обращении были не совсем ясны. Её воспоминания об убийстве также были туманными. Но даже намёки на эти воспоминания, заставляли её тело дрожать подобным образом.

Реакция её тела сильно отличалась от её хладнокровия и рассудительности.

«Я должна избавиться от того, что не могу контролировать»

Джиллиан был элементом, который она не могла контролировать. Так что у неё не было причин колебаться, чтобы избавиться от него.

 

***

 

Вера взяла с собой только одну служанку, чтобы та сопровождала её и направилась в центральную часть замка, чтобы проверить еду принцессы.

Эта кухня была самой важной в замке, потому что именно здесь занимались готовкой блюд для императорской семьи.

Несмотря на то, что за этим местом тщательно ухаживали, Вера всегда входила и выходила из центральной кухни из-за аллергии Кайены. Кроме того, Кайена не могла есть еду с сильным запахом рыбы, поэтому её фрейлинам приходилось уделять особое внимание блюдам из морепродуктов.

«Её Высочество делает вид, что это не так, но со вчерашнего дня она так слаба и встревожена. Мне нужно приготовить еду, чтобы помочь ей восстановить силы»

Однако шеф-повар всегда выглядел недовольным, когда Вера заходила и вмешивалась в приготовление пищи. Он открыто подверг Веру остракизму, отказался сотрудничать и пытался выгнать её как можно быстрее. Как будто ему было что скрывать.

«Он слишком сильно настроен против того, чтобы впускать сторонних лиц на кухню. Человек с чистой совестью не стал бы так поступать»

Фыркнув подумала Вера. Если она обнаружит что-нибудь подозрительное, то сразу же сообщит об этом.

Но Вере преградили путь у входа во дворец принцессы. На её пути стояли придворные и среди них Вера увидела знакомое лицо.

Это была госпожа Совенин, правая рука госпожи Хельер, старшей горничной, отвечавшей за всех служанок императорского дворца. Кроме того, она была членом фракции Резефа и враждебно настроена против Кайены.

Вера поприветствовала её.

— Миссис Совенин, могу я спросить, что вы здесь делаете?

Госпожа Совенин усмехнулась.

— Держу в узде служанок дворца.

— Под этим вы подразумеваете…

— Куда ты сейчас направляешься?

— Я шла к центральной кухне. Мне необходимо проверить еду Её Высочества.

При её словах госпожа Совенин свирепо посмотрела на Веру.

Выражение её лица показывало, что она победит Веру несмотря ни на что.

— Это место является самым строго управляемым из всех подразделений. Вы не профессионал. Чем именно вы можете там заниматься?

Вера поняла, что госпожа Совенин пытается придраться к ней.

Поскольку её соперница занимала более высокое положение, чем она, шансы Веры на победу в этом бою были невелики. И всё же она не могла держать рот на замке. Отношение Веры было отражением Кайены. Она выпрямила спину.

— Я единственная старшая фрейлина во дворце принцессы. Если не я позабочусь об этом, то кто?

Затем пять старших фрейлин выстроились рядом с миссис Совенин, как будто ждали, что она скажет это.

— Несмотря на это, старшая горничная велела мне выбрать и прислать новых старших фрейлин, потому что во дворце принцессы недостаточно фрейлин.

При этих словах Вера прищурилась.

Глава 36

— Но Её Высочество уже определилась с фрейлинами, которые будут управлять её дворцом.

— Довольно этой чепухи!

Женщина сразу же заглушила слова Веры, как будто они ничего не значили.

— Фрейлины для дворца принцессы должны быть тщательно отобраны. Как такие необразованные дамы могут служить Её Высочеству?

В словах госпожи Совенин не было ничего неправильного. Но они были и неправдивы: целью женщин было явно шпионить за Кайеной.

— Более того, ваше отношение к делу весьма проблематично. Разве вы не знаете, какой ущерб вы наносите руководству, выходя за рамки на центральной кухне?

Вера нахмурила брови от недоумения, а выражение её лица постепенно утратило любезность и остыло.

— Что вы имеете в виду под “выходя за рамки”?

— Разве вы не вмешиваетесь в уникальные компетенции кухонного персонала? Центральная кухня много раз жаловалась старшей горничной!

Её раздражение стремительно росло.

Выходит за рамки?

Вера только проверяла еду, чтобы узнать, были ли какие-нибудь блюда, которые принцесса не могла есть и были ли использованы ингредиенты, которые ей были не по вкусу.

Естественно, это было тем, чем она должна была заниматься в качестве её фрейлины. Другие же фрейлины, назначенные во дворец принцессы и раньше вели себя расслаблено, но с поведением Веры подобных проблем больше не возникало.

«Я не думаю, что она просто пытается завязать ссору, используя этот предлог ... Поведение старшей горничной, вызывает подозрения»

Вера окинула взглядом госпожу Совенин и других приближённых.

Она ожидала, что старшая горничная будет недовольна властью Кайены над внутренними делами. Но Вера не знала, что та вскоре попытается надавить на Кайену.

Вера скрыла свой гнев и ответила как можно спокойнее.

— Её Высочество недавно серьёзно заболела из-за аллергии на орехи. Так что я должна проверять продукты, доставляемые Её Высочеству.

Госпожа Совенин ухватилась за её слова и использовала их против неё.

— Вы думаете шеф-повар готовит еду, не зная об этом? Как вы смеете сомневаться в его способностях и оскорблять его подобным образом!

Вера закусила губу, после чего ответила.

— …Я не это имела в виду.

Она проиграла этот раунд.

Она была опечалена, но была вынуждена пассивно склонить голову. Госпожа Совенин торжествующе улыбнулась.

— Эти женщины будут подавать еду Её Высочеству, так что можете возвращаться.

Вера сжала кулаки.

Похоже их волновал испытательный срок принца Резефа.

«Она с трудом получила хоть какую-то власть…»

Принцесса обладала лишь временной властью над внутренними делами, но силы принца уже были направлены против неё.

Если подобные мелочи могут одолеть её, то это ничем не будет отличаться от того, когда на Кайену смотрели свысока, словно на бумажную принцессу.

Вера почувствовала злость и обиду. Она не могла немедленно вернуться в спальню принцессы.

«Как Её Высочество каждый раз сохраняет спокойствие?»

Даже такого рода давление заставляло Веру чувствовать себя расстроенной и несчастной.

Как мог этот маленький, кажущийся хрупким человек, может быть таким сильным?

Госпожа Совенин надавила на неё и Вера была беспомощно разбита.

Её положение и семья были слабыми по сравнению с другими, так что она никак не могла победить.

Что мог бы сделать кто-то вроде неё, чтобы помочь Кайене?

Вера никогда не считала себя некомпетентной. Но это было её ошибкой.

Как только власть Резефа будет восстановлена, Вера станет не более чем бессильной, неприметной старшей фрейлиной.

«Если я не буду действовать умнее и увереннее, они и дальше будут смотреть на меня свысока»

Она должна была стать полезной.

Это было навязчивой идей Веры с тех пор, как она начала работать в замке.

Для Веры Кайена была единственной надеждой на спасение. Если бы на сторону Кайены встали более полезные и компетентные люди, Веру могли бы бросить из-за её бедной семьи.

Она должна быть более полезной.

Вера остановилась в комнате отдыха, которую использовали фрейлины, после чего внезапно подняла голову.

«Центральная кухня…»

Она вспомнила как шеф-повар слишком настороженно относился к посторонним.

В этом было что-то подозрительное.

Если она проведет расследование, что-нибудь обязательно выяснится.

— Мне нужно найти кого-нибудь, кто мне поможет.

Вера грызла ногти, когда раздался какой-то звук.

Щелчок.

В этот момент дверь в комнату отдыха открылась и в комнату вошла девушка.

— Ой, я и не думала, что здесь кто-нибудь будет.

— ...Мисс Оливия?

Этой девушкой была не кто иная, как Оливия Грейс.

— Мисс Оливия. Сожалею, что начинаю с просьбы об подобной услуге.

Вера незамедлительно обратилась за помощью.

Это была несложная просьба.

— В центральной кухне есть что-то подозрительное и я пытаюсь выяснить, что именно. Не могли бы вы привлечь внимание к кухне, притворившись, что проходите какое-то практическое обучение?

— Звучит не так уж и сложно.

Увидев, что Вера одета как служанка, Оливия с тревогой спросила.

— Всё ли пройдёт хорошо?

— Служанки всегда в масках, так что всё будет хорошо. И, к счастью, у меня распространённый цвет глаз и волос.

Оливия тихо вздохнула. Она и не думала, что ей придется в первый же день исследовать всё интриги императорского дворца.

— За складом в центральной кухне всегда кто-нибудь следит.

Склад был соединен с двором и все материалы, импортированные во дворец, хранились там.

Осмотрев кухню, Вера увидела охранников, строго охранявших дверь склада.

В прошлом она думала, что имеет смысл взглянуть внутрь его, так как там хранилось достаточно много дорогих ингредиентов. Но сейчас она чувствовала что-то странное. Разве такой уровень осторожности не означает, что происходит что-то подозрительное?

Вера, долгое время находившаяся при императорском дворце, могла примерно предсказать какая там творится коррупция.

Должно быть, шеф-повар растрачивает деньги. Глаза Веры резко заблестели.

— Пойдём.

 

***

 

В это время Кайена просматривала книги о путешествиях.

«Милхен на юго-западе выглядит неплохо. Он умеренно беден и изолирован»

Она собиралась решить где жить после того как выйдет замуж за своего воображаемого мужа.

«Хотя это немного близко к герцогству Кедри»

Но его близость к герцогству Кедри могла быть и преимуществом, так как Резеф и другие силы не смогут запросто побеспокоить её.

Затем она услышала стук в дверь.

— Входите.

Дверь открылась и в комнату вошла Энни. Но выражение её лица было несколько странным.

— Ваше Высочество, ваша еда готова. Но…

Кайена отложила книгу. Будучи в недоумении, она спросила.

— Что случилось?

— Я впервые видела фрейлин, которые приготовили еду для Вашего Высочества. Что я должна сделать?

— Где Вера?

— Я не видела её поблизости.

Другие фрейлины кроме Веры?

Вера не стала бы посылать кого-то другого, не сказав ни слова.

Взгляд Кайены на мгновение стал острым, а затем выражение её лица вернулось к своему обычному виду.

— Впусти их.

Вскоре вошли незнакомые старшие фрейлины.

— Мы почтительно приветствуем Её Величество принцессу.

Вошедшие дамы занимали исключительно высокое положение даже среди старших фрейлин. Кайена приказала им накрыть на стол.

— Вы не их тех людей, которых я обычно вижу в своём дворце. Как вы прошли, чтобы принести мне еду?

— Число старших фрейлин в вашем дворце на удивление невелико, поэтому мы были назначены сюда. В будущем мы будем отвечать за заботу о Вашем Высочестве.

— Ах. Так ли это?

Кайена сразу же распознала их явные намерения.

«Следует ли мне просто оставить их в покое?»

Она только что установила систему, чтобы её дворец не трогали, но люди уже пытались держать её под контролем. Более того, было нелепо, что её игнорируют и назначают старших фрейлин без её разрешения. Это было доказательством того, что они верили в силу своего покровителя, Резефа – нет, семьи Эванс.

«Если я буду вести себя враждебно без всякой причины, это вызовет ссору. Если я этому не помешаю, то всё будет так же, как и прошлом...»

Ещё не прибыли все фрейлины, которых она сама выбрала.

Когда завтра Сьюзен и Джулия прибудут во дворец принцессы, они, возможно, смогут вытеснить остальных влиянием своих семей.

«С точки зрения семейного древа, они благороднее»

— Сегодня на центральную кухню прибыла партия свежей рыбы, так что её приготовили на гриле.

Несмотря на то, что Алькием, столица Кайены, располагался во внутренней части империи, достать рыбу было нетрудно благодаря соседнему портовому городу. Однако рыба обычно не входила в меню Кайены, потому что ей не нравился вкус рыбы.

«...Я уверена, что Вера не проверяла эту еду»

Вера была не из тех, кто исчезнет, оставив свою работу незаконченной, поэтому Кайена забеспокоилась ещё больше.

Она взяла нож и обратилась к фрейлинам, которые стояли в линию, наблюдая за ней.

— Почему вы до сих пор здесь?

— Нам было приказано помочь Вашему Высочеству…

Грохот!

Нож ударился о тарелку и издал пронзительный звук. Фрейлины задрожали.

Кайена, всё ещё улыбаясь, сказала им.

— Разве я только что не сказала вам убраться прочь?

Ходили слухи, что в последнее время Кайена стала спокойнее. Однако жестокость, которую она демонстрировала до сих пор, оставалась ясной в умах фрейлин. Они боялись, что она бросит нож, который держала прямо сейчас в руках, если они не смогут успокоить её. Они с содроганием отступили.

— ...Пожалуйста, позовите нас, когда мы вам понадобимся, Ваше Высочество.

Фрейлины ушли и Кайена немедленно подозвала Энни.

— Иди и найди Веру.

Глава 37

Энни сразу же ушла.

Кайена ещё некоторое время ковырялась в супе, но на всякий случай отложила ложку. Вскоре вернулась Энни, приведя с собой ещё одну служанку.

— Это служанка, которая пыталась пройти с Верой на центральную кухню.

«Пытались пройти?»

Служанка старательно объяснила, что произошло во время их столкновения с госпожой Совенин.

Тогда Кайена поняла, что фрейлины пытаются показать свой силу перед Верой.

— Она отослала меня, а сама удалилась в комнату отдыха для фрейлин.

— Однако там никого не оказалось. Когда я спросила привратника, то он сказал, что она ушла с новой фрейлиной, которая приехала сегодня.

— Ты хочешь сказать, что она ушла вместе с Оливией?

— Да. Оливия также заявила, что собирается заняться практическим обучением для работы в замке.

— Неужели?

Кайена слегка нахмурилась, размышляя над ситуацией.

Их поведение было подозрительным.

Она была уверена, что именно сегодня эти двое впервые встретились. И что это было за практическое обучение?

«Если подумать, в романе Вера была независимой личностью, которая часто строила заговоры и действовала сама»

Если это так, то Вера возможно действовала на интуитивном уровне.

Кайена коротко вздохнула.

Она просто хотела, чтобы всё шло гладко, прежде чем она оставит всё ради своего фальшивого брака. Даже если у неё и была власть над внутренними делами, она была лишь временная. Не было никаких причин враждовать с Резефом.

Она раздумывала над дальнейшими действиями, когда в спальню ворвалась Донна.

— Ваше Высочество! Вера сейчас противостоит шеф-повару на центральной кухне!

Кайена снова вздохнула.

— Что ж. Пойдём туда.

 

***

 

С тех пор как покойная императрица скончалась от аллергической реакции, дворец долгое время был лишён женщины, обладавшей реальной властью. Поскольку большинство женщин в императорской семье покидали дворец после замужества, Резеф уже давным-давно взял на себя управление внутренними делами.

Обладая этой силой, он заполнил дворец своими людьми. Среди тех кто поддерживал Резефа, была миссис Хельер, которая жестоко и деспотично управляла слугами.

— Проявлять такую небрежность в управлении людьми дворца не есть хорошо.

Заявила госпожа Хельер с мрачным, но решительным видом.

— Только императрица, которая занималась и училась этому с тех пор как была кронпринцессой, может должным образом заниматься внутренними делами.

— Вы совершенно правы, миссис Хельер.

Добавила госпожа Совенин, занимавшая более низкую должность, чем старшая горничная.

— Все ли вы слышали, что принцесса Кайена выбрала для своего дворца только юных и неопытных дам? Более того, она разделила всю власть между четырьмя дамами.

Все смеялись и издевались, за исключением одного человека. Фрейлина по имени Коллин, обладавшая способностью к рациональному мышлению, склонила голову набок.

— Дворец принцессы должен заботиться только о Её Высочестве, так что разве это число не подходит для этой задачи?

Глаза миссис Совенин заострились от замечания Коллин.

— Довольно этой чепухи! Если вы видели одну, вы видели их всех. Ясно, что эти фрейлины не соответствуют установленным стандартам, также ясно и то, что невозможно руководить этим огромным дворцом вчетвером.

Госпожа Хельер успокаивала рассердившуюся вместо неё госпожу Совенин, нежно взяв её за руку.

— Успокойтесь. Сейчас мы здесь, чтобы уладить ситуацию. И даже если бы это было не так, я бы преподала урок фрейлинам этого дворца в то время, пока бы присматривала за ними.

Сказала миссис Хельер.

Даже если принцесса сейчас и контролирует внутренние дела, ничего не изменится. В императорском дворце большинство людей были связаны с Резефом, поскольку они были по защитой семьи Эванс.

— Попросите каждый отдел не действовать опрометчиво вопреки указаниям Её Высочества. Как только принц Резеф восстановит власть, всё вернется на свои законные места, так что не нужно делать лишних движений.

— Как скажете, госпожа Хельер.

В этот момент в комнату отдыха фрейлин ворвался слуга.

— Её Высочество устроила переворот на центральную кухне! Шеф-повар задержан!

— Что? Центральная кухня?

— Почему она внезапно задержала повара?

Неужели принцесса услышала какой-то нелепый слух?

Испуганные фрейлины вскочили со своих мест.

— Скорее, на кухню!

После этих слов, слуга, сообщивший эту новость, махнул рукой.

— Сейчас её нет на центральной кухне.

— Тогда где же она?

Как будто огрызнувшись спросила госпожа Хельер.

Госпожа Хельер была из тех, кто всегда прикидывалась элегантной и она редко так откровенно раздражалась. Это означало, что поступок принцессы застал её врасплох.

— Она сказала, что проверит все закрытые пристройки замка.

Произнёс слуга.

Кровь отхлынула от их лиц.

 

***

 

Алекс, заместитель шеф-повара центральной кухни, взял небольшой перерыв после подтверждения того, что блюда для императорской семьи были приготовлены. Как только будет доставлена дневная посылка, кухонный персонал займётся подготовкой ингредиентов для ужина.

Центральная кухня должна была готовить еду только для трёх человек, но так как все трое были членами императорской семьи, им приходилось готовить самые разнообразные блюда.

Алекс курил сигарету возле погрузочной платформы.

Он взглянул в сторону. Рядом с центральной кухней была ещё одна кухня, отвечавшая за приготовление пищи для сотрудников. Это место было настоящей зоной военных действий.

— На это стоит посмотреть после того, как станешь успешным.

Алекс был помощником шеф-повара. Благодаря удачному времени он стал заместителем шеф-повара центральной кухни, которая требовала наименьшего количества труда среди всех кухонь. У этой должности было ещё одно преимущество.

Значительная сумма денег была получена здесь неофициально. Шеф-повар даже дал ему немного этих грязных денег, которые он мог бы положить в свой карман.

— О?

Внезапно Алекс заметил странную фигуру.

«Служанка?»

Для служанки женщина держалась хорошо. Её волосы блестели и хотя она скрывала лицо под маской, Алекс мог догадаться, что она привлекательна. Кроме того, она выглядела молодо. Служанки обычно были очень старыми или очень молодыми, поскольку женщины в расцвете сил предпочитали работать обычными горничными.

Алекс погасил сигарету. Как заместитель повара центральной кухни, он легко мог обольстить служанку.

Его распутство росло.

Служанка неуклюже несла вещи с погрузочной площадки на центральную кухню. Когда она вошла в этот уединенный уголок дока, Алекс последовал за ней.

— Похоже вы новенькая здесь.

— …

Служанка остановилась и обернулась.

— Это центральная кухня и здесь готовят еду для императора. А я здесь помощник шеф-повара.

Он медленно подошёл к служанке.

— Вам не тяжело?

— Совсем нет.

Служанка опустила голову.

Алексу тоже понравился голос служанки. Её манера речи казалась утонченной, как у молодой аристократки.

Чем больше он лицезрел её, тем больше желал.

— Если вы будете добры ко мне, я устрою вас на центральную кухню. Вы сможете служить непосредственно императорской семье.

— Нет, благодарю вас.

После перерыва Алекс должен был позаботиться о дневной доставке. Он думал, что сумеет соблазнить горничную до работы.

Затем его нашел слуга.

— Алекс!

— Что?

— Старшая фрейлина из дворца принцессы желает начать практическое обучение.

— Опять дворец принцессы? Хорошо. Я всё понял, так что иди и разберись с этим первым. Я выдвинусь за тобой позже.

Алекс торопился, поэтому резко ответил и отослал слугу.

— Вам не о чем думать. Если вы упустите свой шанс сейчас, то упустите возможность стать слугой на центральной кухне.

— Господин, я в этом не нуждаюсь!

— Хватит скромничать!

Служанка сделала шаг назад и Алекс грубо схватил её.

— Кьяа! Отпустите!

Подойдя ближе, он заметил, что служанка определенно красавица. Он сорвал с неё маску и удивленно воскликнул:

— Э-это ты!

Это была фрейлина из дворца принцессы, которая в последнее время каждый день доставляла неудобства центральной кухне.

— Как вы смеете принуждать беспомощную служанку своей фальшивой властью? Вы даже не имеете права влиять на кадровые решения!

Вера впилась взглядом в Алекса.

Хотя поначалу он и был удивлен, но быстро взял себя в руки.

— Ха! Ну, это вы крадетесь здесь под видом служанки… И где ваши доказательства? Я просто ловил подозрительного человека.

Алекс злобно рассмеялся.

— Любой человек всё поймёт, когда увидит подобное. Подозрительный человек замаскировался и спрятался на погрузочной платформе.

— Как вы смеете!

В этот момент на погрузочной площадке раздался раздраженный голос:

— Алекс! Чего ты тут бездельничаешь?

Это был шеф-повар. Шеф-повар шагнул на погрузочную площадку и остановился.

— Господин!

Алекс поспешно подбежал к шеф-повару и указал на Веру.

— Вы только посмотрите. Фрейлина принцессы переоделась в служанку и решила прокрасться!

С убийственным выражением лица шеф-повар повернулся в сторону Веры.

Глава 38

— А по какому это делу вы здесь?

Вера сильно прикусила губы.

— Похоже, вам следует поведать нам кое о чём.

Мужчина повёл Веру на кухню.

Оливия, которая просила обучить её делам на кухне с целью отвлечь внимание, казалось, была в отчаянии. Её лицо исказилось.

— Ха. Вы пришли шпионить за центральной кухней?

— Я пришла не для того, чтобы заниматься чем-то подобным.

— Тогда как это понимать? Сначала отвлекаете наше внимание, а потом шпионите?

Он угрожающе сделал шаг в сторону фрейлин.

— Вы посмели устроить хаос на моей кухне.

Вера чувствовала тревогу, словно сгорала изнутри. Её ошибки привели к страданиям Оливии из-за от этого унижения.

— Есть ли вам что сказать в свою защиту? А?

Ситуация складывалась не в лучшую сторону для дам.

Если бы всё прошло так как планировалось, то именно шеф-повар, а не она, был бы прямо сейчас потрясён.

— Я не могу оставить незамеченным этот инцидент! Вы не можете следить за нами, трудолюбивыми поварами, потому что относитесь ко дворцу принцессы! [1]

— Что это значит, я слежу за вами? Заместитель шеф-повара пытался силой навязать себя беспомощной женщине!

— Это ложь!

Незамедлительно возразил заместитель шеф-повара.

— Я последовал за ней только потому, что она выглядела подозрительно. И посмотрите как всё обернулось. Я раскрыл эту закулисную придворную интригу!

— Закулисную придворную интригу…

Вера была ошеломлена.

Шеф-повар яростно набросился на них, словно хотел прогнать их с кухни.

— В любом случае, похоже, вы пытались саботировать центральную кухню. Обратимся к старшей горничной. Разве вы не знаете, что мы просто развлекали вас до сих пор?

И в этот момент.

— Я зашла слишком далеко. Я даже не подозревала, что вы меня развлекаете.

Кайена появилась на центральной кухне в сопровождении нескольких рыцарей. Когда шеф-повар увидел принцессу, его лицо слегка исказилось и он поклонился.

— Я почтительно приветствую Её Высочество, принцессу.

Кайена взглянула на шеф-повара.

Она только что видела как он угрожал Вере и Оливии.

— Эта дама исполняла мои приказы и следила за делами на кухне. А ваше отношение кажется довольно грубым.

Шеф-повар понял, что Кайена лгала, чтобы прикрыть свою фрейлину.

— Если вы хотите доложить о ней старшей горничной, давайте, действуйте.

Кайена склонила голову и с холодным выражением лица произнесла следующие слова.

— Вы жалуетесь, потому что уверены, что на центральной кухне всё в порядке. Правильно?

— Естественно, Ваше Высочество. Центральная кухня контролируется наиболее строго из всех существующих отделов. Эта работа – гордость моей жизни.

Вежливо и с достоинством произнёс шеф-повар.

На первый взгляд, он действительно выглядел благородным человеком.

Кайена лукаво улыбнулась.

—Тогда, давайте проверим.

— ...Простите?

— Мне следует рассмотреть как же управляется центральная кухня, поскольку она является примером для всех остальных отделов. Я увижу ваши старания и вознагражу вас.

Лицо шеф-повара сморщилось. Он не ожидал такой реакции от принцессы.

Однако он не мог остановить её и показать своё чувство вины.

«Но что принцесса может разузнать, даже если она осмотрится?»

Она только что взяла на себя управление внутренними делами. Что она вообще может знать?

Шеф-повар проводил Кайену на кухню.

Вера была уверена, что с центральной кухней что-то не так.

Однако время шло, но она так ничего и не раскрыла и начала нервничать.

Кайена казалась очень собранной. Она уже знала, что имперские владения находились в упадке.

— Принесите бухгалтерскую книгу.

Слуги на кухне настороженно переглянулись, но всё же принесли книгу, так как не могли воспротивиться воле принцессы.

Они немного нервничали из-за того, что принцесса внезапно попросила разрешения о встрече с руководством, но внутренне чувствовали себя непринужденно. Некоторые из них даже смотрели свысока на принцессу, которая ещё не достигла совершеннолетия.

— Хм. Вы ведете хорошие записи. Вы правы, что гордитесь своей работой.

— Я могу быть только благодарен вашему признанию.

Шеф-повар уже было начал чувствовать облегчение, но всё изменилось, когда Кайена заговорила снова.

— Однако доля выброшенных ингредиентов для пищи составляет более 80 процентов.

Уровень утилизации, превышающий 30 процентов, был достаточным, чтобы нагрузить бюджет. Однако это было не 30 процентов, даже не 50 процентов, а 80 процентов. Другими словами, большая часть еды выбрасывалась.

Выражение лица шеф-повара стало суровым. Он думал, что всё это сойдёт ему с рук с помощью искусных речей.

— Состояние Его Величества Императора сейчас чрезвычайно серьёзное, поэтому материалы должны быть тщательно отобраны…

Кайена швырнула бух книгу на землю.

—  Я с нетерпением ждала проверки центральной кухни, поскольку её руководство, как говорили, было довольно строгим. Но вы хотите мне сказать, что казна империи растрачивается таким вот образом?

— Ваше Высочество.

— Похоже, вы не в курсе того, что если отходы превышают 40 процентов, ответственное лицо будет наказано по закону.

Теперь шеф-повар понял, что принцесса не собиралась смотреть свозь пальцы этот инцидент.

Выражение его лица исказилось.

Причина, по которой уровень утилизации отходов на центральной кухне был высок, заключалась в том, что руководство утверждало, что покупает больше еды, чем на самом деле.

Поскольку они уже давно растрачивают средства таким образом, он немного позабыл о законе.

«Как принцесса Кайена узнала об этом, если даже принц Резеф не знал?»

Шеф-повар попытался убедить Кайену нежным голосом.

— Конечно, так гласит закон, Ваше Высочество. Однако нельзя отрицать, что закон часто отличается от ситуации на местах. Особенно это касается центральной кухни, где готовят еду для Его Величества, Вашего Высочества и принца.

Еда для императорской семьи, конечно, должна быть выдающегося качества. В посуде не могло быть никаких изъянов. Учитывая такую логику, расточительные аристократы обычно и глазом не моргнули бы.

Шеф-повар подумал, что ему легко удастся обмануть молодую леди. Но Кайена была невозмутима, поэтому он не мог прочесть ни одной мысли по её лицу.

Шеф-повар продолжил, убеждая себя, что он слишком много рассуждает.

— В этом месте мы всегда должны использовать лучшие ингредиенты. Если есть что-то подозрительное или что-то не так с их доставкой, то ингредиенты будут немедленно выброшены.

— Понятно.

Без особого энтузиазма произнесла Кайена.

— Но скажите мне вот что…

Шеф-повар невольно сглотнул.

— ...Где отходы?

— ...Простите?

— Если вы избавились от них, то где же выброшенные продукты? В бухгалтерской книге записано, что только сегодня утром было выброшено много еды.

Он не думал, что она спросит, где находятся выброшенные продукты. Он не мог сразу придумать ответ и колебался.

Затем он снова улыбнулся.

— Мы их уже выбросили, Ваше Высочество.

— Тогда иди и найди их.

— Хм?

— Я проверю записи в бух книге, так что иди и принеси остатки еды сюда.

Её отношение, казалось спрашивало, почему он всё ещё здесь.

Он никак не мог найти и принести остатки еды. Они уже написали в бухгалтерской книге, что заплатили за ингредиенты и выбросили их вместе с поставщиком ингредиентов. Но они сделали это, фактически не получив ингредиенты.

«Это впервые, когда кто-то из императорской семьи спрашивает об отходах!»

Он наконец осознал насколько ужасной была ситуация.

Шеф-повар хотел выплеснуть свой гнев на окружающих.

Но холодное выражение лица Кайены сковало его и он не мог пошевелиться. Он проглотил проклятия.

— Кто отвечает за утилизацию?

Опять же, не существовало человека, ответственного за утилизацию. Он должен был спасти себя, выбрав подходящую жертву. Шеф-повар схватил и подтолкнул вперед скромного слугу.

— Этот сопляк, Ваше Высочество. Роше, расскажи Её Высочеству, что ты сделал с отбросами.

Самый молодой слуга, Роше, понял, что его выбрали для того чтобы он взял вину на себя.

Он слегка прикусил губы. Было очевидно, что он будет жестоко наказан, если возьмёт вину на себя.

Но что будет, если он скажет правду?

«Все, включая шеф-повара, знают, где живёт моя семья»

Компания, которая доставляла продукты, была не просто бизнес-группой. Кроме того, они контролировали гангстеров. Говорили, что они и глазом не моргнули бы на избиение человека до смерти. По правде говоря, любой, кто бросал вызов шеф-повару, на следующий день даже не мог встать и пойти на работу.

— Я, я виноват в этом, Ваше Высочество.

Принцесса Кайена была членом императорской семьи. Семья смотрела на простолюдинов свысока, как на насекомых; она никак не могла защитить его.

— Ах, так это только твоя вина?

Ее тон был очень мягким. Руки Роше дрожали, но он поднял голову, словно был очарован её спокойным голосом.

— Что ты сегодня сделал с остатками еды?

Пока Роше колебался, шеф-повар тихо убеждал его.

— Роше, раскрой ей всю правду.

— Это…

Он закрыл глаза и упал на пол.

— Я совершил проступок, достойный смерти, Ваше Высочество!

— Проступок, достойный смерти? Я не понимаю, что ты имеешь в виду.

— Я осмелился украсть остатки еды, потому что моя семья переживает тяжелые времена…

Произнёс он заикаясь.

Лицо шеф-повара покраснело, но затем быстро стало суровым.

— Ах ты, дерзкий дурак! Как ты смеешь воровать у священной императорской семьи?

Он схватил Роше за воротник.

Именно в этот момент Кайена подняла руку.

— Прекратите.

Она ласково обратилась к Роше, который снова задрожал.

— Ты сказал, что тебя зовут Роше? Я очень люблю людей, которые берут на себя ответственность. Нет никого более заслуживающего доверия, чем тот, кто так заботится о своей семье.

Сказала Кайена, улыбаясь.

У Роше было предчувствие, что принцесса не собиралась его казнить. Шеф-повар почувствовал странную атмосферу и обратился к Кайене.

— Ваше Высочество, вы должны наказать этого ублюдка, ведь он посмел прикоснуться к запасам императорской семьи!

— Какое наказание было бы подходящим?

— Это, согласно закону…

— Вы хотите сказать, что я должна конфисковать всё его имущество и лишить титулов, а также выпороть каждого члена его семьи?

Шеф-повар закрыл рот. По его спине струился холодный пот.

«Я должен сохранять спокойствие. Нет никаких доказательств. Она никогда не назначит мне порку!»

Посреди напряженной атмосферы, из-за двери кухни появился слуга и осторожно произнёс.

— Прибыла дневная партия, сэр. Следует ли нам принести всё внутрь?

Сердце шеф-повара остановилось.

— Её Высочество сейчас здесь. Как мы можем позволить скромному торговцу войти во дворец в её присутствии? Уведите его отсюда!

Он не мог позволить Кайене встретиться с поставщиком. Как обычно, квитанция содержала огромное количество несуществующих продуктов.

— В этом нет необходимости.

Кайена встала со своего места.

— Давайте вместе поощрим торговцев, которые так усердно трудились, чтобы доставить продукты.

Лицо шеф-повара стало совершенно мрачным.

 

[1] Имеется в виду, что за персоналом кухни следуют повсюду, куда бы они ни направлялись, максимально усложняют им жизнь, например, в целях отчуждения, унижения, изоляции.

Глава 39

***

 

Торговец Пастор чувствовал себя странно, потому что склад центральной кухни казался с виду пустым.

Он не мог заглянуть внутрь склада, поэтому позвал заместителя повара.

— Эй, Алекс!

Но появился не только заместитель повара. С ним было много незнакомых людей, в том числе обезумевший шеф-повар. Один из этих людей привлек его внимание.

«Боже мой»

Парсон впервые в жизни увидел настолько красивую женщину.

Она была так прекрасна, что казалось, будто она излучает свет. Она вышла из тёмного склада на солнце. В этот момент придворная дама рядом с ней заявила.

— Приветствуйте Её Высочество, принцессу.

Торговец осознал, что женщина перед ним и есть та самая принцесса Кайена.

Парсон, совершенно сбитый с толку её красотой, пал ниц.

— Сей скромный человек приветствует Её Императорское Высочество!

Над его низко склоненной головой раздался прекрасный голос.

— Встаньте.

Парсон неловко и с трудом поднялся со своего места.

«В любом случае, почему Её Высочество пришла сюда…?»

— Как же я была равнодушна. Я даже не знала в лицо того, кто обеспечивал едой нашу семью.

Парсон ещё больше растерялся.

«Это правда?»

Он не понимал, что происходит и просто стоял, не поднимая головы.

— Благодарю вас, Ваше Высочество!

— А теперь, почему бы нам не проверить ингредиенты?

Услышав её слова, Парсон поднял голову и посмотрел на шеф-повара.

Выражение его лица исказилось.

«…Я не должен показывать ей квитанцию»

Он начал выносить товар, не вынимая квитанции. Шеф-повар проверил качество и количество ингридиентов. Казалось, что всё пройдёт гладко.

— Похоже, вы занимаетесь доставкой без квитанции.

Парсон вздрогнул от слов Кайены, как будто его обожгли.

— Прошу прощения? Ах, так, эм. Я забыл сегодня принести квитанцию!

Вслед за этим вмешался и шеф-повар.

— Этот человек просто немного глуповат, Ваше Высочество. Тем не менее, мы уже давно сотрудничаем и у нас сформировалось сильное взаимодоверие, так что заменить простую квитанцию не составит большого труда.

— Да, да. Всё верно.

Добавил Парсон.

Кайена рассмеялась.

Все были сбиты с толку, на мгновение забыв о торжественной обстановке из-за освежающего смеха.

Кайена значительно преобразилась благодаря влиянию своей прошлой жизни. Она научилась быть дотошной и рациональной, у неё вошло в привычку молчать до того момента, пока она не будет готова действовать. Тем не менее, Кайена изначально была злодейкой.

— Похоже, я была слишком великодушна.

— ... Прошу прощения?

Каждый мог сказать, что что-то здесь не так.

— Арестуйте торговца и обыщите повозку.

Шеф-повар побледнел от страха.

— Ваше Высочество! Вы не можете так поступать по отношению к своему слуге, не имея на то оснований!

Кайена ответила холодным голосом.

— На колени.

— Ваше Высочество!

Рыцари, стоявшие позади, схватили шеф-повара и торговца, после чего приступили к обыску повозки.

— Ваше Высочество, я нашёл квитанцию!

Даже с первого взгляда было очевидно, что в квитанции значилось намного больше товара, чем перевозилось.

Лица торговца и шеф-повара побледнели.

Кайена протянула Вере руку и та, в свою очередь, сняла с её руки кольцо и перчатки.

После этого Кайена подошла к шеф-повару, стоявшему на коленях.

— В-Ваше Высочество! Вы ошибаетесь. Я невиновен…!

Пощечина!

Лицо шеф-повара повернулось в сторону.

— Ваше Высочество! Вы не можете так поступать! Сам принц назначил меня...!

Он почувствовал, что с такой скоростью всё закончится для него не лучшим образом, поэтому упомянул Резефа.

Шлепок!

Кайена ударила его ещё раз, после чего он закрыл рот.

— Мало того, что вы притронулись к сокровищнице, так вы ещё и обманули мою семью. Моё сердце обливается кровью из-за вашей бессердечности.

Поначалу рыцари были озадачены действиями Кайены. После, они стали свидетелями шокирующей ситуации и пришли в ярость.

— Как вы смеете обманывать Её Высочество! Этот человек даже не заслуживает того, чтобы ему отрубили голову, Ваше Высочество!

Обман императорской семьи был прежде всего тяжким преступлением.

— Вы угрожали слуге по имени Роше прямо на моих глазах. Я и не думала, что сама лично стану свидетелем такого ужасного поступка.

Кайена покачала головой из стороны в сторону.

— Если так дела обстоят на центральной кухне, которая, как говорят, наиболее строго управляется, то как же обстоят дела в других отделах?

При этих словах слуга поспешно покинул свое место и убежал. Кайена не стала его останавливать. Она начала осмотр с намерением встряхнуть императорский дворец.

— Посадите их в тюремную камеру и допросите.

— Ваши приказы будут исполнены!

Императорский дворец стоял на ушах. Начиная с шеф-повара центральной кухни, все были отправлены в тюрьму под сопровождением рыцарей. Фигуру шеф-повара видели многие. Во всей этой суматохе, только Кайена держалась в стороне, когда шла по замку.

Вера, опустив голову, последовала за Кайеной.

— Прошу прощения, Ваше Высочество.

Кайена остановилась и посмотрела на Веру и Оливию. Она слегка вздохнула и в этот момент плечи Веры сжались ещё сильнее. Оливия также выглядела немного напуганной.

— Вера, твой взгляд также великолепен, как и твоя проницательность, но… Ты была безрассудна сегодня.

Вера тут же опустилась на колени.

— Даже если бы у меня было десять ртов, я не смогла бы оправдаться. Своей глупостью я доставила неприятности Вашему Высочеству и даже подвергла мисс Оливию опасности.

Оливия также опустилась на колени рядом с ней.

— Я помогла ей по собственному желанию, Ваше Высочество. Я тоже заслуживаю наказания.

Кайена снова вздохнула, переводя взгляд с одной на другую. После чего она собственноручно помогла им встать с колен.

— Если вы опрометчиво переступаете границы дозволенного, могут произойти неприятные вещи. Я не хочу, чтобы с вами что-либо случилось.

Вера крепко сжала губы. Она чувствовала, что вот-вот расплачется.

— И в конце концов вы двое оказались правы. Они преступники. Они осмелились красть из императорской казны. Следовательно, вы поступили правильно.

— Прошу прощения…

Кайена погладила Веру, глаза которой наполнились слезами.

Оливия осторожно спросила.

— Но Ваше Высочество, вы действительно осмотрите и другие места?

Вера едва успокоилась, прежде чем снова забеспокоилась.

— Разве теперь аристократы не будут более бдительными?

Прошло всего три дня с тех пор как Резеф был приговорен к испытательному сроку.

Но она, по сути, обнажила свой клинок, чтобы приструнить центральную кухню.

Аристократы, поддерживавшие Резефа, не стояли на месте.

— Поскольку я уже вытащила клинок, это может привести к ответному удару, если я наполовину вставлю его обратно в ножны.

Теперь, когда дело дошло до этого, лучше было сразу организовать внутренние дела и установить дисциплину.

Кайена попыталась успокоить их, сказав, что всё не так уж и плохо.

— Такая работа – типичная часть домашнего хозяйства. Просто думайте об этом как о том, что я практиковалась до замужества.

— Я полагаю…

— Я лучше сделаю всё правильно и воспользуюсь этим.

Если она пресечёт кражи из казны и защитит богатство императорской семьи, она будет щедро вознаграждена.

После завершения этой работы Кайена получит награду, эквивалентную бюджету, который она сберегла.

В этот момент, кто-то криком позвал Кайену, направлявшуюся в отдельный дворец.

— Ваше Высочество!

Группа придворных, которые, должно быть, сговорились, собралась, чтобы поговорить с Кайеной.

Цвет их лиц был совсем нехорошим.

Кайена равнодушно взглянула на них. Её холодные голубые глаза обладали строгим достоинством, которого они никогда не видели до сих пор.

— Наконец-то вы вернулись.

Она засмеялась.

— Даже если бы вы не возвратились, я отправился бы на ваши поиски, но мы все пришли сюда в одно и то же время.

Миссис Хельер стояла прямо, смотря вперед с суровым выражением лица.

— Ваше Высочество, я слышала, что вы проводите инспекции без предварительного уведомления. Боюсь, это будет выглядеть так, будто вы не доверяете верным слугам замка.

Миссис Хельер низко поклонилась.

— Вы правы.

Пренебрежительно подтвердила Кайена.

«Довольно замечательно, что Её Высочество смогла таким образом изменить положение вещей»

Миссис Хельер мысленно рассмеялась над Кайеной.

Неожиданно центральная кухня была поднята на уши, но её управляющий сильно раздражал миссис Хельер.

В конце концов, он имел дело с бандитами, которые не пренебрегали даже убийствами.

«Но подобные действия не могут происходить и дальше»

Как обычно, она выпрямила спину, словно воплощение аристократа.

Для Кайены она выглядела просто нелепо.

Кайена уже знала, что старшая горничная не только притрагивается к казне, но и торгует должностями и престижем ради личной выгоды. Она взяла достаточно значительное количество взяток.

— Как всегда, вы были образцом для других придворных и указали на то, о чём я не подумала.

Сказала Кайена.

— Я благодарна вам за то, что вы понимаете, о чём я говорю.

Строго ответила миссис Хельер.

— У вас также весьма проницательный глаз на вещи.

— ...Что вы имеете в виду?

Кайена стояла лицом к лицу с миссис Хельер.

Её взгляд достиг сережёк, которые носила миссис Хельер.

— Ваше жалованье из императорского дворца должно быть выше, чем я предполагала, учитывая, что вы носите драгоценности старой королевской семьи.

Миссис Хельер сложила руки в удивлении.

Старинные жемчужные серьги, которые особым образом отражали свет, были одним из сокровищ королевской семьи Мадрена.

Затем Кайена указала на её кольцо.

— А это кольцо с рубином – первое обручальное кольцо, которое носила семья Полин.

На этот раз все взоры обратились к руке миссис Хельер. На ней был тёмный и красивый рубин цвета крови.

— ...Это просто подарок от моего мужа.

Кайена холодно посмотрела на миссис Хельер, как на дурочку, упомянувшую о своём муже, не зная, откуда взялась взятка.

— Кажется, граф Хельер часто пользуется чёрным рынком, а?

— ...Прошу прощения?

Она было подумала, что ослышалась.

— Не может быть такого быть, чтобы старшая горничная, хорошо знающая имперские законы, не знала, что торговля на чёрном рынке незаконна.

Миссис Хельер почувствовала как на ней сфокусировались взгляды. Её ноги дрожали, но выражение лица было таким же спокойным, как и у хитрой аристократки.

— Ваше Высочество, это недоразумение. Оно не может быть с чёрного рынка, так как пришло с подтверждением подлинности.

— Вы когда-нибудь запоминали печать на письме?

Миссис Хельер отчаянно думала о письме.

Из какой он семьи? Она подумала, что на гербе могли быть мечи и львы.

— Был ли это рисунок с мечом и двумя львами? С лаврами, окружающими их.

— ...Совершенно верно.

Это было подозрительно точно. Как принцесса узнала об этом? Это был дизайн, который миссис Хельер не могла вспомнить и она поняла, что что-то пошло не так.

 

 

~~~

 

Нашли грамматическую, речевую или логическую ошибку? Пожалуйста, сообщите о найденной ошибке. Для этого выделите участок текста, содержащий ошибку, нажмите на появившееся синее диалоговое окно с надписью ошибка, отправьте сообщение. Я ценю каждое ваше сообщение. В благодарность будет отправлена соответствующая подписка на платные главы. Большое спасибо за чтение этой новеллы и поддержку переводчика, приятного чтения! ^_^

Глава 40. Сцена 8. Фрейлины дворца принцессы

— Итак, в императорский дворец проник шпион.

Произнесла Кайена.

— …Прошу прощения?

Ответила миссис Хельер.

— Шпион?

Кайена отдала приказ рыцарю.

— Задержите изменницу.

— Я не изменница, Ваше Высочество! Правда!. Я просто всего лишь на всего получила этот подарок от семьи Совенин! Если с этими вещами что-то не так, значит их семья изменники!

Вслед за этими словами лицо госпожи Совенин резко изменилось.

— О-о чём ты говоришь? Эти драгоценности не принадлежат моей семье!

Лицо миссис Хельер теперь больше походило на лицо демона.

— Молчи, неблагодарная!

Она сняла с руки кольцо и швырнула его в сторону госпожи Совенин.

— Кяаа!

Кольцо ударилось об лоб госпожи Совенин и после упало на пол.

— Мне не следовало принимать что-либо от такой ничтожной, неблагородной семьи! Ваше Высочество, эти люди решили сблизиться со мой, скрывая свои злые умыслы. Но я не имею к ним никакого отношения!

— Разумеется, миссис Хельер. Я прекрасно осведомлена, что вы всегда старались оберегать императорский дворец от бед. Поэтому подозревать вас в измене несправедливо.

Кайена сняла с пальца кольцо и отдала его рыцарю, стоявшему подле её.

Это было золотое кольцо, которое доказывало, что она является членом императорской семьи.

— Обыщите дом семьи Хельер и её дом в котором она жила прежде, чем вышла замуж. Найдите что-нибудь с печатью семьи изменников.

Миссис Хельер рухнула на землю, а Кайена мягко добавила.

— Это приказ.

 

***

 

— Какой беспорядок.

Произнесла Вера, которая весь день следовала за Кайеной, инспектируя дворец. Выражение её лица выглядело уставшим.

Они наказали или наградили каждую секцию императорского дворца.

Естественно, наказаний было гораздо больше, чем наград.

Люди уже перестали заботиться о том, откуда Кайена знает обо всем этом. Для них имело значение лишь то, насколько хорошо она была осведомлена. С другой стороны, только на лице Кайены виднелась улыбка.

— Всё прошло, как я и ожидала.

Затем она повернулась, чтобы утешить Веру и Оливию.

— Оливия, в свой первый день во дворце ты изрядно настрадалась.

— Вовсе нет, Ваше Высочество.

— Я хочу, чтобы завтра ты хорошенько отдохнула. Тем не менее, поскольку сегодня ты всюду следовала за мной по пятам, все должны были увидеть твоё лицо и впредь они не будут вести себя опрометчиво.

Оливия сделала короткий реверанс.

— Я благодарна вам за вашу заботу.

— Можешь идти. Отдохни немного, Оливия.

После слов Кайены, Оливия покинула спальню.

— Как выглядел Его Величество?

Спросила Кайена Веру.

Несмотря на свой загруженный график, Кайена всё же назначила слуг из других кухонь на центральную кухню, чтобы приготовить ужин для императора и Резефа. Вера сама позаботилась о доставке еды до постели императора.

— Вы уже наверное слышали. Его Величество велел мне немедленно отправиться к вам, так как скорее всего вы будете загружены.

Это было косвенное, но безошибочное выражение поддержки по отношению к действиям Кайены.

— Я должна подумать какую награду стоит попросить у него.

Пробормотала Кайена.

«Мне также следует подумать о том, как справиться с реакцией Резефа»

Её голова пульсировала от боли.

 

***

 

В спальне принца шёл ремонт и тем временем Резефа перевели в маленькую комнату.

К счастью, он больше не вёл себя как сумасшедший, угрожая убить всех или разгромить всё. Но возникла другая проблема.

— Пожалуйста, подумайте ещё раз, Ваше Высочество.

Резеф держал в руке книгу.

На столе также лежало ещё несколько книг, все они были о путешествиях. Это были копии книг, которые одолжила Кайена.

Зенону хотелось выругаться на его беззаботный вид, но он едва сдержался. Он спросил.

— Зачем вы пытаетесь привести Кэтрин Линдберг, Ваше Высочество? Это слишком рискованно.

Резеф ответил, не отрывая глаз от книги, как будто в этом не было никаких проблем.

— В чём проблема? Она будет зарегистрирована только как приёмная дочь в семейном реестре графа Хамеля.

— Этот шаг просто всего-навсего создаст новых конкурентов. Такая вещь, как влияние, непостоянна.

После этого Резеф отложил книгу, которую читал и посмотрел на Зенона.

— Ты говоришь это так, как будто силы, которые я собирал до сих пор, обязательно отделятся, чтобы поддержать сына Линдберга.

Силы Резефа, которые выросли в размерах с тех пор, как они впервые сформировались, теперь будут более осторожны, вместо того, чтобы просто бросаться вперед.

В частности, аристократы, поддерживающие Резефа, были консервативными.

— Если Кэтрин Линдберг станет императрицей, её сын будет обладать более законными правами на трон, чем кто-либо другой. Ваше Высочество, неужели вы не понимаете насколько это опасно?

Большинство консервативных аристократов поддерживали Резефа по простой причине – он был сыном императора.

— Законность это, законность то!

Грохот!

Резеф бросил чашку и всего за одно мгновение атмосфера похолодела.

— Не имеет значения как сильно старается Линдберг!

Сказал Резеф, глядя на Зенона проницательными голубыми глазами.

— Я быстрее займу трон.

Сейчас Резеф находился не в том состоянии, чтобы его можно было уговорить. Зенон отступил на шаг и склонил голову.

— Пожалуйста, простите меня. Это была оговорка.

Что-то было не так.

— Я не хочу видеть тебя больше, оставь меня.

Резеф больше не обмолвился ни одним словом и просто перевернул страницу своей книги.

После того как Зенон вышел, снаружи комнаты стало немного шумно, прежде чем снова стало тихо.

Стук.

Он закрыл книгу и повернулся в сторону секретного прохода, назвав чьё-то имя.

— Джамиль.

Показался его помощник, который скрывался в этом самом проходе.

Тайный помощник, скрывавший своё лицо и одетый в чёрную форму экзорциста, преклонил колени.

— Распространите портрет принцессы Кайены по всей империи.

Резеф посмотрел на своего сведущего тайного помощника с добродушной улыбкой.

— В особенности задействуйте художников, которые живут рядом с портами и сухопутными путями, выходящими из империи, и разместите портрет принцессы повсюду. Я хочу, чтобы даже деревенский бродяга мог узнать её в лицо.

— Ваш приказ будет исполнен.

Джамиль поклонился и исчез в секретном проходе.

Резеф бросил на стол книгу, которую держал в руке. Ему больше нечего было в ней разглядывать.

— Я никогда не давал ей разрешения сбегать от меня.

Он потянулся и выглянул в окно. Поскольку он прочитал неинтересную книгу, его клонило в сон.

Резеф лениво пробормотал.

— Единственное, что осталось, так это брак…

В этот момент в спальню осторожно вошёл слуга.

— В чём дело?

— Её Высочество наказывает все подразделения дворца.

Эти слова заставили его сонливость исчезнуть.

— ...Что ты сказал?

Слуга объявил, что Кайена уже прогнала значительное количество придворных, включая старшую горничную.

Взгляд Резефа помрачнел.

— Моя сестра пытается уменьшить моё влияние…?

Должность старшей горничной оказалась вакантной из-за действий Кайены. Резеф подумал о человеке, который, скорее всего, займет её место.

«Сейчас же, когда я размышляю над этим… Мне сказали, что она послала за женщиной с фамилией Эливан»

Эта женщина была единственной, кто вмешивался во всё, чтобы он и Кайена не могли поладить. В результате он подставил её и отправил в изгнание. Было недопустимо принять эту женщину обратно, когда он с таким трудом изгнал её из дворца.

— Сделайте так, чтобы Кларенс Эливан не смогла приехать в столицу.

Слуга поклонился.

— Ваш приказ будет исполнен.

 

Сцена 8. Фрейлины дворца принцессы

 

Если бы вы оценивали самые большие особняки в столице Алкием, то первое место, несомненно, заняла бы вилла семьи Кедри.

Строительство этого прекрасного здания стоило целого состояния, и оно было достаточно изысканным, чтобы противостоять унылому, милитаристскому образу семьи Кедри. Интерьер украшали шедевры самого любимого ремесленника Алкиема. В частности, уникальными достопримечательностями виллы Кедри, были сад и огромный пруд, оформленный в модном стиле ампир.

Однако была и другая причина, по которой особняк был знаменит. Это был особняк, в котором никогда не наступала ночь. При всем огромном богатстве этой семьи, свечи щедро горели каждую ночь, делая виллу похожей на гигантскую лампу.

В тихую ночь, через не освещённый яркими огнями секретный проход, прошёл посетитель.

Это была женщина, которая скрывала свою внешность, надев капюшон.

Она дернула за верёвку у входа и вскоре дверь открылась, а из неё появился слуга.

Тихим голосом женщина произнесла.

— У меня есть новости из дворца принцессы.

Слуга закрыл женщине глаза повязкой и увел её в неизвестном направлении. Наконец повязку сняли. Это была комната с широким шатром в центре.

— Сними капюшон.

Приказал ей рыцарь.

Женщина сняла капюшон, как он и приказал.

Это была Энни, служанка из дворца принцессы.

Глава 41

— Лорд Рафаэль уже в пути, так что подождите минутку.

Энни сглотнула.

Обычно за отчётами в эту комнату являлся Джереми, правая рука Рафаэля. Но почему сегодня придёт сам Рафаэль?

Вскоре дверь открылась и через полупрозрачные стенки шатра уже можно было разглядеть элегантный силуэт.

Она сразу же поклонилась.

— Приветствую вас, лорд Кедри.

— Присядь.

Он расположился в кресле и жестом пригласил её сделать то же самое.

Обычно отчёты из дворца принцессы были бесполезны.

Внедрение шпиона во дворец принцессы было сделано для тщательности, а не потому, что там возможно было получить высококачественную информацию.

Однако с недавних пор из дворца принцессы часто приходили срочные отчёты. Более того, Кайена признала шпиона герцогства компетентным и теперь считала её близким другом. Благодаря этому Рафаэль получал наиболее точную информацию быстрее, чем кто-либо ещё в столице.

Рафаэль решил узнать, что же произошло во дворце принцессы.

— Что случилось?

Энни рассказала обо всём, что сегодня происходило в императорском дворце: о том, что Оливия Грейс прибыла на день раньше, чем ожидалось, об инциденте на центральной кухне, о преступлениях миссис Хельер и о реакции императора — она подробно описала все эти события.

Шпион в рядах рыцарей также предоставил ту же информацию, что и Энни.

Принцесса Кайена издала императорский приказ конфисковать владения семьи Хелиер и разыскать печать предателя.

Существовала старая история о символе предательской семьи, но едва ли кто-нибудь в столице знал об этой истории из-за её давности. У такой молодой леди, как Кайена, не было особых причин сталкиваться с этим прежде.

Казалось, принцесса обладала большим объемом странной информации. Были некоторые вещи, которые она могла бы узнать, если бы уделяла им пристальное внимание.

Однако Рафаэль знал, что окружение Кайены не поддерживает подобные вещи.

«Как именно она всё это узнала?»

Сегодня он получил подтверждение, что Рита Брукин страдала от психического заболевания, как и сказала Кайена. Были сведения, что это может быть даже генетическим. Кроме того, Оливия Грейс вошла в императорский дворец.

Рафаэлю не пришлось даже и пальцем пошевелить[1]. Он никогда в глаза не видел тех трёх дам на которых его мать пыталась поженить его.[2] Неужели планы его матери-перфекционистки когда-либо продвигались настолько неудачно?

Насколько он знал, это было впервые.

— Были ли ещё какие-нибудь необычные изменения?

В ответ на его вопрос Энни задумалась над недавними действиями Кайены.

— Больше ничего примечательного, кроме того, что она читала путевые заметки по каждому региону.

— Путевые заметки?

Если подумать, он действительно наткнулся на неё в императорской библиотеке.

«Что же за этим стоит?»

Энни рассказала ему о том, что подслушала.

— Она сказала, что будет читать о местах для летнего отдыха.

Каждое лето Кайена брала месячный отпуск и отправлялась на южные пляжи. Но один из членов императорской семьи оборвал связи с тем местом, где они останавливались два года назад, после некоторых разногласий.

— Ранее в отчётах вы упоминали о её давней няне. Это жена барона Эливана?

— Да, это так. Баронесса Эливан ещё не ответила принцессе, но я передам вам эту информацию, как только она свяжется с принцессой.

Рафаэль кивнул.

Судя по ситуации, если баронесса Эливан войдёт во дворец, существует большая вероятность, что она станет главной горничной.

«Я также должен внедрить и туда своего человека, чтобы внимательно следить за развитием ситуации»

Энни подняла ещё один важный вопрос.

— А также прошлой ночью принц отправился в покои Её Высочества.

— Разве он не должен находиться под домашним арестом?

— Да. Похоже, что в спальне принцессы есть секретный проход.

Естественно, что в каждой спальне замка был секретный проход.

— На короткое время из комнаты доносились громкие звуки.

Услышав это, Рафаэль нахмурился. Ситуация не казалась приятной. Нет, он был уверен, что Резеф отправился к Кайене с обидой.

«Но об этом не было ни единого слуха. Наоборот, во дворце принца царила лишь тишина»

Рафаэль подумал, что Кайена, должно быть, успокоила Резефа. Но что она могла сказать Резефу, он не знал.

Он мог лишь предположить, что это как-то связано с политической властью.

«Ещё кое-что, о чём мне нужно узнать»

Всякий раз, когда Кайена действовала, поднимался такой шум, словно это бушевал ветер над тростниковым полем.

Её уровень влияния вырос до уровня, который нельзя было игнорировать. По крайней мере, так думал Рафаэль.

Он задал Энни вопрос, который никогда ранее не задавал.

— Что ты теперь думаешь о принцессе?

Энни на мгновение растерялась от этого озадачивающего вопроса. Но поскольку она была наблюдательной и сообразительной, она быстро нашла правильный ответ.

—Она справедлива и мудра.

Справедливая и мудрая принцесса. В этом не было никакого смысла. Но, как ни странно, Рафаэль верил в это.

— О, и…

Рафаэль с любопытством посмотрел на Энни.

Энни на мгновение заколебалась, а затем заговорила.

— Я слышала её слова о том, что она надеется, что лорд Кедри поладит с леди Грейс.

Он слегка нахмурился.

«И снова эта леди Грейс»

После той встречи некоторое время назад Кайена неоднократно упоминала Оливию Грейс.

Что за трюк она задумала?

Рафаэль кивком подтвердил её слова и передал Джереми сумочку.

Джереми пересёк шатер и отдал сумочку Энни. Она с благодарностью приняла плату и снова последовала за слугой из комнаты.

Независимо от того, сколько кусочков головоломки он собрал о Кайене, Рафаэль не мог понять общую картину. Это смутило его. Как будто кусочки принадлежали к разным головоломкам.

«Сомнительно, что она собирается поддержать Резефа как императора, но не похоже, что она пытается заполучить власть для самой себя»

И самой странной частью всего этого был он сам.

Рафаэль продолжал наблюдать за действиями Кайены и задаваться вопросами из-за них. Он не мог игнорировать её. Она была как заноза на его пальце.

Рафаэль даже расстроился, потому что не смог договориться о встрече с ней. Прямо сейчас он был всего лишь наследником, а не герцогом.

Он осознанно до сих пор не стал преемником своего отца и само изолировался.

«Но было бы неплохо, если бы я обладал властью, чтобы чаще с ней разговаривать…»

Рафаэль вышел из пристройки и вошёл в богато украшенную виллу семьи Кедри.

На протяжении всей прогулки он казался погружённым в свои мысли. Затем он спросил Джереми.

— Существует ли какой-нибудь способ случайно встретиться с принцессой?

Чтобы заполучить правильный ответ, нужно было взглянуть в глаза самой проблемы.

 

***

 

На рассвете следующего дня Кайена прекратила инспектирование как ни в чём не бывало.

Тем не менее, все во дворце были в ужасе от того, что закончат так же, как шеф-повар или миссис Хельер. Они согнули головы вниз, но в то же время им пришлось действовать более эффективно, чем за последние годы, поскольку они должны были взять на себя работу тех, кто был заключён в тюрьму.

В связи с утренними перестановками персонала, прибытие новых фрейлин принцессы привлекло меньше внимания.

Джулия Эванс и Сьюзен Лепор наблюдали, как слуга спешно направился во дворец принцессы, чтобы сообщить об их прибытии.

Она не ожидала многого, но Джулия была немного разочарована холодным приёмом.

— Всё кажется немного запутанным…

Джулия с нетерпением ждала приезда в Алкием.

Столица! Романтика и трепет от этого места не могли быть выражены словами.

Джулия была яркой дамой, скучной по меркам мужчин на востоке. Они были уродливы и совсем не стильными. Для Джулии эти факты были более болезненными, чем что-либо ещё.

Когда её выбрали фрейлиной для дворца принцессы, она была так взволнована, что закричала. Наконец-то она сможет выбраться из унылой старой сельской местности!

«Чаепития! Танцы! Платья!»

Она вошла в императорский дворец, предвкушая мир элегантности и стиля. Однако настроение в императорском дворце было немного странным. С Джулией, жемчужиной семьи Эванс, обращались как с холодными объедками.

Она взглянула на Сьюзен Лепор, которая стояла рядом с ней с апатичным лицом.

«Она кажется суровой»

Шоколадно-каштановые волосы Сьюзен, глубокие пурпурные глаза и надменное выражение лица делали её похожей на изящного ягуара. Несмотря на то, что Джулия улыбалась и пыталась заговорить с ней, Сьюзен отвечала только короткими ответами.

«Ну, по крайней мере, она симпатичная»

Джулия скрыла свои гордые чувства, расчёсывая пальцами свои вьющиеся золотистые волосы. Её собственная красота была значительно ослепительнее. Её часто называли самой красивой женщиной на востоке.

«Даже в столице я не видела никого красивее себя»

Насколько красивой окажется принцесса Кайена, которая всем известна как величайшая красавица империи?

В этот момент вернулся слуга вместе со старшей фрейлиной.

 

 

[1] Используется английская идиома (not lift a hand) – палец о палец не ударить, пальцем не пошевелить.

[2] Используется английская идиома (make neither head nor tail of) – не понимать, что к чему (в данном случае “в глаза не видел”).

Глава 42

— Мисс Сьюзен Лепор и мисс Джулия Эванс?

Как только были произнесены их имена, обе дамы вежливо поклонились. Вера слегка поклонилась в ответ.

— Я Вера Лекстон. Пожалуйста, следуйте за мной.

Грозное выражение лица Веры, лишённое даже намека на улыбку, казалось властным.

Ещё до приезда в столицу они слышали слухи о Вере. Она была единственной фрейлиной, которая пережила чистку во дворце принцессы благодаря своей компетентности.

— Мисс Сьюзен, вы разместитесь в этой комнате, а комната мисс Джулии вот эта. Вон там живёт мисс Оливия Грейс.

Обе дамы были в замешательстве. Оливия приехала первой?

— Мисс Оливия приехала вчера.

Объяснила Вера.

«Неужели она так отчаянно хотела показать себя из-за своей безвластной семьи?»

Когда Джулия посмотрела на список тех, кто был выбран в качестве фрейлин рядом с ней, она впервые услышала имя "Грейс" и предположила, что они были скромной и безвластной благородной семьей. Она также слышала, что, несмотря на их положение, они вели переговоры о браке с герцогством Кедри.

«Говорят, Рафаэль Кедри красивый мужчина»

— Приветствовать принцессу будете только вы вдвоём, поэтому, пожалуйста, пришлите слугу, когда будете готовы идти.

У Веры не было сил присматривать за ними, как она делала это с Оливией. Она бегала с самого рассвета, разбираясь с беспорядком в императорском дворце.

— Не тратьте слишком много времени на подготовку. Её Высочество занята внутренними делами.

— Понимаем.

Сьюзен снова сделала реверанс и ушла в свою комнату. Тем временем Джулия ворчала перед горничной, которую привела с собой.

— Я думала, что нас будет ожидать тёплый приём, ведь у Её Высочества всего лишь четыре фрейлины. Но что это такое?

— Но комната очень милая, миледи. Он получает достаточно много солнечного света.

Горничная умело переключила внимание Джулии.

— Как мило! Наш дом тоже большой и экстравагантный, но мне никогда не нравился мамин вкус.

Джулия ещё раз оглядела комнату, затем взглянула на своё отражение в зеркале.

— Я самая красивая девушка на востоке, но, возможно, что я также самая красивая девушка и в столице.

Джулия внимательно посмотрела на свои тёмно-золотистые волосы и сапфирово-голубые глаза.

— Давайте переоденемся, миледи.

Джулия не переставала болтать, даже пока переодевалась.

— Я думала, что во дворце будут только удивительные красавицы, но это не так. Откуда взялся образ красивых и высококвалифицированных фрейлин императорского двора?

— Должно быть, всё благодаря тому, что у них элегантные придворные манеры, утончённый стиль, талант и благородное происхождение.

— Что ж, это мне очень подходит, так что мне это нравится.

Весело смеясь, Джулия поправила на голове маленькую шляпку, украшенную цветами, а великолепное оранжевое платье только подчеркивало её очарование.

— Думаю, я готова. Отправьте слугу.

Горничная склонила голову, едва не испустив вздох облегчения. Прошёл уже час.

«Фрейлина, которая прибыла вчера, сказала, что ей не нужно собираться и сразу же отправилась приветствовать принцессу»

Сьюзен Лепор тоже быстро закончила собираться, просто сменив шляпу на ту, которую можно носить в помещении.

Было проблематично, что Джулия медлила целый час, в то время как Вера сказала, что все были сильно загружены. По крайней мере, её горничная была достаточно опытной, чтобы сократить время на подготовку до такой степени.

— Мисс Джулия, пойдёмте в гостиную.

Как только она вышла из комнаты, она увидела Сьюзен. Похоже, она ждала Джулию. Сьюзен, которая никогда не заговаривала с ней первой, взглянула на Джулию надменным взглядом.

— А вы прямо-таки поспешили собраться!

Джулия не пропустила её саркастического тона и быстро обиделась. Она уже собиралась что-то сказать Сьюзен, когда заметила Веру. Недовольная, она была вынуждена закрыть рот.

Вера быстро взглянула на наряд Джулии.

Одна была одета как на бал, в то время как другая была одета так, словно она собиралась почитать книгу в своём собственном доме.

Они были такими же разными, как день и ночь. Почему-то ей казалось, что с ними будет непросто работать.

— Пожалуйста, следуйте за мной.

Вера провела их в гостиную, где ждала Кайена.

Не только придворные были загружены этим утром. Кайена, как глава внутренних дел, должна была дать окончательное одобрение на все кадровые назначения.

«К счастью, она такая аккуратная и деловитая, почти как человек знакомый с подобной работой»

Кайена на удивление хорошо разбиралась в отчётах и давала указания. Вера была благодарна, что её работа была безупречной, но в то же время она не могла не удивляться. Неужели в императорской семье рождаются с такими способностями?

Вера остановилась перед гостиной.

— Дайте ей знать, что мы здесь.

Привратник постучал в дверь и открыл её. Через щель в двери они услышали приятный голос.

— Впустите их.

Наконец-то они встретятся с принцессой о которой ходят так много слухов.

Джулия заглянула в гостиную любопытными юными глазами. Сьюзен же была такой же равнодушной, как и всегда.

Как только дождь прекратился, сквозь огромное арочное окно пробился солнечный луч.

Под солнечным светом они увидели женщину с ручкой, сидящую за столом, который одновременно служил почтовым ящиком. Перед ней лежал лист бумаги.

Несмотря на то, что она была одета в скромную одежду, они с первого взгляда могли сказать кто это.

Джулия была потрясена. Её красота, которой она так гордилась, казалась лишённой красок рядом с Её Высочеством.

«Так это и есть принцесса...»

Джулию охватило чувство поражения, как будто она была всего лишь деревенской деревенщиной.

Затем из-за их спин заговорила Вера.

— Поклонитесь Её Высочеству, принцессе.

Джулия и Сьюзен опустились на колени в глубоком поклоне.

— Мы выражаем своё почтение Её Высочеству, принцессе.

Кайена отложила ручку и посмотрела на Джулию и Сьюзен, когда они поклонились.

В своей первой жизни Кайена была впечатлена смелостью Сьюзен во время их многочисленных конфликтов.

Было немного приятно снова увидеть её.

— Рада познакомиться с вами.

Она помогла Джулии и Сьюзен встать и пересела на широкий диван.

— Надеюсь всё в порядке с тем, что вас выбрали фрейлиной. Я знаю, что это самое загруженное время года на востоке.

Сказала Кайена Джулии.

Территория маркиза Эванса, включавшая в себя самые большие зернохранилища, весной и осенью требовала много рабочих сил. Хотя такого рода работа не имела никакого отношения к Джулии, было просто вежливо упомянуть об этом.

— Я давно хотела приехать в императорский дворец.

Сказала Джулия. Она ещё раз украдкой взглянула на Кайену. От её красоты захватывало дух.

— Я рада.

Кайена перевела взгляд на Сьюзен и встретилась с ней глазами.

Она мгновенно прочла в выражении лица Сьюзен немного любопытства и непокорности.

— Маркграф Лепор здоров?

Сьюзен с горечью ответила.

— Он настолько здоров, что почти не поддается контролю.

— Он очень оживлённый и добрый человек. Я была бы рада, если бы он смог приехать на церемонию моего совершеннолетия.

— Я напишу ему письмо.

Услышав этот монотонный ответ, Вера острым взглядом взглянула на Сьюзен.

Непринужденная, откровенная речь Джулии была проблемой, но агрессивный тон Сьюзен был еще большей проблемой.

«Мисс Оливия действительно необыкновенная»

Оливия была воспитана как фрейлина и обучена придворным манерам и речи ещё в детстве.

Благородные девушки родом из столицы, особое внимание должны были уделять обучению танцам, потому что в будущем им придётся посещать многочисленные танцы в императорском дворце. Жаль, что среди новых фрейлин только Оливия была из столицы.

— Не слишком ли страшный беспорядок царит во дворце?

Первой на её вопрос ответила Джулия.

— Во дворце слегка… Здесь что-то произошло?

— Сейчас во дворце несколько оживлённо, поскольку мы проводим перестановку кадров. Скоро всё стабилизируется, так что вы сможете более спокойно выполнять свои задачи.

Джулия была сбита с толку. Она слышала, что фрейлине во дворце принцессы не нужно много работать. Она должна была носить зонтик или пальто позади принцессы, когда она прогуливалась, верно?

Но слова принцессы Кайены подразумевали, что ей придется ещё поработать.

— Вы что-нибудь знаете об управлении внутренними делами?

Семья Джулии давала ей уроки о том как работать с персоналом и управлять внутренними делами. Ей нужно было овладеть этими навыками на случай, если она станет императрицей. Однако Джулию это положение совершенно не интересовало.

Она предпочитала мужчин постарше, а Резеф был на год моложе её. Поэтому на уроках она только закатывала глаза. Должно быть, она что-то слышала об управлении внутренними делами, но в голову ей ничего не приходило.

Глава 43

Точно так же и у Сьюзен не было опыта в управлении внутренними делами, поэтому она не могла поддержать разговор. В конце концов, Вера решила сама всё объяснить.

— Целью “управления внутренними делами” является поддержка Его Величества и императорской семьи. Обязанности человека зависят от его положения и подразделения. Мисс Сьюзен и мисс Джулия – особые старшие фрейлины дворца принцессы у Её Высочества.

— Ты всё очень хорошо объяснила, Вера.

Похвалила её Кайена.

— Ты, должно быть, занята, но я попрошу тебя проследить за обучением наших новых фрейлин.

Вера склонила голову.

— Разумеется, Ваше Высочество. Это часть моих обязанностей.

После этого Кайена отпустила фрейлин.

— На данный момент этого достаточно. Ступайте и отдохните.

Вера взяла за руки обеих дам, поклонилась и вышла из гостиной.

Как только за ними закрылась дверь гостиной, Джулия тяжело вздохнула.

— Поскольку сегодня ваш первый день, сделайте перерыв и попытаетесь привыкнуть ко дворцу. Ваши младшие фрейлины могут проинформировать вас о ваших обязанностях.

Сказала им Вера.

Младшие фрейлины, ожидавшие у стены, подошли к ним. Среди младших фрейлин были Энни и Донна, которых повысили в должности.

— Что ж, увидимся с вами снова завтра.

— Ах, да. Увидимся завтра.

Джулия посмотрела на Веру, которая казалась совершенно невозмутимой и подумала, что у неё не пойдет кровь, даже если её уколют иглой.

— Прошу меня простить.

Сьюзен быстро извинилась и вышла первой со своей фрейлиной.

Не так давно Джулия фантазировала о императорском дворце, но сейчас же у неё возникло такое чувство, что её окатили холодной водой. Она представляла себя в красивых платьях, сопровождающей Её Высочество на вечеринки, с зонтиком в руках…

Она прошла в свои покои вместе с Донной, младшей фрейлиной, приставленной к ней.

— Отныне леди Джулия будет заботиться о питании, напитках и лекарствах Её Высочества.

Сказала Донна.

— Что?!

Джулия была поражена.

— Но я не умею готовить и ничего не смыслю в медицине! Как я могу выполнять подобную работу?

Даже просто на слух эта работа казалась достаточно сложной. Джулия нахмурилась и спросила.

— В таком случае, чем же занимаются остальные фрейлины?

Донна объяснила обязанности каждой из четырех фрейлин. От этих объяснений настроение Джулии испортилось ещё больше. Всё потому, что было кое-что, чего она хотела – обязанности Оливии.

«Приём гостей и организация вечеринок! Такая роль поставила бы вас в центр столичного общества»

Джулия действительно хотела получить это назначение. Кроме того, приём гостей осуществлялся бы лучше, если бы человек, принимающий гостей, был кем-то с выдающейся красотой, с такой, как у неё самой.

— Мы, случайно, не можем поменяться обязанностями?

Виконтство Грейс не обладало большой властью, поэтому смена обязанностей не заняла бы много времени, если бы семья Джулии отправила им сообщение.

Однако Донна покачала головой.

— Её Высочество сама определилась с распределением обязанностей, поэтому их нельзя менять произвольно. Если вы хотите изменить своё назначение, вы должны обратиться с просьбой непосредственно к принцессе.

— Хаа…

Расстроившись, Джулия вздохнула.

— У вас ещё будет время изучить свои обязанности, так что вам не нужно сильно беспокоиться.

Сказала Донна.

Утешение Донны нисколько её не успокоило.

«Что ещё хуже, работа Сьюзен тоже лучше моей. Она, по крайней мере, заботится о платьях и украшениях, хотя мне нет дела до планировки и других подобных вещах»

Казалось, принцесса Кайена намеренно дала ей самое трудное и тривиальное задание.

Истинное значение её работы не имело значения для Джулии. Её заботило только то, чем она могла бы похвастаться перед остальными.

— Тогда, пожалуйста, позовите меня, когда я вам понадоблюсь.

Сказала Донна.

Джулия кивнула и вошла в свою комнату.

С другой стороны, Миллен, фрейлина, которую Джулия привела из своей семьи, знала, что на Джулию возложена более важная задача, чем она того заслуживала.

«Должно быть, на неё возложили такую ответственность, потому что она из семьи Эванс...»

— Забота о здоровье и питании Её Высочества – очень престижная и сложная работа, миледи.

— Что такого престижного в кулинарии? Я так расстроена. Я думала, что смогу встретить мужчину своей мечты и завести прекрасные отношения.

В дополнение к своему благородному происхождению и красоте, она даже была также и фрейлиной принцессы. Она была идеальной кандидаткой в невесты.

Празднование совершеннолетия принцессы должно было состояться всего через месяц, поэтому Джулия с нетерпением ждала судьбоносной встречи там.

Особенно ей хотелось встретиться с Рафаэлем.

— Ну, вы можете встретить принца Резефа. Говорят, он очень красив.

— Меня не интересуют молодые мужчины.

— Вы всего лишь на год старше его. Он едва ли моложе вас.

Джулия не интересовалась принцем, который в настоящее время находился на испытательном сроке.

«Если это младший брат принцессы Кайены… Он определенно будет выглядеть потрясающе»

В голове Джулии всплыл образ принцессы. Впервые её красота уступила кому-то другому. Что ещё больше задело её гордость, так это то, что Кайена была её ровесницей.

«Почему она так выделяется, хотя мы с ней одного возраста? Неужели это потому, что она родом из императорской семьи?»

Кайена обладала поразительной грацией и особой аурой, от которой невозможно было отвести взгляд.

Ни у кого из подруг Джулии не было такой ауры. Джулия надеялась взять штурмом высшее общество столицы своей красотой, которая, по её мнению, превосходила красоту принцессы Кайены... но когда она увидела сегодня Кайену, стало ясно, что этого никогда не случится.

Джулия впала в депрессию.

 

***

 

Как бы то ни было, время шло. Кайена дорого заплатила за столь открытые действия.

«Это похоже на то, как я работала сверхурочно каждый день в своей прошлой жизни из-за групповых проектов»

Тогда она была офисным работником, но здесь она является принцессой. Не слишком ли много она работает?

Это было немного несправедливо по отношению к ней. Всё было бы лучше, если бы она была просто дочерью из какой-нибудь другой знатной семьи. Кайена не была настолько бессердечной, чтобы игнорировать бремя, которое несла императорская семья. Итак, она думала только о том, как создать эффективную систему.

«Я буду думать об этом как о плате за проживание»

То, что она рассматривала свою работу как плату за комнату, питание и развлечения, немного ослабило её недовольство работой.

— ...Тебе нравится работать?

Спросила Кайена, ошеломлённо глядя на Веру.

У Веры было ещё больше работы, чем у неё, но её глаза блестели.

Вера робко улыбнулась ей.

— Это потому, что есть кто-то, кто признаёт меня.

Вера никогда в жизни не чувствовала себя более удовлетворённой. Кайена чётко понимала, что такое вознаграждения и наказания. Таким образом, Вера наслаждалась работой в среде, где она знала, что она будет признана, если будет хорошо выполнять свою работу.

Когда Кайена посмотрела на Веру, она вспомнила себя в прошлом.

«Было ли время, когда я тоже была такой же?»

Было приятно получить признание за свою компетентность и повышение в должности. Но у Кайены не было хорошего начальника.

«Но хороший ли я руководитель?»

Она не знала. Тем не менее, кажется, она получила несколько хороших отзывов.

Если среди её людей есть коррумпированные люди, она, естественно, уберёт их. В таком случае честные люди, которых нарушители закона называли дураками, поднимут недовольство. Кайена немедленно назначала этих людей на места нарушителей закона. И по всему дворцу люди начали восхвалять Кайену.

Она полностью реорганизовала внутренние дела всего через пять дней после того, как Резефа посадили на испытательный срок.

«Резеф ведёт себя необычайно тихо»

Она думала, что Резеф сбежит из своей комнаты, чтобы снова навестить её.

Он терпеть не мог, когда кто-либо бросал вызов его авторитету.

Кайена знала об этом, но ей хотелось немного пролить кровь. Если он захочет, она предоставит ему другое преимущество. У Кайены всё ещё было много информации, которая могла оказаться полезной. В случае необходимости, она могла бы доставить неприятности тому, кто потревожил бы её.

Но Резеф не принимал никаких действий. Было сообщение, что он, возможно, спорил с Зеноном, но на этом всё. Он был больше похож на ребенка, который притих после того, как сделал что-то плохое. Для Кайены подобное спокойствие было неприятным.

«Самая большая проблема в том, что у меня нет подходящего информатора во дворце принца»

Следует ли ей подтолкнуть Зенона, чтобы он собрал больше информации?

«Если я буду настаивать, то привлеку слишком много внимания. Я просто должна притвориться тихой»

— Похоже, что все хорошо приспосабливаются?

Вера поняла, что вопрос относится к новым фрейлинам.

— Не совсем, Ваше Высочество.

В твёрдом ответе Веры, казалось, было какое-то недовольство.

— В частности, Джулия говорила о том, что недовольна задачами, которые вы ей доверили.

Накануне Донна передала Вере все жалобы Джулии.

Вера уже боялась оставлять эту деликатную работу Джулии, но ещё больше её расстроило нелояльное отношение леди.

— Хорошо.

На самом деле было бы хлопотно, если бы Джулии поручили что-то, что ей подходит и позволяет хорошо справляться. Если бы она так поступила, то было бы сложнее отделить семью Эванс от Резефа.

Вера была ошеломлена словами Кайены. Какой ещё заговор она планировала?

В этот момент Кайена задала еще один вопрос.

— А что насчет Оливии?

— Она сказала, что готова приступить к обучению прямо сейчас.

— Пожалуйста, позаботься о ней и помоги ей приспособиться.

Вера была благодарна Оливии за помощь в раскрытии коррупции шеф-повара центральной кухни. Кроме того, она не пыталась бросить её и просила прощения у Её Высочества вместе с Верой. Вера думала, что они смогут хорошо поладить.

— Да, Ваше Высочество.

Пока Вера раскладывала письма, присланные Кайене, её рука остановилась на одном письме. Она положила письмо, которое держала в руках на серебряный поднос и принесла его Кайене.

— Ваше Высочество.

Кайена повернулась, чтобы взять поднос. Увидев сверху письмо, она пробормотала: “Императорская академия?”

Академия была одним из мест, к которому она не имела никакого отношения. Но оттуда ей прислали письмо.

Когда она открыла конверт, то увидела отчётливую печать, которая точно указывала, кто подготовил это письмо.

「Мы получили известие, что герцогство Кедри построит новое здание в императорской академии в ознаменование совершеннолетия Её Высочества, принцессы Кайены.

Поэтому, если Её Высочество может обсудить и принять решение об использовании этого здания…」

Кайена была так потрясена, что сказала что-то неподобающее принцессе.

— Он чокнутый.

— Прошу прощения?

— Ничего, ничего.

Он серьёзно профинансировал строительство нового здания, чтобы получить повод встретиться с ней?

«О чём думает этот человек?»

Рафаэль был странным.

 

 

~~~

 

Нашли грамматическую, речевую или логическую ошибку? Пожалуйста, сообщите о найденной ошибке. Для этого выделите участок текста, содержащий ошибку, нажмите на появившееся синее диалоговое окно с надписью ошибка, отправьте сообщение. Я ценю каждое ваше сообщение. В благодарность будет отправлена соответствующая подписка на платные главы. Большое спасибо за чтение этой новеллы и поддержку переводчика, приятного чтения! ^_^

Глава 44

Ранним утром Оливия получила письмо от своей семьи. Его смысл можно было передать всего лишь одним предложением.

「 К сожалению, переговоры о браке между тобой и Рафаэлем Кедри провалились. 」

Она предвидела это ещё в тот момент, когда её выбрали в качестве фрейлины принцессы. Её отец, беспокоясь, что Оливия будет убита горем, добавил несколько утешительных слов, однако Оливии было всё равно.

«Меня с самого начала не интересовал этот брак. Куда интереснее наблюдать за событиями, происходящими в императорском дворце»

Увидеть воочию, как Кайена заставляет шеф-повара и старшую горничную склониться перед ней, было самым впечатляющим зрелищем, которое Олива видела в своей жизни.

Даже будучи под защитой принцессы, Оливия всё равно почувствовала как у неё по спине пробежали мурашки.

— Мисс Оливия, Вера желает видеть вас.

Вежливо сообщила приставленная к ней служанка.

— Впусти её, пожалуйста.

Она сложила письмо и спрятала его подальше от лишних глаз.

Вскоре в комнату вошла Вера, они обменялись короткими приветствиями и сели за стол друг напротив друга.

Вера выглядела более уставшей, чем в первый день, когда Оливия прибыла во дворец. Однако её глаза сверкали. Глаза того, кто нашёл человека, которому можно довериться, были прекраснее драгоценных камней.

Оливия же наоборот чувствовала себя уставшей от этого нового и сурового мира. Она никогда прежде не встречала никого кто обрёл себя так же, как Вера.

«Возможно»

Была ли принцесса Кайена той, кто помог Вере обрести себя?

Вера первой начала разговор.

— Я хотела бы представить наших старших фрейлин, однако появилась ещё кое-какая работа.

— Какая работа?

— Императорский дворец скоро посетит гость Её Высочества, поэтому было решено, что процесс вашего обучения будет ускорен.

Что-то было не так. Не было никаких причин обучать неподготовленную Оливию, когда как Вера могла сама справиться с подобной работой. Другими словами, это могло означать, что кто-то хотел, чтобы именно Оливия поприветствовала этого конкретного гостя.

— Сэр Рафаэль Кедри посетит дворец, чтобы сделать пожертвование императорской академии. Мисс Оливия, пожалуйста, поприветствуйте его и позаботьтесь о нём.

Оливия занервничала. Она только что получила известие, что переговоры о браке прекратились. Она никак не могла предположить, что Кайена отдаст ей этот приказ в такой неловкой ситуации.

— Если такова воля Её Высочества, то я исполню её, но сначала я должна навестить Её Высочество.

Оливия просто не могла оставить всё как есть, ведь это может привести к дальнейшим неприятностям.

Вера прекрасно понимала почему она проявляет осторожность.

— Вам придётся немного подождать, потому что в данный момент командир рыцарей обсуждает с ней результаты допроса преступников.

— Ничего страшного.

Они ждали за дверьми кабинета принцессы, пока Кайена закончит свои дела.

Вскоре вышла служанка и обратилась к ним:

— Можете войти.

Вера кивнула головой, вместо того чтобы последовать за ней внутрь. Это означало, что она будет ждать снаружи.

— В таком случае, соберите следственную группу и сегодня же отправляйтесь к поставщику. Головорезы, которые без разбора нападают на простолюдинов, должны заплатить за содеянное.

— Слушаюсь.

Оливия постоянно открывала в Кайене новые стороны. Её прошлое "я", когда она проливала вино на чужие платья, вообще не проявлялось.

«Она определённо изменилась»

Как только командир рыцарей вышёл, Кайена повернулась в сторону Оливии и произнесла:

— Должно быть, тебя удивил весь этот беспорядок во дворце, когда ты прибыла.

— Вовсе нет, Ваше Высочество. Я понимаю, что вы пытаетесь привести в порядок внутренние дела.

В первый же день, когда она прибыла во дворец, Оливии каким-то образом удалось последовать за Кайеной, когда она инспектировала и наказывала один отдел за другим.

В её действиях не было ничего плохого.

— Спасибо, что беспокоитесь обо мне.

Кайена села на диван и предложила Оливии сделать тоже самое.

— Раз уж ты пришла сюда, полагаю, ты уже услышала новости от Веры.

На самом деле, Рафаэль был несколько неудобной темой разговора для Оливии

Хотя она и решила, что не может оставить всё как есть, какая-то её часть всё равно стеснялась поднимать этот вопрос первой. Это разговор мог бы пройти словно любовная ссора: слишком эмоционально.

— Я беспокоюсь, что из-за моих плохих манер возникнут проблемы с оказанием приёма для сэра Кедри.

Оливия пыталась отстраниться от этой задачи окольными путями.

— Я так не считаю. Ты весьма сообразительна, так что я не думаю, что у тебя возникнут проблемы с правильным оказанием приёма.

Оливия собралась с духом и решилась высказать правду.

— Я не знаю, известно ли Вашему Высочеству, но переговоры о браке между мной и сэром Кедри прекратились.

Кайена тоже ответила честно.

— Этого и следовало ожидать с того самого момента, как ты стала моей фрейлиной. Более того, я не думаю, что ты очень расстроена из-за этого.

Оливия была ошеломлена, словно ей только что нанесли удар по её слабому месту.

Кайена продолжила:

— Я знаю, что тебя беспокоит. Когда-то я была без ума от сэра Кедри и, будучи ослеплённой ревностью, набросилась на тебя.

Кайена поднялась с дивана и поклонилась Оливии.

Поражённая Оливия вскочила со своего места.

— Ваше Высочество!

— Мне уже давно следовало извиниться за своё грубое поведение.

И это ещё не всё. Прежде чем Кайена “вернулась”, она попыталась отравить Оливию. Несмотря на то, что Оливия чудесным образом вернулась к жизни, Кайена всё равно должна была извиниться за свои действия.

— Мне очень жаль, приношу свои глубочайшие извинения.

Оливия не могла не поверить в её искренность. И всё же, эти извинения были излишними. Кайена даже не очень-то и сильно издевалась над ней. В лучшем случае она испортила одно из платьев Оливии и проигнорировала её приветствие.

— Пожалуйста, Ваше Высочество. Со мной всё в порядке.

Кайена слегка улыбнулась.

— ...Конечно.

Даже после отравления и последующего воскрешения с помощью магии Оливия не винила Кайену.

Скорее, она жалела принцессу за то, что Резеф использовал её для совершения такого ужасного преступления.

«Вот почему Оливия главная героиня»

Кайена добавила легким тоном:

— Кроме того, я планирую выйти замуж за более лучшего человека. Поэтому я надеюсь, что в будущем у тебя не возникнет никаких подозрений в отношении Рафаэля Кедри.

Глаза Оливии расширились от удивления.

«Она сказала, что выйдет замуж за кого-то другого...»

Она расслабилась, думая, что Кайена сказала это просто, чтобы успокоить её.

— А теперь, можешь ли принять моего гостя со спокойствием на душе?

Оливия низко поклонилась и произнесла:

— Я окажу ему должный приём, так, чтобы это не доставило вам неприятностей.

 

***

 

Оливия привыкла к своей роли всего за один день.

Как и сказала Кайена, работа была не очень-то и сложной. Впрочем, возможно это благодаря только тому, что именно этот конкретный гость был не особо придирчивым.

Оливии нужно было запомнить только одну инструкцию.

«Он любит крепко заваренный чёрный чай»

Вскоре к императорскому дворцу подъехала карета семьи Кедри.

«Значит это он»

Ей не нужно было искать его среди всех этих людей, итак было ясно, что Рафаэлем Кедри являлся красивый мужчина с чёрными волосами и багровыми глазами.

— Очень приятно с вами познакомиться. Меня зовут Оливия Грейс.

Рафаэль поднял голову, услышав знакомое имя.

Волосы цвета пшеницы и зелёные глаза. Её внешность соответствовала образу девушки, которую он видел на портрете, который показывала ему мать. Рафаэль сразу понял, кто организовал всё так, чтобы именно эта фрейлина вышла его встречать.

«Её слова действительно были чистой правдой?»

Он никак не мог понять, почему принцесса ведет себя как сваха. Тем не менее он вежливо поприветствовал Оливию, ведь она была фрейлиной принцессы, с которой он собирался встретиться.

— Приятно познакомиться. Меня зовут Рафаэль Кедри.

Оливия подумала, что развернувшаяся ситуация была чрезвычайно странной. Первым человеком, которого она поприветствовала сегодня, был наследником семьи, которая спонсировала её собственную семью. Из-за этого человека принцесса и ненавидела её.

Брак между девушкой и сыном, спонсирующей их семьи, встречался что в высшем обществе, однако, преимущественно это происходило только в романах.

«Подобное часто встречается в романах о социальном восхождении в обществе»

Она не ожидала, что поднимется по социальной лестнице, став фрейлиной, а не выйдя замуж.

«Хотя я никогда и не мечтала о повышении своего статуса...»

Всё чего она желала в этом странном мире – так это встретить того человека, кому она могла бы открыться.

Оливия обратилась к Рафаэлю:

— Этим утром Её Высочество занята делами, связанными с внутренними делами. Она лично занимается допросами преступников.

— Понятно.

— Для начала, пожалуйста, зайдите внутрь.

Оливия обращалась с Рафаэлем в весьма деловой манере.

Бастон, который приехал вместе с Рафаэлем за место его помощника, Джереми, прошептал своему господину:

— Господин, не та ли это молодая леди, с которой прекратились ваши брачные переговоры?

— Так и есть.

Бастон охнул и немного восхитился ею.

— Разве она не потрясающая красавица?

Рафаэль не ответил ему.

— Но по сравнению с Её Императорским Высочеством…

— Бастон.

Когда Рафаэль позвал его по имени, Бастон понял, что переступил черту.

— Кто дал тебе право оценивать людей?

Как и ожидалось, Рафаэль сделал ему выговор в своей характерной холодной, бесстрастной манере. Бастон прикрыл рот рукой, рассуждая, что господин, который ругался бы и умерял его пыл, был бы предпочтительнее.

— Не обращайте внимания, господин. Я просто глупый человек, который ничего не смыслит в понятиях о рыцарстве. Мой рот просто...!

Рафаэль уже пожалел о том, что не взял с собой Джереми. Было ошибкой позволить присоединиться к его свите Бастону, который хотел увидеть принцессу своими глазами.

— Но, господин, не кажется ли вам, что эта леди тоже довольно необычна? Выражение её лица даже не изменилось.

За день до этого Рафаэль также получил одностороннее уведомление от её матери о том, что переговоры о браке прекращаются. Подобное могло бы разбить сердце молодой аристократки. Так что эта ситуация была немного странной, ведь Кайена не повела бы себя так бестактно.

«...О чём, черт возьми, я думаю?»

Рафаэль был потрясён своими мыслями.

Неужели он только что предположил, что Кайена будет тактична?

 

~~~

 

 

Нашли грамматическую, речевую или логическую ошибку? Пожалуйста, сообщите о найденной ошибке. Для этого выделите участок текста, содержащий ошибку, нажмите на появившееся синее диалоговое окно с надписью ошибка, отправьте сообщение. Я ценю каждое ваше сообщение. В благодарность будет отправлена соответствующая подписка на платные главы. Большое спасибо за чтение этой новеллы и поддержку переводчика, приятного чтения! ^_^

Перевод: AIRO_NYASHKA

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть