Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Начало после конца The Beginning After The End
Том 1. Альтернативный перевод от d4nc3r (НЕ КЕНТА)

Глава 270: Городской староста

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 23.08.2020

Краткое мгновенье покоя, во время ожидания городского старосты, продлилось недолго, по мере приближения быстрых шагов, которые становились все громче и громче, пока наконец дверь не распахнулась.

Я раскрыл глаза, немного испугавшись медведеподобного мужчину с раздувающимися массивными мышцами на руках и длинной белой бородой, которая спадала на его широкую грудь.

Тревога покосила его возраст, но его лицо сразу же стало энергичным, как только он опустился на колени. “Я заслуживаю смерти, потому что не предоставил удобства, для уважаемого восходящего! Сембиан и Чуморит не знают иного пути, кроме дороги к этому жалкому городу и этим не хотели обидеть восходящего. Пожалуйста простите их, потому что я виноват в том, что они не осведомлены.”

Большой старейшина опрокинул голову. “Сембиан! Чуморит! Опуститесь на-”

“Все хорошо,” отрезал я. “Вам не за что просить прощения.”

Смотря в глаза охранникам, я мягко улыбнулся. “Поведение Чумо и Семби было скорее... забавным, особенно после выхода из Реликтомб.”

Я буквально видел, как тело старейшины сдувалось, пока он оставался на коленях. ”Спасибо за вашу щедрость, уважаемый восходитель.”

"Пожалуйста, встаньте," сказал я, приглашая на диван напротив меня. "Шеф Мейсон, верно?"

"Да!" воскликнул он.

Присев, я заметил грязь на его руках.

"А! Мои извинения за мое неряшливое состояние, я помогал в ремонте нашего Колизея. Мы немного отстаем от предстоящих событий,” объяснил шеф, глядя вниз на свои руки.

"Ваши охранники рассказали мне о награждении и состязаниях в ближайшие дни," ответил я.

"Да! Теперь очередь нашего города проводить состязание. Если уважаемый восходитель захочет посетить, мы определённо сможем сделать объявление и-".

"В этом нет необходимости. Я планирую скоро уехать", я вежливо вмешался. "Я бы немедленно уехал, но все равно есть кое-что, в чем нуждаюсь в любом случае."

"Да! Я буду рад помочь, чем смогу", сделав паузу городской староста посмотрел на меня смущенно. "Но мне нужно проверить права и вещи уважаемого восходящего. Дело не в том, что я не верю, что вы - восходящий, а в том, что, как начальник, отвечающий за надзор Нисходящей Палаты в этом городе, я обязан проверять любого восходящего, который выходит из портала".

Я на мгновение засомневался. В то время как поддельные отметки, которые я получил, должны были подействовать, у меня не было при себе лицензии. Тем временем, глава города поспешил к своему столу, где он достал то, что выглядело как карманные часы с обсидианом.

Повернувшись, я поднял зеленовато-голубой плащ, который я носил поверх своей черной одежды, чтобы показать старейшине отметины, выгравированные на моем позвоночнике.

Я услышал, как старейшина резко вздохнул. “Удивительно. Я узнаю некоторые из них, но я никогда не видел таких сложных меток, уважаемый восходящий. Три различных отпечатка и, судя по сложности верхней маркировки, это должно быть эмблемой.”

"Пожалуйста, перестаньте называть меня "уважаемым восходящим"." Опустив одежду, я сел обратно. "Что касается моей лицензии, то, к сожалению, я потерял свой обруч-хранилище, в котором были все мои вещи на одном из этажей. Но у меня есть это."

Я вытащил белый кинжал, в вышитой оболочке(с ножнами).

"Это..." Глаза городского старосты выпучились, пока он осторожно доставал кинжал, как будто новорожденного ребенка. "Если я не ошибаюсь, это эмблема Денуара Хайблад." Вы что, ува- восходящий под их родословной?"

"Да," солгал я, пока смотрел, как он осматривает кинжал.

"Это более чем достаточная проверка вашего статуса, уважаемый восходящий," сказал городской староста, передав мне оружие обеими руками. "Для меня честь быть в вашем присутствии."

"Возможно, я не задержусь здесь надолго, но, пожалуйста, держите эту информацию при себе."

"Да, конечно!" Старейшина яростно кивнул. "Мой дознаватель(часы) показывает, что на вас нет реликвий, так что вы чисты во всех смыслах!"

"Погодите. Так артефакт может чувствовать реликвии?" спросил я, наклонившись вперед, чтобы взглянуть поближе.

"У него очень ограниченный радиус действия, но да", сказал городской шеф с поднятой бровью. "Разве вас никогда не проверял дознаватель после ваших восхождений?"

Я прочистил горло, притворяясь смущенным. "Если честно. Это был мой первый подъем. Я совершил ошибку и потерял модулятор(симулятор), который был на моем обруче, отделив меня от команды, слишком рано."

"О нет," старейшина открыл рот, явно заинтересовавшись. "Это ужасно. К счастью, вы вышли живым."

"Да. Мне посчастливилось быть рядом с порталом в соседней зоне," сказал я.

Я объяснил свою ситуацию, используя как можно больше алакрийской лексики, чтобы не звучать так нелепо, как я на самом деле говорил, и это, казалось, работало. Быстро сменив тему, я наклонился вперед. "Но в любом случае. Я знаю, что мы в городе под названием Маэрин, но я не совсем уверен, где это в Алакрии. Есть ли у вас лишняя карта, которую не жалко, чтобы я мог продолжить путь?"

"Карты довольно редки в этих краях, но несколько недель назад к нам заходил странствующий купец с скопированными картами, так что у меня есть несколько," сказал городской староста, возвращаясь к своему столу. "Могу я спросить, куда вы направляетесь?"

Его невинный вопрос поставил меня в тупик. У меня не было конкретного назначения в виду того, что кроме моей обязанности вернуть кинжал Каэре в столице центрального домена, мне там было нечего делать.

"Ага! Вот оно." Городской староста вернулся и развернул большой пергамент, который растянулся на овальном чайном столике. На нем был кусок земли, который странным образом напоминал вид сбоку рогатого черепа с открытым ртом и большой изогнутой шишкой, выступающей с северной стороны. Алакрия была разделена на пять частей толстыми линиями, разделяющими север, восток, запад, юг и центр.

"Как далеко до центрального домена?" спросил я.

"Ну, поскольку мы находимся на южной окраине восточного домена," ответил он, указав на маленькую точку на карте. "Это займет около пяти месяцев пешком или около шестидесяти дней в карете."

Мои глаза расширились, когда я смотрел на карту. "Так долго?"

"Это, конечно, нормальный путь," ответил глава города. "В крупных городах есть телепортационные ворота". Цена большая, но, если вы покажете им свой кинжал, вы сможете путешествовать бесплатно".

Я не хотел слишком часто пользоваться кинжалом на случай, если я привлеку нежелательное внимание, но было приятно иметь его в качестве запасной альтернативы.

Изучая карту, я указал на город, помеченный ближе всего к городу, в котором мы находимся. "Как далеко отсюда до Арамур-Сити?"

"Меньше двух недель, с экипажем и, если позволяют условия," ответил шеф Мэйсон притворным смехом.

Я вздохнул. "Мы... действительно на окраине, не так ли?"

"Да. По правде говоря, в поселениях с Нисходящей Палатой, которые не очень известны, не строятся размерные ворота для быстрого передвижения."

Соединяя воедино то, что сказала Лорени, и то, что подтвердил шеф, этот портал, через который я прошел, казалось, только мог позволить восходящим покинуть Реликтомбы, а не входить.

Выходя из этих груд мыслей, я спросил шефа: "А в Арамуре есть Восходящая Палата?".

"Конечно!" Медведеподобный пыхтел. "Арамур, может быть, и маленький город на окраине Восточного Домена, но даже у нас есть Восходящая Палата!"

"Понятно..." Я пробормотал, ошарашенный. "Мои извинения. Я редко покидаю Центральный Домен".

Глаза шефа выпучились. "О, не обижайтесь, уважаемый восходящий. Пожалуйста, не извиняйтесь! Для Высшей Родословной Центрального Домена это действительно редкость - путешествовать так далеко!"

С вежливой улыбкой я вернулся к изучению карты.

_____________

Путешествие в Центральный Домен прямо сейчас не было необходимостью, но войти в следующие Реликтомбы очень даже нужно. Не похоже, что в Реликтомбы входила Палата Восхождения, определявшая, где ты окажешься, так что моей первой остановкой был бы Арамур-Сити.

Пешие путешествия, наверное, были быстрее, чем заполучить лошадь, но на это ушло бы больше недели, так как я не очень хорошо знал эту местность.

Пока я обдумывал свои варианты, вошла Лорени. "Простите за вторжение. Я принесла чай и закуски."

"Идеальное время, Лорени," сказал шеф. "Наш уважаемый восходящий, похоже, направляется в Арамур-Сити". Приготовьте для него лошадь и проводника".

"Конечно!" Лорени аккуратно положила поднос на стол и повернулась, чтобы уйти, когда внезапно остановилась. "А!"

Мы с шефом подняли головы.

"Простите, я не хотела вас обоих напугать," прошептала Лорени. "Но, возможно, самым быстрым и удобным способом, для уважаемого восходителя добраться до Арамура, был бы просто подождать?"

Шеф поднял бровь. "Что ты имеешь в виду?"

"Я уверена, что вы слышали слухи, шеф Мэйсон, но сегодня я только что получила письмо-одобрение, подтверждающее, что представитель академии "Штормков" на самом деле посетит Маэрин, чтобы посмотреть и, возможно, даже завербовать одного из наших студентов-магов," объяснила Лорени.

"Ах!" Городской шеф щелкнул пальцем с пониманием. "У Штормовой Академии есть искривление пространства!"

В то время, как я собирался спросить Рэджи, что такое искривление времени, городской староста обратился ко мне с волнением.

"Это отличные новости! Если уважаемый восходитель останется до прибытия представителя академии "Штормков", я уверен, что они будут более чем счастливы взять вас с собой. Таким образом, вы можете просто пройти через пространственные ворота и немедленно прибыть в Арамур-Сити."

Я спокойно кивал головой, пока внутри я все еще пытался обмозговать идею о том, что школьный служащий в маленьком городе имеет доступ к такой мощной технологии.

"Вероятно, он не такой могущественный, как тот, который использовал алакриец, вторгшийся в Академию Ксируса, чтобы войти и сбежать вместе с Элайджей... или это теперь Нико?" пояснил Реджи.

По-прежнему было трудно проглотить, но было понятно, что люди Агроны имели доступ к этой технологии, так как он уже давно увлекался эфиром. И как бы поразительно ни было то, что простой представитель школы имел доступ к такой технологии, это вселило в меня надежду.

Человек из Академии Штормков, возможно, не имеет искривления пространства, достаточно мощного для межконтинентальной телепортации, но кто-то вышестоящий может. Если бы я мог его приобрести, путешествие между Алакрией и Дикатеном не заняло бы столько времени, сколько я планировал изначально.

"Не надейся". Если воспоминания Уто указывают, что Агрона, наверное, единственный, у кого оно есть, и он никому не позволит его использовать просто так."

Да. Моя жизнь никогда не была такой легкой, ответил я внутри себя.

Вставая, я поклонился Лорени и шефу Мейсону. "Спасибо вам обоим за помощь. Похоже, мне придется полагаться на ваше гостеприимство еще несколько дней."

Городской староста приподнялся на ноги, с возбуждением исходящего от его морщинистого лица. “Это здорово! В наличии есть несколько свободных домов для важных посетителей! Скорее всего, это ветхие коттеджи по сравнению с поместьями уважаемых восходящих в Центральном Домене, но, пожалуйста, не стесняйтесь ими пользоваться!"

"Тогда позаботьтесь обо мне," сказал я с вялой улыбкой. "И меня зовут Грей."

“Восходящий Грей Родословной Денуара,” пробормотал шеф и поклонились вместе с Лорени. “Для меня честь познакомиться с вами.”

Передав мне карту, глава города попросил Лорени сопроводить меня на виллу, где я остановлюсь на ближайшие несколько дней.

Неудивительно, что Чумо и Семби остались рядом с дверями, сохраняя бдительность. Когда эти двое попытались последовать за нами, с попыткой защитить нас, Лорени усмирила их взглядом, и прошептала: "Защитить кого? Уважаемого восходителя левого мизинца достаточно, чтобы победить вас обоих."

Оставив двух грустных охранников, чтобы те утешали друг друга, мы оба покинули здание администрации.

"Ты продолжаешь пялиться на меня," упомянул я, заставляя Лорени застыть.

"А-а, я... извините, уважаемый восходящий," заикалась она.

"Я знаю, что я восходящий, но разве я выгляжу настолько иначе, чем люди, которых вы обычно видите?"

Лорени потупила взор. "Вообще-то, я впервые вижу восходящего лично. И такого... симпатичного мужчину, как вы".

Реджи издал смешок.

"Вы ведь не перепутали меня с женщиной, да?" Я спросил, все еще по какой-то причине сознавая свою новую внешность.

Она покраснела, широко раскрыв глаза. "О нет! Вовсе нет. Просто у вас такие золотые глаза и такие острые черты, что они... очень отличаются от невеж, которые зарабатывают на жизнь охотой на мана-зверей".

Упоминание о цвете моих глаз застряло у меня в груди как ком, который я быстро проглотил. Лорени, должно быть, заметила мои изменения в выражении лица.

"Надеюсь, вы не обиделись на нас за наше поведение, Восходящий Грей. Наш шеф, вероятно, единственный, кто сталкивался с восходящим раньше, в то время как я была обучена надлежащему этикету разговора с восходящими, Чумо и Семби не учились таковому."

"Основываясь на том, как вы все ведете себя со мной, кажется, что восходящие склонны быть довольно тщеславными," заметил я, игнорируя взгляды от всех вокруг нас.

"О, нет, я имею в виду... наш город - очень отдаленная и незначительная часть Восточного Домена, а тем более всей Алакрии. Понятно, что в глазах великих восходителей мы не так уж и значительны,” объяснила она, осторожно посмеиваясь.

"Элитные маги еще те задницы для менее расположенных людей? Не так уж и трудно поверить," сказал Реджи.

_____________

Мы шли в относительной тишине на протяжении большей части короткой пешей прогулки до виллы, которая находилась на закрытой дорожке, недалеко от самого города. Грунтовая дорога привела к уединенным в кольце деревьям, где три одноэтажных дома столкнулись друг с другом, каждый с травяным участком и был разделен высоким белым забором.

"Здесь вы останетесь на следующие шесть дней, пока состязания не закончатся". Городской староста уведомит представителя академии "Штормков" о вашем присутствии и попросит его взять вас с собой, когда они поместят искривление пространства обратно в Арамур-Сити," сообщила Лорени, открыв слева забор, ведущий в тыл дома. "Там будет стоять охранник у ворот на пути, ведущем сюда, и сопровождающий будет направлен к вам, чтобы помочь вам со всем, что вам нужно".

"Спасибо," сказал я с улыбкой.

"Конечно," ответила она, вручая мне ключи. "Есть ли у вас какие-нибудь вопросы ко мне, прежде чем я оставлю вас?"

"Только один." Я повернулся, глядя на высокие кирпичные стены, окружавшие город. Я видел несколько холмов, наполненных деревьями. Судя по карте, мимо этих холмов находилось юго-восточное побережье Алакрии. "Вы упоминали магов, охотящихся на мана-зверей, чтобы зарабатывать на жизнь ранее. Можно ли на кого нибудь здесь поохотиться?"

"Да! Эта местность известна большой популяцией <рокавидов>, являющихся коренными для этой части страны. Их шкуры очень популярны для изготовления кожи, а копыта часто используются для изготовления инструментов," ответила она, как будто читая инструкцию. "Почему вы спрашиваете?"

Я потер шею. "Я потерял большую часть своих вещей во время последнего восхождения, так что мне нужны деньги."

Глаза Лорени расширились: "Городской староста может предоставить вам золото, уважаемый восходитель! Вам не нужно работать!"

"Все в порядке," хихикнув продолжил. "Я также хочу время от времени разминаться".

"А, как и ожидалось от восходящего". Есть более мощные мана-звери, которые встречаются севернее и чем глубже вы входите в лес, но, пожалуйста, будьте осторожны. Большая часть этой территории еще не исследована."

Я кивнул. "Я буду иметь это в виду. А теперь, если вы меня извините, я должен умыться и отдохнуть."

Войдя на виллу, немного скромную и минимально декорированную, здесь оказалось чисто. От встроенной системы водоснабжения до самого водопровода, которого я не ожидал увидеть в таком отдаленном месте, там было все, что нужно, чтобы отдохнуть с максимальным комфортом.

"Наконец-то, немного свежего воздуха," сказал Реджи, когда он выпрыгнул из меня и растянулся словно кошка. Он рыскал по вилле с одной спальней, нюхая серый кожаный диван и заглядывая в металлический контейнер на кухне.

"Я знаю, что ты выглядишь как собака, но обязательно ли тебе вести себя как собака?" дразнил я, пока раздевался.

"Волк," поправил Реджи. "И нет. По каким-то причинам, с моей трансформацией, мой нос наиболее чувствителен к эфиру, который в основном является пищей для меня".

"Приятно слышать." Я вошел в душ, покрутил ручку до тех пор, пока из крана не начала стекать холодная вода.

Помыв себя и постирав свою одежду, я выбрал пару желтовато-коричневых брюк и одну из немногих рубашек, в которой не было зияющего отверстия сзади. Кроме того, впервые мне представилась возможность взглянуть на себя со стороны. На металлическом листе, который служил зеркалом, был изображен мужчина, который выглядел в возрасте около двадцати лет, худощавый, но в тонусе с широкими плечами. Кроме руны, простирающийся по спине и на нижней стороне правого предплечья, у меня не было ни одного шрама, и каких-либо недостатков на спортивном теле.

Лицо, которое смотрело на меня в зеркало, было тем, которое я все еще не привык видеть. Во мне до сих пор остались следы Артура, минус маленькие шрамы, которые я накопил за эти годы. Мои глаза все еще были большими, но казались холодными, а каштановая голова волос, которые я выращивал раньше, теперь была лишена цвета. Мои волосы, окрашенные в пшеничный цвет, казались почти седыми, и они упали чуть выше плеча в локоны, с которых до сих пор падают капли воды.

Пока я нахожусь здесь, на самом деле было здорово, что у меня появилась новая внешность - так что мне не нужно было беспокоиться о том, что кто-то узнает меня как Ланса, который убил тысячи, если не больше своих людей. Но меня беспокоило то, как все, кого я знал, воспримут это. Как бы мои мама и сестра отнеслись ко мне, когда увидели бы меня таким? Как отреагировала бы Тесс?

"Все еще не привык?" спросил Реджи, подойдя ко мне.

Я надел чёрную рубашку и ушёл, зачесывая волосы руками. "Нет."

"Ты все еще ты, принцесска," пытался он утешить меня, следуя за мной, пока я усаживался на диван, повернутым к окну, выходящему на огороженный двор.

"Я знаю это." Я вздохнул. "Я просто надеюсь, что все остальные тоже."

С беспокойством и нетерпением от ожидания прогрессировать, как бы я ни старался, я вытащил реликвию из руны экстрамерного хранилища.

Древний маг говорил, что это не закон или артефакт, а скорее руководство, которое поможет мне разблокировать конкретный закон эфира.

"Он мог хотя бы сказать мне, какая это ветвь," пробормотал я, изучая поверхность каменного куба.

Ясно ничего существенного, не рассмотрев на поверхности камня, я наполнил его эфиром.

Как только мой эфир коснулся куба, инородное эфирное вещество из куба затянуло меня, заполнив мое зрение занавесом сияющего фиолетового цвета.

Глава 271: Шаг вперед

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 23.08.2020

Когда мое поле зрение было залито пурпурным морем, я чувствовал, как мое эфирное ядро медленно истощается. Как только я ощутил, что проник в каменный куб, я попытался заглянуть глубже внутрь. Было ощущение, что чем дальше я "путешествовал", тем труднее это становилось. Проходя через это пространство, вязкость, похожая на грязь, вскоре утолщалась и затвердевала до тех пор, пока в конце концов пока я не почувствовал, как будто прижался к кирпичной стене.

Даже когда я был вне своего тела, я ощущал, как дыхание становится коротким и тяжелым, как будто я дышу через влажный кусок ткани. Фильтр, который проталкивал меня через эту стену, останавливал от рискованных движений, я выкачивал больше эфира из своего ядра, пока, наконец, не смог пробиться сквозь стену.

Это было сложно описать словами, тот опыт моего разума, который проник в плоскость кубовидной реликвии, он разрывал все шаблоны.

Геометрические фигуры, казались случайными узорами и плавали вокруг меня. Я не видел им конца, насколько далеко уходили эти многогранники, но по какой-то причине я знал, что в этом хаосе есть предел.

По мере того, как все больше эфира вытекало из моего ядра и попадало в это царство внутри реликвии, многогранники начали изменяться. Я больше не просто наблюдал, а фактически воздействовал на эти геометрические фигуры, как будто мой эфир резонировал с этими штуками.

Я затерялся в трансе, пока пытался сотворить головы или хвосты из узоров, двигая, формируя и увеличивая размеры всех этих многогранников, составляющих царство внутри реликвии. Используя эфир внутри меня как метафорические конечности, я объединил, отсортировал и классифицировал эти многогранники в попытке понять, что пытался сказать мне этот запутанное руководство.

Наконец, когда мои запасы эфира упали примерно на десятую часть от его полной вместимости, меня вытянуло из этого царства. Когда мое сознание вернулось, я оказался в том же положении, в котором я находился на диване прежде. Единственное, что изменилось, так это то, что в комнате, где светило дневное солнце, теперь было почти полностью темно.

"Ты наконец-то закончил?" спросил Реджи, поднимая голову, свернувшись калачиком возле меня.

Я посмотрел на полумесяц. "Как долго я был в отключке?"

"Около пяти или шести часов. Я сбился со счета после того, как заснул сам."

“Тебе нужен сон?” спросил я.

Реджи сделал широкий зевок, прежде чем ответить. "Это как режим экономии батареек." Я использую меньше эфира, когда сплю, чтобы накапливать больше окружающего эфира."

"Какая ты специфическая собака."

“Пшел ты.” проворчал он, прежде чем спрыгнул с дивана. “Так ты чему-нибудь научился у куба?”

"Я даже не знаю, чему я должен был обучиться." Я вздохнул. "И хуже всего то, что я использую эфир, пытаясь изучить этот кусок камня."

"Черт, а я думал, что узнать эту способность искривлять пространство будет проще-простого,” с сарказмом сказал Реджи, до тех пор, пока оставался невредимым.

Пнув его под хвост, я услышал скуление.

"Никогда не думал, что буду скучать по тем дням, когда был бестелесным," ворчал он перед тем, как обратиться ко мне. "Так каков план теперь?"

Я сделал паузу, чтобы подумать. "У нас есть несколько дней, чтобы на что-то потратить в любом случае, так что мы могли бы также узнать немного больше о местных. Завтра я хотел бы вместе со школами посетить мероприятие по вручению наград."

Реджи молча смотрел на меня со слегка ошеломленным выражением лица.

Я нахмурился. “Что?”

"Ничего. Просто я подумал, что ты будешь рвать на себе кожу, пытаясь найти какой-нибудь способ добраться до следующих реликтомб или еще чего-нибудь," пробормотал он.

"В последнее время я был довольно нетерпеливым, не так ли?" Почесывая щеку, сказал я.

Реджи пожал плечами, его грива из пурпурного огня затрепетала. "Это понятно. У меня нет семьи, кроме тебя, но я бы очень нервничал, если бы не знал, что происходит с теми, кто мне дорог."

Я стоял молча, ошеломленный невозмутимым упоминанием Реджи обо мне, как о своей семье. Мне никогда не приходило в голову, что у него никого нет, кроме меня. Даже в его собачьей форме, я все еще видел в Реджи только оружие?

Реджи сузил глаза. "Что? Чаво ты так на меня так смотришь, я не съедобный?"

“Н-ничего.” Я встал с места и направился к двери.

"Куда мы собрались?" спросил он, идя рысью прямо за мной.

"Разве ты не слышал, что сказала Лорени? За городом тонна мана-зверей". Выстрелив в компаньона ухмылкой. "У меня не было возможности реально попрактиковать пределы Божественного Шага."

"Мы немного разомнём ноги и заработаем немного денег". Реджи отразил мою ухмылку. "Звучит неплохо".

***

________

Я вдохнул бодрящий ночной воздух, листва хрустела с каждым шагом, пока мы вдвоем мчались мимо деревьев. Мы хотели отойти подальше от города на случай, если кто-нибудь заметит нас с помощью эфира, но это не означало, что мы не убили парочку рокавидов по пути. У этих массивных оленеподобных мана-зверей были рога не только на голове, но и на позвоночнике, а также они имели толстые хвосты, которые они использовали как смертоносные булавы.

В любом случае, смертоносные для обычных магов. Мана-зверь даже не успевал отреагировать на мой кинжал, который тонул промеж его глаз, почему хедшот, потому что нам нужны были шкуры мана-зверей и потому что они были товаром для продажи.

Реджи было труднее убивать чисто, и нам обоим, менее чем за час, удалось выследить полдюжины рокавидов, блуждавших по ночам. Единственная причина, по которой мы закончили охоту, была в том, что у нас не осталось свободного пространства в экстрамерной руне.

"Мне казалось, что говорящий кристалл сказал, что нельзя класть органические вещи в руну на руке,” прокомментировал Реджи, когда мы приблизились к небольшой поляне, которая вела к основанию холма.

"Кажется, что я могу положить его только после того, как оно умрет," ответил я, увидев большой валун в центре поляны.

Останавливаясь перед валуном, который стоял по крайней мере на фут выше моей головы, читались слова "Опасность. Впереди мана-звери высокого уровня," которые были вырезаны со зловещими брызгами засохшей крови на его поверхности.

Мы перешли на другую сторону поляны, где земля постепенно располагалась под градусом вверх по мере того, как мы поднимались вверх по холму. В то время как мое видение было усилено моим новым телосложением, будучи не в состоянии чувствовать маны, это в данный момент делало поиск маны зверей гораздо более сложной задачей.

Пока я мог усиливать свои чувства с помощью этого нового источника магии, я не мог найти способ использовать эфир для того, чтобы чувствовать неэфирных существ и объектов.

Однако, отсутствие какой-либо маны, исходящей от меня или Реджи, означало, что более сильная и хищная дикая природа здесь видела в нас легкую пищу.

Первый мана-зверь, который пришел за нами, был тем, кого я прежде не встречал в Дикатене. Это напомнило мне о договоре(связе) моей сестры, c Бу, если бы у него было четыре руки и челюсть, похожая на крокодила, с тремя рядами зазубренных зубов.

"Подежурь на всякий случай прохожих," я приказал Реджи, пока был занят зверем.

С ужасным рычанием медведь встал на все шесть конечностей и погнался на меня с удивительной скоростью. Убирая свой кинжал, я столкнулся с ним лицом к лицу.

В то время как мои запасы эфира не были полностью восстановлены, целью сегодняшнего вечера было просто проверить мою новую божественную руну. Я не знал, каким уровнем классифицировать этого медведя, но он послужит хорошей морской свинкой.

Эфир хлынул из моего ядра, оплетая кожу. По мере того, как знакомое тепло руны распространялось из нижней части спины, я был сосредоточен на точке, в которую попытался приземлиться.

Опыт пробуждения эфирного искусства на этот раз ощущался совершенно по-другому, чем когда я впервые им воспользовался. Мое восприятие окружающего мира изменилось, как будто все было растянуто во всех направлениях. Частицы окружающего эфира теперь соединялись и выглядели как переплетающиеся потоки фиолетового цвета, парящие в воздухе, создавая потоковидные пути, которые соединялись и разветвлялись.

Сделав "шаг", я почувствовал, как мое тело неслось кумулятивной струей, пока я скользил в потоке эфира. Проблема заключалась в том, что не было прямого "маршрута" к месту, которое я определил - я должен был скользить на этих потоках эфира, которые разветвлялись на каждый дюйм пространства, которое меня окружало. Но эти потоки не расширялись бесконечно. Потоки окружили меня в радиусе десяти ярдов, что, вероятно, было моим текущим диапазоном Божественного Шага.

Несмотря на мои ограничения, результат был поразительным. Хотя место посадки было не таким точным, как хотелось бы, я преодолел десять ярдов в мгновение ока.

Самое большое различие между Божественным Шагом и Взрывным Шагом, однако, заключалось в контроле над движущей силой. Так как я больше не был связан инерцией по достижении моего назначения, я действительно ощущал то, что как будто я был на пороге достижения истинной телепортации.

Усики фиолетовых молний обвились вокруг меня от использования Божественного Шага, когда я появился рядом с мано-зверем, похожим на медведя. Он попытался остановиться, но к тому времени, как он развернулся, мой пропитанный в эфир кулак уже вонзился в его бок.

Гигантское тело зверя упало на землю, разбив и сломав несколько деревьев на своем пути.

“Ты запустил взрывчатку или что-то в этом роде?” Реджи озвучил его жалобы.

Извини. Я сдерживался.

Благодаря толстому меху, покрытому маной, медведь все еще был жив, но он поспешно пустился в бегство, издавая низкое скуление.

Я продолжал рыскать в лесу, тренируя Божественный Шаг во время охоты на мано-зверей, пока все трупы рокавидов в кольце вокруг меня.

Реджи тоже охотился, что позволило мне увидеть какого уровня он был. Помимо расстояния, на котором мы могли бы быть раздельно, и его растущей способности поддерживать эфир, рост Реджи с точки зрения силы не был на том уровне, на котором он мог бы идти в ногу со мной. Ему нужно было потреблять больше эфира, но проблема была в том, что и мне тоже это было необходимо.

Помимо сбора реликвий, как в Реликтомбах, так и здесь, в Алакрии, мне нужно было собрать запас эфира, достаточно большой, чтобы разбудить Сильви из коматозного состояния.

"Ты в порядке?" спросил Реджи, когда мы подошли к основанию холма. "Ты снова трешь левую руку."

"Я в порядке," сказал я, засунув руки в карманы.

Приблизившись к городу, Реджи отступил обратно в мое тело, и я обнаружил, что наслаждаюсь тихой ночью, вплоть до того момента, пока я не приблизился к месту, где находился труп рокавида, который я оставил позади, чтобы сохранить место в моей экстрамерной руне.

Там была фигура, маленького очертания, что указывало на то, что ей не может быть больше десяти лет и она освежевала рокавида.

Услышав, как я приближаюсь, голова ребенка поднялась, яростно оглядываясь вокруг, пока наши глаза не сосредоточились друг на друге. Маленький мальчик вскочил на ноги, направив зазубренный нож, которым он снимал кожу с туши. Его затонувшие щеки и разорванная одежда говорили о его статусе, но именно его глаза заставили меня остановиться. Его глаза были полны отчаяния и страха, пока он стоял между мной и трупом рокавида, но в то же время, я мог видеть решимость внутри них.

Его взгляд напомнил мне... меня. Не как Артура, а как Грея. Это был тот же самый взгляд, который у меня был, когда я впервые встретил директора Уилбек, когда она впервые нашла меня на улице.

________

"Мальчик", позвав его, заставив отступить на шаг испуганного маленького ребенка. "Ты планируешь использовать этот нож на мне?"

Парень медленно опустил нож, дрожа, прежде чем снова поднял его и шагнул ко мне. «Э-этот рокавид мой».

Я наклонил голову. "Ты его убил?"

Он остановился, опустив голову. “Нет...”

Я подходил к нему. "Тогда почему он твой?"

"Я первый его нашёл. Я спрятался и ждал, но не было никого, кто мог бы заявить об этом,” говорил мальчик, его тенор в голосе был изможденным, но сильным.

"Что ты собираешься с ним делать?"

Мальчик оставался на месте, в то время пока я продолжал идти к нему, и все же он держал нож дрожащими руками к верху. "Моя семья нуждается в этом. Если я смогу продать шкуру, мы сможем поесть".

Я выпустил издевку. "Разве не было бы проще просто съесть мясо рокавида?"

Его плечи опустились. "Я... не могу его нести".

Я подошёл к мальчику, без ответа, испугав его. Однако вместо того, чтобы отступить, он направился в мою сторону наложив одну руку поверх другой на ноже, который был направлен прямо в меня.

Сделав подножку и выбив нож из его рук одним быстрым движением, сперва мальчик упал лицом на землю. Потрясенный, но все же решившийся бороться за труп рокавида, он вскочил на ноги и голыми руками бросился навстречу мне.

Я шагнул в сторону и сделал подножку еще раз, прежде чем поднять труп за задние конечности. "Где твой дом?"

Мальчик встал, смущенный моим вопросом.

Я наклонил голову. "Разве этот труп не принадлежит тебе?"

"Принадлежит!" он быстро пролепетал. Он обернулся и начал вести за собой, но потом вдруг остановился. Повернувшись ко мне, он уставился на меня со страхом. "Т-Ты ведь не причинишь вреда моей семье, правда?"

Уставившись на мальчика, я вздохнул. "Как тебя зовут, мальчик?"

"Белмун," осторожничал он.

"Белмун, я оставлю труп достаточно близко к твоему дому, куда ты сможешь прийти со своей семьей, и они помогут тебе взять его после того, как я уйду," ответил я. "Тебя устраивает?"

Белмун кивнул перед тем, как унесся прочь. Я почуял запах трущоб, где жил Белмун до того, как увидел его - район, о котором мне рассказали Чумо и Семби. Лачуги, сделанные из щепок дерева и другого выброшенного материала, выстроились в огороженную "зону" на окраине города. Факелы были слабо зажжены, оставив большинство домов окутанными тьмой.

"Ты можешь просто оставить его здесь," сказал Белмун.

"Да," пробормотал я, но мой взгляд все еще устремлен в трущобы, которые находились прямо напротив меня и в моем поле зрении.

К моему удивлению, Белмун поклонился, его рваная одежда показала его обнаженные ребра. Он дал мне зубастую улыбку, которая в конце концов сделала его похожим на ребенка. "Спасибо, сэр."

Я вернулся в свою резиденцию, мой разум не может забыть то, что повидал. Даже в Дикатене те немногие рабы, которых я видел до того, как их запретили, были в лучшей форме, чем Белмун.

"Не думал, что ты такой альтруист," сказал Реджи, свернувшись калачиком на кожаном диване. "Особенно учитывая твою ненависть к алакрийцам."

"Я не альтруист," ответил я, присев. "Он просто напомнил мне кое-кого."

Реджи только пожал плечами перед тем, как вернуться в режим энергосбережения. Хотя ему не нужно было дышать, пурпурная огненная грива вокруг затылка начала ритмично пульсировать, и я видел, как частицы эфира медленно поглощались им.

Пока в воздухе царила тишина, я проверил, что у меня было. Я больше не был королем и копьем. Единственное, что у меня было, это моя одежда, нож Каэры, камень Сильвии, реликвия-куб, и трупы некоторых мана-зверей.

И все же, несмотря на малость из того, что я имел, больше всего на уме был маленький ребенок. Это было общество, которое Агрона создала. Общество, в котором большее количество народа просто мусор, несмотря на Дикатен и даже на мой прежний мир - без силы, вы были бы выброшены на улицу.

Это не то дело, в которое мне стоит вмешиваться, я напомнил себе. У меня есть вещи поважнее.

Уходя в сон, я начал медитировать, очищая эфир в моем сердце с горьким вкусом во рту. Начиная с завтрашнего дня награждения, заканчивая состязаниями и чем дальше продолжается путешествие, тем становится любопытнее, но в то же время боязно видеть то, что этот континент предоставит моему взору в будущем. На этом континенте правят божества, которые видят в этих людях только оружие и орудие труда.

Глава 272: День награждений(дарований)

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 24.08.2020

Слабый стук во входную дверь разбудил меня. Я провел всю ночь, очищая эфирное ядро и увеличил не только количество эфира, которое я мог хранить, но и скорость, с которой эфир двигался через мои новые проделанные каналы. Улучшение было незначительным по сравнению с моим временем в Реликтомбах, но любой прогресс ощущался куда лучше, чем, к примеру просто сидеть сложа руки.

"Восходящий Грей," мягкий голос, позвал из-за двери.

После того, как я встал и попросил Реджи войти в мое тело, я открыл деревянную дверь и увидел девушку, которая выглядела как Лорени, за исключением того, что она была на нескольких лет моложе и с более длинными волосами, робко ожидая.

На мгновение она просто рассматривала меня, пока я ждал от нее каких-либо слов, после ее рот слегка приоткрылся.

“Да?” Наконец я спросил.

"А!" Она покачала головой. "Мои извинения, Восходящий Грей. Меня зовут Майла, и моя сестра Лорени поручила мне помогать уважаемому восходящему во время вашего пребывания в Маэрине."

Значит, они сёстры, я поразмышлял перед тем, как ответить. "Ты пришла вовремя, Майла. Вообще-то, мне было интересно, в котором часу же сегодня состоится награждение."

"Оно будет проходить только после полудня, так что у Восходящего Грея есть немного времени, чтобы отдохнуть и подготовиться, перед тем как посетить его,” ответила она, направив свой взгляд вниз.

"Вообще-то здесь становится немного душновато, так что я бы хотел прогуляться. Не могла бы ты меня сопровождать?”

"Конечно!" воскликнула Майла.

"А перед этим. У меня есть целая телега, наполненная телами мана-зверей. Ты можешь попросить нескольких мужчин отнести их в магазин, чтобы продать?"

"Сию минуту!" Майла быстро поклонилась, прежде чем унесла ноги обратно в город.

После того, как она ушла, я воспользовался одной из пустых повозок с под лошадей в задней части дома и начал вытаскивать тела зверей из своей экстрамерной руны.

"Это так необходимо?" спросил Реджи.

"Наша легенда, состоит в том, что я потерял свой пространственный обруч, помнишь?"

К тому времени, как Майла вернулась с тремя крепкими горожанами, я закончил складывать тела в удивительно прочную повозку.

"Э-это..." Бородатый мужчина в майке, которая демонстрировала его мускулы, побледнел при виде мана-зверей, в то время как его два товарища отступили в шоке.

Я нахмурился. "Какие-то проблемы?"

"Н-н-никаких, уважаемый восходящий," сказал бородатый, осторожно проткнув ногу медведеподобного мана зверя. "Просто... эти звери считаются опасными даже для команды магов среднего уровня."

Не упоминая о том, насколько сильным на самом деле был маг среднего уровня, я просто пожал плечами. "Пожалуйста, отнесите их в город и отдайте деньги либо Майле, либо Лорени."

"Да!" Трое поклонились еще раз перед тем, как бородатый начал тянуть повозку, пока два его товарища толкали ее сзади.

Мы с Майлой не спешили спускаться с небольшого холма, ведущего обратно на центральную площадь Маэрин, в то время как я заметил, что она смотрит на руну на моем правом предплечье.

"Что-то случилось?" спросил я, внезапно осознав, что возможно иметь руну на руке необычно.

"Мои извинения за то, что рассматривала вас, Восходящий Грей," сказала она, отрывая глаза. "Я слышала, что многие дворяне и даже высокопоставленные люди вытатуировали рунические символы на своих телах, но я впервые вижу это лично."

"О-о," я пробормотал. "Разве это не популярно в этих краях?"

"Постоянные чернила, способные выдерживать свойства протекания маны через кожу, очень редки и дороги, и законы которые касаются чернил очень строги, потому что с их помощью можно обманывать поддельными метками вот почему татуировка на спине строго запрещена, так что эти метки не популярны..." Майла выпустила смешок, и нервно потерла руку. "Мои извинения, Восходящий Грей. Я уверена, что вы знали это."

"Кажется, что ты и остальные горожане очень часто извиняетесь," с улыбкой прокомментировал я. "Все в порядке. Ты, кажется, очень осведомлена об этом. Ты сама маг?"

"Вовсе нет! Хотя... сегодня день моего награждения," призналась она, смущаясь от стыда.

"Заранее поздравляю," заметил я, когда мы подошли к воротам города. "Есть какой-нибудь конкретный элемент или класс, в котором ты хотела бы быть?"

"Несмотря на то, что я знаю, что я немного старше остальных и мои шансы невелики, я бы очень хотела быть инстиллером(тот кто умеет вселять или вливать в нашем случае ману)." Я знаю, что в академиях больше всего востребованы заклинатели и бойцы, но я не умею сражаться," призналась Майла.

Я задумался на мгновение над ее словами. Я слышал о трех классах боевых магов, а также о классе поддержки "страж". В кратком изложении Айя подробно рассказала о могущественном страже, который сумел использовать ее магию чтобы создать путь в волшебном Эльширском лесу, по которому алакрийская армия вторглась в Эленор.

"Что ты хотела бы делать как инстиллер?" Я спросил, в надежде получить больше информации об этом классе.

"Я хочу создать необходимые артефакты, чтобы помочь бедным людям по всей Алакрии," Майла взорвалась, глаза внезапно засияли. "Например, я знаю, что есть артефакты, способные очищать воду, но в настоящее время они слишком дороги, чтобы их делать в больших масштабах." Однако я провела некоторые исследования и поняла, что не все компоненты для артефакта необходимы, и многие из них могут быть заменены на более дешевые материалы, поэтому-"

Майла испустила вздох и поклонилась мне. "Я не хотела читать вам лекцию, уважаемый восходящий."

"Это я задал вопрос, Майла," заметил я. "Было бы глупо для меня злиться из-за того, что ты ответила мне. Особенно, когда ты так воодушевлена."

Майла напомнила мне об Эмили в Дикатене. Ее волнение и страсть к искусству были на высшем классе. Мысль о моем кудрявом друге заставила что-то сжаться в районе груди.

"Как бы то ни было, Восходящий Грей, куда вы собирались направиться в первую очередь?"

"Так как о телах мана-зверей позаботятся, ты не возражаешь, если нашей следующей остановкой будет школа?"

Иронически, обучение будущих солдат, которые в конце концов нападут на Дикатен, вызвала у меня смех. Я закрыл рот рукой, пытаясь остановить его.

Майла смотрела на меня в полном замешательстве. "Я-я сказала что-то не то?"

"Нет... ничего," сказал я, успокаивая себя. "В любом случае, давай заглянем в академии."

***

Посещение школы заклинателей было кратким. Сегодня они тренировались на улице, поэтому я мог видеть через забор, окружающий тренировочную площадку, каждого из студентов-заклинателей, участвующих в тренировке стрельбы по мишеням из чистой маны. От силы заклинания до количества, которое они могли выстрелить, а также от точности, каждый из детей показал разный уровень способностей.

"Как мило," заметил Реджи.

"Не похоже, что эти студенты используют свои метки," заметил я.

"Ученики здесь все еще приспосабливаются к своим отметкам, так что им еще не позволено использовать их природную магию. Как только они будут считаться магами базового уровня, им будет позволено практиковать природные заклинания, которые описывают их метки," объяснила Майла, в то время как мы наблюдали с другой стороны металлического забора.

Она вертела головой то влево, то вправо, как будто что-то искала, прежде чем вздохнула. "А! Я забыла, что сегодня на арене практикуются ученики начальных классов в рамках подготовки к предстоящим состязаниям. Мои извинения, уважаемый восходящий. И преподаватели, и студенты в этом году гораздо больше взволнованы тем, что рекрутер пришел из академии "Штормков".”

"Академия "Штормков" это престижное место?" спросил я, искренне полюбопытствовав.

Майла подумала, прежде чем ответить. "Ну, это официальная академия, поэтому принятые студенты будут обеспечены жильем и основными потребностями на территории кампуса, чтобы полностью погрузиться в обучение. Штормков также является одной из высших академий не только в городе Арамур, но и во всем регионе Грэворинд. Тем не менее, это все относительно."

Мы вдвоем начали пробираться в школу щитов, в то время Майла продолжала объяснять.

"По сравнению с элитными академиями в остальных частях Доминиона Этрила и даже в четырех других доминионах, которые имеют еще более престижные академии, я думаю, что Штормков не так известен. Вот почему уважаемый восходитель, скорее всего, никогда не слышал об Академии Штормков," Майла потерла шею, слегка краснея. "Я могу только представить, как жалко выглядят наши школы по сравнению с престижными высшими академиями в центральной области."

Я молчал, принимая всю эту информацию. Казалось, что вся экономика Алакрии преподносила самосовершенствование в силе и даже основывалась на ней. Это все финансировалось Агроной? Я не мог представить себе жизнеспособного формирования правильной экономики, которая сформировалась только из тренировок и того, что надо становиться сильнее охотясь на мана-зверей и спускаясь в Реликтомбы.

"Неужели я опять слишком много болтала, уважаемый восходитель? Моя сестра, точнее, Лорени, часто ругает меня за это."

"Нет! Мне нравится," быстро ответил я. Майла была золотой жилой информации, а самое лучшее то, что мне не приходилось задавать вопросы, которые, как правило, были бы здравыми. Я остановился на середине шага, потревожив маленькую девочку. "Майла, ты знаешь, что такое подземелья?"

"Подземелья? Конечно, моя мама в детстве постоянно рассказывала мне эту историю,” ответила она. "Действительно потрясающе, как великая Вритра во главе с могущественной Агроной очистила все эти опасные подземелья, чтобы обезопасить нас."

Было одновременно и трудно и легко представить Агрону и остальной его клан, очищающий все подземелья, чтобы построить экономику вокруг изучения Реликтомб.

"Тогда что ты знаешь о другом континенте?" Я спросил, наблюдая за ее выражением.

"Дикатен?" Майла наклонила голову. "Я слышала истории от прохожих купцов о том, какие они дикари и недоразвитые люди. Страшно подумать о целом континенте, где бегают дикие маги, а подземелья все еще существуют. К счастью, Государь Агрона решил их освободить."

"Освободить?" Отразилось во мне, толкая огненную ярость, поднимающуюся из моего ядра. "Ясно."

Академия щит была немного интереснее, но здесь тоже не задержались надолго. Майла догадалась, что основной класс щитов также находится на арене, так как щитоносцы и кастеры часто тренируются вместе. Это имеет смысл, поскольку практика заключалась в том, что они принимали урон за их товарищей по команде вблизи, если они были щитом ближнего боя или они создают щиты с далека, если они щиты дальнего радиуса действия.

После я наблюдал за вторичным подклассом, который сфокусировался на выполнении упражнений в движении, сохраняя при этом устойчивый покров защитной маны на своем теле.

Наконец, мы прибыли в школу бойцов, где присутствовали и учащиеся начальной и средней школы, а в настоящее время собирались провести спарринг.

"Помните, надо освободить и сфокусировать ману из вашего ядра к руническим символам, которые образуют метку! Обратите внимание на тепло, которое распространяется от вашего символа и пусть это чувство направляет вас. Не пытайтесь это контролировать!" посоветовала хмурая женщина, одетая в многослойную робу темных цветов.

Несмотря на волосы, цвета соли и перца и ее морщин на лице, которые выдавали ее возраст, она вела себя уравновешенно, но ходила, как обезумевшая, вокруг двух учеников которые одевали массивное кожаное снаряжение для практик, в то время как остальная часть класса сидела около стен.

Из того, что я мог сказать по щелям на защитных головных уборах, которые они носили, двое учеников выглядели примерно того же возраста, что и Майла. Каждый из них сражался голыми руками, даже не имея возможности почувствовать ману, слабый белый покров окутывал их тела.

"Начали!" завопила женщина.

Двое учеников, стоявших лицом друг к другу в нейтральной позиции, девочка и мальчик, с удивительной скоростью произнесли свои заклинания.

Заклинание девушки материализовалось первым коротким огненным лезвием, окружавшим ее открытые ладони. Она бросилась к мальчику, который едва успел вызвать огненные нарукавники, чтобы заблокировать ее первый удар.

Их огни пламя переплелись от удара, мальчик был вынужден отступить на несколько шагов. Выкрики некоторых детей на обочине звучали в поддержку девочки, в то время как друзья мальчика шутили над ним.

Со стиснутыми зубами, мальчик бросился вперёд, и двое начали спарринговать. Несмотря на свой юный возраст, каждый из них демонстрировал шокирующее количество ловкости и силы, в то время как их техника казалась почти читалась в их движениях.

"Инструктор хорош," пробормотал я, смутно вспомнив как Чумо и Семби хвалили эту женщину, за которой мы с Майлой наблюдали из коридора.

Мы с Майлой продолжали наблюдать из коридора, пока вскоре не закончился спарринг. Инструктор вмешался как раз во время, потому что девочка собиралась нанести критический удар по открытой стороне мальчика. Престарелый инструктор объявила результаты и уже собиралась начать со следующей пары детей, когда увидела меня.

____________________

Майла поклонилась инструктору, в ту же секунду она посмотрела на меня своими острыми глазами.

"Инструктор Ресбин, это Восходящий Грей" сказала она, не поднимая головы.

Ее глаза расширились на мгновение, но в остальном она сохраняла спокойствие, когда она опустила голову в формальном приветствии. "Мои извинения за то, что не приветствовала вас раньше, Восходящий Грей. Вы так хорошо спрятали свою ману, что я не знала, что такая могущественная личность была так близко."

Я поднял руку в мирном жесте. "Все в порядке. Я не хотел прерывать ваш урок."

К этому времени все дети, которые находились у стен, стояли и смотрели на меня. Вздохи и шушуканье вскоре заполнили комнату, пока инструктор Ресбин не заставила их замолчать, но это не отрывало сверкающие взгляды, избавленные от скуки, на мне.

"Инструктор Ресбин когда-то был инструктором из академии "Штормков",” с гордостью сказала Майла, прежде чем обратиться к старому инструктору. "Восходящий Грей только что сказал мне, как вы хороши!"

"Спасибо, Восходящий Грей," ответила она, но ее глаза продолжали меня оценивать.

"Я просто говорю то, что вижу," сказал я вежливо поклонившись. "Пожалуйста, продолжайте."

Я повернулся к выходу, не имея особой причины оставаться здесь, когда меня позвала инструктор Ресбин.

"Простите мою наглость, Восходящий Грей, но, как вы знаете, ежегодные состязания состоятся всего через два дня. Мы с моими учениками были бы очень рады, если бы уважаемый восходящий дали нам какие-нибудь указания."

Оглядываясь через плечо, я смотрел на женщину.

“Вы говорите указания, но ваши глаза говорят, что вы хотите крови. Я не хочу участвовать в бессмысленной схватке только для того, чтобы вы оценили ваши силы". Я улыбнулся ей. "А теперь, если вы меня извините."

Я вышел из школы бойцов с Майлой, которая следовала за мной с испытываемым неудобством выражением лица.

"Без шуток." Реджи подметил. "Я надеялся на шоу,”

Я знаю, что тебе скучно. Просто подожди еще несколько дней.

К тому времени, как мы добрались до самого города, центр площади был по-новому оформлен для церемонии награждения, так как уже сформировалась очередь из двадцати или около того детей. В конце очереди был ребёнок, которого я узнал.

“Эй, это не тот мальчик, который пытался зарезать тебя прошлой ночью?” Реджи спрашивал.

Это был Белмун. При дневном свете я мог разобрать все его особенности, но это только подчеркивало, насколько он недоедал под чистой рубашкой на пуговицах, которая, очевидно, была слишком велика для него.

Мысли о том, удалось ли ему и его семье поесть прошлой ночью, и смогли ли они продать кожу, крутились у меня в голове.

"Разве ты не говорил, что церемония начнется позже?" спросил я, отталкиваясь от мыслей и ругая себя за то, что я беспокоюсь о ребенке.

"Да, но часто линии всегда формируются заранее,” сказала она, нервно наблюдая за тем, как очередь становится длиннее.

"Тогда разве ты тоже не должна идти?"

Майла повернулась ко мне. "О нет! Все в порядке, уважаемый восходящий. Это моя обязанность - помогать вам, так что я просто встану в очередь, как только церемония начнется".

Показав знак что, она свободна. "Просто иди. Я буду в порядке".

В ее выражении были следы нежелания, но ее беспокойство победило. Поблагодарив меня, она стала заключающей в очереди.

"Она хороший ребенок," сказал Реджи. "Жаль, что ей и всем остальным людям на этом континенте Агрона промыла мозги."

Не уверен, что промыла мозги - правильные слова, но, в общем да.

Церемония продолжилась после того, как мужчина, одетый в совершенно черное, подошел к возвышенной платформе с двумя серыми фигурами в капюшонах позади него. Самая выделяющаяся часть его гардероба — это обсидиан, который он носил с собой. В верхней части был вмонтирован небольшой драгоценный камень, который мерцал в цветах не только природных атрибутов, но и имел слабый отблеск эфира.

Реджи тоже это заметил, и я почувствовал, как он жаждет поглотить его.

"Уважаемый восходящий," голос, едва звучащий позади.

Я повернулся и увидел Лорени, одетую в рабочую одежду, и слой пота над ее бровями. "Пожалуйста, простите меня. Я совсем забыла, что сегодня Майла снова получит свою метку."

Мои брови насупились "Снова? Майлу уже награждали?"

"Ах. Она пытается получить свой первую метку в течение последних трех лет, так как дети должны проходить тестирование с шести лет," объяснила она, оттенок ее выражения вызывало беспокойство. "Если отметка не сформируется во время сегодняшней церемонии вручения, боюсь, она, скорее всего, будет считаться негодной, как и я."

"Насколько это плохо..." Я начал до того, как поспешно добавил: "в здешних местах?"

"На то, что Майла не является магом, всегда смотрят свысока, но Майла хорошо знакома со всеми в Маэрине, так что она должна быть в порядке," сказала она с легкой улыбкой. "Я тоже была сломлена, когда меня считали негодной, но, к счастью, все до сих пор со мной очень дружелюбны... О, вот-вот начнется!"

____________________

Я смотрел вместе с остальным городом, как первый ребенок взбирался по лестнице и преклонял колени перед священником, державшим в руках обсидиановый посох. После долгого бормотания заклинания на языке, который я не узнал, священник обошел мальчика, стоявшего на коленях, и поставил кончик своей посоха чуть выше копчика.

Кровь капала со спины мальчика, когда драгоценный камень начал светиться, пока, наконец, священник не спрятал оружие и не дал указание мальчику развернуться и поднять рубашку.

"Фиорин из города Маэрин" был награжден знаком заклинателя! Да принесет он гордость своей родословной и победит всех, кто стоит на пути наших могущественных повелителей!"

Звонили возгласы, и я видел, как мальчик испускал гордость, даже когда слезы боли стекали на его щеки. После того, как он спустился и побежал в объятия своей семьи, появился следующий ребенок.

Продолжался день награждения, в котором ребенок, как и его семья, проявляли всевозможные эмоции - от полной радости и гордости до отчаяния и даже гнева.

В то время как мероприятие было интересным и даже проницательным по отношению к культуре Алакрии, скука во мне росла... до тех пор пока Белмун не поднялся на платформу. Мое предвкушение возросло, когда я увидел, как он поднимается по лестнице к священнику с без эмоциональным лицом.

Я слышал неодобрительное возгласы и даже некоторые отвратительные вещи, пока Белмун молча преклонял колени перед священником. Тем не менее, все выражения изменились по мере того, как посох священника стал светлее, чем обычно. Даже глаза священника с покер-фэйсом мерцали в интересе, пока драгоценный камень не потускнел и Белмун не упал на землю.

В смертельном молчании толпы священник поспешно поднял рубашку Белмуна и сделал резкий вдох, прежде чем помочь мальчику встать на ноги.

"Белмун из города Маэрин был награжден гербом бойца!" воскликнул он, Белмун смотрел на него в полном шоке.

"Герб?" фыркнула Лорени.

Вся площадь, казалось, в унисон выпускала затруднённое дыхание, прежде чем бормотание начало увеличиваться в объеме. Тем не менее, двое взрослых ударили меня, во время того, как они начали плакать, обнимая друг друга. Белмун практически спрыгнул со сцены и скакнул к людям, было похоже, что это были его родители, упав в их объятия.

"Белмун из города Маэрин пройдет предварительную оценку, прежде чем его поместят в соответствующую академию!" заявил священник, восстановив баланс.

Я смотрел, как помощники священника в капюшоне провожали Белмуна и его семью.

"Белмун, знакомый уважаемого восходящего?" спросила Лорени, вырвав меня из моего оцепенения.

"А?" Я повернулся к Лорени. "Почему вы спрашиваете об этом?"

"Уважаемый восходящий улыбнулся на мгновение, так что я просто подумала..." Лорени покачала головой. "Простите меня за предположение."

Награждение продолжилось в своем темпе как обычно - либо дети получили отметку, либо не получили ни одной метки до тех пор, пока Майла не поднялась на платформу.

Лорени зажала руки, пока смотрела на сестру, стоящую на коленях на сцене.

Я не знал, что произойдет, так как Майла была там одной из самых старших, но я не ожидал, что посох священника засветиться еще ярче, чем это было у Белмуна.

"Э-это..." пробормотал священник, на этот раз полностью растерявшись. "Майла из города Маэрин была награждена... эмблемой стража!"

Я слышал, как Реджи свистнул, в то время как на площади раздались приветствия. Толпа и даже священник были в восторге, к тому человек в черной робе даже похлопал ее по спине. Однако выражения лиц Майлы и Лорени с таким исходом не несли собой торжественный характер.

"Ты не счастлива за свою сестру, которая заработала эмблему?" Я спросил, полюбопытствовав.

"О нет, конечно, я счастлива, уважаемый восходящий! Я очень горжусь ей,” сказала она, потупив взгляд вниз. "Пожалуйста, извините меня, уважаемый восходящий. Пойду поздравлю сестру."

Я смотрел, как она шла к сцене, вытирая лицо рукавом.

"Герб и даже эмблема," голос бормотал позади меня. "Похоже, наш город получит много дополнительных ресурсов в этом году. Но это тяжко для Лорени. Я слышал, что талантливые стражи проходят строгую подготовку и чаще всего отправляются в Реликтомбы."

"Тише, не говори это вслух, идиот. Майла должна гордиться тем, что сможет лучше служить нашим повелителям для поиска реликвий!" сказал другой голос.

Так вот, что это было, я подумал, уставившись на Майлу и Лорени. Эти двое обнялись в слезах, которые я мог бы перепутать с радостью, если бы не знал.

Игнорируя боль в груди, я выбрался из городской площади и вернулся домой.

Глава 273: Публичное мероприятие

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 23.08.2020

Лучи заката коснулись горизонта к тому времени, когда мы с Реджи поднялись на тот же холм, усеянного зверями, недалеко от городишка Маэрин. Я сосредоточился исключительно на том, чтобы практиковать Божественный Шаг падая больше раз, чем я мог бы сосчитать в процессе - в то время как Реджи разведывал местность, занимаясь немного охотой в одиночку.

Хотя прогресс был медленным, я все же гордился видимым ростом мастерства моей первой официально обретенной божественной руны. Я смог добраться до места назначения, которое я определил, используя Божественный Шаг с гораздо большей точностью, чем поначалу.

То есть, без препятствий, конечно. Если принимать во внимание препятствия, блокирующие мое "продвижение", Божественный Шаг становился в экспоненциальном соотношении более сложным в использовании.

Конечно, было несколько способов исправить это. Я мог бы использовать Божественный Шаг по прямой линии, как это было со Взрывным Шагом, но это было бы, по сути, как использовать тупую сторону меча.

Кроме того, я мог бы потратить длительный период времени на то, чтобы сфокусироваться и проложить "продвижение", принятое мной, чтобы прибыть в пункт назначения... но это было немного трудно сделать, в то время как мана-зверь с весом в две тысячи фунтов гнался за мной, и даже малейшее изменение моего положения слегка искажало "продвижение".

Даже после позитивная сторона всего этого заключалась в том, что моя первоначальная разработка Взрывного Шага, возвращаясь в Эфеот, служила в качестве тренировочного руля для Божественного Шага. Вместе с моими усиленными рефлексами из эфирного ядра и драконьего телосложения клана Индрат, я знал, что освоение было лишь вопросом времени и усилий.

Реджи, с другой стороны, несмотря на мои наставления, еще не получил озарение, о том, как активировать руну разрушения.

Я знал, что если я воспользуюсь руной разрушения еще один или два раза, то он сможет получить представление об этом эфирном законе, но я честно боялся того, что может произойти, потому что я был под псевдопсихическим состоянием, которое вызывает этот закон.

Тем не менее благодаря тому, что в отличие от маны, эфир в окружающей среде был везде, Реджи удалось добиться успехов в укреплении собственных запасов эфира. Благодаря этому, его сила не только увеличилась, но и расширила диапазон, в котором он мог находиться отдельно от меня.

Вся его форма, казалось, иллюстрировала его растущую силу, потому что два рога, которые закручивались и извивались за его ушами, становились еще более запутанными. Изменения касались не только рогов, но и формы, казалось, стала более телесной и реальной, так как фиолетовый огонь, из которого сделана грива, выглядела как настоящее пламя, а не дымчатые остаточные образы.

Очистив голову от событий во время церемонии награждения и моего опустевшего ядра эфира, я подошел к каменному знаку, который указывал на то, что мы вернулись в "безопасную" зону. К моему удивлению, рядом с резным валуном на поляне меня кое-кто ждал.

“Разве это не тот парень... эээ как его там Велма? Ну с прошлой ночи?” спросил Реджи, скрываясь внутри меня.

“Ты уверен, что ты разумное оружие?” дразнил я, прежде чем позвать мальчика. "Белмун?"

"Чувствительное оружие," Реджи поправил с ворчанием.

Белмун вскочил на ноги услышав его имя. Он бросился ко мне, ветер отбросил его длинные неопрятные волосы назад, чтобы показать сломанную губу, ушибленный глаз и опухшую щеку.

Мальчик выстрелил в меня широкой ухмылкой, когда размахивал рукой. "Мистер!"

Белмун, скользив, остановился передо мной и упал на колени. "Пожалуйста, научите меня драться!"

Заметив синяки и раны на всей поверхности незащищенных рук и затвердевший взгляд на лице, я не мог помочь, но восхищался решимостью мальчика.

"Нет," ответил я, пройдя мимо него.

"П-подождите!" Белмун вновь стал передо мной. "Мне сейчас нечего предложить, но сегодня мне подарили герб!"

Я поднял бровь. "Ну и что?"

Мальчик почесал голову. "Так что у меня невероятный талант! Мне нечего вам сейчас предложить, но в будущем, когда я стану знаменитым или даже высокопоставленным восходящим, я вам отплачу!"

Я не знаю, что на меня нашло, но, когда я увидел на лице Белмуна самодовольное выражение, я выпустил волну эфира с такой силой и намерением убить, что тот ползал на четвереньках, задыхаясь.

Отозвав свое намерение и ощутимое давление, влияющие на нас через окружающий эфир, я уставился на Белмуна, задыхающегося от воздуха. "Не будь таким идиотом. Мир большой, и твой талант в этом маленьком городке может быть сравним с уличными крысами крупного города."

Возвращаясь в усадьбу, Реджи появился и прыгнул на кожаный диван. "Я не думал, что ты будешь таким эмоциональным с маленьким мальчиком."

Я нахмурился. "Я не был эмоциональным."

"Да, пожалуйста. Ты просто достаточно заботишься о присутствующих здесь людях, чтобы не обмениваться чем-то большим, чем простыми фразами, если только не хочешь получить какую-либо информацию,” ответил Реджи, ложась. "Но ты не только помог парню, но и дал ему совет."

Снимая рубашку, я ответил: "Это был не совет. Его самодовольное выражение, после того как он получил герб, раздражало меня."

Реджи закатил глаза, скручиваясь в свое "медитативное" состояние.

Я вздохнул и сел на пол. Я знал, почему вел себя так, просто не хотел признаваться себе, что маленький мальчик во многом напоминал мне о себе. Ударив по щекам, чтобы сфокусироваться, я закрыл глаза, в то время как теплое одеяло утреннего света окутало меня, и я снова начал очищать ядро эфира.

***

В течение следующих нескольких дней, предшествовавших ежегодным состязаниям, мы с Реджи погрузились в удобный ритм, в значительной степени вдали от любопытных обитателей города Маэрин.

Без сна, ну кроме тех случаев, когда я уделял по несколько часов раз в три дня, использовав мои утреннее улучшение ядра для того, чтобы пополнить мои запасы эфира достаточно, чтобы изучить кубовидную реликвию во второй половине дня. По вечерам и ночам я оставался у вершины холма, заполненного деревьями, практикуя не только Божественный Шаг, но и борясь с эфиром в целом.

Майла зашла в первый день после награждения, но я сказал ей, что никуда не собираюсь и заставил ее вернуться домой. Я не хотел, чтобы она проводила со мной большую часть дня, потому что ее время с сестрой сейчас так ограничено.

Однако позже я узнал от нее, что Белмун начал серьезно тренироваться у бойца, пока не поступил в академию "Штормков". Оказалось, что синяки, которые он получил в ночь после награждения, возникли из-за того, что он подрался с несколькими бойцами-студентами.

В то время как прогресс был достигнут как в изучении кубовидной реликвии, так и в изучении Божественного Шага, я медленно рос, и мне все больше и больше было не в терпеж оставаться в этом маленьком городке.

Так что, когда, наконец, наступил день ежегодных состязаний, я был действительно взволнован.

"Ты уверен, что хочешь сделать это сейчас?" спросил Реджи, уставившись на меня.

Я нежно держал камень Сильви в ладонях. "Прошло много времени с тех пор, как я пытался, и мое эфирное ядро окрепло после того, как я практиковал Божественный Шаг."

"Я знаю, но разве твоя последняя попытка почти полностью не высосала твои запасы эфира? Ты будешь в норме во время состязаний?"

"Именно. Я все равно не могу сегодня тренироваться из-за состязаний, так что, возможно. Теперь закройся," ответил я, сосредоточившись на полупрозрачном камне, когда я выпустил эфир из своего ядра.

Я ощутил что-то знакомое, как будто эфир стекает из моего тела, пока что-то пурпурное обволакивало камень. В отличие от прошлого раза, когда мне казалось, что я пытаюсь заполнить пруд по несколько капель за раз, теперь я чувствовал, как поток эфира достигает внутреннего измерения внутри камня. С моим эфиром, который был чище и плотнее, чем раньше, в процессе "фильтровки", которая происходила и внутри камня, расходовалось еще меньше эфира.

Тем не менее, хотя определённый прогресс был достигнут, к тому времени, я вспотел и задыхался от той нагрузки, которая высосала почти весь мой эфир, никаких видимых изменений в полупрозрачном камне не было заметно.

Я положил камень обратно в экстрамерную руну и откинулся на холодный пол.

Уставившись в потолок, я подумал, как далеко мне еще нужно зайти. Даже после того, как я зашел так далеко, казалось, что я едва сделал шаг вперед на этом отрезке пути. Но больше всего я боялся того, что случится после того, как я сделаю последний шаг.

Вливание эфира в камень действительно вернет Сильви? Она дала мне свою физическую форму, чтобы спасти меня. Вернется ли она на самом деле той же Сильви, которую я знал и любил? Она вообще вернется?

В груди болело от этих мыслей, и казалось, что мое тело только что стало в несколько раз тяжелее по мере того, как моя мотивация и решимость улетучились.

Нет. Ты зашел так далеко, Артур. Ты не можешь остановиться сейчас.

Выпустив резкий вдох, я встал и переоделся. Ощущение, что черные кожаные доспехи прилегали к моей коже, было желанным изменением после предыдущих нарядов из ткани.

Мягкий стук в дверь уведомил меня, что состязания уже были близки к началу.

"Пойдем," сказал я Реджи. С кивком, его фигура исчезла в моей спине.

Натянув на плечи голубо-зеленоватый плащ и вставив белый кинжал в скрытый карман на внутренней подкладке, я направился к двери.

Меня встретила мрачная Майла. Она натянула улыбку, которая не подходила ее глазам. "Доброе утро, Восходящий Грей."

"Майла?" Я поднял бровь. "Я думал, что говорил о том, чтобы послать кого-нибудь другого, чтобы сопроводить меня.”

Девушка, которая выглядела на несколько лет моложе моей сестры, покачала головой. "Я не могу этого сделать. Мне будет более спокойно, если я смогу сопровождать самолично уважаемого восходящего. Спасибо за заботу. Я наслаждалась последними днями с моей сестрой."

"Хорошо, если ты в порядке, тогда..." пробормотал я, почесав щеку.

Мы вдвоем в тишине спустились с холма, ведущего к городу. Когда-то разговорчивая девушка, казалось, потерялась в мыслях, несколько раз спотыкаясь на неровной дороге.

"Ах, чуть не забыла," внезапно сказала Мэйла, повернувшись ко мне. "Шеф Мэйсон приготовил вам рункарту с деньгами, которые вы заработали на продаже мана-зверей. Он подумал, что раз уж вы потеряли обруч, то с картой это было бы практичнее делать покупки, чем носить с собой сумку с золотом".

"Рункарты - это физические карты, связанные с банковским учреждением с помощью рун, чтобы тебе не приходилось носить с собой налички," объяснил Реджи после моего ментального толчка.

"Я обязательно заберу ее перед отъездом," ответил я, еще раз впечатленный тем, насколько продвинута Алакрия по сравнению с Дикатеном. У меня появилось резкое желание, надо бы аккуратно расспросить о том, как здесь работают банковские учреждения, как только прибудем в город.

Сегодня атмосфера была намного оживленной, чем несколько дней назад, и она только ухудшалась по мере того, как мы подходили ближе к арене. Гул масс, в котором каждый пытался перекричать друг друга, тем самым привлекая внимание к себе, оттеснили солдат, которые пытались справиться с нарастающей толпой.

К счастью, нам не пришлось идти через главный вход. Нас двоих сопроводил один из охранников в сторону бокового входа, который вел в специальную зону.

"Мне надо идти, уважаемый восходящий," сказала Майла, опуская голову. "Внутрь этой смотровой комнаты разрешено пропускать только официальных лиц из городов и гостей из Академии "Штормков"."

Наблюдая, как она уходит, оставляя меня с охранником в хорошо освещенном коридоре, я проклял себя внутри за то, что думал, что смогу спокойно посмотреть состязание. Я уже мог догадываться, насколько душной будет комната, заполненная городскими чиновниками вместе с представителями академии Штормков.

Швейцар, стоявший в дальнем конце коридора, поспешно открыл дверь, сделанную из древесины вишневого дерева и пригласив меня внутрь, огласил: "Восходящий Грей прибыл!"

Я вошел в комнату, она располагалась под открытым небом и с нее было видно арену, где стояли ряды подростков в форме, выделявшей каждый город достаточно отчетливо.

Комната была скромно украшена вазами с цветами на мебели из темного дерева. Нехватка мест в этой "зоне отдыха", похоже, говорит о том, что нужно гулять и знакомиться с гостями.

Внутри были знаменитые люди разного возраста, одетые в роскошные костюмы или платья. Каждый из них держал в руке бокал вина, как будто позируя для фотографии, они смотрели на меня.

"Уважаемый восходящий!" меня позвал знакомый, глубокий голос. Шеф Мейсон носил подогнанный костюм, который подчеркивал его широкую оправу. Его волосы, оттенка соли и перца были зачесаны назад, в то время как его борода была тщательно зачесана и завязана на конце.

Он вручил мне один из многочисленных винных фужеров, которые были выставлены на коктейльных столах и располагались по всей комнате, прежде чем обратиться к остальным присутствующим в зале людям. "Мы все так рады, что вы сегодня с нами!"

"Спасибо, что приняли меня." Я принял бокал и повернулся к людям, смотрящим на меня, поднял его и улыбнулся. "Наверное, я сам немного волновался, по моему наряду и не скажешь, но скорее было бы лучше если бы я присоединился к детям на арене, а не выпивал здесь."

Зазвенел смех, ломая напряжение, когда присутствующие чины начали собираться возле нас.

“Вах. Посмотри те-ка на этого молодого красноречивого парня, и что ты сделал с тем злобным Артуром, которого я все время терпел? Мне казалось, ты говорил, что плох на разных публичных мероприятиях,” сказал Реджи.

Закройся. И я сказал, что не люблю светские мероприятия. Это не значит, что я плох в них.

"Как и ожидалось от уважаемого восходящего. Не только твое присутствие настолько внушительно, но и твоя внешность ошеломляет,” сказала девушка, которой, казалось, было около двадцати лет, хихикала и терлась своей рукой об мою.

Я улыбнулся в ответ, когда сделал шаг навстречу ей. "Пожалуйста. Зови меня Грей."

Не потрудившись узнать ее имя, я пробился сквозь толпу из более чем двадцати человек. Освободившись от их чрезмерного желания представиться мне и показать кусочек власти, таким способом привлекая меня, я все же сохранял очаровательную и беззаботную ауру.

Мне надо было взять еще несколько бокалов вина, чтобы обменяться приветствиями и выпить с присутствующими, узнав больше о трех соседних городах, но все мое тело внезапно вздрогнуло.

Реджи тоже почувствовал это, так как все мое внимание внезапно приковалось к той двери, откуда пришли и мы.

"Старейшина Кромели из Академии Штормков, студенты Афина и Пэллисан из Академии Штормков прибыли!" объявил швейцар, открыв дверь.

Болтовня и смех, окружавшие меня, вскоре заглушились из-за стучавшей крови в ушах, в то время как мы с Реджи сосредоточились на худощавом, седом мужчине, который был одет в темный костюм.

Точнее, нас привлек скромный камень, который лежал на гладкой обсидиановой трости в его в руке. Скромный камень, который содержал значительное количество эфира на не первой свежести поверхности.

Глава 274: Замануха

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 23.08.2020

Я оторвал взгляд от камня, который украшал черную трость мужчины, и изучал трех только что прибывших гостей.

Кромели с крюкоподобным носом и бледной кожей обменялся вежливым, но лаконичным приветствием с группой городских чиновников и членами их семей. Двое учеников, которые выглядели примерно моего возраста, едва разговаривали, и держали подбородки поднятыми, а грудные клетки вздутыми.

У студентки, которую звали Афиной, было спортивное телосложение с длинными стройными ногами, которые подчеркивали ее форму. Ее свирепый взгляд вглядывался в меня из-под ее темной челки, вцепившись в меня.

Не обращая внимания на ее, в большинство своем, милую провокацию, я обратил свой взор на блондина, который выглядел так, будто он провел слишком много времени перед зеркалом. По сравнению со своей брюзгливой одногруппницей, студент по имени Пэллисан встречал всех с опытной улыбкой, которая, казалось, передавала его высокомерие с долей скрытности.

Наблюдая за горестной неестественной походкой, в его белом костюме, который был украшен единственным вшитым наплечником, я вспомнил павлина(ориг. радугоподобный гусь), который выставляет свои перья во время брачного периода.

Реджи сдавленно смеялся от моих сравнений, соглашаясь от всего сердца.

Трио, в конце концов, направилось ко мне. За ними следовала свита горожан, которые делали все возможное, чтобы выслужиться или это даже заставило их сосредоточить взгляд в одном направлении.

"Честь иметь восходящего в нашем присутствии," сказал старший представитель, его выражение не совсем совпадало с его словами. "Меня зовут Кромели из Крови Мэндрик. Это моя внучка, Афина," представив он студентку слева. "А это студент Пэллисан из Крови Блэйзер. Вы оба, представьтесь."

Афина поклонилась, немного неохотно. "Афина из Крови Мэндрик."

Пэллисан, который был примерно моего роста, но немного массивнее, сканировал меня с головы до ног.

"Пэллисан из Крови Блэйзер," приветствовал он, выпустив немного маны, которая плотно прижималась к его телу, походу этим жестом пытался продемонстрировать свой контроль.

"О какой петушок(ориг. радугоподобный гусь)," начал судить Реджи.

"Приятно познакомиться со всеми вами. И еще раз спасибо, что взяли меня с собой в Арамур-Сити" сказал я гостям с приятной улыбкой. В конце концов, они были моим билетом отсюда.

"Это ерунда," смиренно ответил он.

"Услышав, что наш город посетил восходящий, старейшина Кромели привел с собой лучших студентов Академии Штормков," объяснил шеф Мейсон.

Взгляд представителя Штормков пренебрежительно посмотрел на главу города, прежде чем добавил: "Да, хотя они еще не могут сравниться с Восходящим Греем, они оба скоро будут переведены в институт восхождения в центральном домене."

Я смотрел на двух студентов с непроизвольной улыбкой. "Заранее поздравляю."

Пэллисан вытянул шею, чтобы выглядеть выше меня на лишний дюйм, и ответил. "Мне кажется вы слишком молоды, уважаемый восходящий. Я полагаю, что у вас не так много опыта, но я все равно с удовольствием послушаю ваши сказочки о Реликтомбах."

Реджи начал скрести изнутри. "Пожалуйста, позволь мне утихомирить этого типочка."

Задирать их - это ниже нашего достоинства. К тому же, я специально их приманиваю, быстро отправил сообщение Реджи, прежде чем ответить тщеславной блондиночке.

"Это довольно милое место для свидания. Не хотите ли присоединиться ко мне в следующий раз, когда я пойду?" Я спросил подмигнув.

Из толпы вокруг нас прозвучало несколько смешков. Лоб Пэллисана дёргался от сдержанного раздражения, подавляемым смехом.

"Пожалуйста, извините меня, я немного выпил" с вынужденной улыбкой сказал Пэллисан. "Пойдем, Афина."

Двое учеников развернулись и направились к одному из столов позади них. Я не мог не подумать, почему это позорно, прикрывать спину, скрывая свои руны.

Не останавливаясь на этих мыслях, я устроился на карнизе чтобы мне было видно состязания. Внизу, ответственный за проведение мероприятия, попросил студентов пройтись по кругу, чтобы помахать зрителям.

Разразились приветствия, когда большинство учеников покинули центральное поле, оставив после себя только одну группу учеников, категория которой выглядела примерно от восьми до десяти лет.

День протекал по мере того, как мы наблюдали за различными событиями, демонстрирующими как магическое, так и физическое мастерство учеников.

Студенты-заклинатели были первыми. Рабочие приносили мишени и клали их на противоположную сторону поля, чтобы ученики могли попытаться поразить их высокой точностью и большей силой. После этого они начали бегать по полосе препятствий, поражая цели без остановки.

Хотя я снисходительно относился к детям-солдатам, было впечатляюще видеть, как даже дети в этом маленьком городке без особых усилий проходят сложную полосу препятствий, стреляя, как обученные воины, направляющиеся на войну.

На войну против Дикатена

*лять, я проклял себя за то, потому что думал о не столь важных вещах. Все, что я делал, это представил как иду в одиночку против всей Алакрии, в таком ключе меня даже нельзя сравнить грязью под ногтями Агроны.

Глотая горечь во рту, я продолжал наблюдать, пока студенты заклинатели заканчивали, а ведущий призывал студентов-щитоносцев подняться на арену. Их состязание состояло из того чтобы каждый щитоносец защищал по два манекена от туповидных снарядов из дерева и камня.

"В таком возрасте я бы сражался до смерти против мана-зверя, которого схватил бы мой отец, чтобы набраться боевого опыта," четкий голос объявил в нескольких футах справа от меня.

Я сместил взгляд, чтобы увидеть Пэллисана стоящим с вычурно одетыми девушками под каждой рукой. Он продолжал громко хвастаться тем, что в их возрасте он тренировался как щитоносец. Тем временем девушки ворковали и хихикали, как будто его слова были с весом золота.

Он был не единственным, кто наслаждался зрелищем внизу. Во время этих двух мероприятий другие чиновники из соседних городов делали ставки на собственных местных студентов, в то время как имена перспективных студентов упоминались и восхвалялись достаточно громко в надежде, что Кромели услышит их.

По мере того, как студенты города Лудро, Цессор, Деура и Маэрин уходили, атмосфера менялась. В то время, как и заклинатели, и щитоносцы получали восторженные приветствия на протяжении всего турнира, они блекли на фоне бойцов, которые выходили на поднятую платформу для их соревнований

В этом конкретном состязании будут участвовать по шесть представителей от каждого города и все они принимают участие в турнире. Они начали с того, что устроили отборочные по шесть поединков друг с другом на место представителя своего города, и это закончилось тем, что оставшиеся бойцы из каждого города выходили в полуфинал и финал.

После того, как ведущий напомнил бойцам о том, что, если умышленно проигрывать, пропуская вперед конкретного участника турнира из их города, строго запрещено, турнир начался.

Хотя я и не ожидал многого, но должен был признать, что мне понравились состязания. Судя по тому, как Афина перестала обременять себя, просмотрев единственный матч, я уверен, что она бы не согласилась досматривать остальные.

Дети сражались натренированными движениями, демонстрируя мастерство как физических, так и магических способностей. Из-за того, что метки или гербы ограничивали область заклинания, чтобы создать определенную форму или действие, они должны были полагаться на хитрость и получение преимущества над соперником, используя свою магию как инструмент, а не полагаться на него.

"Не могу представить, что этот маленький спектакль как-нибудь развлечет вас," высокий голос, как будто запев послышался позади.

"Вы ошибаетесь," сказал я легкомысленно, не поворачиваясь. "На таком уровне их "оружие" не заточено и негибко. Это заставляет их быть более сообразительными и креативными. Разве вы не согласны, старейшина Кромели?"

Пожилой мужчина подошел ко мне, бровь поднялась со словами. "Хотите сказать, что чем острее становится наше оружие, тем медленнее и менее воображаемыми мы становимся?"

Я переключил свой взгляд на Кромели с ухмылкой, поднимая край рта. "Это зависит от человека, но искушение сильно опираться на самый острый инструмент всегда есть. Разве не поэтому мы эволюционировали из борьбы с голыми кулаками?"

Кромели моргнул на секунду, прежде чем засмеяться. "Мудрые слова, прежде я о таком не думал. Возможно, Реликтомбы дарят мудрость своим восходящим".

"Возможно."

Возвращая свой взгляд к следующей паре студентов-бойцов, выходящих на арену. "Итак, вы нашли кого-нибудь, кого стоило бы зачислить в академию Штормков?"

"Я уже изучил всю часть учеников, и ни один из них не хранит в себе запасов маны, достойных того, чтобы поступить" ответил он, тоном сказанного ранее с некоторой паузой. "До тех пор. Директор нашей академии попросил нас привезти больше талантов за пределами Арамур-Сити, так что я просто возьму победителя этого маленького турнира."

"А вот как. Для меня это звучит так, как будто у вас не было намерений воспринимать это всерьез," я задумался.

"Честно говоря, я не хотел посещать это... отдаленное поселение". Затем Кромели повернулся ко мне, его крючковатый нос был менее чем на расстоянии вытянутой руки от моего лица. "Если бы этот старый медведеподобный мужичок не сказал мне, что здесь настоящий восходящий, и ему нужна некая услуга, я бы не побеспокоился прийти, не говоря уже о двух моих лучших учениках."

"Похоже, что вы на что-то намекаете старейшина Кромели," ответил я, бросив взгляд сбоку на старика. "Я не знал, что есть обязанности, которые связывают меня чем-то, в моей маленькой поездке в Академию Арамур."

"Конечно никаких," быстро ответил он сухим смехом. "Я просто надеялся, что вы благословите моих учеников и этот город демонстрацией силы восходящего."

Я ждал этого. С того момента, как два студента, с которыми он приехал, начали оценивать меня для борьбы, я знал, что шансы высоки. Тем не менее, я не думал, что они захотят бросить мне вызов.

"В этом есть смысл," сообщил Реджи. "Если вы, ребята, будете спарринговать представив это как состязание, и они проиграют, они не рискуют потерять лицо за глупый вызов, брошенный восходящему."

"Хм...хотя воспитание молодежи важно, я выбрал путь восхождения, а не инструктора, потому что ценил материальные вещи немного больше," намекнул я с игривой улыбкой.

Старый представитель моргнул и через мгновение, казалось, вернулся к себе. Выпустив сердечный смех, он похлопал меня по руке. "Похоже, с вами будет не так уж и сложно, Восходящий Грей! Назовите свою цену!"

"Золото легко достать," сказал я, показывая ему рун-карту, которую шеф Мэйсон передал мне ранее, наполненную доходами от продажи мана-зверей, которых я использовал в качестве манекенов для тренировок. "Но мне любопытно, что за странный камень у вас на трости."

"Как и ожидалось от восходящего, у вас глаз наметан," он задумался, держа трость. "Несмотря на то, что наш повелитель считал это мертвой реликвией, это все равно стоило мне небольшого состояния во время аукциона."

"Содержит ли он какие-нибудь особенные эффекты или секреты?" Я спросил невозмутимо, подавив как свое, так и желание Реджи поглотить эфир, хранящийся в нем.

"Если бы мертвая реликвия может исполнять хоть малейшую часть древней магии, то простому старейшине академии в каком-нибудь маленьком городе она была бы не по карману," ответил Кромели, натирая большим пальцем камень размером с ладонь. "Нет, это просто очень дорогая безделушка, которой можно похвастаться."

"Стыдно как то," сказал я, симулируя разочарование.

Я не знал, что реликвии, которые Агрона считал "мертвыми", были выставлены на аукцион, но это имело смысл. Почему бы не получить богатство за объедки, которые вам не нужны после того, как вы возьмете все реликвии, которые были еще нетронутыми.

Вспоминая, я не мог не задаться вопросом, как бы все обернулось, если бы у меня не было руны пространственного хранилища, и шеф Мейсон сказал, что ему нужно забрать у меня реликвию похожую на куб.

Можно было предположить, что мои отношения с жителями этого города не были бы такими беззаботными, как сейчас.

"Так. Если Восходящий Грей является ценителем таких вещей, я не представляю, что вы не захотели бы добавить камешек в свою коллекцию," ответил он. "Как насчет такого. Если уважаемый восходящий сможет одолеть Пэллисана и мою внучку в дружеском спарринге, я не только провожу вас в Арамур-Сити и позабочусь о вас полностью, я также отдам вам эту реликвию.А если они окажутся лучше вас, все, что нужно сделать Восходящий Грей так это замолвить за них словечко."

Я поднял бровь. "Замолвить словечко?"

Улыбка, которая показывала, что он что-то знает, заменилась на смущение в лице пожилого человека. "Бесполезно притворяться дурачком, Восходящий Грей. Мэйсон рассказал мне о ваших близких отношениях с Денуар Хайблад,” прошептал он. "Не волнуйся, со мной ваш секрет в безопасности."

Я глубоко вздохнул и умерил свое раздражение. Похоже, большой шеф сдал позиции. Я действительно не хотел, чтобы моя ассоциация с таким мощным именем было обнаружено так скоро, но я думаю, что в данном случае это сработало в мою пользу.

Вздохнув, я согласился. "Это не похоже на плохое предложение."

“Отлично!" Кромели хлопал в ладоши, показывая улыбку, которая фактически достигла его глаз в первый раз. "Полагаю, вы не против того, чтобы столкнутся с моими двумя учениками одновременно?"

Ему действительно не стыдно, я сообщил внутрь себя Реджи.

Пожав плечами, я сказал старику: "Я предполагал, что так и будет."

"Как и ожидалось от восходящего!" Кромели лучился. "Я уверен, выиграют мои ученики или проиграют, это будет отличный учебный опыт для них!"

"Как и ожидалось от восходящего," Реджи посмеялся над собственным повтором. "Какой хитрый тип(ориг. лис)."

Он говорит как политикан. Нечего удивляться, когда в иерархии Алакрии есть такое различие.

Я смотрел, как он уходил, слабо поклонившись. Как только Кромели сделал больше пяти шагов, шеф Мэйсон сразу же подбежал ко мне, с озабоченным видом и наморщенным лбом. "У-уважаемый Восходящи-ий."

Шеф Мейсон повернул голову, чтобы удостовериться, что Кромели не слышит, прежде чем продолжить. "Мои искренние извинения. Старейшина Кромели был на грани отмены своего визита, и я знаю, что это повлияет и на вашу поездку обратно в Арамур. И он уже встречал много восходящих, так что, просто сказав, что вы восходящий не заинтересовало его."

"Что сделано, то сделано" ответил я, с выпираемым оттенком раздражения. "Полагаю, вы ожидали, что старейшина Кромели попросит меня устроить небольшое шоу с его учениками?"

Взгляд крепкого мужичка опустился. "Он упомянул об этом, да."

"Хорошо. Тогда поступим как планировалось,” Я встал, чтобы выпить, когда шеф Мэйсон схватил меня за рукав.

"Пожалуйста, будьте осторожны со старейшиной Кромели. Известно, что он довольно хитро строит свои планы, и он очень любит свою внучку," наклонился он и прошептал.

Мой рот поднялся вверх в ухмылке. "Значит, теперь вы беспокоитесь обо мне?"

Выражение городского старосты стало неуверенным, и он выглядел так, будто вот-вот заползет в яму.

"Я шучу," я улыбнулся, похлопав по большому плечу человека. "Надеюсь, ваш сын выиграет состязания. Его первая победа была впечатляющей."

"Спасибо!" Выражение шефа Мейсона посветлело и он заискрился от гордости.

Тем временем, я направился к выходу, проходя мимо Кромели с двумя его учениками. Жестокое выражение лица Афины отражало ее решимость, в то время как Пэллисан выглядел так, как будто он уже победил.

Не то, чтобы я волновался, но ты будешь в порядке? Похоже, они что-то скрывают, а ты истощил большую часть своих запасов эфира, пытаясь разбудить Сильви, сказал Реджи, выражая свое беспокойство.

Они исходят из того, что я новоиспеченный восходящий, который едва справился со своим первым восхождением.

Улыбка растянулась на моих губах, когда я выходил из смотровой комнаты. Мне надоело тренироваться против мана-зверей поблизости, и будет ли эта дуэль сложной или нет, я, по крайней мере, получу удовольствие разгрузив себя.

Глава 275: Событие, которое бывает раз в жизни

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 23.08.2020

Мне было немного не по себе.

Сын шефа Мейсона, Брэкстон, выиграл турнир бойцов, а это значит, что его отправят в Арамур-Сити, чтобы он стал студентом академии Штормков. В любой другой день Брэкстон был бы в центре внимания за свою победу и мишенью зависти своих сверстников и даже родителей этих сверстников. Не только Брэкстон, но и вся его семья повысила статус города Маэрин, и - если он постарается в академии Штормков - то заработает статус и во всем Арамур-Сити.

Однако после того, как Кромели поздравил Брэкстона с победой на турнире и наполовину искренне выразил надежду на их путешествие в Штормков, старый представитель практически столкнул бедного мальчика со сцены и объявил о "событии, которое бывает раз в жизни" для жителей четырех городов, собравшихся сегодня здесь.

Толпа быстро забыла о состязаниях и разразилась аплодисментами, когда двое учеников вместе со мной вышли на сцену, Кромели встал между нами. Рабочие передвинули поднятую платформу, которую они использовали для студенческих боев так как нам нужно было больше места, оставив только ровную земляную поверхность арены.

"Спасибо, что согласился сразиться против нас," кричал Пэллисан примерно с дюжины ярдов, в то время как стоял рядом с Афиной. "Мы переживали, что ты откажешься."

"С удовольствием," улыбаясь сказал я, игнорируя высокомерный подтекст в его благодарности.

Он, и его компаньон переоделись и теперь на них не было той формальной формы одежды. В то время как их доспехи больше походили на моднявый ассортимент чем на функциональную броню для боя, их оружие говорило совсем о другом.

Пэллисан извлек гробоподобный щит, который был почти такого же роста, как и он, и в два раза шире от его пространственного обруча. Афина тем временем схватила клеймор(шотландский палаш с эфесом-чашкой) с перламутровым лезвием правой рукой, в то время как серебряный нарукавник прикрывал ее всю левую руку.

"Следуя стандартным правилам тренировочных дуэлей, оружие разрешено, но должно быть тупым," заявил Кромели и встал между нами, чтобы выступать в роли арбитра.

Они втроем молча ждали, пока я сам извлеку свое оружие, но я помахал рукой. "Я буду драться голыми руками."

Афина шагнула вперед, сузив глаза. "Вы хотите признать свое поражение в отсутствии оружия, Восходящий Грей?"

“Гррр! Какие нахалы," Реджи рычал, гневно ругаясь внутри меня.

"Я обещаю винить только себя в поражении," спокойно ответил я, прежде чем обратиться к Кромели. "Теперь мы можем начинать?"

Старик кашлянул, перед тем как начал отходить, сделав несколько шагов, держа правую руку высоко в воздухе.

"Начали!" Кромели дернул рукой как будто держал спусковой рычаг.

Сразу же начала ликовать толпа, когда Пэллисан, внимательно изучив меня, поднял щит, чтобы прикрыть себя, и своего партнера.

Теперь, когда я подумал об этом, они понятия не имеют что у меня за класс, заклинатель, щит или боец.

После короткой паузы двое направились вперед. Хотя оба были скрыты из виду за большим щитом, я ощущал, как Афина готовится к атаке с помощью окружающего эфира вокруг них.

Приняв дуэльную стойку обеими руками, расслабленными в кистях, я размышлял, как к ним приблизиться. По видимым проявлениям маны, исходившей от одного из них, можно с уверенностью предположить, что они могли посоперничать с авантюристами A-ранга, возможно, даже выше.

Учитывая, что мои запасы маны едва достигают десятипроцентной отметки, было достаточно опасно, стоять на носках.

Пэллисан поднял за собой стену пыли, продолжая направляться навстречу мне. Уйти с дороги было достаточно просто, но Афина ждала этого, чтобы та могла замахнуться своим клеймором.

Темные волосы Афины развевались на ветру, когда она двигалась по широкой дуге, делая выпады.

Тем временем Пэллисан сделал резкий разворот с помощью точных порывов ветра, пока его щит не сверкнул всего в нескольких футах от меня, как бык, приготовивший свои рога к удару. "Тебе придется сделать нечто большее, чем просто уклониться!" заревел студент со щитом.

Их движения были хорошо натренированы и без изъянов. Афина использовала Пэллисана в качестве защиты и препятствия, чтобы я выпускал ее из виду, в то время как она начинала новую серию атак. Когда они вдвоем так сражаются, я не сомневаюсь в их способностях соперничать даже с ветераном приключений ранга АА.

К сожалению, с моим опытом, дополненным нечеловеческими рефлексами, которые я унаследовал, они с тем же успехом могли бы выкрикивать их следующие шаги.

Вращаясь по оси на передней ноге, я перенаправил следующий выпад Афины своей рукой, в обратную сторону плоскости ее клинка. В то же самое время, я оперся об землю своей задней ногой, как раз в то время, когда Пэллисан собрался схватить меня.

Заграждая путь Пэллисана своей ногой, он перелетел через мое плечо, едва ухватившись за щит. Афина вложила большую часть своего веса в этот выпад, заставляя ее тело с инерцией двигаться вперед, из-за этого ее атака сошлась на нет. Воспользовавшись ее дисбалансом, я ударил ее кулаком по нарукавнику.

Афина опрокинулась на землю, едва сумев встать на ноги. Пэллисан лучше справился со своей магией ветра, которая позволила ему перемещаться в воздухе, чтобы ловко приземлиться на ноги.

Казалось, что структурированная магия на спине, которая была образована геральдическими символами, эмблемами, позволяла в общих чертах использовать студенту быстрые и точные порывы ветра.

Мой взгляд был устремлен на двух наивных учеников, в то время как их гневное выражение лиц сменялось на румянец от стыда.

АФИНА МЭНДРИК

"Ну что с вашими лицами?" восходящий наклонил голову. "Вы должны были ожидать такого от восходящего, верно?"

Я изучала человека, который только что полностью контратаковал все наши движения. Несмотря на то, что его тело находилось в тонусе, он оставался небольшим и безоружным, я не могла не начать бояться этого человека. Его золотые глаза, невозмутимое выражение и очаровательная манера должны были быть приятными, но он излучал ауру холоднокровного хищника в поисках крови.

Не желая показывать слабость, я проглотила свои эмоции.

"Мы не хотели случайно навредить тебе. Мои извинения за то, что недооценила твои навыки." Я встала и заговорила со скрежетом зубов. "Этого больше не повторится."

Пэллисан, рядом со мной, бросил свой щит, подытожив мою точку зрения. Понимая, что наш оппонент явно был бойцом, мой компаньон надел две перчатки, которые унаследовал как приемник Родословной Блэйзера.

Ветер гудел и шипел, пока он сжимал пальцы в кулак, а затем бросился вперёд, в скором времени и я последовала за ним.

Пэллисан размахнулся кулаком, который был покрыт ветром, ударяя по разреженному воздуху, одновременно восходитель легко уклонился отступив назад, после восходящий пнул его в грудь. Несмотря на разницу в весе между мощным телосложением Пэллисана и восходящего, мой партнер удвоил вес, задыхаясь от своих же вздохов.

Не желая дать восходящему ни единого шанса, я перепрыгнула через Пэллисана и замахнулась Хармони(палаш) маневром снизу. Мерцающий клинок моего меча свистел, когда он прорезал воздух прямо перед восходящим, прежде чем я направила поток маны в руку моего меча, чтобы изменить траекторию моего клинка в середине полета.

Движение моего собственного меча было размашистым и даже я едва могла за ним успеть, но каким-то образом его бледная рука схватила меня за запястье.

"Неплохо." Несмотря на то, насколько тонкой и красивой выглядела его рука, он держал мое запястье в железной хватке, уклоняясь без всяких забот, в то время я поймала Хармони свободной рукой и замахнулась.

"Попробуй еще раз," сказал он, как будто он мой инструктор, а не соперник. Восходящий отпустил мою руку и толкнул меня в плечо.

Всё моё тело от неожиданной силы отбросило назад, прежде чем меня развернуло от удара.

Пэллисан успел уйти с дороги, чтобы я не споткнулась об него. Когда мы вдвоем оправились, мы встали бок о бок с оружием чтобы защищаться. Однако, восходящий просто стоял там с этим отстраненным, почти скучающим выражением лица.

"Наглый ублюдок." Мой напарник плюнул на землю и выпрямился, как только вихри ветра кружили вокруг всего его тела.

Он взглянул на меня на что то намекая, и я кивнула в знак понимания.

Точно так же, как тогда, когда мы практиковались.

Мы снова рванули вперёд на восходящего с разных углов. Я оттолкнулась пятками и приготовилась пронзать его концом Хармони из серии шагоподобных скачков, чтобы достать его, в то время как Пэллисан присел и нацелился на ноги.

Однако, как только я начала направлять молнию через руку и в лезвие, восходящий мгновенно пронесся мимо Пэллисана и оказался прямо передо мной.

Двигаясь с невероятной точностью, он увернулся от моего удара. Мир внезапно закружился, я оказалась в воздухе.

"Афина!" зазвучал голос Пэллисана, вырвав меня из моей мечты.

Поток ветра сориентировал меня достаточно, чтобы направить заклинание, которое я уплотнила. Я выпустила гальваническое копье с конца своего клинка, пока падала.

Тем не менее, даже самая быстрая стихия не смогла поймать восходящего врасплох, так как он скрылся из виду.

К тому времени, как мои ноги коснулись земли, восходящий споткнулся, развернулся, врезался и ударил кулаком в грудь моего напарника. К счастью, Пэллисан сумел перекрестно поднять руки, однако от силы удара треснула земля под нами.

Я немедленно отступила, чтобы сохранить дистанцию, и не пыталась сражаться с этим чудовищем на близком расстоянии.

Я замахнулась Хармони широкой дугой. Ударная волна молнии вырвалась из моего клинка и изгибалась в сторону восходящего, стоящего на теле Пэллисана.

Я не остановилась на этом. Сосредоточив больше маны на эмблеме, я высвободила гальванический полумесяц, который разделялся на более чем дюжину отдельных ответвлений. Потребовалась вся моя концентрация, чтобы контролировать хаотическую природу молнии в форме, которую я хотела ей придать, но пока я кастовала, все внимание восходящего было на Пэллисане, однако заметив меня, он поднял его с земли, для того чтобы использовать в качестве живого щита.

"Трус!" Я прокляла, рассеивая заклинание прямо перед тем, как оно ударило моего напарника.

"И это я дерусь без оружия, помни." Восходящий с пшеничными волосами хмурился, когда выглянул из-за головы бессознательного тела Пэллисана. "Но я запутался. Ты боец или заклинатель?"

Он даже не воспринимает нас всерьез?

Пэллисан и я обучены и стоим на пороге к изучению высокоуровневой магии - он как щит, а я как боец. Эволюция одного из моих гербов в эмблему позволила мне даже запускать молнию на расстоянии.

Тем не менее, этот восходящий, который, казалось, использовал только чистую ману, накручивал вокруг нас круги, как будто мы маленькие дети, едва способные ходить.

Взгляд восходящего вернулся на Пэллисана. "Эй, ты пришел в сознание?"

"Пошёл ты!" Мой напарник рычал, сотворив вокруг них купол ауры. Неровная земля выровнялась, в то время как я почувствовала тягу гравитации, которая обрушилась на меня.

Первая эмблема Пэллисана нанесла ему тяжёлый урон в хранении маны, используя текущую способность. Если он решил использовать и это, то я тоже не должна сдерживаться.

"Держись!" Я кричала, когда Пэллисан освободился от ослабленной хватки восходящего.

Мой напарник и восходящий начали драку в ближнем бою. Но даже в пределах гравитационного поля, которое должно было замедлить его движения, восходящий, казалось, не испытывал никакого дискомфорта.

Не теряя времени, я зажгла свою вторую эмблему.

"Афина, останови-ииииись!" Я слышала озабоченный голос моего дедушки в замедленной форме, одновременно и весь мир пришел в замедление.

Мое тело возражало, пока моя мана проходила сквозь мою эмблему, выпуская гальваническую ману, которая пульсировала по моим венам, как тысячи маленьких колючек. Я чувствовала, что каждый сантиметр моего тела наэлектризован энергией, добавляя мне новой уверенности.

В каком-то смысле, способности восходящего будут работать в нашу пользу.

С отснятыми материалами, который записывал наш артефакт, с этого боя, мы с Пэллисаном, несомненно, сможем попасть в академию восходящих в центральном домене.

Мой взгляд смотрел на восходящего, он одновременно сражался с Пэллисаном и впервые его взгляд застыл на мне с выражением удивления.

Это не удивительно. Внутренняя молния - редкость, и тем более это- эмблема высокого уровня.

Заглушив крики моего деда, я приблизилась к ним. "Пэллисан!"

Эмблема на нижней части спины моего партнера сверкала под его туникой, а купол повышенной гравитации образовал прозрачную ауру вокруг его перчаток и размывал пространство внутри себя.

Уверенная улыбка появилась на уставшем лице Пэллисана, когда он активировал все эффекты драгоценного артефакта, созданного для Родословной Блэзер, у которой есть прирожденные способности к гравитационной магии.

Как только он мог полностью овладеть своей эмблемой и перчатками, Пэллисан смог бы не только блокировать физические удары, но и перенаправлять магические с помощью отталкивающей силы.

Даже в его нынешнем состоянии, он был бы силой, с которой нужно считаться. Вместе с ним, даже полноправному восходящему будет сложно победить нас, не говоря уже о том, что он едва закончил свой первый подъем.

"Интересно!" восходящий заискрился.

Тогда, впервые, начал свое нападение восходящий.

Я знала, что он быстрый. Он был не более чем размытым пятном или вспышкой света во время наших предыдущих раундов. Но даже с моим внутренним заклинанием, значительно усиливающим мои чувства и рефлексы, я едва успевала за его движениями.

Пэллисан сумел поднять руки, чтобы защититься от удара восходящего, позволив мне обойти своего напарника и замахнуться на незащищенную сторону.

Мир вокруг меня двигался в замедленном времени, в то время как мои чувства воспринимали все: хлюпающую грязь под ногами, свист лезвия Хармони, перерезающего воздух, и оглушительный удар кулака восходящего в перчатки Пэллисана.

Но, прежде чем я успела закончить удар, восходящий прокружился на ступнях, сократив расстояние, между нами, и мой замах безобидно прошелся за спиной человека. Он взял мою руку в захват, в которой был меч, своей и сбил меня с ног.

Я могла следить за каждым мигом блестящего маневра восходящего, от его работы ногами, до его очевидной способности предугадывать положение моего замаха, в то время как он сам рассчитывал свой следующий шаг. Слежение и взаимодействие, однако, это были две разные истории.

Прежде чем он смог закончить свое движение, Пэлиссану удалось занести гравитационный удар кулаком сзади.

Неудивительно, что он смог уклониться - может быть, одна из его эмблем или регалий дала ему пару глаз на затылке. На этот раз, поле гравитации, окружающее перчатку моего партнера расширился до такого размера, который цеплял голову восходящего, оттолкнув его от менядостаточно, чтобы освободиться от захвата, прежде чем выполнить колесо боком чтобы вернуть себя в вертикальное положение.

Моя левая нога пульсировала, как будто она горела от простого удара, но я сумела приложить к ней достаточно сил, чтобы продолжить атаку Пэллисана совершив низкий горизонтальный взмах Хармони.

Восходящий отклонился в сторону, уклоняясь от моего удара, и в то же время, нацелился своей ногой в внутреннюю часть коленей Пэллисана.

Прежде чем я успела предупредить Пэллисана, восходящий ударил ногой сзади и направил руку прямо ему в лицо.

Шея Пэллисана постепенно сворачивалась в гармошку до тех пор, пока его ноги не оказались в воздухе, а затылок не ударился об землю c сокрушительным грохотом.

Гортанный пронзительный крик вырвался у меня из горла, в то время как я понеслась в сторону восходящего.

Я могу это сделать. Я все еще могу предугадать его движения. Пока я могу предугадывать, я могу реагировать.

Восходящий оглянулся через плечо нетерпеливым взглядом, заставляя меня невольно вздрогнуть. Он повернулся ко мне и начал приближаться.

Потоки электричества извивались вокруг меня, успокаивая меня, тем что у меня есть шанс победить в обмене ударами, в то время как я продолжала наблюдать за каждым сантиметром изменений в его теле в поисках его следующего шага.

Его левое плечо дернулось, и я ответила занесся Хармони, чтобы защитить мою левую сторону. Потом его правое плечо дернулось, за ним поднялась левая рука. Я пыталась отреагировать и предсказывать все его движения, но к тому времени, как он попал в зону поражения, я поняла, что его рука находится у моего горла.

Его хватка была нежной, с достаточным давлением, чтобы дать мне знать, что он победил.

Он не просто выиграл. Он полностью поимел мое самое сильное заклинание, использовав против меня.

Рассеивая ману, я уронила свой меч. "Я-я сдаюсь."

Когда говорила, я поняла, что невольно задерживала дыхание. Как только я признала свое поражение, мои плечи опустились, а из легких вырвался воздух.

Я была расстроенной, разочарованной и завидовала человеку, который стоял передо мной. Но больше всего на свете я поняла, что мне полегчало - от того, что он не был моим врагом.

Потому что я знала, что, если бы это была настоящая схватка, меня уже не было бы в живых.

Вся арена тряслась от толпы, которая разразилась возгласами, вырвав меня из мыслей.

"Это был хороший бой," он говорил низким голосом, когда его рука отпрянула от моего горла. "Но не стоит так сильно полагаться на то, чего не осознаешь, как правильно использовать."

"Афина!" Знакомый голос моего дедушки звучал сзади.

Восходящий похлопал меня по плечу, пройдя мимо. "У тебя есть имя для этого заклинания?"

"В записях нет официального названия," моя голова повернулась к нему. "Я просто называю это внутренней молнией."

Он оглянулся назад со слабой улыбкой. "Как насчет того, чтобы назвать его Импульс Грома?"

Глава 276: Глубокое погружение

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 23.08.2020

Непримечательный черный камень завис в воздухе, брошенный вверх к потолку, прежде чем упасть обратно в мою руку. Я бросил его снова, и так я делал последний час, думая о том, что делать с реликвией.

Тем временем, я слышал ритмичные постукивания хвоста Реджи. Он сидел рядом с моей кроватью приблизительно столько времени сколько и я, его глаза следовали за камнем, как будто он был собакой, а перед ней голодной виляли мясом. Единственное, чего не хватало этой картине, так это висевшего языка и стекающей из пасти слюны. Чувствительное оружие, способное на массовое уничтожение, дарованное асурами, во всей красе.

"Ты же понимаешь, что я тебе его не дам," сказал я категорически, несмотря на подсознательные мольбы Реджи.

"Ой, да ладно тебе! Ты обещал процент от всего поглощенного эфира,” плакал он.

"Я еще не решил, буду ли вообще поглощать эфир из реликвии."

"Почему бы не поглотить ее? Это то, чего даже Агрона не в состоянии сделать; иначе он, скорее всего, собирал бы все мертвые реликвии," оспаривал он, в изумлении.

"Мертвая или нет, это все еще реликвия," спорил я, поймав черный камень в руку, пока сидел на кровати.

Мой прогресс с ключ-камнем - имя, которое я придумал для кубовидной реликвии - был медленным, но становилось все более очевидно, насколько ценны знания, хранящиеся в нем.

"Если я смогу каким-то образом открыть и эту реликвию, возможно, смогу обрести озарение новой божественной руны" продолжил я. "Или, может быть, эта штука на самом деле оружие или какой-нибудь инструмент."

Реджи опустил уши, приуныв. "Как Агрона, ковырявшаяся в реликвиях, созданными божествами, может знать, как это сделать, позволь спросить тогда что ты вообще собираешься с ней делать?"

"Использовать свои врожденные таланты, до тех пор, пока я не смогу разгадать эту головоломку?" Я невозмутимо пожал плечами. "У меня есть соблазн поглотить эфир сейчас, улучшив ядро, но я не хочу делать то, чего не смогу отменить."

"И что ты собираешься с ней делать до тех пор? Прикрепить на трость, как сделал тот старик?" ответил Реджи, его глаза сузились с досадой.

Я ухмыльнулся. "Или может быть, я просто повешу ее на конец палки, и она будет болтаться прямо перед твоей мордой, пока я буду кататься на тебе по городу."

“Как грубо.”

Я издал смешок. "Тогда перестань смотреть на нее, как на морковку."

С фырканьем, мой могучий скакун отвернулся и скрутился калачиком в углу, чтобы дуться там в одиночестве.

Выпустив вздох, я подошел к большому окну, которое выходило на одну из главных улиц Арамур-Сити. Внизу виднелись переполненные тротуары, оттесненные четырехполосной дорогой, предназначенной для экипажей. Витрины с разноцветными вывесками гармонично вписывались в богатый и яркий стиль одежды жителей, которые прогуливались с какой-то целью.

Положив новоприобретенную реликвию в пространственную руну, я направился к двери.

Уши Реджи навострились от звука шагов. "Опять направляешься в библиотеку?"

"Угу" ответил я. "Ты опять остаешься дома?"

"Может быть. Я все равно там засну," проворчал он. "По крайней мере, здесь я могу принять эфир из окружающей среды."

"Я обещаю, что позволю тебе поглотить часть полученного мной эфира, как только мы вернемся в Реликтомбы" извиняясь сказал я перед тем, как выйти за дверь.

Направляясь по переполненной улице, я оглянулся. У меня вошло в привычку выбирать разный маршрут с каждой прогулкой, не только знакомясь с достопримечательностями оживленного города, которые что-то предлагали, но и из-за поведения отдельных личностей.

Прошло четыре дня с момента моей дуэли против Афины и Пэллисана. Забрав свой приз у сопротивляющегося Кромели и уничтожив записывающие артефакты, расставленные по периметру, я попрощался с маленьким и мирным городом Маэрин.

Лорени, Майла и шеф Мейсон были единственными, с кем я попрощался. Я предполагал, что Майла отправится с нами в Арамур, но оказалось, ее класс-страж был настолько редким с ее врожденными способностями, что ее решили отправить в более крупный город, способный должным образом ее проверить.

Обычно разговорчивая Майла едва произнесла слово напоследок, в то время как Лорени объясняла все это с таким энтузиазмом с каким только могла, я не стал вмешиваться. Две сестры помогали мне с момента моего прибытия в Алакрию, и я был благодарен им, и только.

Белмун, лохматый парень, который пытался заставить меня взять его в ученики, поехал вместе с нами включая Брэкстона и какого-то пожилого мужчину из Маэрин, которого я не знал.

Вся компашка из Академии Штормков была в плохом настроении с тех пор, как я победил их на дуэли, хотя бы признали свое поражение. К счастью, поездка в Арамур была почти мгновенной. Достигнув посадочной платформы на краю территории академии, Кромели передал мне лист бумаги и дал указания о том, где я смогу найти удобное жилище, а затем попрощался со мной.

Я наблюдал, как Белмун выстрелил в меня широкой усмешкой, прежде чем они с Брэкстоном безоговорочно последовали за представителями академии Штормков. Следом за ними тихо шел опекун, назначенный присматривать за ними из Маэрина.

Легкий толчок в плечо вывел меня из мыслей.

"Извини конечно, но куда ты прешь-ся" Голубоволосая женщина с разноцветным макияжем, подчеркивающим ее глаза, застыла, пока смотрела на меня. Ее щеки покраснели, возможно это был только ее макияж. "О-о, мои извинения."

"Все в порядке," ответил я, беспристрастно.

Я продолжал идти, игнорируя длительные взгляды прохожих. Это было трудно признать, но даже такой предположительно маленький город, как Арамур, мог соперничать с Ксирусом.

Рестораны, специализирующиеся на кухне различных доминионов (владычеств) располагались рядом друг с другом, в то время как хорошо одетые жители потягивали напитки и без спешки беседовали, расслабляясь в баре, который находился внутри открытого дворика.

"И больше не возвращайся!" кричал хриплый голос спереди.

Старик с крепким телосложением, лицо цвет, которого напоминало красный помидор, а его глаза оставались полузакрытыми, лежал на земле, пока владелец ресторана захлопывал за собой дверь.

"Фу, *ля! Твой ром все равно был на вкус как охлажденная моча," закричал пьяница, бросив в дверь бутылку, которую он держал в руках.

К этому моменту вокруг него образовалась небольшая толпа, от которой было слышно ропот осуждения и критики. Однако пьяница, похоже, не возражал, он плюнул на землю и расчесал длинные, седые волосы, укладывая их.

Однако я почему-то выделялся для него из толпы, и он уставился на меня, прежде чем уйти с удивительной ловкостью, несмотря на свое бухое состояние.

Не придав этому значения, я, в конце концов, прошел мимо ряда ресторанов и пришел, как мне показалось, в квартал одежды.

Я обдумывал с минуту, стоит ли покупать новую одежду. Даже в рубашке и брюках, которые одолжил в городе Маэрин, я привлекал к себе внимание, которое хотел свести к минимуму.

В конце концов, я решил не делать этого, не желая ввязываться в это пустяковое дело. Пройдя мимо торгового квартала, я направился к маленькому зданию, в котором часто бывал с тех пор, как приехал сюда: в библиотеку.

"Добро пожаловать," обслуживающий, скучновыглядевший мальчик-подросток, пробормотал, без всякой заботы, даже не выглянув из-за книги, которую сейчас почитывал.

В отличие от остальных частей города, библиотека была пустой и без украшений, со слишком большим количеством деревянных стеллажей на такое же количество содержащихся в них книг.

Захватив несколько книг, которые я не дочитал последние несколько дней, я наткнулся на особо старую книгу в кожаной оправе. Что привлекло мое внимание, так это красные пятна на углах обложки и корки. Когда я открыл и перелистывал страницы, казалось, что слова на самом деле были написаны кровью.

Я поднял бровь, кратко изучив содержимое внутри. "Ну, это что-то новенькое."

Я бросил кровавую книгу в кучу для прочтения, прежде чем сесть на какой-либо менее шаткий стул

Глядя на стопку книг, я издал слышимый вздох.

Обидно то, что я знал, о чем это будут книги, даже не открыв их.

Как тоталитарный континент управлялся в основном божествами, книги, в этой библиотеке, были в основном пропагандой, очерчивающей приукрашенную историю, где Агрона и Вритра снизошли в Алакрию, чтобы помочь жителям и принести новую эру магии и технологии, защитившись от других божеств, которые поклялись уничтожить всех меньших.

За последние несколько дней мне приходилось несколько раз успокаивать себя от смеха над полнейшей нелепостью некоторых книг. Большинство из них представляли Агрону строгим, но справедливым божеством, который ценил и награждал сильных, в то время как асуры Эфеота были божествами, которые ненавидели Агрону за его любовь и доброжелательность к нам, были адсконастроены, чтобы уничтожить всех нас.

Пришлось признать, что, несмотря на то, что эти сплетни были представлены очень благоприятно для Агроны и его клана, в них нашлась некоторая правда, а именно то, что именно божества Эфеота уничтожили древних существ в старые времена, а именно древних магов.

И для того, чтобы найти те лакомые кусочки информации, которые оказались бы полезными, я должен был продолжать фильтровать вымышленные истории и поклонение Агроне и его клана Вритры, которые, казалось, были распространены по всему континенту.

Следовательно, я все еще сидел еще перед стопкой книг.

Первая книга, которую я открыл, была написана кровью. Несмотря на довольно таинственный источник чернил, из содержания и написанного внутри можно сделать вывод, что возможно это был очередной страстный поклонник Агроны. В ней говорилось, что несправедливые божества ненавидели Агрону за то, что он любил нас и награждал магией меньших, распространяя свою родословную(кровь). Это также тонко подтверждало, почему Агрона хотел, чтобы все стали настолько сильными, чтобы они могли защитить себя и помочь Агроне бороться с неправедными божествами, которые хотели убить их за то, что обычные люди не являются таковыми.

Я всегда удивлялся, почему люди здесь называют свою семью "родословной", и в этой книге был ответ.

"Интересно," прошептал себе я, когда читал вторую половину книги, которая была шершавой от крови.

Она подчеркивала важность того, насколько богата ваша родословная по линии Вритры. Очевидно, Агрона и остальная часть его клана довольно дружелюбно относилась к старым алакрийцам, пока они экспериментировали.

Конечно, в книге обозначалось в общих чертах то, как Верховный Повелитель Агрона и его клан Вритра "влюблялись" в жителей Алакрии и распространяли свое "семя", чтобы Алакрия процветала.

Как мерзко(ориг. раздражает).

К счастью, следующая книга содержала новую информацию, которая не имела ничего общего со спариванием асур.

По-видимому, вспоминая того же самого Агрона, Верховного Повелителя, который находился в возвышенной остроконечной башенке, располагался в середине Центрального Домена, у которого, по странному совпадению не было названия, несмотря на остальные четыре доминиона.

Я прищурился, пытаясь прочитать выцветшее название башни. “Taegrin Caelum.”(Тэгрин Каэлум)

Прочитав дальше, автор написал, что, "Кроме Верховного Повелителя, который жил в таинственном Тэгрин Каэлум, существует пять других Повелителей, которые защищают и следят за своими доминионами."

Согласно автору, эти пять "Названных Повелителей", даже будучи божествами, были гораздо больше переплетены в делах меньших, которые проживали в их владениях, играя царем, в то время как отвечали только перед Агроной, Верховным Повелителем.

Книга, в конце концов, подошла с другой стороны, описывающая различные великие дела, которые совершил Повелитель, проживающий над Этрилом, восточным доминионом этим и закончилась.

После того, как я закончил книгу, я взял паузу чтобы переварить все это. Я думал о том, чему научился из книг. Хотя на самом деле это неправильно, потому что это пролило свет на культуру этого континента, а главное, на то, во что верят здесь люди.

Я потерял счет времени, погрузившись в книги передо мной. Несмотря на то, что многие из них были, по сути, разными авторскими композициями прославления истории Алакрии, время не было потрачено впустую.

Интересный лакомый кусочек истории находился в книге под названием "Подъем Восходящих", и заключался в том, что только около семидесяти лет назад был придуман термин "восходящий". До этого практически каждый мог погрузиться в Реликтомбы, но из-за того, что было так много магов, готовых принять участие в восхождениях, чтобы попытаться разбогатеть, население Алакрии постоянно сокращалось.

"Это очень похоже на то, как из-за Звериных Полян большинство людей погибало в Дикатене," тихо пробормотал я.

Согласно книге, в то время Вритра приняла меры по посещению Реликтомб только теми, кто прошел строгий тест, и то это относилось только к тем, кто хотел зайти глубже, а точнее ниже третьего этажа.

Очевидно, что первые три зоны Реликтомб представляли собой взаимосвязанные подземное пространство, наполненное ценными природными ресурсами, с очень малым количеством зверей.

Автор похоже не был сам восходящим, поскольку никогда не вдавался в подробности более глубоких уровней Реликтомб. Однако первые три зоны вмещали в себя только слабых монстров и были лучшими местами для тренировок даже без значка восходящего, так что входить в них мог любой желающий.

"Интересно," прошептал я, по мере прочтения.

В Книге шла речь касательно определенных магов, которые совершили несколько восхождений до того, как это испытание стало обязательным. Эти маги сделали себе имя благодаря богатству, которое они приобрели, то есть это была Именитая Родословная.

В основном, это были дворяне, которые, казалось, были ярусом ниже Высшей Родословной, которые считались истинной знатью, исходя из их происхождения, возвращаясь к настоящим Вритра. (помним из 270 главы о Нисходящей и Высходящей Палатах = Именитая и Высшая Родословные)

Далее автор восхваляет всеми возможными способами Именитую и Высшую Родословные, которые вскоре построили академии, чтобы воспитывать восходящих и обучать новое поколение на собственном опыте, чтобы те могли лучше выживать.

Я не мог не отметить того, что это был первый случай, когда автор похвалил кого-то другого, кроме Высшего Повелителя.

Автор даже писал, что много раз сам Агрона говорил, что больше всего сожалеет о том, что не смог попасть в Реликтомбы. Это произошло потому, что древние маги сконструировали их так, чтобы мстительные божества Эфеота не воспользовались тайнами внутри и не использовали их против алакрийцев, и тем самым не позволили Вритра войти внутрь.

Я не мог не закатить глаза на месте, где подчеркивалось, что Агрона и Вритра не войдут в Реликтомбы из страха, что их присутствие уничтожит это место, вместо того чтобы сказать, что они не могут просто войти в них.

В конце концов, восходящие в основном отмечались как герои, рискующие жизнью в местах, куда божества не могли войти, чтобы найти сокровища, которые остались покоиться вместе с "древними существами". Сокровища, которые, в конечном счете, помогут повелителям сражаться против других божеств.

"Осторожнее!" звучал голос от входа в библиотеку.

Я повернулся, чтобы увидеть скучающего подростка, стоявшего на ногах и гневно смотрящего на пьяницу того самого пьяницу из ресторана, который в данный момент умудрился пролить на пол почти весь алкоголь из бутылки, которая находилась у него в руке.

"Упс! Извини, малыш" сказал пьяница с икотой. Он прогуливался библиотекой, качаясь на ногах и никогда не теряя равновесия.

Только когда его налитые кровью глаза зафиксировались на моих, его выражение лица посветлело. "Ага! Я знал, что ты будешь здесь."

Он "знал", что я буду здесь?

Он практически упал на стул напротив меня, в то время как со стуком поставил свой напиток на столе, проливая жидкость на книги.

Мгновение мы сидели вдвоем в тишине, меряя друг друга. В конце концов, он пустился в широкую ухмылку, показав под своей неопрятной бородой набор белых зубов и заговорил.

"Так... с какого ты континента?"

Глава 277: Взаимовыгодное партнерство

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 24.08.2020

"Вот для чего нужно дорогое пойло!" подчеркнул пьяница, пока ударял бокалом по барному столу “глухим стуком". "Давай, красавчик. Сделай глоточек!"

Я взглянул на седеющего старика с жидкостью цвета жжёного сахара, стекающей по бокам его рта и направляющейся прямиком в его бороду, удивляясь как я оказался в такой ситуации.

После того, как пьяница представился Алариком, прервав меня в библиотеке с вопросом, с какого континента я прибыл, я тут же вытянул его на улицу, чтобы получить ответы на некоторые вопросы.

Аларик отказался говорить о чем либо, не получив ничего взамен. И вот, алкаш хотел... алкоголя.

Поэтому он привел меня в свое любимое заведение, которое было на удивление высококлассным для человека, который даже не носил обувь. С тех пор мы сидим здесь, в темном углу за барным столиком, вдали от других посетителей, которые занимали весь бар.

Сделав резкий вдох, я поднял стакан и выпил залпом ром.

Мягкое жжение омыло мой рот с горлом, за которым последовала сладкая и дубовая волна вкуса, которая тянулась по моему языку.

"Теперь, счастлив?" вызвался я, когда пьяница помахал рукой бармену, чтобы тот повторил.

"Я был бы счастлив, если бы ты заказал целую бутылку" сказал старик, подталкивая.

"Как насчет такого?" Я взял наполненный стакан у его носа и начал медленно выливать ром в сточную трубу.

"Нет!" прокричал Аларик, так как будто убили его лучшего друга, пока он тянул меня за руку, я пролил еще больше рома. "Ладно, ладно!"

Я поставил полупустую рюмку обратно перед ним, он быстро выхватил ее, чтобы я не мог до нее дотянуться.

"Что за больной ублюдок расходует добротный ром, таким способом," ворчал он.

Походу, насупив брови, я дал понять, что больше не в настроении баловаться.

"Видишь ли..." Аларик таинственно прошептал, наклонившись ближе. "У меня есть герб, который говорит мне, что ты не отсюда."

Я невозмутимо смотрел на старика.

Он подмигнул. "Шучу."

Мое раздражение переросло в гнев. Я должен был догадаться, что этот алкаш просто издевается надо мной.

Я встал, чтобы уйти, когда пьяница снова заговорил.

"Мне не нужна магия, чтобы понять это." сказал он, драматично закатывая глаза. "Любой, у кого есть частичка мозга, мог бы сказать это, если бы он провел некоторое время, наблюдая за тобой."

"Ты наблюдал за мной?" Я спросил, присаживаясь обратно.

"Только потому, что на тебя нельзя не обратить внимания, ты как язва на большом пальце. Ты строишь из себя опытного воина, но твое телосложение и безупречная кожа говорят о том, что ты либо знать, либо заклинатель, либо студент, либо все вместе." Аларик допил ром в стакане перед тем, как продолжить, "Как будто это недостаточно странно, ты выглядишь и ведешь себя, как турист, приехавший с далекого края."

Он помахал рукой вверх и вниз, изучая меня обычным взглядом. "Ты - ходячий пучок несоответствий. Теперь хочу сказать, если бы ты был в более военном или политически настроенном доминионе, таком как Вечор или Центральный Доминион, я бы поставил мои несуществующие деньги на то, что на тебя бы надели наручники меньше, чем за день."

Я выпустил издевку. "Так почему же я не вызывал подозрений до сих пор?"

"Наверное, это так", он задумался. "Подозрение, любопытство, интерес, все вышеперечисленное. Просто Этрил всегда был центром разнообразных путешественников, и самое худшее что они бы делали это удивлялись и молчаливо осуждали."

После более тщательного изучения заведения, в котором мы находились, я повернулся к Аларику.

"При условии, что то, о чем ты говорил ранее, было правдой, какова твоя причина становиться известным?" Я понизил свой голос до более угрожающего тона. "Разве ты не думал о возможности того, что я просто избавлюсь от тебя?"

"В этом месте, где есть свидетели?" спросил он, опрокинув взглядом пространство вокруг нас. "Поверь мне, малыш. Если бы я хотел сдать тебя, я бы сделал это на безопасном расстоянии, но что мне это даст?"

“Извини, что?” Вмешался я.

"Я ничего не получу, сдав тебя." Аларик сделал паузу, наклонившись ближе для драматического эффекта. "Если бы я, скажем так, помог тебе вместо этого, я уверен, мы могли бы подойти к этому как к своеобразной сделке."

Я осмеивал его, потряхивая головой. "Я думаю, ты выпил слишком много. Кроме того, у меня мало денег."

"О, я в этом не сомневаюсь," согласился он. "Но я могу распознать золотой билет, когда он трепещет перед моими глазами."

К этому времени мне стало немного не по себе, я беспокоился, что люди нас подслушивают. Аларик, должно быть, заметил, потому помахал рукой, чтобы я ни на что не отвлекался. "Расслабься. Я заблокировал звук вокруг нас, чтобы никто ничего не слышал."

Поэтому Аларик жестикулировал для добавки вместо того, чтобы просить?

Разочаровавшись в себе из-за того, что я не смог заметить, также как и расстроившись из-за того, что мое отсутствие маны мешало мне в таких случаях, я вздохнул. "Так говоря об этом ты думаешь-"

"Знаю," он исправил.

"Думая, что я не отсюда" напрягся я. "Ты скорее попытаешься заключить со мной сделку, чем сдашь меня?"

Он просмотрел одним сонным глазом на меня. "Неужели это так странно?"

"Просто люди из этого города кажется так почитают Высшего Повелителя" сказал я.

"Какое отношение мое уважение или неуважение к Вритре имеет к помощи эмигранту?" с сарказмом заметил он.

"Хорошо," уступил я. "Предположим, что твои подозрения верны. Что ты можешь мне предоставить и что именно ты хочешь взамен?"

"Ты восходящий, или, по крайней мере, пытаешься выдать себя за одного из них, так?" спросил он.

"Как ты узнал?"

"Гостиница, в которой ты остановился, в основном обслуживает восходящих, так как в этом городе есть приемная восхождения(палата, учреждение обслуживающее восходящих)," пренебрежительно ответил он. "Сейчас. В первую очередь. Я помогу тебе слиться с окружающими, чтобы ты не торчал как бронированный тролль на городской площади, без вопросов."

"Без вопросов?" Я ответил эхом, заинтересовавшись.

"Честно говоря, мне насрать, кто ты такой" ответил он, покручивая карамельную жидкость в стакане. "Но дело не в этом. Я также помогу тебе с тренировками для восхождений."

Я смотрел на опьяневшего человека, чье лицо было покрасневшим, а глаза едва ли могли сосредоточиться на одной вещи в течение более чем нескольких секунд. "Почему?"

"Ну, тебе нужно быть успешным восходящим, чтобы заработать мне кучу денег, верно?" Он выпустил издевку. "Хороший алкоголь не бывает дешевым, знаешь ли."

Признаюсь, я был заинтригован его предложением. Странные взгляды, которые я привлекал, становились все более частыми в последние несколько дней. А Арамур-Сити даже считался одним из самых разнообразных городов, согласно книге, которую я прочитал.

"Значит, все что нужно это только деньги?" Подтверждая. "Сколько именно?"

"Шестьдесят процентов всего твоего заработка в Реликтомбах, а также любой тип дополнительной поддержки или выигрышей, которые ты зарабатываешь, находясь на поверхности," ответил он так, как будто его фигура находилась в таком положении еще до того, как мы сели.

Сказал я с открытым ртом. "Шестьдесят процентов?"

"Эй! Я вырываю себя корнем из любимого дома и путешествую с тобой, предлагая свое опекунство."

"У тебя здесь есть дом?" Я поднял бровь.

Аларик кашлянул. "Город - мой дом."

Я закатил глаза. "Значит, дома нет."

"Не будь таким нытиком, малыш. Кроме того, Академия Штормков забирает около тридцати процентов прибыли своих выпускников, которую они получают от продажи наград или других драгоценных материалов, найденных только в реликтомбах, в течение первых пяти лет после их окончания. И этот процент еще выше в Вечоре, Сехз-Кларе и Центральном Доминионе," проинформировал он, прежде чем показать мне невинное выражение лица. "Но так как ты из Алакрии, ты ведь уже знал об этом, да?"

Вообще-то, я не знал. Как и вся остальная информация об Алакрии, которую я уже знал, она состояла из лакомых кусочков, которые я собирал, подслушивая разговоры или задавая вопросы, как это было в Маэрине.

"Сорок процентов," я ответил после короткой паузы.

"Договорились," сразу же ответил он.

Я поднял бровь, в то время как Аларик быстро схватил меня за руку и сжал ее.

“Штормков берёт всего пять процентов, в то время как даже самые престижные академии восхождения берут двадцать процентов,” сказал он, подмигнув мне.

Этот ублюдок...

Несмотря на его обман, он показал, как сильно мне нужна помощь вне Реликтомб, если я не хочу привлекать внимание.

"Ты пойдешь вместе со мной на восхождения?" Я спросил.

"Ты с ума сошел? Конечно, нет!" Аларик брызгал слюнями. "Похоже ли что мое тело подходит для богом забытого места?"

Я кивнул. Так будет проще.

Деньги не были чем-то, чем я жадничал. Но те реликвии, которые мне были нужны, это и было тем, что я мог бы хранить в своей размерной руне. Даже если бы тренировки Аларика по восхождению были совершенно бесполезны, до тех пор, пока он мог помочь мне акклиматизироваться к алакрийскому образу жизни, не вмешиваясь в мои планы, это стоило бы того.

Я не доверял этому алкашу, но, по крайней мере, его намерения были прямолинейными. Я доверял человеческой жадности больше, чем доброте, и, если у него были другие скрытые мотивы, надеюсь, к этому не дойдет. Если это так, то не должно быть слишком сложно убрать его как угрозу.

"Ты закончил заниматься самоанализом?" Прервал меня Аларик, держа в руках новую бутылку ликера.

"Что это?" Я указал на бутылку.

"О, это?" Он одарил меня широкой улыбкой. "Залог."

Я сопротивлялся желанию спрятать свое лицо руками. Из всех людей, почему я вляпался в дела с алко-версией Реджи?

Вдруг Аларик соскочил с барного стула, задержавшись в одном положении, чтобы обрести равновесие перед тем, как обратиться ко мне. "В любом случае, мы должны двигаться. Много дел, и мы прожигаем день."

После того, как я заплатил бармену рун-картой, я последовал за своим новым неустойчивым консультантом.

Нашей первой задачей было прояснить "мою историю", как он ее называл. Для этого мы вернулись в мою гостиницу.

Когда я открыл дверь, то увидел Реджи, ждущего у входа, я не знал, чего ожидать от Аларика.

И эфирная собака, и пьяный мужчина с минуту молча смотрели друг на друга, как будто все еще обрабатывая то, что они на самом деле видели.

Неожиданно Аларик подошел к черному и пылающему пурпуром волку и... похлопал его по голове.

"Хороший песик, вот так, да" невнятно произнес Аларик, когда Реджи повернулся ко мне, сбитый с толку.

"Все в порядке," я успокоил его. "Этот пьяный джентльмен пока будет работать с нами."

"А, ну если так. Как делишки, старик?"

"Оно говорит!" Аларик задыхался, укрившись позади меня, чтобы использовать в качестве щита.

"Как грубо. Я не "это"! Я - "он"..." Реджи затем направил голову в мою сторону. "Или я "она"?"

С ухмылкой в сторону Реджи, я спросил "Имеет ли пол значение для такого "могучего оружия", как ты?"

"Я - "он"" решил Реджи, в то время как Аларик продолжал бормотать проклиная себя, как он пожалел обо всем этом.

Как только мне удалось дотащить пьяного советчика в гостиницу, я начал объяснять свою ситуацию, при этом многие детали были опущены.

Сам Аларик сказал, что его не интересует мое прошлое. У него было все необходимое чтобы уйти и придумать новую историю.

"Хорошо, Грей. Ты правильно поступил, не сказав людям родословное имя. Это имеет гораздо большее значение, чем твое собственное имя," признал он, продолжая бросать взгляд то на меня, то на Реджи. "Первым делом. Я не знаю, насколько ты близко знаком с Денуар, чтобы они захотели отдать тебе этот кинжал-"

"Одолжил," поправил я.

"Одолжил. Неважно," уступил Аларик. "Важно то, что ты не привязываешь себя к Денуар Хайблад. Хотя это определенно вытащит нас из некоторых липких ситуаций, это также привлечет слишком много внимания - особенно, как только мы попадем в большие города."

"Тогда, что мне делать?" Я смотрел вниз на белый кинжал в руке. "Без этого у меня нет личности."

"Вот тут мой выход," ответил Аларик. "У меня есть знакомый, профи в своем деле ремесленник, способный подделать тебе личность. Ты будешь моим племянником, которого я взял под свое крыло, потому что ты не хотел следовать по стопам отца, а именно в торговый бизнес."

"Ты только что упомянул профи в своем деле друга-ремесленника, который умеет подделывать личности?" Я всматривался в него с некой подозрительностью.

"Профи в своем деле, да, очень недооценённого," усмехнулся он. "Два клиента делают ему больше золота с стороны прибыли, чем его годовая зарплата, которую он получает в выдуманной лаборатории, в которой он работает в Сехз-Кларе(Sehz-Clar)."

Я нахмурился. "Сехз-Клар"? Разве это не южный доминион?"

"Расслабься. У него есть tempus warp(искривление времени), связанное с этим городом," ответил он, взяв глоток из только что приобретенной бутылки с алкоголем. "В любом случае, мне нужно знать немного больше о твоих... способностях."

"Сколько ты намерен ему рассказать?" Мысленно спросил Реджи.

Достаточно чтобы работать.

"Усиленные регенерация, сила, скорость," перечислил я.

"Насколько усиленные? И никаких элементов? Значит, ты грубо говоря боец?"

"Очень усиленные,” уверенно сказал я. "Никаких элементов, и если ты спрашиваешь, есть ли у меня заклинания дальнего действия, то пока нет."

"Ты проходил восхождение прежде?" спросил он, пока глубоко размышлял.

"Всего раз," признался я.

Аларик кивнул, непоколебимый. "Это лучше, чем ничего. Насколько большой группой вы поднимались?"

Я наклонил голову. "Только я."

"Только тыыыы..." Аларик медленно повторил, насупив брови.

"Я объединился с несколькими другими в зоне конвергенции (точки схождения), но после этого мы расстались," объяснил я, не уверенный в том, о чем он думал, когда внезапно он опустил голову.

Чего я не ожидал, так это того, что старый пьяница начнет маниакально смеяться.

Мы с Реджи обменялись взглядами, и мой волчий компаньон покрутил лапой у веска.

"Я не сумасшедший!" сорвался Аларик, сделав еще один глоток из своей бутылки. "Я имею право на частичку счастья."

Он смотрел на меня так, как будто я был сделан из драгоценностей. "Не каждый день находишь золотой рудник. Боец, способный не только выжить в Реликтомбах, но и забраться достаточно далеко, чтобы достичь зоны конвергенции в одиночку!"

"Может быть, тебе не стоит налегать на алкоголь," предупредил я, но прежде, чем я успел забрать бутылку, Аларик засунул ее в свои грязные штаны.

"Не смей, красавчик". Он сузил свои кровью налитые глаза. "Забери это у меня, и я буду неработоспособен, а делать стоит многое."

Оттолкнувшись от пола, он, пошатываясь, направился к моему компаньону.

"Как тебе удалось прятать своего спутника?" спросил он, изучая Реджи. "Я думаю он привлек бы внимание, особенно в этих местах."

"Обычно я просто прячусь внутри него" ответил Реджи вместо меня, продемонстрировав, прыгая и исчезая в моем теле.

Аларик просто уставился на меня на несколько мгновений, открыв рот в какой-то момент только для того, чтобы снова его закрыть. Он повторил это несколько раз, прежде чем решил сделать еще один глоток рома. "Я даже не собираюсь спрашивать. Просто... убедись, что когда твой компаньон-"

"Реджи," вмешался я. "Его зовут Реджи."

Старый пьяница грандиозно жестикулировал, закатывая глаза. "Просто убедись, чтобы Реджи не разговаривал при других восходящих."

"Значит, здесь можно сражаться бок о бок с принцесской?" спросил Реджи, когда он выскочил из моего тела. Он выглядел довольно взволнованным этой идеей.

"Не понимаю, почему бы и нет. Есть довольно много документированных эмблем и регалий, где элементы принимают форму зверя," пожал плечами Аларик. "Эти призывы, однако, в основном, просто анимированные куклы, которые могут быть запрограммированы определенными наборами инструкций, так что не разговаривайте, и лучше не оставаться в такой форме надолго."

"Да, чёрт возьми!" ликовал Реджи. "Хватит теребить метаморфные конечности, просматривая веселуху Принцесски"

"Сейчас!" заявил Аларик. "Так как у меня есть краткое изложение, давайте отправимся к нашему первому месту назначения."

"Куда?" спросил я.

"Нам нужно тебя одеть," пропел пьяница, пока небрежно крутился, чтобы продемонстрировать самого себя.

"Если ты говоришь о защитном снаряжении для восхождений, то я уже-"

"Мээ! Не то, wogart," сорвался Аларик.

Он только что назвал меня вогартом(wogart)? Я не знал, что это значит, но был уверен, что это оскорбление.

"Помнишь мои слова о том, что ты - ходячий пучок несоответствий?" Аларик продолжил, подойдя к двери неустойчивой, но удивительно легкой походкой. "Прямо сейчас ты выглядишь как какой-то сбежавший принц, который думает, что замаскировался, надев поношенный костюм. Ты бы на самом деле привлек меньше внимания, если бы выглядел как частичка богатой родословной."

Я нахмурился, когда подумал, что буду выглядеть как один из тех красочных павлинов(жители), которые прогуливаются по улицам. "Разве я не могу выглядеть потрепанным, как простолюдин? Я бы чувствовал себя более комфортно."

"Нет,” заявил он, невозмутимо. "Твое лицо слишком выделяется."

"Мое лицо слишком сильно выделяется?" Мое эхо беззвучно прозвучало.

"Раздражает," ворчал он. "Если бы я родился с таким лицом, я бы просто ухаживал за какой-нибудь богатой леди аристократического происхождения и купался в сладком роме каждую ночь."

Реджи хихикал про себя, пока Аларик продолжал тихо бормотать о своих иллюзиях.

"Ладно, давай покончим с этим," зашипел я, следуя за Алариком из нашей комнаты, пока Реджи исчезал в моем теле. "Но что после этого?"

"Ты, мой дорогой племянник" пьяница похлопал меня по спине - “пройдешь оценку восходящих и заработаешь твоему дяде немного денег!"

Глава 278: Смешаться с толпой

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 19.11.2020

"Это уже пятый наряд. Неужели все это необходимо?" Ныл я, выходя из раздевалки на всеобщее обозрение.

Снаружи меня ждало множество сотрудников, работающих в бутике элитной одежды, столько же сколько и покупателей.

"Малыш, ты знаешь, сколько именитых родословных разыскивают меня только для того, чтобы записаться ко мне в очередь? Я делаю это только потому, что старый простак попросил меня об одолжении" это была старушка в очках, которую Аларик представил, как Одиллия, у которой сейчас сдавали нервы.

Её каблуки стучали по плитке, пока она шагала позади меня, завязывая волосы тонкой нитью.

"Несмотря на то, что..." Одиллия обратила свой острый взгляд на "публику", которая взволнованно смотрела на нас. "Это что выглядит так, я работаю одна. Неужели мои сотрудники нуждаются в моих профессиональных консультациях."

Работники в форме, разбросанные в толпе около двадцати человек, начали нервно хихикать, пока не заговорила блондиночка-клерк. "Все гости уже здесь, мадам Одиллия. Мы просто присматриваем за ними."

Женщина, ведя меня к зеркалам, саркастически хрюкала, и ничего не сказав, толкнула меня на платформу.

" Когда-то четырехэлементный Ланселот, теперь с телосложением и способностями асуры, стал... маскарадной куколкой, " высмеивал с досадой Реджи. " О, как могучие падают лицом в грязь.

Продолжай в том же духе, и я достану тебе красивую заколку, украшенную цветочками, которая действительно подойдет твоей пурпурной гриве.

Реджи хихикнул. " Мне бы точно подошло. "

"Твои плечи выглядят у́же, когда очень напряжен! А нам нужна уверенность!" Одиллия причесала пальцами мои короткие белые волосы. "Великие Вритра, я не понимаю, чего можно стыдиться с таким лицом и телом."

Это был раздражающие аханье одобрения толпы, о боже как я ненавидел привлекать к себе внимание, но тут должен был согласиться — у Одиллии было чувство стиля, против которого я не возражал.

Я посмотрел на себя в трё-складное зеркало. В отличие от облегающих доспехов, которые я взял из Реликтомб, Одиллия надела на меня белую рубашку, заправленную в черные брюки. Вместо галстука или жилета она заставила меня надеть черный свитер под темно-синие пальто. В качестве последнего штриха Одиллия надела то, что она назвала воротником, который делал акцент на моем костюме, чтобы придать "элегантно-благородный вид", о котором она все время говорила.

Мне понравилось. Он был немного... современнее, моих ожиданий - этот наряд напоминал то, что я мог видеть в своем старом мире. Но я не был ходячим радужным гусем(петухом), как некоторые граждане здесь. Честно говоря, до тех пор, пока я мог смешаться с толпой, мне большего не надо было.

"Он похож на смазливого парня, но я знал, что ты захочешь наложить на него свои ручонки," гармонировал Аларик. Старый пьяница также помылся, подстриг волосы и бороду и переоделся в совершенно черный костюм. В настоящее время он закрывал занавески, чтобы заблокировать сформировавшуюся аудиторию, из-за недовольства.

"У меня одно желание, чтобы ты мне говорил заранее о том, что мне надо достать артефакт для захвата изображения" с вздохом сказала Одиллия. Она выскочила из оцепенения и ткнула пальцем в Аларика. "Это не меняет того факта, что я оказала тебе услугу, старый алкаш! Только посмей что-то изменить."

Аларик в умиротворении поднял руки, одна из которых все еще держалась за бутылку с ромом. "Я и не собирался, моя любимая старуха."

"Ты все еще пьешь?" спросил я, в ярости. "Как ты справишься с похмельем после всего того алкоголя, который ты выпил к настоящему времени?"

"Похмелья не бывает, если ты всегда пьян," мудро сказал он, постучав пальцем по виску.

Я открыл рот, попытавшись сказать что-то, в то время как Аларик смотрел на меня взглядом типо, ну-ка вякни чего, чтобы опровергнуть сказанное ранее. Пока мои собственные слова вылетали, как бессвязное ворчание.

Собрав буквально кучу одежды, которую Одиллия выбрала для меня и неся ее на кассу для оплаты, я был встречен сбитой с толку администраторшой(клерком).

"Ваша одежда уже оплачена мадам Одиллией" сказала она, упаковывая мою одежду.

"О." Я посмотрел на количество нарядов, которые были разбросаны по прилавку. "Это куча одежды. Я чувствовал бы себя комфортнее, если бы я оплатил.”

"Не пойми меня неправильно. Это инвестиции с моей стороны," хриплый голос Одиллии звучал позади. Я повернулся, чтобы увидеть, как она идет рядом с Алариком, ко мне. "Похоже, старый простак нашел кого-то интересного, и я хотела бы участвовать в этом."

"Пойдем, Грей. Пока она не попыталась содрать с меня еще больше,” угрюмо пробормотал Аларик.

Мы с Алариком вернулись на оживленные улицы, где солнце уже потихоньку садилось. Курьер доставил бы нашу новую одежду в гостиницу, нам лишь осталось сделать последнюю остановку на день.

_________________

"Слушай сюда, мой милый племянник", начал Аларик, прогуливаясь рядом, пока мы выходили из торгового квартала. "Если мы собираемся как можно скорее достать тебе эмблему восходящего, чтобы не связываться с любыми организациями, вот что мы должны сделать..."

Старый пьяница продолжил объяснять свой план. По сути, Аларик будет изображать моего дядю, который учил меня оттачивать магию и навыки выживания с момента моего награждения, так как у меня не было намерений становиться купцом, как мой отец. Теперь, когда я достиг совершеннолетия и тщательно обучен, именно он поручится за меня, чтобы я прошел оценку.

Моя бровь поднялась. "Так кто-нибудь может просто поручиться за тебя, чтобы проходить оценивание?"

"Не тупи. Это потому, что твой дядя сам восходящий-пенсионер, поэтому и квалифицирован, чтобы ручаться за тебя," сказал Аларик с наглой улыбкой. "К сожалению, пройти оценку будет недостаточно."

"Что ты имеешь в виду?"

"Ты должен будешь поучаствовать еще в одном восхождении и выжить - одно восхождение, в котором надо взобраться вместе с опытной группой," объяснил он. "Только тогда ты получишь эмблему восходящего. К счастью, здесь, в Арамуре, есть Палата Восхождения, которую, как я предполагал, ты планировал посетить, раз уж здесь."

Я покачал головой. "Я не собираюсь идти в Реликтомбы в этом городе."

Послание Сильвии дало мне воспоминания о четырех руинах в Реликтомбах, к которым мне нужно было добраться. Я уже посетил одну из них, и хотя у меня не было точной карты, где находятся остальные руины, я знал, что их нет в Арамуре.

"Как твой дядя и твой соучастник преступления, могу ли я спросить, куда ты собираешься?" спросил он, уставившись на меня своим стеклянным взглядом. Пока он все еще выглядел пьяным, Аларик также выглядел гораздо более надежным теперь, потому что помылся.

"Я ищу руины в Реликтомбах. В этом городе их нету."

"Ты реально не здешний, не так ли?" вздохнул он, прежде чем наклониться ближе, пока шли. "Я уверен, что ты уже заметил это с последнего раза, пока был внутри, но у Реликтомб необычная структура, по которой можно путешествовать. Ты слышал о симулетах, верно?"

"Доводилось," ответил я, воспоминание о том, как Дария предложила мне, оставалось свежим в моем сознании.

"Большинство умирали в Реликтомбах до разработки симулетов. До этого, даже если вы пересекали вход вместе, держась за руки, вы, скорее всего, переносились в разные зоны." Аларик сделал вздох перед тем, как продолжить. "Ты говоришь, что ищешь эти "руины" в пределах определенной зоны, но правда в том, что на самом деле не имеет значения, где ты войдешь в Реликтомбы, так как ты никогда не знаешь, где ты окажешься."

У меня было ощущение, что так оно и есть, но я надеялся, что входы в разных местах приведут к разным частям Реликтомб.

"Значит, я просто должен слепо бродить по реликтомбам, пока случайно не наткнусь на то, что ищу?

Аларик сделал еще один глоток рома, издав громкую отрыжку, прежде чем ответить. "Некоторые говорят, что у Реликтомб есть своя воля, оставленная древними магами."

Древние маги, или "djinn"(джинн), как называла себя та сущность, которая оставила мне камень. Я бы не удивился, если бы Реликтомбы действительно имели свой собственный разум, но это все равно не помогло в моем случае. Я ненавидел все это потому, что выходило из-под моего контроля.

Я потер виски. "Замечательно. Похоже, у меня нету выбора."

"Хорошо." Аларик похлопал меня по спине. "Я понятия не имею, насколько ты силен, но помни, пока тренируешься, ты определенно должен пытаться или, по крайней мере выглядеть так, как будто тебе трудно. Как только ты получишь эмблему восходящего, это может быть неплохой идеей, чтобы копить опыт с другими группами, если ты действительно не хочешь привлекать к себе внимание."

"Ты должен просто "позвать меня" и позволить мне испытать реакцию окружающих," сказал Реджи.

"Неужели восхождения в одиночку настолько редки?" Я спросил, игнорируя моего спутника. РобоАнигилятор3000(Triders Surprise - Invincible Robo Trider G7) пришел мне в голову, когда я упомянул об этом.

"Очень," ответил Аларик, ловко извиваясь в столпотворении улицы, заполненную пешеходами. "Реликтомбы слишком непредсказуемы даже сегодня, когда у нас так много записей о разных зонах. Вот почему опытные стражи так же важны, если не ценее боевых магов."

"Каким магом ты тогда был?" спросил я, глядя на старого пьяницу. Он выглядел как мужчина, которому около пятидесяти как минимум, и хотя у него был большой пивной живот, он не мог замаскировать телосложение воина, которое у него когда-то было.

Аларик повернулся ко мне лицом, подняв брови. "Я думал, мы договорились, что не будем совать нос не в свои дела и задавать вопросы, в которых нет надобности."

Я пожал плечами. Было бы ложью сказать, что мне не интересен старый пьяница, но, похоже, у него было примерно столько же причин держать меня на расстоянии, сколько и у меня его. Вероятно, именно поэтому он так и не подтвердил, был ли я из Дикатена, хотя для него это было уже, наверное, довольно очевидно.

Мы продолжили свой путь по улицам Арамура в относительной тишине до тех пор, пока не подошли к воротам большого здания в форме ромба, которое стояло отдельно от всех, окруженное пышной травой газоном. К зданию вела одна асфальтированная дорога, облицованная с обеих сторон статуями боевых магов.

"Это тут, дорогой племяш," сказал Аларик, вручая мне маленькую металлическую карточку с надписью "Грей" серией цифр и датой рождения, обозначающей двадцать две. Пока я был немного моложе этого возраста, хотя физически ничего об этом не говорило.

Я надежно спрятал карту во внутреннем кармане пальто. "Когда у тебя было время достать это?"

"В то время как Одиллия с восторгом наряжала тебя," ответил он, подойдя к охраннику, стоящему в будке рядом с передними воротами.

После того, как Аларик дал охраннику свое удостоверение личности вместе с листочком бумаги, не прошло и пяти минут как ворота открылись.

Старый пьяница прошелся рукой по одной из статуй. "Впечатляет, не так ли?"

"Они похожи на игрушки по сравнению со статуей из коридора, в котором мы впервые оказались." Реджи задумался.

Я согласился с улыбкой, вспоминая, сколько раз я чуть не умер в этой безлюдной зоне. Хорошие были времена.

Несмотря на то, что снаружи было тихо, когда мы вошли в двери довольно плоского здания, изнутри раздался какофонический шум.(какофония - Лишённое всякого благозвучия сочетание звуков)

Аларик вдоволь похихикал, заметив мое удивление. "Оживленно, да? Внутри каждого здания восходящих есть телепортационные врата, они ограничены только для восходящих, и платформа, где они могут использовать свои собственные tempus warp’ы (искривление времени)."

Мои глаза сканировали различные группы магов, которые были собраны в круги и разговаривали с клерками, либо между собой. "Значит, ворота только для того, чтобы кандидатов тестировали, чтобы те стали восходящими?"

"Глазеть на величие восходящих это прерогатива для обычных гражданских, ведь так?" сказал Аларик, подмигнув. "Давай. Зона испытаний - сюда."

___________________

Прогулка по зданию из мрамора напомнила мне некоторые красивейшие залы Гильдии Искателей Приключений в Дикатене, за исключением того, что они были гораздо больше по размеру и имели гораздо более широкий угол размещения. От служб полировки оружия и доспехов, стеклянных конференц-залов для выработки стратегии, капсул для отдыха, заполненных высокой концентрацией маны для более быстрого выздоровления, и даже больших тренировочных комнат, которые команды могли сдавать в аренду. Это был комплекс "все включено", в котором можно было проводить целые дни.

Аларик не торопился пройтись по разным типам объектов, которые предлагает каждое здание, обслуживающее восходящих... за плату, конечно. Это было, опять же, холодным напоминанием о том, насколько более развита Алакрия по сравнению с Дикатеном.

"Как эти тренировочные комнаты могут выдержать нагрузку магов, сражающихся внутри?" Я спросил, наблюдая за тем, как команда восходящих покидает одну из частных тренировочных комнат, и обливается потом.

Аларик постучал по массивной металлической стене тренировочного зала. "Инстиллеры, которые работают над зданиями для восходящих — высший класс, а металл, из которого состоят эти комнаты — это специальные сплавы, которые можно найти только в северных горах Труакии."

"Инстиллеры - это, по сути, волшебники, специализирующиеся на усилении объектов своей маной," пояснил Реджи после того, как почувствовал, что я растерялся.

Наконец, мы прибыли в зону, предназначенную чтобы помочь кандидатам взойти. В отличие от других зон в этом учреждении, большая круговая зона ожидания была заполнена магами.

Кроме нескольких нервных претендентов, которые носили обычную одежду, большинство присутствующих в этой зоне магов выглядели примерно моего возраста и все были одеты в различную милитаристскую униформу. Тут также было разбросано пару-тройку старших магов, одетых в более традиционные одежды, которые ходили вокруг, разговаривая с несколькими магами в форме.

"Большинство кандидатов поступают из академий, поэтому они выглядят так, будто у них в заднице палка," с отвращением прошептал Аларик. "К несчастью для тебя, большинство восходящих смотрят свысока на "недоучек", как они говорят. Может быть, тебе будет трудно привлечь группу, так что придется побыть терпилой, но не переигрывай."

Я нахмурился. "В каком смысле “терпилой”?"

"Просто следуй их указаниям," пьяница освободился, ковыряясь в ухе. "Они скажут тебе, что нужно сделать, чтобы пройти."

Мы вдвоем заняли место в дальнем конце зоны ожидания после того, как Аларик записал меня на оценку практических навыков.

"Черт, мне нужна фляга," пробормотал Аларик рядом со мной, в попытке выпить алкоголя, пряча его в пиджаке костюма.

"Что тебе действительно нужно, так это помощь," возразил я с насмешкой.

"Спасибо, что так заботишься о здоровье своего дяди, дорогой племяш," сказал Аларик с улыбкой, которая не подходила его глазам.

Мы продолжали ждать, из-за нечего делать, я закрыл глаза и увидел царство в ключ-камне. К этому моменту я получал доступ к реликвии столько раз, что мог представить себе калейдоскопическое пространство достаточно ясно, чтобы смоделировать предыдущие попытки и попробовать поучиться на них.

Зацени. Некоторые девушки засматриваются на тебя, " хихикал Реджи с комментариями.

"Тебе двенадцать?" Сразу ответил я, не потрудившись открыть глаза.

" Технически, мне нету даже годика," спорил мой компаньон. Но дело не в этом. "Некоторые из них довольно милые.

"Как ты вообще понимаешь, кто милый, а кто нет?" Спросил я.

Я сделан из тебя, помнишь?" Реджи напомнил мне. "Так что технически, моя интерпретация милого на самом деле твоя интерпретация милого, милый.

Любознательность взяла надо мной вверх, я быстро взглянул в ту сторону, где стояло трио девушек, через несколько рядов от меня, быстро отвернувшись, они начали хихикать между собой. Тогда же я заметил мощного сложения студента, который пялился на меня недалеко, его униформа чуть ли не рвалась от мускул.

"Ты пытаешься просверлить дыру своим взглядом?" Аларик цокнул языком. "Давай. Ты следующий."

Я проследовал за стариком по проходу, пока тощий клерк-мужчина не провел нас через узкий коридор, ведущий в круглую комнату.

"Ваша оценка будет проходить в портале пять,” - сказал он, пока мы приближались к мерцающим воротам. "Хранители будут приведены в смотровую комнату, откуда они могут наблюдать. Есть вопросы?"

Аларик вошел в портал, с цифрой "пять" без единого слова, и я последовал за ним.

Ощущение дрожи телепортационных ворот в Дикатене в значительной степени приглушалось, переход через портал оставлял только головокружение, которое быстро исчезало. Изучая своё новое окружение, я вошёл в ярко освещённый туннель, в котором мы сейчас, похоже, находимся.

Руны вспыхнули на безупречных белых стенах, освещая наш путь. Кроме главной дорожки, которая простиралась перед нами, справа от нас был ряд ступенек, металлическая табличка сообщала, где находится смотровая комната.

"Якорь мне в зад"(Хоть ногу сломай). Аларик ударил меня по спине, прежде чем подняться по лестнице. "Будет интересно посмотреть, как ты будешь драться".

Глубоко вздохнув, я прошелся по мраморной дорожке, вся эта область напоминала мне какую-то подземную лабораторию, а не какую-то площадку для испытаний.

Комната, в которую я вошел, была небольшой раздевалкой с каким-то латексном(плотно прилегающим) костюмом, аккуратно сложенным на скамейке, а также шкафчиком, в котором я мог повесить свою текущую одежду.

"Для вашей же безопасности, пожалуйста, наденьте защитный костюм," записанный голос повторял каждые несколько минут, даже после того, как я переоделся.

Надев пенистый кожаный костюм, покрытый рунами, я подошел к входу, над которым четко было написано "оценочный зал". Должен признать, что это впечатляюще — руны на костюме ярко вспыхнули перед входом, и двери открылись, как будто сам костюм только и мог пройти.

" Ух нифига се... фантастика ," - прокомментировал Реджи.

Несмотря на такие различия в опыте, мой разум все еще ожидал увидеть какую-то арену, но проходя через автоматические раздвижные металлические двери, меня поприветствовал вид огромного зала.

Огромная комната представляла собой идеальный куб шириной, высотой и длиной около пятидесяти метров с рядами замысловатых рун, пульсирующих по всем стенам. И пол, и стены были разделены на меньшие квадратные плитки, но лишенные чего-либо еще, кроме стеклянного окна на потолке, за которым стояли несколько затененных фигур.

"Кандидат Грей, боец," озвучил голос сверху. "Ваша первая оценка начинается прямо сейчас".

Вот и все. Никаких указаний, никаких инструкций. Вместо этого ряд нижних квадратных плиток отступил от стены и выползло трио гигантских бронированных пауков... каждый из которых был как минимум в два раза выше меня.

Реджи простонал. " Опять... почему все монстры, с которыми мы сражаемся, так чертовски уродливы ?”

Глава 279: Повышение 101

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 20.11.2020

Появилось три гигантских паука, каждый из них был одет в рунический доспех, который защищал основное тело похожее на луковицу, а также подергивающие ноги, пауки выпустили серию стрекочущих шипений, я задался вопросом, как они вытащили этих зверей из Реликтомб.

" Может быть, они просто обычные мана-звери с поверхности ?" ответил Реджи.

А. Ты, наверное, прав, однако мы не сможем это сейчас выяснить—

Самый гигантский паук с броней начал мчаться ко мне прервав разговор с Реджи. Несмотря на большое строение паука, он двигался невероятно быстро.

Руны на моем костюме стали светиться ярче, когда одна из когтеподобных ног паука прорезала воздух возле меня.

" Эй, как ты думаешь, руны твоей снаряги реагируют на руны паучьей брони? " спросил Реджи.

Сертификация не была моей областью специализации, но я считаю, что Реджи, скорее всего, был близок. Возможно, теневые судьи сверху могли отслеживать мой пэрформенс с помощью рун, подобно тому, как Эмили помогала мне тренироваться в замке. Я могу просто представить, какими были бы Эмили или Гидеон, если бы они увидели что-то подобное из первых рук.

Вообще-то, Гидеон, наверное, притворялся бы не заинтересованным и ворчливым от зависти, подумал я с улыбкой.

Я уклонился от очередного шквала ударов паука, глядя в сторону двух других, которые все еще ждали на краю зала испытаний.

Гигантский паук бросился на меня, и я схватил его за клыки, держа его на расстоянии вытянутой руки. "Извините?" Позвал я, одновременно обращая в импульс его же паучью атаку, использовав его собственный вес, чтобы отправить его катиться дальше. "Что именно я должен сделать чтобы пройти оценку?"

Ответа не последовало

Разочарованный и колеблющийся делать всё, что может спалить мою настоящую силу, я продолжал защищаться от беспощадного наступления первого паука, я чувствовал себя мышью, которая убегала от тарантула. Когда я отступил назад от очередного разреза когтей паука, в моей голове прозвучало предупреждение, и я был вынужден повернуться и сделать кувырок в сторону, чтобы избежать удара клыками второго паука, который внезапно пришел в движение и присоединился к битве. Если бы доспехи мана зверей были сконструированы так, чтобы они были более безшумными, я, наверное, не услышал бы вовремя, быстрое приближение существа.

" Что, по-твоему, случится, если эти твари тебя укусят? Умирают ли люди в оценке?

Спасибо за заботу, но я в порядке , вернулся я к размышлениям, проскальзывая под одной из толстых ног паука в то время, как другая направилась в меня, в результате чего они с грохотом столкнулись.

" Я не волнуюсь, мне скучно ".

Слова моего спутника заставили меня задуматься, и поэтому я начал экспериментировать, специально позволив нескольким паучьим ударам попасть по мне.

Удивительно, но, несмотря на скорость, с которой паук ударил, большая часть силы при контакте была подавлена, как будто пеннокостюм, который я носил, был толщиной в несколько футов, а не в несколько миллиметров.

" Тебе стоит выяснить, что случится, если ты случайно пропустишь удар по лицу, " предложил Реджи, наполовину из любопытства, наполовину ради собственного развлечения.

Несмотря на очевидные намерения Реджи, мне тоже стало любопытно. Я подождал, пока третий паук оживет и присоединится к своим собратьям, а затем, сразу же после того, как я увернулся от одного из клыков паука, позволив пауку номер три ударить снизу по моей щеке его передней конечностью.

Руны вокруг воротника моего костюма загорелись, заключив всю мою голову в серебристый купол. Руны, окружавшие конечность, которая вот-вот должна была поразить мою щеку, также вспыхнули оживившись, и как только они соприкоснулись с защитным барьером вокруг моей головы, мы оба были отбиты сотрясающей силой.

Я прокрутился в воздухе, приземлился на ноги как раз в то время тела трех пауков опустились. Они медленно устремились к плиткам, из которых они вышли, как будто их отругали, а затем плитки закрылись за ними.

"Теперь начнется следующая оценка" заявил экзаменатор, наблюдая за стеклянным окном, - его голос звучал эхом по всему залу.

Когда последнее эхо от голоса затухло, вся испытательная камера начала дрожать, а плитки на земле и стены стали раздвигаться наружу, образуя квадратные столбы. Плитка, на которой я стоял, подняла меня на несколько футов вверх, затем вода начала заливать комнату подо мной.

"Захватите драгоценный камень, расположенный в верхней части оценочного зала, прежде чем вода коснется вас," приказал голос. "Начинайте."

Я закатил глаза. По крайней мере, в этот раз у меня были четкие инструкции.

_______________

Не теряя времени, я направил эфир в ноги и прыгнул с платформы на платформу. Вся камера была преобразована в своего рода вертикальный лабиринт, с прямоугольными платформами, перекрещивающимися друг с другом, чтобы закрыть мой обзор на вершину.

Кроме того, платформы перемещались через случайные промежутки времени, держа меня на носках больше, чем огромные пауки.

Несмотря на это, с моими драконьим телосложением и эфирными улучшениями, вторая оценка представляла собой не более чем повседневный подъем вверх по детской шведской стенке. Высоко над уровнем, где я сражался с пауками, я нашел кристалл размером с кулак, подвешенный к центру потолка. Подо мной вода заполнила меньше четверти пространства.

Как только я схватил кристалл, платформы медленно отступили, и вода стекала через ряд пустых плиток в полу. Столб, на котором я стоял, начал опускаться до тех пор, пока я снова не оказался в пустой квадратной комнате.

После того, как вода была полностью слита, и камера вернулась к первоначальному пустому виду, квадраты расположенные в центре комнаты начали светиться тусклым голубым светом. Один квадрат из одного угла стал светится белым цветом.

"Пожалуйста, наступите на белый квадрат", объявил судья своим жутким, эхометрическим голосом. Я сделал, как меня просили, хотя часть моего разума сказала мне, что это глупо. Что я на самом деле знал об этом месте? Они могли обнаружить мое отсутствие маны, или Аларик мог сдать меня, а если сделав шаг на этот белый квадрат меня расщепит на атомы, или телепортирует в тюремную камеру, или—

Я встрепенулся до того, как выкопал себя в яму и охладил нервы. У них не было причин считать меня подозрительным, и я уже решился довериться алкашу. Я был в сердце вражеской империи, но здесь я был Грей, а не Артур Лейвин.

Как только я встал обеими ногами, крепко расположившись на белом квадрате, дальнейшие инструкции последовали сверху вниз от теней.

"Наступайте только на белую плитку. Ваша цель - добраться до черной плитки" - одна синяя плитка стала черной в противоположном углу от того места, где я стоял - "не покидая платформы и не касаясь синей плитки. Вы должны сделать это до того, как потеряете сознание от потери маны."

" Подожди, что он только что—

Реджи оборвался, как только всасывающее давление начало тянуть каждый мой сантиметр, и я почувствовал, как эфир в моем теле вытягивается по каналам. Как, черт возьми?

" Это как та платформа в Реликтомбах! " Реджи кричал у меня в голове. " Должно быть, они смоделировали это место после тех сумасшедших экспериментов джиннов. "

Он точно был прав. Я тут же втянул весь свой эфир обратно в ядро, подобно тому, как я делал рукой возвращаясь в Реликтомбы, и это, казалось, сработало. Мое физическое тело было ослаблено из-за отсутствия усиления, но это резко замедлило скорость, с которой эфир высасывался из моего тела.

Держу пари, что они даже не понимают, что они создали здесь. Они никак не могут знать, что этим местом можно манипулировать эфиром так же хорошо, как и маной.

Наверное, это хорошо. Потное, болезненное выражение твоего лица ничего не выдает ".

Я вдруг понял, что во время разговора с Реджи плитка перед моими ногами стала белой, а плитка под ногами медленно посинела. Я быстро шагнул вперед, и плитка позади меня мгновенно изменилась на тот же светящийся синий оттенок, что и остальные плитки. Кроме площади, на которой я стоял, одна плитка справа от меня и одна плитка передо мной также были белыми.

Это тоже было знакомо. Это было не совсем то же самое, что головоломка с вращающейся платформой, на которой я передвигался в Реликтомбах, но она была похожа по данным условиям: иллюзии, которых я не мог видеть, пока не становился на них.

Я выбрал правый путь, и еще две плитки стали белыми, одна передо мной, одна слева от меня. Я снова шагнул вперед, и плитки спереди, слева, и справа, все стали белыми. Однако, когда я еще раз шагнул вперед, я оказался в тупике, из-за того, что никакие новые квадраты не меняли цвет, поэтому я был вынужден вернуться к предыдущей плитке.

Путь менялся передо мной с каждым шагом, иногда приводя меня назад, иногда внезапно стопорясь на месте, заставляя меня броситься обратно в безопасный квадрат, прежде чем плитка под ногами посинеет. И все это время эфир продолжал вытекать из меня. Спустя почти две полные минуты я продвинулся примерно на полпути, когда голос сверху снова заговорил.

"Ваша способность манипулировать и сдерживать свою ману впечатляет. Сейчас мы повысим уровень сложности, но не волнуйтесь - вы будете оцениваться без гандикапа."

Позади меня, угловой квадрат, откуда я начинал стал серым, затем выпал из поля зрения, оставив только затененную яму.

Ой, как неожиданно и приятно(О, замечательно)

Я ждал, отсчитывая до тех пор, пока следующий квадрат не опустился.

Двадцать секунд между квадратами, если только они не будут ускорятся по ходу. Это дает нам... несколько минут максимум.

" Ступай, шеф " призвал Реджи.

_______________

По мере того, как я продвигался по платформе, я дважды оказывался возвращенным и отрезанным рухнувшей плиткой. Тем не менее, этот лабиринт был гораздо более простой версией того, что я испытал в Реликтомбах, и даже это не смогло озадачить меня.

Прошло всего две минуты, прежде чем я встал на черный квадрат. Позади меня пропало больше половины плиток. Внутри я чувствовал, что потерял, возможно, треть эфира.

Пропавшие квадраты вновь появились, зажженные плитки снова стали тускло серыми по умолчанию, а давление от всасывания исчезло.

Панель из дальней стены начала двигаться, открывая второй вход в оценочный зал. Мужчина и женщина, каждый из которых был одет в белые магические мантии с отдельной красной полосой на правой руке, вышли, мой "дядюшка" также ковылял за ними.

"Кандидат Грей, боец" сказал тощий очкарик, зачитывая свой клипборд. "Гибкость наступательной магии, ниже среднего. Манипуляция маной, выше среднего. Атлетизм, выше среднего. Острота мышления, выше среднего. Коэффициент выживаемости, высокий."

Я поднял бровь, позабавившись от того, что мужчина прочитал, что мои манипуляции с маной были выше среднего, хотя во мне не было ни капли маны.

В конце концов, очкарик посмотрел на меня и улыбнулся. "Поздравляю, Грей. Вы прошли оценку."

"Конечно же, мой племяш прошел!" Аларик возмутился перед тем, как подойти ко мне и похлопать меня по плечу.

"Я должна сказать, что ваша способность скрывать использование маны впечатляет," сказала блондинка, повторив похвалу экзаменатора. "Даже наш костюм не смог уловить ни одного следа утечки, пока вы усиливали конечности."

"Это действительно впечатляет," согласился очкарик-испытатель. "И это хорошо послужит вам в Реликтомбах, так как многих зверей внутри привлекает мана."

Я простенько кивнул на эту новую информацию, после моментально добавил улыбку и сказал: "Спасибо," одновременно заметив, что Аларик пристально на меня смотрит.

"Я настоятельно рекомендую вам пойти в пати с заклинателем, так как вы сильно специализируетесь на ближнем бою. Еще лучше, если у этой группы будет щит,” добавила женщина перед тем, как протянуть руку. "Мы надеемся увидеть отличные результаты на вашем вступительном восхождении."

Я взял ее за руку. "Я сделаю все, что в моих силах."

После того, как я переоделся обратно в свою повседневную одежду, Аларика и меня сопроводили обратно через телепортационные врата в здание восходящих Арамур Сити.

"Наверное, ты не просто говорил глупости, когда говорил, что сам добрался до зоны конвергенции,” пробормотал Аларик, прежде чем сделал глоток рома. "Ты довольно долго продержался против этих арахноидов."

"Правда?" Спросил я удивляясь. "Сколько обычно держатся восходящие?"

"Ну, если бы ты увидел жучка-паучка в дикой природе, разумным было бы сжечь его, но арахноидов, которых они используют для тестирований, в значительной степени защищают руны", - объяснил Аларик. "Ты не смог бы им навредить, поэтому они отметили тебя за это низкой отметкой, но ты все равно продержался дольше, чем многие формально обученные кандидаты из академий."

Я повернулся к Аларику, который смотрел в сопло бутылки из темного стекла, пытаясь увидеть, сколько у него осталось рома. "Ты поверишь мне, если я скажу, что умышленно подставился под удар?"

Глаза старого пьяницы сместились на меня с поднятыми бровями. "Ты подставился... умышленно? Зачем?"

"Чтобы увидеть, как руны на костюме работают?" Я отвернулся и потер заднюю часть шеи, внезапно смутившись.

"Итак, когда ты встречаешься лицом к лицу с гигантским бронированным мана-зверем, ты думаешь: "Эй, хорошенько в**би мне, да да прям сюда в челюсть, сразу проверим, защитит меня броня или нет?!" медленно спросил он, пока мы шли по тихому коридору, ведущему обратно в главный холл. (извините не удержался)

"Это не причинило бы вреда, даже если бы меня ударили по настоящему."

"О, да, у тебя ведь очень усиленные регенеративные способности, верно?" Он закатил глаза. "Я не могу сказать, идиот ты или просто до смехотворного самоуверенный (пиз**к)."

"Эти две черты не обязательно должны быть взаимоисключающими," подначивал Реджи и тихо ржал, выглянув из тела. "А почему сразу “или”, а вдруг он и тот и другой одновременно."

Аларик поднял бутылку алкоголя. "За это и выпить можно."

"Ты можешь пить за что угодно", ворчал я, запихнув Реджи обратно в свое тело.

Аларик серьёзно на меня посмотрел. "Независимо от этого... Тупость и чрезмерная уверенность в себе - две самые большие причины смертей в Реликтомбах."

"Я буду иметь это ввиду", не приняв в серьез слова, сказанные им.

"Хорошо." Аларик сменил направление у развилки влево в большой коридор с отметками над дверьми с обеих сторон.

Я внимательно следил за стариком, наблюдая, как его голова поворачивает налево и направо, как будто ищет конкретную комнату.

"Куда мы направляемся?" Наконец спросил я.

"Конечная часть моей сделки," сказал он, не оборачиваясь. "Давай живее, чем быстрее я проинструктирую, тем быстрее ты сможешь найти команду и отправиться на свое вступительное восхождение."

"И тем быстрее я начну зарабатывать деньги?" Закончил за него я.

"Симпатичный и умный. Ты просто целый букет всего, не так ли?" С насмешкой сказал Аларик.

Через мгновение Аларик остановился перед дверью с надписью "C28", вставил ключ покрытый рунами в замок и подождал. Замок щелкнул, и он толкнул дверь направляясь через нее, упав за большой круглый стол и уже подзывал меня присоединяться. В комнате не было окон и был только один вход; внутри, стол был окружен восемью стульями. На столе стоял артефакт проекции, а на стене висела чертежная доска, но в остальном комната была пуста.

"Комнаты здесь полностью звуконепроницаемые и в них невозможно проникнуть, даже для стражей с регалиями" подтвердил Аларик.

"Отлично! Это значит, что я могу выйти," воскликнул Реджи, выпрыгнув из спины и прошелся важной походкой один раз вокруг стола перед тем, как остановиться, чтобы растянуться.

"Ладно, у нас зарезервировано только полчаса, так что давайте начнем," подытожил старый пьяница, стукнув своей бутылкой рома по столу, как будто это был председательский молоток.

_______________

Он повернул стул, чтобы дотянуться до чертежной доски и взял в руки чернильную кисть. Мы с Реджи молча наблюдали, пока он рисовал два широких овала, один из которых находился выше второго.

“Эти диски представляют собой первые два этажа Реликтомб" начал он.

Реджи поднял лапу. "Вопрос. Я думал, что различные области в Реликтомбах называются зонами?"

Аларик помассировал переносицу. "Они... после первых двух этажей, мы постепенно дойдем и до них."

"Тогда, пожалуйста, продолжай" спокойно ответил Реджи.

"В любом случае, я уверен, что вы уже заметили, но в отличие от зон, все на первых двух этажах связано," объяснил Аларик.

"Стопэ," прервал я. "Ты хочешь сказать, что все восходящие заканчивают в одном и том же месте на этих первых двух этажах?"

Аларик поднял бровь. "Это звучит нелепо. Значит, что невозможно не заметить других восходящих на этих двух этажах".

"Я оказался в Реликтомбах... необычным способом," сказал я. Реджи осмеивал мои слова, но я проигнорировал его.

"Это меня не интересует," сказал алкаш, умиротворяюще поднимая обе руки. "Просто знай, что эти два этажа сильно отличаются от зон, которые ты исследовал."

“Что ты имеешь ввиду?”

"Эти два этажа показывают, как далеко Алакрия продвинулась в колонизации Реликтомб," ответил он низким голосом. Он остановился на мгновение, а затем, казалось, встряхнул себя от транса, в который впал. "Первый этаж - это место, где разводят и выращивают эфирных монстров для получения определенного сырья. Но на первом этаже также много торговцев - не вздумай что либо покупать у них на первом этаже!"

Я с любопытством посмотрел на Аларика.

"Есть куча мошенников, которые охотятся на новеньких восходящих, которые пока ничего не знают в достаточной степени" объяснил он, покачивая головой.

"Ты был одним из тех мошенников?" спросил Реджи со смешком.

"Тише, щенок," Аларик сорвался, хотя, не смог спрятать хитрую улыбку, которая вылезла на его лице. "В любом случае, второй этаж - это место, где большинство восходящих действительно проводят свои дни. Вы также сможете купить там новые доспехи и оружие, если они вам понадобятся."

“Вот почему я до сих пор не видел магазинов с оружием и экипировкой в Арамуре?” Спросил я.

"Да," ответил старик. Я понял, что он больше не кидает в меня странные взгляды, когда я задаю вопросы о том, что, вероятно, было общеизвестно среди алакрийцев. Видимо, он привык к моему неведению. "Может, на поверхности и есть маленькие бутики, но большинство из них - на втором этаже."

Аларик продолжил описывать то, что казалось целым городом, построенным на втором этаже Реликтомб. Кроме кузниц и магазинов, были учебные площадки, гостиницы, торговцы, которые покупают твои награды, и даже рестораны.

Я покачал головой. "Я понимаю, что иметь некоторые из этих служб обслуживания в Реликтомбах было бы очень даже кстати, но действительно ли есть необходимость в том, чтобы весь город обеспечивал восходящих?"

"Ты должен понять, что владельцы магазинов и рабочие там тоже восходящие" сказал Аларик, сделав еще один глоток своего рома. "Очень трудно открыть магазин на втором этаже, но быть прямо там в момент, когда группа восходящих натыкаются на сервисы полумертвыми из Реликтомб — хорошо для бизнеса. "Некоторые почти никогда не уходят, просто возвращаются на второй этаж, чтобы отдохнуть и восстановить силы перед тем, как снова нырнуть. Но есть и другие преимущества. Например, нет никаких налогов на товары или услуги в Реликтомбах."

"Еще один способ Агроны содействовать жизнедеятельности восходящих?" спросил я, глядя на простой овальный рисунок и пытаясь представить процветающий город, построенный на одном лишь восхождении. Я думал о Стене до того, как орда мана зверей напала на нее; это совсем не отличалось от этого, вся экономика росла за счет защитников Стены. (The Wall)

"Ага! Есть еще большие награды, в случае если тебе действительно удастся найти реликвию, но это было бы глупо для нас рассчитывать на такое," объяснил Аларик.

После того, как алкаш закончил свой краткий инструктаж о том как работают первые два этажа, он также объяснил, чего я должен ожидать во время этого вступительного восхождения. Он рассказал мне о зонах только то, что порталы из зоны в зону могли переместить меня куда угодно, но также он объяснил, где искать группу и что нужно искать у потенциальных членов группы, чтобы они были полезными. Из того, что он мне сказал я мог бы разобраться сам, но именно взгляд Аларика на культуру восхожденцев, которое к этому времени понял, окажется бесценным.

"Знаю, знаю," выходя из комнаты, повторил я в четвертый раз, Реджи благополучно вернулся внутрь меня. "Хороший состав группы - ключ к успеху. Я должен найти восходящих, которые делают комплименты не только моим собственным навыкам, но и друг другу. Мне нужно идти только в одну зону, не стоит заниматься сверхурочной работой. Понял."

Аларик сузил глаза, когда смотрел на меня. "Ты очень скучный человек, я когда-нибудь говорил тебе это?" ворчал он.

Проигнорировав его, мы вдвоем спустились по ярко освещенному коридору, следуя указателям, которые направляли нас в зал восхождений, благоразумно расположенному прямо рядом со зданием восходящих.

Коридоры становились все оживленнее, к тому времени прибыв в жилой комплекс, в котором находился древний портал, возврат в Реликтомбы, получается. В отличие от искателей приключений в Дикатене, восходящие пришли с самыми разными формами и размерами.

Особенно забавно было увидеть воина похожего на Геракла, который, должно быть, весил более трехсот фунтов, вежливо стоявшего в очереди за маленькой девочкой, одетой в то, что напоминало академическую форму.

"Это максимально, куда я могу тебя провести," сказал Аларик, глядя на портал тем далеким взглядом, который я заметил еще в конференц-зале. Он подскочил, когда проходящий восходящий случайно толкнул него, позже неловко почесав затылок. "Я остановлюсь в твоей комнате гостиницы."

"Не мусори в помещении," сказал я, направившись в очередь.

“А—”

Я обернулся, увидев протянутую руку, как будто тот хотел схватить меня.

"Ты хотел еще что-то сказать?"

“Кхэм..." Аларик прочистил горло. "Просто... не умирай, парень. И никогда не попадай на одну из тех вечеринок, в которых требуют внести "залог”. Это обман."

" Ууу, он волнуется за тебя, " дразнил Реджи.

"Спасибо, Дядюшка . Может и обнимемся напоследок?" Спросил я с ухмылкой.

"Хитрожопый малый. Просто поторопись и возьми свой гребанный значок, чтобы заработать денег," ворчал он перед тем, как развернуться, чтобы уйти.

Я занял растущую очередь, взволнованный перспективой достижения прогресса еще раз и разочарованный тем, что я не продвигаюсь достаточно быстро... со страхом того, что ждет меня в будущем. Смещая гамму эмоций, я сосредоточился исключительно на входе в Реликтомбы, которые находились прямо передо мной.

Глава 280: Как выживать?

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 27.11.2020

"По твоему блуждающему взгляду я вижу, что ты здесь новенький. Ну, удача улыбнулась тебе! Только сегодня, только у нас для тебя—"(Добрый вечер, я представитель компании Орифлейм...)

"Не интересует," прервал я, отмахиваясь от тощего мужчины с блестящими, зализанными назад волосами.

Я сделал всего лишь четыре шага, перед тем как был остановлен другим жителем первого этажа. Маленькая девочка, одетая в короткую боевую юбку, слишком уж короткую, чтобы обеспечить какое-либо прикрытие в бою, прикоснулась своей рукой к моей и посмотрела на меня.

"Хочешь присоединиться к моей команде? В команде только девочки, и нам бы очень хотелось, чтобы рядом был такой сильный, хладнокровный мужчина, как ты,” сказала она, хлопая глазками.

Я прибыл на первый этаж менее десяти минут назад, и это был уже седьмой раз, когда меня остановили. Даже после всех предупреждений Аларика, я не ожидал, что все будет настолько плохо.

Потеряв терпение, я выпустил легкую вибрацию эфирного давления.

Рябь пульсации прошла сквозь окружавшую толпу, когда они застыли и укрылись от источника давления. У девушки широко открылись глаза, и она отступила, глядя на меня, как на демона.

" Прочь, грязная девчонка! " Реджи театрально заявил в моей голове, как только девчонка унеслась со всех ног.

Кроме постоянного движения рабочих и постоянно присутствующих барыг, на первом этаже было не на что смотреть. Воздух был душным, и пах потом, грязью, экскрементами.

Первый этаж тянулся на мили по обе стороны от меня, и я даже не мог видеть потолок над нами... надеюсь он хотя бы есть. Судя по тому, что я могу рассказать, природного света не было. Широкие дорожки освещались комбинацией факелов и кранов, держащих высоко над головами паутину световых шариков.

Большую часть пространства, которое я мог видеть на основном пути, попадались огромные каменоломни, а еще большие огороженные поля с высокой оранжевой травой, где бездумно блуждали скотоподобные звери.

Вся территория представляла собой гамму звуков из шлифования металла, грохота разбивания камней, далекого животного мычания и множества громких разговоров, борющихся друг с другом за главенство. Тем временем, восходящие толпами подошли к воротам телепортации, ведущим на второй этаж.

Когда я приблизился к воротам, толпа восходящих направилась в него, помимо этого уже выстроилась следующая очередь, в которой все стояли друг за другом. Пара навязчивых охранников - на спинах которых демонстрационно изображались руны были очерчены армированной униформой, охрана проверяла каждого человека на значок восходящего, прежде чем пропустить его.

Когда настала моя очередь, охранник вытянул армированную рукавицу, осмотрев меня сверху донизу. "Значок?"

Я дал ему свой значок. После быстрого осмотра охранник пустил издевку и вернул его мне. "Удачи тебе в подготовке, вогарт"

Несмотря на то, что я был раздражен очевидным унижением, я проигнорировал комментарий и осторожно прошел через стеклообразный портал, ведущий на второй этаж.

Я был уставшим, раздраженным и напряженным те полчаса пока находился на первом этаже, но все эти негативные чувства полностью улетучились, когда передо мной открылся вид.

" Мама моя женщина... " Со свистом выкинул Реджи.

Второй этаж не был похож на промышленную пустошь, из которой я только что прибыл, и полностью отличался от того, что я сам себе напредставлял.

Это был целый город, несколько миль в ширину, построенный под лучезарным, бессолнечным небом. Улицы были вымощены декоративной плиткой, которая сверкала под сияющими голубыми просторами над головой.

Вдоль улицы, аккуратно размещены, парящие шары, заполненные мягким светом, элегантные уличные фонари, придающие улицам почти неземную изюминку.

"Вон с дороги!" хриплый голос лаял позади меня.

Я вышел из своего оцепенения, извиняясь перед этим грубым человеком, а потом пошел вперёд. Это было слишком, даже для того, кто жил в летающем городе.

Улицы были заполнены, но никогда не перегружены восходящими кругом. Это было похоже на возвращение в Зал Гильдии Приключенцев в Ксайрусе, только этот немного шире, сравнимый с целым городом.

Как и предпологал Аларик, предприятия, обслуживающие восходящих, являются вездесущими. Над многослойными витринами висели украшенные таблички, на которых рекламировалось все - от кузнецов до мясников. Я видел несколько магазинов, специализирующихся на создании и ремонте конкретных видов оружия, рынки, где можно найти что-то для простых потребностей, такие как сухой паек или новая пара сапог, и я даже нашел впечатляющее здание, рекламирующее внушительный сервис ( ͡° ͜ʖ ͡°) за артефакты и награды.

Однако больше всего я видел гостиниц. Фактически, большинство многоэтажных кирпичных зданий с различной цветовой гаммой и декорациями были гостиницами, все они рекламировали долгосрочную аренду помещений, чаще всего оплачиваемую по месяцам, а не по дням.

"Аларик был прав. Ты можешь провести здесь всю свою жизнь," пробормотал я шепотом...

" Сконцентрируйся! Ты выглядишь как сельский кабачок. Помни, мы тут из-за твоего восхождения, " сказал Реджи, хотя он был так же поглощен достопримечательностями, как и я.

Я понял, что настолько увлекся, что не знал, в какую сторону идти в поиске команды. Аларик дал несколько советов, что искать в потенциальных товарищах по команде и какими примерно будут переговоры, что следует от них ожидать, но его указания по навигации на втором уровне были, как я понял, довольно поверхностными.

___________

Возвращаясь прямиком к порталу, с которого я вышел, я искал любого рабочего или охранника, кто мог бы помочь указать в нужное направление. С этой стороны портала, при этом, оттуда выходили восходящие постоянным потоком.

"Извините?" сказал Я, постучав по плечу прохожего. "Вы не знаете, где я могу найти команду для вступительного восхождения?"

Бородатый мужчина, чей золотой кольчужный жилет заставлял его практически сиять, направил голову в мою сторону, стрельнув в меня взглядом. "Отвали"

После того как получив несколько таких же красочных отказов от других восходящих, молодой джентльмен, который выглядел всего на несколько лет старше меня похоже был готов помочь.

"Ты серьезно?" спросил он забавно хихикая.

"Я здесь впервые," признался я, почесывая щеку.

"Двигай за мной," человек пригласил своим подбородком. "На самом деле я туда направляюсь в любом случае".

Выходя с главной улицы, мы оба перешли на менее переполненную улицу. Я оценивал человека, пока мы шли; он носил набор приталенных темных кожаных доспехов, хорошо изготовленных, но гораздо менее роскошных, чем то, что я видел у других восходящих, например, как у того мужчины с золотой кольчугой. Он двигался уверенно, ясно понимая, куда именно он направлялся.

"Так из какой ты академии?" спросил он вяло. "Наверное небольшой шанс, но, возможно, я уже выпускник."

Я повертел головой. "Я не ходил в академию. Мой дядя тренировал меня."

"И тебе удалось пройти оценку? Поздравляю" сказал он с улыбкой перед тем, как протянул руку. "Кстати, я Квинтен."

"Грей," ответил я, приняв его жест.

"Так у тебя уже была возможность осмотреть город, Грей?" спросил Квинтен, глядя на возвышающиеся над нами здания.

"Немного. Город еще более удивительный, чем истории, которые я слыхал".

"Ну, чего ты ожидал, когда у тебя есть город, сделанный исключительно для могущественных магов" сказал он с усмешкой. "Тебе следует увидеть Саммит Эстейтс(Поместья Правительства).”

Мои брови поднялись. "Поместья"? Как у нас дома?"

Квинтен кивнул. "Я только и делал, что смотрел сквозь ворота, но это закрытая зона вилл для высших кровей восходящих."

"И учитывая, сколько гостиниц на долгосрочной основе я видел, просто прогуливаясь вдоль улицы, я предполагаю, что эти дома стоят астрономических сум?"

"Астрономических было бы преуменьшением", восходящий фыркнул, когда мы повернули направо в узкий переулок между двумя зданиями. "Нет, даже если бы у тебя были деньги, настоящая проблема - эксклюзивность. Количество объектов недвижимости тут довольно ограничено, и редко кто из высших кровей откажется от престижа владения домом на втором уровне. Обычно они выставляются на продажу только в том случае, если какая-то высшая из кровей беднеет."

“Понятно.”

Восходящий улыбнулся мне. "Просто даю тебе некоторые мечты, испытать и достичь."

Хихикнул я. "Спасибо."

Квинтен, затем наклонился ближе ко мне. "Тебе также стоит увидеть девушек на Блоссом Стрит(Улица Красных Фонарей)."

"А?" Мне понадобилась секунда, чтобы понять, что он имел ввиду. "О... подожди, они тоже восходящие, зачем им бы—"

"Восхождения опасны". Он пожал плечами. "Многие из нас— не только наш милый эскорт— прошли через столько, что мы сыты ими по горло. Более умные поняли, что есть более легкие способы заработать деньги".

"Как водить бедных магов за нос в попытке стать восходящими во тьме, сворачивать с дороги и грабить?" невинно спросил я.

Квинтен сощурился прекратив смеяться. "Когда ты заметил?"

Я оглянулся вокруг, игнорируя восходящего, спокойно прислонившись к кирпичному столбу, который поддерживал и связывал несколько этажей над нами. Не было ни одного восходящего, кроме моего дружелюбного грабителя.

"Достаточно рано," сказал я, опуская взгляд чтобы встретиться с его взглядом. "Я предполагал, что у тебя будет группа других головорезов, которые будут ждать, чтобы помочь тебе."

Он фыркнул. "Зачем мне нужна группа, чтобы справиться с одним маленьким вогартом?"

Внешнее очертание Квинтена стало размытым, как только он начал нестись прямо на меня, лезвие из уплотненного камня образовалось вокруг его руки.

" Нужна помощь? " Реджи лениво спросил.

Я справлюсь

Я потянулся за каменным лезвием, которое как потом выяснилось покрывало всю руку Квинтена. Захватив левой рукой его запястье, я благополучно направил лезвие мимо, сделав шаг назад на левую ногу, и занес правый локоть в его подбородок.

С импульсом его собственного рывка, мне едва ли пришлось использовать какие-либо силы, кроме как покрыть себя эфиром.

Голова Квинтена откинулась назад, и он согнулся в сторону пола, его каменное лезвие растворилось.

К счастью, грабитель не умер, и его тело было достаточно крепким, чтобы он пришел в сознание в течение нескольких минут, давая мне достаточно времени, чтобы использовать его собственную одежду, чтобы связать его руки и ноги вместе.

"Хорошо вздремнул?"

Восходящий издал стон, прежде чем понял, что он наполовину голый, и его конечности были связаны. "Я не знаю, что ты сделал, но ты правда думаешь, что кожаные обмотки могут меня сдержать?"

"Нет, но они дадут мне достаточно времени, чтобы снова вырубить тебя, если ты попытаешься выкинуть что-нибудь неприятное," сказал я с невинной улыбкой.

Квинтен неуклюже кивнул из своего положения на земле. "Чего ты хочешь?"

"То, что я хотел с самого начала," ответил я. "Где я могу найти команду для моего вступительного восхождения?"

Полуголый восходящий ерзал боком, до тех пор, пока не смог указать направление своим подбородком. "Просто следуй по этой дороге, пока не доберешься до Вритра Авеню. Поверни направо и следуйте по дороге, пока не увидишь высокое здание с гигантскими часами наверху."

"Спасибо," сказал я, идя к нему.

"Эй—погоди—ты же знаешь, что было бы очень глупо убить меня здесь, верно?" спросил он голосом, пронизанным паникой. "Т-тебе будет запрещено—"

Я наклонился и развязал кожаные обмотки на его запястьях. "Расслабься. Я знаю, что ты не пытался убить меня ранее. И я полагаю, ты знаешь, что было бы очень глупо держать обиду, верно?"

Квинтен простым движением развязал толстые кожаные обмотки на лодыжках. "Самую важную вещь, которую мы получаем во время восхождения, это не знания и не сила— а то, как выживать."

"Я буду иметь это в виду". Я повернулся к выходу, когда вспомнил еще один вопрос, который хотел задать. "Еще кое-что".

Он заметно вздрогнул при моем внезапном движении. "Что такое?"

"Что значит <вогарт>?”

Квинтен смотрел на меня покерфейсом.

"Вогарт," повторив. “Что это—"

"Я слышал тебя," пробурчал он. "Я просто никогда не слышал, чтобы кто-то спрашивал меня, что это такое прежде."

"Я вырос достаточно защищенным," солгал я. "Практически пришлось сбежать от отца, чтобы стать восходящим."

"Справедливо" сказал он, доставая новый комплект одежды из своего пространственного кольца. "Ты, вероятно, будешь сталкиваться с ними довольно часто, но это звери с невинными глазками, которые находятся на дне пищевой цепи. По сути, это сленг для неопытного восходящего."

Ты вогарт получается ” смеялся Реджи

"Справедливо" сказал я, посмеиваясь про себя в веселье, пока уходил.

Пройдя по узкой мраморной дороге, которая была удивительно чистой—там не было ни одного кусочка мусора в поле зрении—я направился к башне с часами, когда увидел еле-еле видневшие размытые тени.

Я был больше разочарован в себе, что не заметил эту личность, чем раздражен очередной помехой. У каждого человека была эфирная подпись, и, хотя это не было физическим проявлением эфира, который я мог бы поглощать, как существа в Реликтомбах, я мог бы использовать небольшое количество эфира внутри них, чтобы потенциально чувствовать их издалека... если бы я был достаточно хорош.

"Ты уже можешь выходить," сказал я, не останавливаясь.

Худощавый мужчина, облаченный в темную кожу и кольчугу, спрыгнул с одного из нижних зданий слева от меня.

_______________

"Почему ты следишь за мной?" спросил я, изучая мужчину, который выглядел примерно моего возраста.

Кудрявые локоны мохово-зеленых волос покрывали большую часть лица, но я мог разглядеть высокие скулы под парой глубоких карих глаз.

"Я с пришел с миром," сказал он, его голос был низким и хриплым. Человек поднял руки, показав пустые ладони.

"Если Квинтен говорил правду, то ты не с ним", я запутался. "Третья сторона испытывает свою удачу?"

Он повертел головой. "Я почувствовал использование маны, и на этом уровне, это обычно означает борьбу. Я предположил, что кто-то попал в беду, так что я проверил."

"Это не отвечает на мой вопрос," ответил я спокойно.

"Любопытство взяло надо мной вверх," признался он, потерев заднюю часть шеи. "Я был впечатлён тем, как ты схватил этого головореза и, честно говоря, удивлён, что ты так легко его отпустил. Несмотря на то, что он сказал тебе, ты был в праве закончить его жизнь."

"Это делается не так," сказал я, не потрудившись скрыть свою неприязнь.

"Вот почему я хотел бы быть в твоей команде, когда ты вернешься в Реликтомбы." Незнакомец уверенно держался за мой взгляд, но пальцы его левой руки играли c нервной интенсивностью.

С недавней попыткой ограбления, отпечатанной у меня в голове, я не проявлял особого доверия, и был уверен, что этот человек что-то скрывает. "Извини, что разочаровываю, дружище, но я не собираюсь "возвращаться" в Реликтомбы. Это мое вступительное восхождение."

Он кивнул, его кудрявая зеленая челка нежно подскочила на его лице. "Я слышал. Я могу помочь с этим, помочь тебе найти команду, которая не захочет тебя убить."

" Он настойчивый, " сказал Реджи.

Молча согласившись, я решил быть откровенным. "Почему? А тебе-то что? Дай мне ответ, в который я смогу поверить, и я подумаю о том, чтобы присоединиться к тебе."

"Я не чувствую твоей маны. Я не смог, даже когда ты разобрался с тем грабителем, с которым ты справился одним ударом. В тебе нет здравого смысла. Ты иной. А в "Реликтомбах" иное это хорошо."

Реджи посмеивался у меня в голове. " Мне нравится этот парень. "

"И все?" Спросил я скептически.

"Мы все идем туда по одним и тем же причинам. Стать сильнее, богаче," сказал он, сжимая руки в кулаках, чтобы пальцы не дрожали. "Но Реликтомбы нельзя изобразить графически или нанести на карту. Единственный способ изменить путь, это изменить то, с кем вы путешествуете. Как я уже сказал, иное — это хорошо."

"Так ты думаешь, что Реликтомбы приведут тебя в новое место, если ты пойдешь со мной?" Этот восходящий, кажется, знает о Реликтомбах больше, чем кто-либо другой, с кем я говорил, за исключением, возможно, Аларика. Даже старый пьяница не смог связать путешествие с разными людьми, чтобы прокладывать разные пути через подземелье.

"В этом вся идея. Новые пути, новые шансы получить награду — может быть, даже реликвию."

В это я мог поверить. Любой человек с его уровнем знаний и уверенностью в себе должен был быть полезен.

"Как тебя зовут?" Я спросил.

“Хедриг.”

Он протянул руку. Я взял ее и сразу же удивился, насколько она маленькая. Я чувствовал мозоли от долгих часов, которые появились благодаря оружию, на пальцах и ладонях, и его хватка была сильной, но деликатной.

“Грей.”

"Знаешь, Грей," сказал Хедриг, как только мы развернулись чтобы пойти к башне с часами, "Ты найдешь меньше крыс в переулках, готовых испытать на тебе удачу, если ты правильно продемонстрируешь свои руны. Как правило, только те, кому не хватает уверенности в своих рунах, прикрывают их."

"Это еще одна причина, по которой маги показывают свои руны?" спросил я. "Извини, я сельский, так что мне это показалось как будто они просто выпендриваются."

"Это может показаться высокомерным, и есть много восходящих, которые подходят под это описание, но это действительно облегчает жизнь в целом," объяснил он. "Не многие люди на самом деле уделяют время тому, чтобы научиться читать руны, так как в зависимости от заклинания, которое оно дает, может быть много разновидностей в дизайне. Восхожденцы, в общем-то, не ученая степень."

Пока я слушал, я понял, что не думал о воздействии общества, как узнать, насколько ты силен, так очевидно продемонстрировано—по внешнему виду. В Дикатене я мог бы судить о чьей-то силе по качеству оружия и доспехов, или по тому, что у них была связь с мана-зверем, или—пока такие вещи еще были возможны — потому что я мог чувствовать их ману, но я все равно мог ошибаться. Здесь потенциальный союзник— или противник— может точно сказать, на что ты способен, просто глядя на твои руны.

"В любом случае, давай найдем нам команду," продолжил он. "Есть несколько вариантов, но я предполагаю, что ты хочешь пройти предварительную подготовку как можно скорее?"

“Да.”

"Тогда здание ассоциации, куда тебя направил бандит, было бы не очень хорошей идеей," сказал он, взяв на себя инициативу. "Это самый безопасный способ, но ты должен заполнить довольно обширный запрос, и им потребуется несколько дней, чтобы найти команду, готовую тебя принять."

Я потер подбородок, ударить бы Квинтена еще разок только посильнее. "Что ты тогда предлагаешь?"

Хедриг пригласил жестом выдвигаться в путь-дорогу “Следуй за мной”

Мы выбрались с узкой дороги на Вритра Авеню. Улицы были приятно оживлены восходящими — одетые в повседневную одежду, в то время как другие выглядели так, как будто они зверски убили кого-то всего несколько минут назад. Десятки белых деревьев с мягким оттенком фиолетового цвета листьями стояли в полный рост на улицах через каждые несколько кварталов, обеспечив тень и разбрасывая свои листья, наподобие драгоценных камней.

Я не мог не заметить, что глаза Хедрига постоянно исследовали территорию, как будто он постоянно что то высматривал(на сторожевой площадке) или что-то в этом роде.

"Мы заблудились?" спросил я.

"Нет. Просто... некоторые люди ищут меня. Это не важно."

Звучало это важно... но пока опустим эту тему.

Пройдя мимо башни с часами, к которой меня направлял Квинтен, мы отправились по вихлястой дороге, которая проходила мимо нескольких гостиниц, двух борделей и медицинского центра. Наконец, Хедриг остановился.

"Ух..." изумился Реджи.

Мои глаза расширились при виде, который открылся перед нами, не совсем понимая, как реагировать. Я подумал, что, может быть, Хедриг заблудился... Он посмотрел на меня с забавным выражением лица, чтобы насладиться моей реакцией.

“Мы на месте.”

Глава 281: Семейный Подъем

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 04.12.2020

Впереди нас растянулась большая площадь, окруженная кольцом высоких бледно-лиловых деревьев, которая была более переполненной и громкой, чем первый этаж Реликтомб. Площадь заполнял ропот множество полу-кричащих разговоров. Если бы толпа не состояла полностью из восходящих, одетых во впечатляющие доспехи и оружие, я бы перепутал это место с блошиным рынком.

"Что... это за место?" запинаясь спросил я, наблюдая за шеренгой восходящих между аккуратными рядами деревянных кабинок.

«Лучшее место для поиска команды… если конечно знаешь, что ищешь,» ответил Хедриг, прежде чем втиснулся в толпу. "Двинули."

Я поспешил за ним, не желая отстать в море из восходящих.

«Ищу кастера! Требуется минимум две эмблемы! Одноразовый подъем! »

«Ищу стража! Выгодное распределение всех наград! »

Рядом с каждой палаткой стоял как минимум один восходящий, который выкрикивал свои требования к идеальному кандидату чтобы присоединиться к их команде. Это было потрясающе.

Я наблюдал, как плосколицый, широкоплечий громила повернулся, чтобы показать свои и без того неприкрытые руны высокому, тонкому мужчине с длинными золотыми волосами. Златовласый восходящий выглядел задумчивым, затем покачал головой, но после этого я потерял их из виду в толпе.

Неподалеку на его столе бесстрастно сидел красивый молодой восходящий, говоривший тихим голосом, так чтобы окружавшие его люди наклонялись, чтобы услышать его. Я не мог разобрать слова, но, по восторженным выражениям лиц его слушателей, он, должно быть, рассказывал им захватывающий рассказ.

"Грей!" позвал Хедриг, на несколько шагов спереди. "Сюда."

Восходящий с зелеными волосами вел нас мимо нескольких рядов палаток, пока мы не прибыли к маленькому зданию, в котором восходящие тусовались внутри и снаружи.

"Сначала тебе нужно переодеться здесь," объяснил Хедриг, указывая на будку без окон. "Ты ведь принёс свою броню, верно?"

Я встал в конец очереди. "Конечно."

Пока я хранил белый кинжал в моем пальто в качестве меры безопасности, черные доспехи и сине-зеленый плащ безопасно хранились в моей пространственной руне; Аларик подарил мне пространственное кольцо—используя мои собственные деньги, конечно же—еще до того, как мы посетили здание восходящих. Проблема была в том, что из-за того, что я не мог использовать ману, я не могу активировать кольцо. Тем не менее, я держал его при себе; если уж на то пошло, кольцо служило камуфляжем для других.

Переодевшись, я вышел из просторной будки. Хедриг с критикой глядел на меня.

“Что то не так?”

"Это—это пустяк," сказал он кашлянув. "Плащ смотрится хорошо, но я надеялся, что у тебя будет более впечатляющий комплект брони."

"У меня не было времени на покупку брони," сказал я, глядя на себя. "Неужели я выгляжу настолько убого?"

"Не убого, просто—" Хедриг почесал голову—" неважно. Пойдем."

Когда я последовал за ним обратно в давку из восходящих, я задался вопросом, что он ищет. Мы уже прошли множество групп в поисках новых членов пати, но Хедриг едва ли уделял им внимание.

Правда, судя по заявленным объявлениям и размещенным табличкам, хоть одна из этих групп вряд ли была бы заинтересована в новом восходящем, который еще даже не закончил свой вступительный подъем. Фактически, большинство команд, ищущих здесь восходящего перечислили требования к минимальному количеству подъемов, которые кандидаты должны были выполнить.

"Как мы собираемся найти кого-то, желающего взять меня?" спросил я, едва избегая наткнуться на еще одного восходящего. "Большинство этих людей, похоже, ищут опытных восходящих."

Хедриг оглянулся на меня, продолжая вести за собой. "Здесь только сформировавшиеся команды, которые ищут одноразовых участников. Если мы зайдем немного глубже, то увидим различные типы групп, включая тех, кто хочет сопровождать восходящих на их вступительном."

"Ты уверен?" спросил я. "Пока я не захочу заплатить им, я не вижу никакой пользы для восходящего тратить время, чтобы сопровождать вогарта на его вступительном."

Хедриг сдерживал смех.

Я нахмурил брови. “Что такое?”

"Я никогда раньше не слышал, чтобы кто-то называл себя вогартом," сказал он, его голос был с оттенком смеха. "И, хотя не все понимают чего это стоит, есть довольно много преимуществ."

"Осторожно," мускулистая женщина пробурчала в броне с серебристой пластиной, как только мы столкнулись плечами.

"Извините," пробормотал я про себя перед тем, как вернуться к разговору с моим зелено-волосым компаньоном. "Что это за преимущества?"

"Если тебе не в тягость столкнуться с повышением квалификации, чтобы получить значок ведущего(руководителя, поручителя) — что многие опытные восходящие делают в любом случае, так как большинство академий требуют, чтобы все их инструкторы имели хотя бы один значок — тебе не придется платить за любое жилье в любом из зданий восхождения. Кроме того, Верховный Повелитель дает щедрую стипендию, чтобы ведущие брали восходящих на вступительные последних," объяснил Хедриг.

" Итак, еще один способ воспитывать новых восходящих. Агрона дохерища сколько вложил в то, чтобы его люди сами хотели броситься за него в пасть смерти, хех? " сказал Реджи.

Я кивнул, принимая во внимание слова Реджи. я спросил у Хедрига: "Есть ли что-нибудь еще?"

Хедриг на мгновение подумал, замедляя свой шаг, в то же время ловко избегая массу восходящих. "Ну, быть фермером вогартов - не самый уважаемый карьерный путь, но он довольно безопасен, особенно если у тебя есть родная кровушка, о которой нужно заботиться."

Я поднял бровь. "Фермер вогартов"

"Ой, извини. Это еще один сленговый термин воосхожденцев, которые "ушли в отставку" и только сопровождают кандидатов, которым необходимо совершить вступительный подъем" уточнил он.

"Так они те, кого мы ищем—фермеров вогартов, я так понимаю?"

"Да, хотя мы должны быть осторожны с теми, с кем заканчиваем."

________________________________________________________________________________________

По мере того, как мы заходили дальше по большой переполненной площади, я стал видеть больше молодых восходящих—некоторые из которых выглядели такими же потерянными, как чувствовал себя и я.

"Позволь мне вести переговоры" сказал Хедриг, пока вел нас в одну из больших палаток.

"А, вы двое ищете руководителя, который вас поведет вниз?" обслуживающий, крепкий джентльмен с длинными подкрученными усами вверх, спросил грубо.

"Мой друг на вступительном подъеме, и я буду его сопровождать," вежливо ответил Хедриг. "У вас есть справка вашего бизнеса?"

“Справка?” крепкий, восходящий повторил, озадачившись.

Хедриг больше не обременял человека. Кивнув, он сказал: "Спасибо, что уделили нам время" и ушел.

Мне было любопытно, но я молчал, пока Хедриг переходил из палатки в палатку. Некоторые предлагали простые брошюры, которые выглядели как краткое изложение истории их работы, хотя другие, как и усатый восходящий, казалось, застигнуты врасплох такой просьбой.

Однако, в конце концов, Хедриг кивнул тем же отрывистым кивком, и мы двинулись в следующую палатку.

"Что не так с этой женщиной? Кажется, она уже привлекла несколько человек для их вступительных подъемов” спросил я.

Хедриг поднял бровь. "Привлекла. Интересно подобраны слова. Ты хотел пойти с ней, потому что она красивая?"

"Что?" плевался я. "Нет, я просто говорю о том, что другие восходящие, вероятно, думают, что она достаточно квалифицирована, чтобы вести их вниз, верно?"

“И все они мужчины”

"Мне просто любопытно, каковы твои критерии," жаловался я, ощущение было такое, как будто меня по какой-то причине ругали.

"Понятно, Грею нравятся девушки с достатком спереди," сказал Хедриг, пожимая плечами. "Возьму себе на заметку."

"Я тоже сторонник девушек с достатком," сказал Реджи невзначай.

“К чему тогда это возьму на заметку?” Я сказал с возмущением.

Игнорируя мой вопрос, Хедриг передал мне брошюру, которую он получил от женщины-руководителя. "Смотри внимательно. Несмотря на то, что ее брошюра нотариально заверена ассоциацией, в ней нет графы рефералов предыдущих восходящих, которых она вела на вступительные, и она даже не является выпускницей академии."

"Хотя я ценю скрупулезность, все это действительно необходимо?" спросил я, возвращая кусок пергамента. "Я вполне способен, и, видя, как ты таскаешь себя, я уверен, что и ты тоже."

Хедриг пристально смотрел на меня, слегка удивленный. "Так заметно?"

"Для тренированного глаза, да". Я подошел к своему таинственному спутнику. "И это естественно - изучать кого-то, кому ты не полностью доверяешь."

Хедриг только кивнул, его глаза встретились с моими, его брови задумчиво насупились, но виднелся незначительный намек улыбки его губ.

Он немного странный, не так ли? Не настолько странный как мы, но все же странный ," размышлял Реджи.

Он специфический , я согласился. Но, насколько я могу судить, у него нет злого умысла.

Мы продолжили поиски, переходя из палатки в палатку, пока Хедриг задавал несколько вопросов руководителям, я слушал. Там было много старых, вымытых восходящих, которые напоминали мне Аларика - пусть и не настолько откровенно пьяных. Некоторые из руководителей, казалось, принимали на свой счет то, что мы не сразу почитали их, как будто это задевало их гордость, но большинство из них были искренне милыми и довольно терпеливыми с нами.

Тем более обидно, что Хедриг до сих пор не нашел никого, кого бы он считал подходящим. К тому времени, как мы сделали петлю в два полных ряда палаток, я был на грани выбора одного из главных ведущих восходящих, с которым мы разговаривали, когда Хедриг остановился на середине шага, в результате чего я чуть не наткнулся на него.

"Что такое?" спросил я, пытаясь проследить за его уровнем поля зрения сквозь толпу, но было слишком много шума и суеты.

Не сказав ни слова, он рванул, лавируя сквозь толпу извивающихся восходящих обратно к командам, ищущим опытных восходящих. Я последовал за ним, удивленный тем, насколько сильно он отреагировал.

К тому времени, как я его догнал, зеленоволосый восходящий разговаривал с человеком героического телосложения юноши в сногсшибательном темном костюме и броней, отделанной золотом, украшенной эмблемой в форме короны. С длинными блондинистыми волосами, которые ниспадали за его плечи, и выражением лица, излучающим уверенность, я смог понять, почему он привлек внимание Хедрига. Он, казалось, размышлял над тем, что только что сказал Хедриг, но мускулистый молодой человек в форме, украшенной той же короной, встал между ними.

"Брат! Ты сказал, что мы ищем опытного Щита. Нам не нужен еще один Боец, тем более с багажом."

" Разве это не тот пацан, который смотрел на тебя в здании восходящего в Арамуре? " спросил Реджи.

Вроде бы.

"Не, ну в самом деле, вообще то мой гиперопекающий младший братишка хотел найти Щита?" Бронированный восходящий ответил с ноткой веселья. "Не могу поверить, что ты не доверяешь мне настолько, чтобы я присматривал за своими родными."

"Да, ты слишком волнуешься, Эзра!" Говорила одна из девушек—одетых в униформу, похожую на мальчишечью—она имела те же светлые волосы, что и наш потенциальный руководитель. Тогда я понял, что узнал ее и ее подругу; они были с группой студентов, ожидавших своей оценки. "Ты знаешь, что брат уже совершил по крайней мере дюжину восхождений. И кроме того, этот восходящий, кажется, тоже опытный."

"И твой бедный старый брат заработает немного лишних денег," подмигнул бронированный восходящий.

"Для члена нашей родословной неприлично говорить такие вещи," сказал юноша в форме, Эзра, цокнув языком.

Слегка улыбнувшись, Хедриг повернулся и осматривал массу людей, пока не увидел меня.

“Грей! Сюда!” говорил он подняв руку.

Глаза двух девушек расширились в удивлении, когда они увидели, что я приближаюсь, в то время как брови Эзры агрессивно нахмурились.

Их старший брат просто смотрел на троих в замешательстве.

Я подошел со стороны Хедрига и посмотрел на него в поисках ответов.

"Келон, это Грей, мой друг, которому нужно совершить вступительный подъем," сказал Хедриг, показывая жестом в сторону бронированного восходящего "Грей, это Келон Родословная Гранбел(Granbehl)". Он согласился взять нас с собой."

"Так, будешь знаком с моими родичами," сказал Келон кивнув.

"Родословная Гранбел выдающаяся Именитая Родословная, родом из Доминиона Вечора," объяснил мне Хедриг.

"Из Вечора?" повторил я, удивившись, почему увидел студентов в Арамуре, который находился на другом конце континента.

Келон повернулся ко мне. "Приятно познакомиться, Грей. Как упоминал твой друг, я Келон Гранбел, а эти двое светловолосые молодые восходящие являются моими младшими родными сестрой и братом, Ада и Эзра."

"А я Риа из Родословной Фалина," бойкая, коротко стриженная подруга сказала не сделав ни одной паузы. "Какое совпадение, что мы все так скоро снова увиделись!"

“Снова?" спросил Келон, его голова перевелась с меня к Риа. "Вы все уже встречались?"

"Я думаю, что мы видели друг друга в течении короткого времени не так давно в здании восходящего в Арамур Сити," пояснил я. "Спасибо, что согласились взять нас с собой."

"О, ничего страшного! Мой брат часто это делает с тех пор, как стал инструктором,” рьяно ответила Ада, качая головой, в то время как Келон с озорной улыбкой смотрел на нее.

"Тебе лучше бы не задерживать нас. Даже если это всего лишь вступительный подъем, Реликтомбы опасны," предупредил Эзра, сделав шаг вперед и измеряя меня.

Грубо говоря он был около моего роста, но его рама была намного шире и объемнее, чем моя собственная.

Шлепнув Эзру по спине, Келон сказал: "Ты больше не в школе, младший братец. Будь осторожен, красавчик может быть даже сильнее тебя.” Келон смотрел на меня пока говорил это, веселый оскал на мгновение пробежался по его лицу.

"Вогарт без академической подготовки? Сомневаюсь," сорвался Эзра, прежде чем отвернуться.

Отогнав любую мысль, которая его настигала, Келон одарил меня дружеской улыбкой. "Не обращай на него внимания, он просто немного защищает нашу драгоценную младшую сестру."

"Братец!" Ада надулась, ее щеки покраснели. Риа хихикала и толкала локтем подругу.

"В любом случае, я все равно застрял на вступительных экзаменах детей, так что ты просто делаешь это путешествие немного более выгодным для меня” с улыбкой сказал Келон. "Не волнуйтесь, я сделаю все что в моих силах, чтобы вы были в безопасности!"

"Спасибо, еще раз," сказал я со слабой улыбкой.

Не потребовалось восприятие маны, чтобы сказать, что, несмотря на добродушное отношение Келона, он был сильным. По тому, как он смотрел на меня, под этим безмятежным взглядом, он знал, что я тоже сильный.

________________________________________________________________________________________

"Отправляемся?" спросил Хедриг, глядя на студентов в форме. "Или вам троим нужно сначала переодеться в броню?" "Нет необходимости," кратко ответил Эзра, обволакивая его тело в ману.

Через несколько мгновений вокруг тела Эзры появился полный комплект серебряной брони вместе с блестящим багряным копьем, покрытым тусклыми золотыми рунами.

"Тебе стоило увидеть бы, как он был счастлив, когда наш отец подарил ему это на выпускном." брови Келона подпрыгивали вместе с улыбкой, заставляя Аду сдерживать удивленное хихиканье.

Эзра выстрелил в старшего брата грозным взглядом, и его шея и челюсти покраснели от смущения.

Риа также имела свой собственный комплект материализующей брони, хотя и сделанный из кожи и кольчуги, предназначенный для скорости и гибкости. Она использовала уникальное оружие - кинжал с широким веерообразным лезвием и рукояткой, в которую вставлялись маленькие драгоценные камни.

Самая младшая из семьи Гранбел носила роскошный магический халат мягкого зеленого цвета, обитый изнутри рядами рун, в то время как боковые стороны были вырезаны для увеличения подвижности. Отделка была золотой, как и доспехи Келона, и была украшена той же короной, вероятно, означающей их родословный герб. У нее не было ни палочки, ни посоха; Вместо этого на всех десяти пальцах у нее было по кольцу, соединенные небольшой цепочкой, прикрепленной к серебряным браслетам на запястьях, в которые было вмонтировано по одному розовому камню.

"Эти появившиеся магические доспехи кажутся полезными," обмолвился я обращаясь к Хедригу.

"Так и есть" ответил зеленоволосый восходящий, отвечая, пока он вел нашу теперь уже собранную пати со стороны рядов палаток.

"Они также до смешного дорогие," добавил Келон. "Но это символ богатства и власти, и мой отец любит это."

Я только кивнул, неудивительно.

"Итак, Грей." Риа шагала рядом со мной, как только наша группа вышла с площади, ненадолго зацепив мой взор, а потом отвернувшись. "Мне любопытно, какие у тебя были результаты на оценке способностей."

Ада подошла ближе, и даже Эзра замедлил темп, наклонив голову к нам, чтобы послушать.

"Я думаю, кроме "гибкости атакующей магии", я набрал выше среднего" ответил я.

"О! Неплохо!" присоединился Келон, оглядываясь на нас через плечо. "Трудно получить хороший балл по гибкости, если только у тебя нет рун с разными элементами, так что не убивайся из за этого."

Эзра насмехался. "Ни одного "исключительного" результата?"

Еще один вогарт, который нуждается в том, чтобы его лицо втоптали в дерьмо " с вздохом сказал Реджи.

"Эзра, что мама говорила о высокомерии?" упрекнула Ада.

"Да!" Риа тоже начала защищать. "И у кого же опять оказался результат ниже среднего по "умственной остроте"?"

“Заткнулись!" грубо ответил Эзра, на этот раз покраснели его уши.

"Успокойтесь, детишки," Келон мягко ругал. "Ты заставляешь наших двух новых участников чувствовать себя неудобно."

Эзра закатил глаза, но ничего не сказал. Девочки поделились друг с другом беглым взглядом и спрятали свои смешки за его спиной. Хедриг, с другой стороны, стал более тихим и серьезным, чем ближе мы подходили к месту назначения.

"Мы почти на месте!" взволнованно сказала Риа, указывая на гигантскую трехэтажную арку, в центре которой мерцал золотистый белый свет.

Широкая терраса отделяла оживленную площадь от портала. На террасе открылось несколько других дорожек, по которым начал двигаться постоянный поток восходящих.

Сама терраса была окольцована белыми стенами, каждая дорога выходила из под копии-миниатюры арки с порталом. С гордостью были вывешены баннеры с гербами, подвешенными на стенах по всей террасе.

"Гербы родословных, которые владеют домами в Саммит Эстейтс" сказала Ада, следуя моему взгляду.

Восходящие собрались группами по всей террасе. Одна группа, похоже, молилась, каждый из них сидел со скрещенными ногами в одной линии, лицом к порталу, глаза были закрыты, губы бесшумно двигались. Другая команда спорила о том, как будут делить награды, их повышенные голоса, прорезались сквозь шум разговоров, и громкого топота ног.

Не было никаких очередей; Без того массивные размеры портала могли вместить любое количество восходящих за раз.

"Интересно, в какую зону мы попадем!" Ада громко интересовалась, ее яркие зеленые глаза загорелись от волнения, когда она смотрела на золотисто-белый портал.

Эзра стоял с каменным лицом и решительно, почти, но не совсем, частично похожего на мужественного воина, который вот-вот отправится в эпический поход.

Легкий тремор его руки на стержне копья и то, как ему приходилось трансформировать черты лица, выдавали его.

"Ты в порядке?" Я спросил Хедрига, который молчал с тех пор, как мы ушли с площади.

Он посмотрел вверх, подняв брови и частично открыв рот, как будто удивился, увидев, что я стою рядом с ним. "Да, я в порядке—" Голос Хедрига хрипел, заставив его остановиться и прочистить горло. "Я в порядке," повторил он.

Я кивнул в ответ, но могу сказать, что он нервничал из за чего то. Он вынул свою длинную тонкую саблю со своего пространственного кольца и постоянно ерзал ею, пока мы приближались к возвышающейся арке из камня и волшебства.

"Подождите!" Келон резко воскликнул. "Я сказал маме, что сфотографирую вас троих перед тем, как мы отправимся на восхождение!"

Эзра издал стон, но Риа обвила своей рукой вокруг его и потянула его к Аде, которая с радостью взяла другую руку Риа. Трое стояли перед воротами, за ними мягко пульсировал портал.

"Отлично!" Келон закричал, сделав несколько шагов назад. Он присел на землю и щелкнул переключателем на большом металлическом и стеклянном артефакте, который он держал в руках.

“Эй вы двое не хотите присоединиться?” Спросил Келон.

“ДА! Присоединяйтесь!” говорила Риа, ее глаза искрились. “Грей может стать рядом с Адой!”

"Все в порядке," вежливо сказал я. "Я могу сфотографировать вас четверых."

"Можешь?" Келон передал мне артефакт, размером с мою голову. "Просто направь этой частью на нас, влей немного маны в артефакт и щелкни переключателем!"

Ладно это возымело обратный эффект ,” прокомментировал Реджи. “ Как ты собираешься заставить эту штуку работать если в тебе нету ни черта маны?

Прежде чем я успел что-то сказать, Келон уже сбежал, чтобы принять театральную позу рядом со своими братом, сестрой и Рией, которые смеялись над его гримасами. Даже у Эзры было забавное выражение, когда он смотрел на своего брата.

"Тебе нужна помощь?" спросил Хедриг, направляющийся ко мне.

"Я…эм... вообще то никогда раньше не работал с такими артефактами," сказал я. "Не возражаешь, если я отдам его тебе?" Я протянул устройство ему. "Я не хочу сделать плохой снимок", неубедительно закончил я.

Хедриг смотрел на меня одно мгновение, но забрал артефакт из моих рук.

“Готовы?" спросил он, направив артефакт на семью Гранбел и их друга.

"Готовы!" ответили они в унисон. Ада и Риа приняли милые позы, в то время как Эзра поднял высоко подбородок и держал копье обеими руками. Келон остановился на том, чтобы просто скрестить руки и раскрыть широкую, уверенную улыбку.

Это было горько-сладкое чувство, наблюдать, как счастливая семья увековечивает память о том, что казалось почти обрядом прощания с их родными..

"Вы хорошо получились," сказал Хедриг, смотря вдаль.

“Ворота?” спросил я.

Он повертел головой, печаль отпечаталась на его мужественном лице. "Семья. Каждый скажет, что они выросли оставаясь любимыми."

"Да", я согласился. "Немного шумные, но кажется они хорошие люди."

"И Келон Гранбел - очень способный восходящий. Он - одна из восходящих звезд среди восходящих,” сказал Хедриг, его голос перешел почти на шепот. "Будем надеяться, что он достаточно силен, чтобы провести нас через это восхождение, верно, Грей?"

Глава 282: Замкнутый Круг (ориг. Полный Круг)

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 11.12.2020

“Ада из Родословной Гранбел, Эзра из Родословной Гранбел, Риа из Родословной Фалина, Грей, и”—женщина в униформе сделала паузу, смещая взгляд с карточки восходящего, которая находилась в ее правой руке на Хедрига, и обратно на карточку—”Хедриг из—эмм—да… Ваши личности подтверждены,” закончила она, широко улыбаясь, пока вручала нам назад наши карточки. “Сопровождающий восходящий Келон из Родословной Гранбел, стипендия будет автоматически переведена на вашу рункарту после того как кандидаты официально получат значок восходящего за вступительное восхождение.”

“Оу, а могу ли я как то получить стипендию сейчас? Это не будет идти против правил; Я сопровождаю своих родных,” объяснил Келон.

“Исключений нету. Пожалуйста поймите что эти правила созданы для безопасности и благополучия всех восходящих,” изложила тощая женщина с черными волосами, как будто ее спрашивали этот вопрос бесчисленное количество раз.

"Бывали ли случаи, в которых сопровождающие занимались вымогательствами у кандидатов в прошлом или что-то типо того?" прошептал я Хедригу, пока мы вдвоем ждали позади.

"Хуже. Есть отчеты о том, что некоторые сопровождающие принимали кандидатов на вступительные получив стипендию для того, чтобы убить и ограбить тела, а затем свалить вину за их смерть на Реликтомбы," объяснил зеленоглазый восходящий с отвращением.

После того, как наше вступительное восхождение прошло запись, наша команда направилась к центру террасы, где над нами возвышалась арка. Сложные руны очертили каждый сантиметр массивного сооружения, делая аналогичные телепортационные врата, которые я видел до этого, похожими на игрушки.

Чем дольше я оставался в Реликтомбах, тем больше восхищался их красотой и сложностью. Летающий город Ксайрус был чудом Дикатена, но даже он сере́л по сравнению с этим местом.

Должен признаться, алакрианцы тоже весьма впечатляли. То, что им удалось сделать с первыми двумя этажами Реликтомб—создать столицу восходящим, для подготовки к непредсказуемым опасностям, пролегающими перед ними—было не менее удивительно.

Количество ресурсов и времени, вложенных в то, чтобы восходящие не только хорошо оснащались и вознаграждались за спуск в Реликтомбы, но и почитались гражданами Алакрии, уже в значительной мере говорило о том, насколько Агрона нуждалась в восходящих.

Даже если эти вступительные всходы предназначались для того, чтобы кандидаты получали более безопасный опыт в Реликтомбах.

" Так все же, почему мне кажется, что Хедриг ждет беды? " спросил Реджи, прочитав мои мысли.

Меня интересует та же тема. Что он имел в виду, когда говорил что надеется что Келон *достаточно силен, чтобы провести нас через этот подъем*?

Всё, что я слышал до этого момента, звучало так, как будто вступительный подъем- это всего навсего погружение мизинчика в воду, особенно для тех, кто обучался в академиях.

" Возможно, он не настолько жесткий, каким хочет казаться? "

"Все готовы?" спросил Келон, встряхивая меня от моих внутренних обсуждений с Реджи. Мы стояли всего в нескольких шагах от массивной арки, в котором гнездился бело-золотой портал.

"Разве мы не должны провести проверку припасов?" Хедриг серьезно ответил.

"Это необходимо? Вступительные обычно не занимают больше дня,” невтерпеж отвечала Риа, ее тело практически притягивало к жужжащим воротам, на которые она смотрела с широко раскрытыми глазами предвкушения.

"Мы должны относиться к этому, как к любому другому восхождению," настаивал Хедриг, уже подводя итоги по собственному продовольствию. "У меня достаточно воды для себя на неделю и сухого пайка на два дня."

"Хедриг хорошо подметил. Никогда нельзя быть слишком подготовленным к Реликтомбам" присоединился Келон, вытащив из своего пространственного кольца большой кожаный бурдюк и пучок вяленого мяса, завернутого в ткань. "У меня достаточно воды на три дня и сухого пайка на один день."

Остальные товарищи тоже достали пайки. Удивительно, но у меня было больше всех еды и воды, спасибо Аларику. Старый пьяница упаковал мне двухнедельный запас воды и герметичные пайки на три дня.

" Может быть, он и старый ворчливый алкаш, но, по крайней мере, кажется, что он действительно уделяет внимание твоим интересам, " сказал Реджи с усмешкой.

"Хорошо, мы собраны в значительной мере лучше, чем в некоторых из моих более глубоких восхождений," сказал Келон, глядя на Рию с забавным выражением лица. "А Риа, кажется, думает, что собирается на пикник, со всеми сладостями, которые она принесла."

Риа покраснела и вслед выкинула целую цепочку ругательств. "Неважно. А я ведь собиралась поделиться..."

"Ага, ага," Келон хихикал. "У вас всех есть свои симулеты, верно?"

Каждый из нас вытащил отполированный амулет, исписанный рунами, размером с мою ладонь, который связывал бы нашу команду, проходя через врата телепортации.

Калон кивнул и повернулся лицом к переливающейся поверхности золотисто-белого света, которая привела бы нас в первую зону.

"Родословная чтит меня, свет направляет меня, Вритра защищает меня," декламировал Келон, родные и Риа последовали его примеру.

Мы с Хедригом посмотрели друг на друга, не участвуя в их ритуале. Я не мог быть уверен, но мне вроде показалось, будто я увидел, как Хедриг закатил глаза. Не размышляя об этом, мы прошли через врата.

***

Мы вошли в полную темень. Воздух был сухим и черствым, а из-под нас дул хрустящий ветерок. Даже с моим усиленным зрением, я не могу сказать, открыты ли мои глаза или закрыты.

"Никому не двигаться," сказал Келон, его голос прорезался сквозь тьму, тихим шепотом.

Я видел, как мягкое сияние чьей-то руны засветилось до того, как передо мной вспыхнула искра, осветив местность. Гигантские, изуродованные лица глазели на нас из темноты..

Передо мной в нескольких шагах была Риа, она подняла свой веерообразный кинжал и отскочила назад, чуть не упав с края узкой возвышенной дорожки, на которой мы стояли. Кинутая рука Хедрика поймала ее за локоть, крепко ее держа, пока она снова не коснулась поверхности ногами.

Риа повернулась, увидев окраину , вспышка от искр исчезла, скрывая изуродованные лица, а также искаженные, мучительные выражения их лиц.

"Дайте мне секунду, чтобы изменить заклинание." Келон проговорил тихим голосом в то время руна на его обнаженной области нижней части спины засветилась вновь.

В этот раз оранжевое пламя исходило от восходящего, яркое и более контролируемое, чем искры. Оно окунуло область в теплый свет, открывая огромную камеру, а может быть, и коридор. Я не мог обнаружить потолок, чего-то перед нами или за нами. Узкая тропинка, на которой мы находились, была около четырех футов в ширину и, казалась проплывает посреди моря тьмы.

Внутренние стены по обе стороны походили на резбленные лица, немножко человеческие, хотя гротескные и деформированные. Но это было не из-за недостатка явного мастерства; настолько подробными были выражения лиц, что казалось, будто они когда-то были живы и окаменели в последние минуты боли и ярости.

" Довольно нездоровый вкус в декоре, " сказал Реджи. " Смотри, можно заметить их гланды в крике—и зубы в дырах между щек."

Я вижу , думал я, что они были настолько отвратительны, что даже не приглядывался внимательно.

"Не приближайтесь близко к уступу" приказал Келон, в его голосе не осталось и следа досуга. "Рассредоточтесь на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Эзра, освободи немного пространства для копья."

Мы рассредоточились линией, медленно передвигаясь и придерживаясь центра каменной дороги. Мы с Хедригом шли позади, в то время как Келон взял на себя роль направляющего, освещая путь рукой, которая омывалась ярким пламенем.

"Я не могу сказать, насколько далеко уходит эта тропа, но это единственное направление, которое я вижу" сказал Келон.

"Я тоже могу сотворить свет,” сказала Ада, ее глаза нервно метались между лицами, взирающими на нас с дальних стенок.

"Побереги пока свою ману," ответил Келон. "И не нервничай так, Ада. С нами все будет в порядке."

"Не забывай, что ты готовилась к этому годами," рявкнул Эзра.

"Эзра прав," успокаивающе сказала Риа, несмотря на ее встревоженное выражение лица. "Это только первая зона. Не дай выбить себя из колеи каким то там отвлекающим штукам"

"Я просто не ожидала, что Реликтомбы будут настолько страшными," прошептала Ада.

"Ты в порядке?" спросил я Хедрига, который бесшумно наблюдал за нашим окружением в низкой позиции, его сабля крепко сжималась рукой.

"Я в порядке," пробурчал он, не встречаясь глазами.

Мы вшестером шли линией, направляясь глубже в темную область, наш темп передвижение был аккуратным и равномерным. Отсутствие изменений в окружении—кроме разнообразных жутких лиц—делало невозможным судить то, насколько мы далеко зашли.

Вдобавок, я оставался бдительным и проверял ногами дорогу, я также должен был акклиматизироваться к высокому уровню эфира в этой зоне. На первых двух этажах я не чувствовал себя как то иначе, но вход через портал как будто открыл иной глаз, который смотрел прямиком на солнце.

Вот почему возможно я не заметил их раньше.

" Артур ," предупредил Реджи мрачным тоном.

Я тоже их чувствую .

Я на мгновение засомневался, беспокоился, что может показаться подозрительным предупредить остальных, даже если Келон ничего не заметил до сих пор. В конце концов, я никто и звать меня никак, тем более у меня еще толком и молоко на губах не обсохло с моим то первым восхождением.

"Я думаю что-то приближается снизу," наконец сказал я, решив, что лучше предупредить их, чем рисковать тем, что их застигнут врасплох.

Калон остановился, в направлении передвижения, наклонившись над краем каменной дороги вытянув горящую руку. Через минуту он сделал то же самое с другой стороны, а потом оглянулся на меня.

"Ты уверен? Там внизу ничего нет, и я не почувствовал никаких других колебаний маны,” сказал он, изобразив взгляд, который что то ищет, прежде чем обратился к Аде. "Отправь самонаводящее пламя с одной из сторон."

Ада расставила руки в стороны, и в то же время руна на ее спине засветилась, появился круживший шар огня размером с голову. Она запустила огненный шар в бездну, одновременно остальные осторожно смотрели вслед за шаром.

Мы смотрели, как большой шар концентрированного огня опускался. Он не падал, как камень, и не плыл по воздуху, как стрела, а вместо этого вилял в воздухе, словно живой, кружась и извиваясь всюду, куда бы Ада его ни послала. По пути огненный шар освещал гладкую стену помоста, на котором мы стояли, а также отвратительные статуи на дальней стене широкого коридора.

Тогда, как вдруг, занавес был сорван, масса человеческих лиц показалась далеко внизу, их большие стеклянные глаза отражали оранжевый свет.

Испуганный визг прозвучал возле меня, и огненный шар рассеялся, погружая всех существ, которые были там внизу, обратно во тьму.

"Бежим!" проревел Келон, толкая Эзру и Рию перед собой. Он загреб сестру одной рукой, подняв другую руку с все еще горящим светом, высоко в воздухе, чтобы пролить свет на максимальную дистанцию в то время как сам рванул догоняя по пути сразу за ними.

Эфир циркулировал через мои конечности, пока я бежал, и я обнаружил, что относительно легко успеваю за остальными.

Однако, несмотря на наш бешеный темп, конца было не видать. Хуже того, теперь уже слышались кошмарные звуки существ снизу, своего рода нытье, шум стука зубов, которые постоянно становились громче.

"Я все еще не вижу конца!" Эзра кричал спереди, его глубокий голос дрожал.

"Твою мать! Что, за х**ня здесь происходит?” проклинал Келон.

Я оглянулся через плечо на Хедрига, мужественно взявшего на себя роль заключающего. Он был окружен тусклой белой аурой, пока бежал в его руке была обмотка изготовленная из кожи его вложенной в ножны сабли. Обернувшись, мой глаз едва заметил слабый проблеск.

"Пригнись!" закричал я как только кувыркнулся на пятки.

Хедриг опустил голову без сомнений, ему едва хватило, чтобы избежать черного очертания чего то прошедшего мимо, прямо там, где его голова была секундой назад.

"Ч-что это было?" завопила Ада. Старший брат все еще тащил ее, она могла видеть его очень четко.

"Не останавливаемся!" подгонял Келон.

Мы ускорили шаг, лиц, вырезанных в стенах уже не было видно. Однако я знал, что это лишь вопрос времени, когда какие то эфирные существа скрывающиеся под нами, рано или поздно настигнут нас.

Искаженный вопль зверей, вместе со скрежетом зубов, вырос до оглушительного гула, перед тем как все больше теневых фигур начало вылезать из моря тьмы.

Именно под освещающим заклинанием Келона мы, наконец, увидели существ, с которыми столкнулись, и они наверняка были взяты из кошмаров. У них были змеиные тела размером и обхватом с человека, с двумя длинными руками, заканчивающимися сверкающими когтями. На их длинных шеях, у каждого монстра было изуродованное человеческое лицо, как и у статуй. Однако, эти были живехонькие полны ненависти и ярости.

Келон бросил Аду и впервые достал оружие. Это было копье, как у Эзры, которое отличалось черным лезвием, казалось, оно смешалось с нашим окружением.

Головы гулеподобных существ извивались, пока поднимались по узкой дороге. Их костные челюсти не умолкая стучали, создавая эту жуткий скрежет, сливаясь с низкими завываниями.

Вспыхнуло копье Келона, обезглавив трех уродливых змей одним махом.

"Нужно двигаться дальше!" ревел он, рубя другую человекоподобную змею и заставляя ее оторванную скрежещущую голову падать в пропасть.

Эзра взял на себя роль направляющего, последовав приказу брата, вращая копье, чтобы сбить змеиных гулей, а не пытаться их убить.

Может мне следует выйти? ” спросил Реджи, переполненный предвкушением, как только я ударил зверя голой рукой, впитывая в себя часть его эфирной сущности.

Еще нет. У остальных, похоже, пока все под контролем.

Позади меня Хедриг двигался мимо гулей, как танцор, заставляя падать их один за другим с грацией и повышенной степенью точности.

Келон с другой стороны же боролся машинальной эффективностью фермера, рубящего пшеницу на поле. Его копье прорезало широкие дуги в воздухе, часто вырубая несколько змей за один заход и швыряя других с моста, легко компенсируя брата и сестру, которые не поспевали.

Ада, несмотря на то, что висела на плече Келона, как мешок с зерном, призвала огненную циркулярную пилу, которая не только разрывала врагов, но и становилась крупнее с каждым расчленненым врагом.

Однако контроль над ней оставил ее полностью беззащитной, так как для поддержания заклинания явно требовалась вся ее концентрация. Она держала обе руки вытянутыми перед собой, делая минутные регулировки пальцами, чтобы контролировать движения пилы. Хотя и Риа, и Келон были рядом с ней, она была защищена так же, как и любой из нас от нападающих гулей.

Тем не менее, все больше и больше змеиных чудищ вытекало из мрака. Они начали кооперироваться друг с другом, создавая цепи из змееподобных тел, спускающихся в глубины, позволяя другим подниматься наверх с поразительной скоростью.

“Нас догонят, если продолжим в том же духе!” кричала Риа, капельки пота выступили на бровях и щеках, пока она блокировала острые костистые когти твари плоской частью широкого лезвия, прежде чем отбросила его порывом стремительного ветра.

"Я постараюсь выиграть нам немного времени!" кричал Келон. "Эзра, сосредоточься на защите Ады."

Наша линия сместилась по мере того, как Эзра начал двигаться к Аде, оставляя Риа спереди, в то время как Келон ушел в самый конец.

Мы бежали, трое студентов прокладывали путь. Я сбросил троицу гулей, мои кулаки, закаленные эфиром, врезались в их деформированные лица, каждое прикосновение позволяло мне выкачать больше эфира из тел пока они же сбивались в мертвую кучу или сваливались, освобождая путь.

"Ада, сейчас!" взревел Келон.

Еще одна руна зажглась на спине Ады, и вращающаяся пила с рубцами из огня стала размером с карету, разбросав дюжину тонких огненных веревок, которые скользили в воздухе так же, как и уродские змеи, с которыми мы сражались.

Из эпицентра заклинания Ады вырвался разряд электричества, который управлял витающими шнурами, как будто они были проводниками для усиков молний. Цепи наэлектризованного огня рассеялись, намотавшись на ближайших к ней гулей, прожигая насквозь, будто разогретую проволоку пронесли сквозь воск свечи, вызвав ветки молний, которые скакали от одного к другому, создавая эффект цепной молнии, которая в одно мгновение скосила десяток упырей.

Ада свалилась, ее кожа побледнела даже под теплым светом огня.

"Хорошая работа!" сказал Эзра, тяжело дыша, пока отбивал очередную пару гулей взмахом багрового копья.

Мои глаза сканировали наше окружение, пока пробудившаяся эфирная чуйка обнаружила всех гулей поблизости.

"Риа, под тобой!" завопил я, заметив костистые когти, которые собирались схватить за лодыжку бойца с короткой стрижкой.

Она попыталась уйти из зоны поражения, но оглушительный взрыв сотряс каменную дорогу, и вместо того Риа споткнулась вперед прямо в раскрытые когти гуля.

На пути были Эзра и Ада, моим единственным вариантом было использовать Божественный Шаг, чтобы вовремя добраться до нее и спасти.

Но я сомневался.

Я сомневался с мыслями о раскрытии моих эфирных способностей этим людям.

В минуту сомненией, Рию уже сбили с ног.

Неожиданно для себя, я повернулся назад, чтобы разузнать что стало причиной взрыва и увидел, что большая часть каменной дорожки была взорвана в щепки Келоном.

Хедриг был всего в нескольких шагах позади меня в полном окружении отбиваясь от толпы гулей, которые практически наваливались друг на друга, пытаясь добраться до него.

Я резко обернулся на звук панического крика Рии...

"Эзра!" она отчаянно плакала схваченная на краю каменной дорожки, ее крутящееся веерообразное лезвие было отброшено в бездну.

"Риа!" Эзра ловил воздух, с широкими глазами, без возможности пройти мимо еще одной пары гулей, которые двигались к его сестре.

Мой разум закружился в этом мгновении. Я мог бы обойти Эзру и Аду, используя Божественный Шаг, чтобы добраться до Рии, но раскрыть это здесь и сейчас было бы слишком рискованно.

Вместо этого я применил свою несовершенную, эфирную версию Взрывного Шага, чтобы сократить расстояние между мной и тем местом, где сражались Эзра и Ада.

Ада прибегла к использованию небольших вспышек молний, чтобы временно оглушить гулей, хотя и не причинила им сильного вреда, в то время как Эзра сосредоточился на том, чтобы сбивать их с платформы.

Схватив изуродованную человеческую голову гуля, отчаянно пытавшуюся укусить Аду, я скрутил ее, сломав шею и заставив голову упасть.

Еще один крик, от которого холодела кровь, пронзил воздух. Риа вцепилась кровавыми пальцами, пока на ее маленькое тело взбиралось больше змеиных гулей.

Я закинул Аду на себя и встретился с глазами Эзры. Он не тратил время впустую, и уже спешил на помощь Рие.

Преследовавшие гули позади нас, неспособные пересечь большую пропасть на каменной дороге, освобождали Келона и Хедрига, которые вытесняли тех, кто поднимался со сторон, прежде чем наведывались к нам, обеспечив минутную передышку.

В то время как остаток восходящих потел градом от напряжения нескончаемой битвы, я получил больше энергии, чем потратил, благодаря минимальному количеству эфира, которого использовал.

"Что случилось, почему вы остановились?" спросил Келон, его дыхание до сих пор оставалось равномерным, несмотря на то, насколько долго мы сражаемся.

Прежде чем я смог ответить, Ада издала резкий вздох, ее лицо бледнело в ужасе. "Риа!"

Глаза Келона расширились как только его сестра побежала вперед. Я повернулся, увидев, как Ада вытягивает Рию с уступа. Эзра только что убил последнего гуля, который чуть не утащил девушку с дороги.

Келон поспешил за ними, в то время как мы с Хедригом сосредоточились на убийстве любого из гулей, которые смогли бы пробраться на дорогу.

Даже беглый взгляд дал мне понять, что Риа была в плохой форме. Правая нога была отгрызана по лодыжку, а глубокие порезы параллельно выстроились на спине и ногах. Ее лицо скривилось от боли, слезы стекали по щекам, пока она отчаянно цеплялась за Аду.

“Мы должны двигаться," сказал я, даже не глядя, как я перенаправил гуля, чтобы тот врезался в другого гуля, посылая их обоих по спирали вниз с глаз долой.

"Думаешь, она в состоянии двигаться>!" Эзра кинул в ответ.

"Грей прав. Мы не можем здесь остаться," вклинился Келон, повернувшись ко мне. "Ты можешь держать Рию? Хедриг, Эзра и я будем отвечать за безопасность вас двоих и Ады."

Я кивнул, в торопях подхватив Рию на руки.

Все тело Рии билось в конвульсиях, вместе с тем она выпускала болезненный крик, но маленький восходящий сумел обвить руками мою шею.

"Поехали! Ада, дай нам немного света!" сурово сказал Келон, отбивая упыря.

" Ты уверен—что им—не нужна моя помощь? " спросил Реджи, по видимому, заскучавший из-за ситуации.

Пока нет , съязвил я, начав бежать.

Хедриг и Келон принимали шквал ударов и разрезов, так как они полностью сконцентрировались на защите меня и Ады, но с растущим количеством змееобразных гулей мне пришлось прибегнуть к приседаниям и петлять мимо тех, кто сумел взобраться на стены и опередить нас.

Нам заняло всего несколько минут пути, прежде чем Эзра внезапно скользнул, чтобы остановиться.

"Быть того не может," у него отвисла челюсть. "Это невозможно."

Остальные догнали его и пламенные шары засияли спереди, облицевав пропасть на пути, блокируя наш путь.

Та же пропасть, которую сделал Келон.

Глава 283: Знакомое лицо

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 14.12.2020

Несмотря на быстро приближающихся гулей, сзади, и снизу, мы тупо втыкали на большую пропасть, которую сделал Келон, без понятия, почему она находится перед нами.

“Мы-мы бегали по кругу все это время?" сказала Ада, ее голос дрожал.

"Это невозможно!" с одышкой говорил Эзра после убийства еще одного гуля копьем. "Мы бежали—по прямой. Я—уверен в этом!" Я слышал напряжение в его голосе; его усталость начала нарастать.

"Эзра прав. На мосту нет ответвлений," Келон прокрутив оружие, снес головы двум гулям, которые пытались добраться ко мне. По крайней мере, он, кажется, сохранил свои силы до этого момента.

Теория прямого пути замкнутого петлей казалась невозможной, но вполне правдоподобной, если принять во внимание законы эфира. Я задался вопросом, привели ли Реликтомбы нас в эту зону из-за меня.

Я посмотрел вниз, увидев, что Риа потеряла сознание в моих руках. Возможно, это было к лучшему; Ада покрыла раны толстой мазью, которая остановила кровотечение, но ее напряженное выражение лица говорило о том, что анестезия не сработала чтобы унять боль.

"Что нам следует"—Хедриг выпустил ливень разрезов в сторону троицы гулей, которые сумели пробраться на дорогу "сейчас делать?"

" Все еще думаешь, что у них все под контролем ?" ехидничал Реджи.

Ладно. Вылазь, но помни не болтать.

Большая волчья форма Реджи выпрыгнула из моей спины, удивив нашу команду и отвлекая ее от гулей вокруг нас.

Келон начал рефлекторно атаковать Реджи, мне было любопытно, что случится, если он ударит моего компаньона, но я вмешался.

"Стой! Это мое заклинание,” спохватился я, сразу же отразив копье Келона, прежде чем оно направилось в Реджи. "Иди на разведку и посмотри, сможешь ли ты что-нибудь найти."

" Принято, " мой компаньон послал в разум, прежде чем перепрыгнуть пропасть. Он был почти вне поля зрения, пока меня не осенило.

С каких пор ты можешь общаться телепатически, пока ты не находишься внутри меня?

На мгновение воцарилась тишина, потом я снова услышал голос Реджи в своей голове. Не уверен. Я думаю, что либо я стал сильнее, либо плотность эфира в этой зоне позволяет нам такое проворачивать. Либо мы становимся… ближе" (¬‿¬ )

Я ныл. Ты можешь не говорить это таким хреновым тононом?

Переключая свое внимание на поле битвы, я обнаружил, что Эзра, Ада и Келон смотрели на меня шокированными глазами. Хедриг был единственным, кто не выглядел так, будто был в замешательстве; даже если он и был удивлен внезапным появлением Реджи, он очень хорошо это скрывал.

К счастью, внимание группы вернулось к пополняемой орде гулей, которая окружала нас. Мы отказались от линейного строя, обвязав крепкий узел вокруг Рии и Ады, ближе приблизившись к пропасти.

"Каков план?" Келон кричал, глядя на меня.

"Мы ждем," сказал я, пока моя нога встретилась с грудиной гуля, отправив его обратно в бездну. "Я хочу удостовериться, что это место и впрямь замыкается."

Мы держали позиции, ограничив потребление маны настолько, опасаясь, что наша война против кошмарных гулей продлится еще несколько часов. Учитывая, что я был окружен людьми, за которых я чувствовал груз ответственности за защиту, в то же время я даже не мог раскрыть свою собственную силу, как я это делал, только самую малость.

Хорошие новости! Точнее, это должны быть плохие новости, но я вижу вас всех перед собой прямо сейчас, ”, Реджи мысленно передавал мне.

Я матернулся вместе с вдохом

Так эта теория подтвердилась

Хочешь, чтобы я помог драться? Я уже убрал около дюжины этих ублюдков .”

Нет. Я не думаю, что мы выберемся отсюда, просто убивая больше этих тварей , отправив в ответку. Я хочу, чтобы ты прошелся и тщательно отсканировал стены.

Я чувствовал волну любопытства, исходящую от Реджи. "Ты имеешь в виду мерзкие лица?

Да. Что-то в них меня беспокоит. Просто дай мне знать, если найдешь что-нибудь необычное.

" Необычное в мерзких каменных лицах... записал, " ответил Реджи, снова повернувшись, чтоб угнать от нас.

Сдержаный стон вырвался позади меня привлекая мое внимание.

"Эзра!" Келон заревел. Его форма промелькнула, он появился рядом с братом и обезглавил гуля, который зажал свои когти в щели под наплечником Эзры.

Поскольку Эзра не мог свободно двигать левой рукой из-за травмы, он стал слабым звеном в нашей защите. Вскоре гуль смог проскользнуть мимо его слабой стороны, заставив меня броситься на путь, чтобы спасти Рию. Отвратные когти этого существа вырезали серию глубоких порезов в моих боках и ляжках.

Болевой возглас вышел из моего горла, пока я вводил свою свободную руку прямиком через горло гуля. Он выплюнул полный рот крови и упал, прежде чем Эзра смог повернуться, чтобы вбить копье в спину.

Лицо мальчика было бледным и мокрым от пота, но после этого он удвоил свои усилия, отказавшись пропустить еще одного гуля.

Нашел что-нибудь? Спросил я Реджи

Просто гораздо больше отвратительных лиц. Я до сих пор не вижу никаких закономерностей ".

Продолжай искать , я послал, оттащив гуля от Эзры и опрокинув его на землю, чтобы он смог закончить начатое.

"Что мы здесь делаем? Нам нужно двигаться!" Келон кричал, его расслабленное поведение полностью исчезло.

"И куда?" Спросил я. "Я уже подтвердил, что эта зона замыкается на себе, ведя нас по кругу. Я послал своего призвавшего, чтобы проверить, нет ли аномалий на стенах."

"Ты можешь разделять чувства со своим призванным существом?" спросил Хедриг, перенаправляя гуля, пытавшегося оседлать его и заставляя его упасть обратно в темноту.

"Вроде того?" засомневался я. "У него ограниченное количество чувств."

Эй!

Игнорируя своего компаньона, я обратился к Аде, которая помогала, где только могла, стоя над Рией в центре нашего круга. Чтобы сохранить ману, она прибегла к стрельбе из маленьких огненных болтов и молнии по гулям, которые подымались наверх с боков, и даже это было огромной помощью в том, чтобы держать их на расстоянии. Однако, я могу сказать, что она была на пределе своих возможностей. "Сосредоточься на восполнении запасов маны".

"Но их слишком много!" Ада заикалась, вытирая бусины пота, скатывающиеся по ее лицу. "Я... я должна помочь..."

Я усадил ее, слегка подтолкнув, и подарил ей улыбку, наподобие улыбки, которую я только мог изобразить. "Я защищу тебя". После минуты сомнений, Ада решительно кивнула, прежде чем закрыть глаза.

"Хедриг. Есть лишний меч?" спросил я, поворачиваясь к зеленоволосому восходящему.

Не сказав ни слова, Хедриг вынул тонкий короткий меч из своего размерного кольца и бросил его мне.

Схватившись за ручку и вытащив меч из ножен, я вдруг почувствовал себя спокойным. Это было глупо, ведь что может сделать оружие, но после столь долгих сражений с Балладой Рассвета в руке я понял, как сильно я скучал по ощущению владения мечом.

Я сделал резкий вдох, пока вливал эфир в меч; на лезвии появилась тонкая трещина, откуда лился фиолетовый свет, который мог видеть только я, и я знал, что он не продержится долго. И все же, несмотря на то, что меч был простым и, очевидно, всего лишь запасным оружием, он был идеально сбалансирован с хорошим весом на руке.

Пойдет

Мир вокруг меня казался медленным, а звуки, отвлекающие меня, становились расплывчатыми. Мой первый удар, казалось, сбил с толку даже гуля, который не понял, что случилось, пока тот не свалился на пол, а потом и с моста.

Следующая серия разрезов убила всех и каждого гуля в пределах моей досягаемости. Меч в моей руке путешествовал в шквале узких дуг, которые мерцали, отражая копье Келона, облаченное в огонь.

Мои глаза постоянно сканировали наше окружение, убеждаясь в том, чтобы ни один гуль не смог проскользнуть мимо. Я надеялся увидеть какие-то признаки того, что наступление начинает замедляться, но казалось, что гули становились еще более отчаянными, чем больше их убивали.

Линия Келона и Эзры была в худшем состоянии, так как пропасть на мосту позволила гулям взбираться наверх легче. С раненым Эзрой, Келону пришлось не позволять гулям пройти мимо него и защищать Эзру.

С другой стороны, движения Хедрига совсем не замедлились, даже когда под его ногами образовались лужи пота и крови.

Я был уверен, что мы сможем продержаться ещё немного, но всё это будет бессмысленно, если мы не найдём выход отсюда.

Ослепительная вспышка озарила зал, за ней последовал поток вольтаических потоков, уничтоживших орду гулей, которые сумели подняться из пропасти.

Я осмотрелся, восхищаясь чистой разрушительностью заклинания Келона, когда Реджи снова связался со мной.

" Эм... Артур ?" сказал он, его замешательство ясно ощущалось в моей голове. " Тебе следует прийти и увидеть это ".

"Выдвигаемся!" тут же выкрикрнул я. "Эзра, можешь нести Рию?"

Брови молодого копьеносца нахмурились от раздражения. "Что? Мне следует взять роль направ..."

"Эзра!" рычал Келон, оборвав брата. "Позаботься о Рие".

Следуя приказу Келона, Эзра, не задумываясь, отложил копье и взял в руки нашего безсознательного товарища по команде.

Направляя, я расчищал путь от гулей, в то время как Келон оставался позади в качестве нашей тыловой охраны.

Что ты нашел? Я спросил Реджи.

Что-то еще более жуткое, чем деформированные каменные лица " загадочно ответил он.

"Твое призванное существо нашло что то?" Хедриг спрашивал сзади. ”

"Да, хотя пока я не уверен, что именно. Продолжаем движение!"

Пока я расчищал путь, Келон защищал тыл, а Хедриг из стороны в сторону бросал чудовищных змей, которые подымались по бокам моста, мы бежали так быстро, как только мог двигаться Эзра. Он был ранен и нес Рию, так что все было не так быстро, как мне хотелось бы, но через несколько минут теневая форма Реджи материализовалась впереди от нас.

Несколько трупов гулей стелились на дороге вокруг него, с каждым мгновением все больше перелезая через края.

"Что это такое?" спросил я, позволяя своим боевым инстинктам управлять своим телом, вырубывая гулей, пытающихся задавить числом Реджи, в то время как я сосредоточился на сканировании дальних лиц вокруг нас.

Указывая мордой, Реджи направил мой взгляд, в частности, на одну статую. С этого расстояния моим глазам потребовалось мгновение, чтобы сосредоточиться сквозь мрак и танцующие тени, но когда я понял, что это было, я полностью замер, на мгновение забыв, что мы сражаемся за нашу жизнь.

Острые как бритва когти прошлись вдоль моего плеча и спины, разрывая плоть и соскабливая кости. Лавируя коротким мечом в руке, я оттокнулся и прокружился в обратную сторону вверх, проткнув нападающего через грудь. Я повернулся и пнул его, вливая эфир в ногу. Удар заставил гуля влететь в трех других, все они упали с моста.

Хедриг задыхался, его глаза были широко раскрыты, когда он смотрел на зияющую рану на моей спине. "Грей!"

"В поряде". я скрежетал зубами от боли, сказав себе, что до свадьбы заживет, и вместо этого повернулся обратно к статуе.

Мое собственное лицо смотрело на меня со стены.

Статуя была вырезана, как будто находилась посреди ожесточенного боевого крика: рот был широко открыт, зубы обнажены, и даже язык заметно вырезан, как будто находился в движении; брови направились к перносице, злобные и агрессивные; глаза полные ярости, которые свирепо смотрели на остаток области, как будто этот гигантский Артур вот-вот снесет это место вдребезги

Наверняка, так и было. Почему иначе мое лицо было бы вырезано на стене?

Глядя на изношенный меч в моей руке, осыпаясь от нагрузки эфира, проходящего через него, я выбросил его в пустое пространство между стеной и мостом. Он упал в темноту и исчез.

"Эй!" Хедриг буркнул с расстояния в несколько футов, где он держал четырех гулей, которые безостановочно цеплялись за край дороги.

"Я надеялся на какой-то невидимый мост," признался я, пожимая плечами извинившись.

" Думаешь, это выход ?" спросил мысленно Реджи, его челюсти были заняты растерзанием горла гуля.

Думаю, возможно, да. Я думаю, что мы здесь из-за меня, потому что Реликтомбы знают, что я могу использовать эфир, и пытаются как-то проверить меня. Вот почему эта зона была такая трудная для остальных. Мне нужно как-то использовать эфир, чтобы мы могли сбежать, я уверен в этом. Мне просто нужно подумать...

орошо думай скорее, или нас останется меньше, прежде чем ты осознаешь это. "

Эзра охнул, пока один из павших змеиных гулей, которой не хватало большей части нижней половины, схватил его за пятку, заставив его споткнуться. Риа упала рядом с ним и подпрыгнула с болезненным криком. Чудовище с когтями направилось к ней, тянув свою тушу по земле длинными руками.

Со спины Эзра размахивал копьем и пытался вогнать его в шею гулю, но у него не было ни угла, ни импульса, и вместо этого он просто проткнул ему руку. Сильные когти обвились вокруг ствола и вырвали копье из его рук.

Риа попыталась карабкаться чтобы уйти, но при этом она наступила на обрубок ноги на каменной дорожке. Все ее тело застыло, пока она снова не закричала, и казалось, что силы покинули ее.

Келон занят позади, без возможности освободиться.

Хедриг повернулся спиной к паре, и хотя он, должно быть, слышал крики, он не мог видеть полумертвого монстра, ползущего по направлению к Рии.

Ада отступила от двух других гулей, вспышки электричества выпрыгивали с ее рук на их змеиные тела, но у нее больше не было сил, чтобы генерировать заклинания достаточной силы, чтобы убивать.

Реджи скулил позади меня, три гуля оседлали его, их когти рвали и терзали его шею, уши и живот.

Они все умрут, я осознал с мрачной уверенностью. Они недостаточно сильны, чтобы находится здесь, и даже с Божественным Шагом я не могу...

Это было похоже на удар электричеством, который прошел через мой разум. Божественный Шаг! Я не мог ходить по воздуху с Взрывным Шагом, но Божественный Шаг привел бы меня прямиком в зияющую пасть статуи.

Я сомневался. Если я ошибаюсь...

" Какого черта тебе нужны эти умения, если ты не собираешься их использовать? " Реджи рычал в моей голове, его голос наполнился разочарованием и болью.

Приняв решение не оглядываться назад снова, надеясь, что я не оставлю Хедрига, Рию, братьев и сестру Гранбел на страшную смерть, я настроился. Я оттолкнул болевые ощущения своего тела как от полученных травм, так и от быстрого заживления этих повреждений. Я подавил свои эмоции сомнений, гнева, вины и разочарования, и сосредоточился на пути вперед.

Я позволил глазам расфокусироваться, видя эфир вокруг себя. Я нашел нематериальный путь в царстве пространства, вибрацию, на которую я мог настроиться, которая позволила бы мне перестать находиться там, где я был, и очутиться там, куда мне нужно было продвинуться.

Хоть я и не мог этого видеть, но чувствовал, как Божественная Руна вспыхнула теплотой, просвечивая поддельные заклинания на спине. Эфир реагировал, вибрация усилилась, и я почувствовал, что путь взывает ко мне.

Я последовал за ним. Хотя мои глаза сказали мне, что я стою в другом месте и мои уши обнаружили внезапное приглушение звуков боя, в остальном движение было настолько мгновенным, что даже мои собственные чувства не ощущали его как физическое действие моего тела.

Я стоял на каменном языке внутри гигантской резьбы моего собственного лица. Внутренняя часть рта была воссоздана непереносимо детализировано, за исключением того, что там, где должна была быть задняя часть горла, была каменная дверь.

На один вздох ничего не случилось. В своем воображении я смотрел, как Хедрига стащили с края моста и бросали вниз в глубины; как Риа, парализованная болью, была растерзана ползающим гулем; как Аду догоняли преследующие монстры...

Тогда шум мучений, похожий на лавину, пронесся по зоне, настолько громко, что это потрясло все мысли из моего сознания. Я чувствовал, как будто вся камера - каждый кусок камня, каждая молекула воздуха - вот-вот будет разорвана на части. Потом камень под моими ногами начал двигаться.

Повернувшись, я увидел, что мост, где мои товарищи лишь мгновение назад боролись за свою жизнь, медленно приближался. С надвигающейся поверхностью я понял, что они больше не окружены ужасными, змеиными гулями.

Келон и Хедриг оба все еще держали оружие наготове, их головы поворачивались туда-сюда, как будто сканируя мост на наличие врагов. Ада стояла на коленях рядом с Рией и Эзрой. Реджи стоял на краю дороги, уставившись в бездну.

" Они просто исчезли! " Реджи практически закричал. " В одну секунду они все были с жуткими лицами и мерзкими когтями, потом они просто превратились в тень и пуф ."

Остальные повернулись, чтобы посмотреть, как мое лицо приближается к пешеходному мосту. Стены замедлились, затем стыковались, не оставив зазора между зияющим ртом статуи и дорожкой.

Я переступил через зубы статуи и вернулся на мост, теперь узкая дорога находилась между двумя высокими стенами лиц. Статуи, вырезанные на стене, подметив, не выглядели гротескными и искаженными с близкого расстояния. Они были добрыми, царственными лицами, и мне сразу же напомнили о джиннах, с которыми я сражался, прежде чем мне дали ключ камень.

“Все в порядке?"

"Эзра немного избит” сказал Келон, смотря на меня с опаской, “и Риа действительно нуждается в медицинской помощи. Но она выживет. По крайней мере, все кончено."

Ада смотрела на меня оттуда, где опустилась на коленях к Рие. "Что случилось?"

Я не был уверен, что именно ей сказать. Мои сомнения выдали меня, потому что Хедриг вмешался, чтобы прервать мой ответ.

"Любые объяснения появятся, как только мы выйдем из этой адской зоны." Он кивнул в сторону Рии. "Давай поднимем ее с холодного камня." Хедриг поймал мой взгляд, пока он повернулся ко рту статуи. С этого угла, было незаметно, что мое собственное лицо нависло над нами. "Там есть портал?"

Я кивнул. "Да, есть дверь."

"Тогда веди."

Я подал знаку Реджи, и теневой волк скакнул и исчез в моем теле. Зияющая челюсть идеально прилегала к дорожке, потому что с легкостью можно было зайти прямо рот. Келон и Эзра подняли Рию и последовали за мной.

Каменная дверь легко открылась моим прикосновением, показывая непрозрачный портал. Никто из нас не сказал друг другу ни слова, но нам и не пришлось.

Облегчение ясно отражалось на лицах Келона, Эзры, Ады и даже Хедрига.

Ну, могло быть и хуже. Даже от Реджи прозвучало так, как будто он просто хотел немного отдохнуть.

Взгляд нашей команды упал на меня в ожидании, и, после кивка, я вошел внутрь.

Глава 284: Комната зеркал

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 15.12.2020

Мой разум дрожал от замешательства, пока я проходил через портал, в следующую зону. Фигура сделала выпад слева от меня, и я поднял руки вверх, чтобы отклонить удар, но ничего не случилось. Движение в уголке глаза заставило меня резко повернуться, ожидая атаки с фланга, но и с другой стороны атаки не последовало.

" Бой с тенью, а, принцесса ?" Реджи хихикал у меня в голове. "Гляди."

"Кто-кто это?"

Повсюду люди смотрели на меня через прямоугольные окна, каждый из которых выглядел страдальцем их лица промокли от слез, были скручены от ярости или превращены в бесшумные крики. Некоторые сидели неподвижно, хотя большинство из них были в маниакальных припадках, диковинно жестикулируя, колотили и царапали себя или землю, как подопечные в психушке.

Прежде чем я смог продолжить изучение, Келон и Эзра наткнулись на меня, Риа находилась между ними.

"Что за херь?" сказал Эзра, дернувшись от меня и от фигур в окнах.

В центре комнаты был квадратный фонтан, шесть футов по обе стороны и окруженный скамейками. "Там," сказал я, указывая на скамейку. "Посадите ее туда."

Братья пронесли подругу семьи по комнате, стремительный поток ее крови, стекающий из отсеченных останков ее ноги, брызгал темными пятнами вдоль мраморного пола

Ада зашла следующей, она остановилась, а глаза остекленели. "Это... это убежище?" Она смотрела на одну из близлежащих фигурок, ее брови нахмурились в замешательстве. На самом деле она склонилась к нему и прищурилась, чтобы попытаться сосредоточиться на нем, как будто она не совсем верила своим собственным глазам.

Фигура, очень порядочного человека, которая носила только льняные брюки, пару стальных ботинок и шипованные перчатки, не оглядывалась, а стояла на четвереньках, забивая одну массивную перчатку в землю снова, снова, и снова.

Хедриг, последний вошедший, спокойно положил руку на ее плечо и провел ее мимо меня, к фонтану в центре комнаты. "Нет, это не комната убежище," сказал он, его голос был низким и зловещим.

Келон обернул обрубок Рии бинтами из его размерного кольца, в то время как Эзра смотрел на него, беспомощно суетясь копьем. Он сорвался, когда Хедриг договорил.

"Что ты имеешь ввиду, говоря что это не комната святилища? Это" Он посмотрел вокруг и снова дернулся, как будто впервые увидел комнату “должна быть она”

Хедриг провел Аду к скамейкам и призвал ее сесть, прежде чем повернулся обратно к Эзре. "Очевидно, что это не так, и после первой зоны будешь дебилом, если будешь считать что мы находимся в таком месте, столь ожидаемом, как комната-убежище."

Эзра пристально смотрел на Хедрига, но ветеран с волосами цвета мха казался совершенно беззаботным. Они долго пристально смотрели друг другу в глаза, пока Эзра не потупился и не отвернулся, на этот раз глядя на свою сестру.

Я обратил внимание на комнату. Она была всего лишь около пятнадцати футов в ширину и восемь футов в высоту, что заставляло ее ощущать ниже и более клаустрофобной после огромной пройденной зоны.

Несмотря на то, что территория возле фонтана была ярко освещена шарами света, которые висели над стекающей водой, комната погрузилась в тень по углам куда не достигал свет, что затрудняло определить длину комнаты. Свет, который отражался от множества окон, показывал нам измученные фигуры, создавая ощущение, будто комната растянулась настолько, что ей нет конца.

" Не окна, " мыслил Реджи, " зеркала. Присмотрись ."

Реджи был прав. Подойдя к ближайшему зеркалу, я увидел комнату, отраженную в нём, хотя, конечно, человек в зеркале не был мной и не существовал вне этого отражения. Он был пожилым человеком с густой серой бородой. Он сидел, скрестив ноги, и смотрел на меня невооруженным взглядом, его губы непрерывно двигались.

Я наклонился вперед, подняв голову, так что ухо чуть не прижалось к зеркалу, и я понял, что слышу слабый шепот голоса, хотя не могу разобрать слова.

"Итак” сказал Келон, обращая мое внимание на других, - “Риа спит. Она потеряла много крови, но припаривание, которое сделала Ада, спасло ей жизнь. Если мы сможем выбраться отсюда достаточно быстро, она будет в порядке".

Келон подошел к зеркалу возле фонтана. Человек внутри него носил шлем, на макушке которого располагались острые, ониксово-черные рога, похожие на лезвие ятагана, что придавало ему вид Вритры. Он стоял со скрещенными руками, и высокомерная ухмылка размазалась по его лицу. Судя по его доспехам - черной коже и очерненным стальным пластинам со струящимися рунами покрытыми повсюду - он был восходящим, при этом богатым.

"Они все восходящие," сказал Хедриг, как будто он читал мои мысли.

"Посмотрите на дизайн и материал их одежды и доспехов," отметил Келон. "Особенно рога. Носить рогатые шлемы не в моде уже,сколько, несколько десятилетий? Они уже давно здесь в заточении, не так ли?"

Никто не ответил, хотя совместный холодок прошелся по группе, потому как мы все считали, что застряли в этой комнате навечно.

"Во имя Вритры, почему мы оказались здесь?" сказал Эзра, в движении, чтобы стать рядом с Келоном. "Это вступительные. Все должно было закончиться!" Молодой широкоплечий человек повернулся ко мне. "Ты! Я не знаю как, но это твоя вина, не так ли?!"

"Достаточно," тихо сказал Келон. "Неважно по каким причинам мы здесь, это всего лишь еще один тест. Это зона головоломок. Мы должны начать искать улики, которые помогут нам решить комнату и двигаться дальше".

Унылое выражение Ады исчезло, когда она встала на ноги, вынужденная улыбнуться чтобы мы точно увидели. "Именно! Мы сделаем это! Для-" Ада взглянула на спящую Рию, ее повязки уже промокли кровью. "Для Рии!"

В первый раз храбрость восходящего, казалось, окунула горячую голову Эзры, он обнял сестру сбоку, она же сморщилась от боли так же, как и он.

"А как насчет тебя?" Я спросил его. "Как сильно вы пострадали?"

"Ничего страшного," сказал он, подняв подбородок, его взгляд выражал высокомерие. "Я буду в порядке".

Повертев головой, я обернулся и стал осматривать зеркала, одно за другим, на предмет каких-либо намеков или подсказок о том, как действовать дальше.

Келон подошел ко мне. "Это было впечатляющее заклинание, которое ты использовал, чтобы телепортироваться туда."

"Спасибо", простенько сказал я.

"Я признаю, я не был лучшим студентом в академии,” продолжил Келон, “и особенно плох я был в древних рунах, — я просто никогда не достигал сути, понимаешь? Я всегда знал, что стану восходящим, а восходящие не дерутся друг с другом".

Я повернулся к Келону, встретившись с ним глазами. "К чему ты клонишь?"

Он поднял руки и тепло улыбнулся, но я видел напряжение пока он стоял, и то, как его улыбка не совсем дотягивалась до глаз. "Просто завязываю разговор, Грей—и все думаю об этом заклинании. Я никогда не видел ничего подобного. Мы изучали все виды рун в академии—разъясняю, потому что это повышает престиж, мне кажется.

"Мне стало любопытно"— он сделал паузу, посмотрев в холл на своих брата и сестру — "если бы я мог увидеть твою... Что у тебя за? Эмблема? Это выглядит слишком мощно для герба.” Не сразу ответив, Келон кинул удивленную ухмылку. "Точно не регалии? Так вот почему ты не показываешь свои руны? Кем ты являешься ?"

"Слушай,” сказал я, “будет много времени для военных историй, когда мы выберемся отсюда, хорошо? А пока давай разберемся с этой комнатой головоломок."

Келон повертел головой и похлопал меня по плечу. "Я выясню кто ты, Грей." Он повернулся, проходя по коридору, следуя к своим родным, а потом остановился. "О, и извини за Эзру. Не обращай на него внимания, он просто защищает девочек."

" И дегенератов ," сказал Реджи в моей голове.

Я улыбнулся и вернулся к зеркалам, снова сосредоточившись на насущной задаче.

" Догадки есть? " Реджи спросил после того, как мы просмотрели более дюжины или даже больше отражений. " Артур, что мы ищем ?"

Если все здесь - восходящие, то, предположительно, они каким-то образом попали в ловушку. Может, дотронувшись до зеркал?

Ладно, не трогай зеркала, это еще стоит проверить. Но как нам отсюда выбраться?

Я остановился, когда одна из фигур, мимо которой мы проходили, дико размахивала обеими руками, явно пытаясь привлечь мое внимание. Это был бородатый мужчина, у которого также был рогатый шлем с локонами волнистых каштановых волос, которые спадали ниже подбородка. Его глаза были глубоко утоплены и окольцованы тенями, но он поднялся, когда я остановился.

Они могут видеть нас , я думал, осознание омыло меня.

Пойманный в ловушку восходящий прижал руку к внутренней стороне зеркала, показывая мне, чтобы я сделал то же самое. Когда я не сразу отреагировал, он улыбнулся и кивнул, а затем снова стал показывать более оживленно.

Это ловушка, ты знаешь это. Что если тебя засосет после того, как ты коснешься этого зеркала? Что если он выйдет на свободу и попытается убить всех остальных?

"Ты меня слышишь?" Я громко спросил, в сторону зеркала. Мужчина повертел головой и снова жестами прижал руку к внутренней стороне стекла. Я повертел головой в ответ.

Лицо мужчины наклонилось, и когда он поднял взгляд снова, в его глазах была такая чистая и злобная ненависть, из за чего я сделал шаг назад от зеркала. Он начал кричать, даже дошел до того, что снял шлем и использовал его как кирку, чтобы попытаться вырваться наружу.

" Бляха-муха...кто-то встал не с той стороны зеркала " сказал Реджи, смеясь над собственной шуткой.

Игнорируя Реджи, я отошел от разъяренного восходящего.

После ещё нескольких минут безрезультатного осмотра зеркал, теперь осознавая, что обитатели наблюдали за мной так же пристально, как и за ними, выкрикнула Ада.

"Это... это я!" сказала Ада, ее голос, пронесся по коридору, который, казалось, был намного длиннее, чем казалось поначалу. Ада стояла перед зеркалом, возможно, в двадцати футах, и оттуда, где я стоял, я мог просто видеть фигуру внутри.

Зеркальная-Ада помахала и тепло улыбнулась, жест настоящей Ады тут же вернулся. Затем, двигаясь идентично, так что это было почти как если бы одно действительно было отражением другого, обе подняли руки и сделали так, как будто бы прижали их к стеклянной поверхности.

"Ада," закричал я, “остановись! Не прикасайся к—" Правая рука Ады прижалась к зеркалу, что сделало и отражение, пурпурная энергия—эфирная эссенция—вышла из кожи Ады как пар, затем прошлась по телу как ветер, пока не поглотилась зеркалом.

Используя Божественный Шаг, я мгновенно оказался рядом с ней, но было слишком поздно. Ее тело опустилось в мои объятия, и я в ужасе наблюдал, как черновато-фиолетовая энергия из зеркала прошлась сквозь нее и впиталась в ее кожу.

Усталость накрыла меня, как теплое одеяло. Использование Божественного Шага дважды за такое короткое время, по-видимому, начало воздействовать на меня. Мне стоило стать намного сильнее, прежде чем я смог бы использовать эфир таким образом чтобы он работал, как швейцарские часы. По крайней мере, в то же время, я могу сейчас использовать Взрывной Шаг, не разрывая свое тело на части.

Тяжелые шаги позади меня объявили о приближении Келона и Эзры. Мой взгляд скользнул от бессознательной Ады в моих руках к зеркалу, и у меня екнуло в сердце. Ада—настоящая Ада—похоже, стучала кулаком по внутренней стороне зеркала, практически ослепленная паникой и слезами, которые стекали по ее лицу и капали с подбородка.

Даже, без звука ее слова ясно читались по губам. "Пожалуйста," говорила она. "Пожалуйста".

Что случилось?" Эзра сорвался, наклонился над лежащей сестрой и положил руку на ее. "Ада? Ада!" Как только я открыл рот, чтобы объяснить, глаза Ады заморгали, заставляя нас отскочить от удивления; они были глубокими, темными, светящимися фиолетовым.

Келон перевел взгляд пурпурно-глазой Ады на зеркало, где плачущая, лихорадочная Ада все еще кричала: "Пожалуйста, пожалуйста!" Глаза старшего брата были окровавленными, когда он пытался собрать каждую оставшуюся унцию самообладания, его рука приближалась к зеркалу.

"Стоп!" Я выпустил импульс эфирной интенции(намерения), в результате чего каждый—Хедриг присоединился к нам только за минуту до того—замер на месте. "Прикосновение к зеркалу - вот что привело к этому. Я думаю..." Я сделал паузу, тщательно обдумывая, как лучше объяснить то, что я видел. "Я думаю, что Аду втянули в зеркало, и что-то вышло наружу из зеркала, чтобы овладеть ее телом".

Эзра, цепляясь за эту мысль, схватил Аду за руку и потянул ее к зеркалу. "Тогда мы просто заставим их поменяться обратно!"

Я потянулся за рукой Эзры, но Келон остановил меня. "Пусть попробует".

Прежде чем я успел поспорить, Эзра—с испуганной пурпурно-глазой Адой—прижал ее руку к стеклу. С другой стороны, наша Ада отразила жест.

Ничего не произошло.

"Пожалуйста," сказала Ада, "Отпусти меня, Эзра. Ты делаешь мне больно." Одна большая слеза навернулась в этих потусторонних глазах. "Пожалуйста."

Эзра отпустил и отошел, скривившись. Он перевел взгляд с Ады на Келона и обратно, мучение было написано на его лице. В зеркале, изображение Ады упало на колени, руки закрыли лицо, а все ее тело подкашивало от всхлипов.

"Откуда мы знаем,” сказал Келон, неспешно произнося, пока слезы наворачивались на его глаза, “что Ада в зеркале настоящая Ада? Что, если это какая-то уловка—или ловушка?"

"Светящиеся фиолетовые глаза ничего тебе не говорят?" спросил я, не в силах сдержать раздражение от своего голоса. Келон не отреагировал, но Эзра агрессивно направился ко мне, его кулаки сжались, а глаза были полны темного огня.

Я вскинул голову и встретил его взгляд, моя интенция почти осязалась, просачиваясь сквозь меня. "Не делай ничего, о чем будешь жалеть, малыш ."

Эзра остановился и скрежетал зубами, его кулаки все еще были подняты в настороженном вызове.

"Сейчас не время сражаться между собой," мягко добавил я, вздохнув.

Эзра цеплялся долгое время за мои глаза, тяжело дыша. Затем он внезапно повернулся и прижал руку к стеклу зеркальной тюрьмы Ады.

Хотя я не чувствовал никаких изменений, было ясно, что что-то происходит с Эзрой. Все его тело было напряжено, и когда он повернулся назад, чтобы посмотреть на Келона, его лицо было бледным, а глаза сияли слезами.

"Эзра!" Келон тяжело дышал.

"Я слышу ее," сказал Эзра, его голос захлебывался эмоциями. "Когда я прикасаюсь к зеркалу, я слышу Аду. Она так напугана..."

Следуя примеру брата, Келон прижал ладонь к поверхности зеркала. Сразу же потемнело выражение лица Келона. Ему не нужно было ничего говорить, потому что я знал, что он тоже слышит ее плач.

Желая дать братьям минуту уединения, пока они делятся страданиями сестры, я обратился к Хедригу, но его нигде не было видно. Я посмотрел в сторону фонтана, где спала Риа, но его там не было. Также его не было видно в тускло освещенных углах комнаты.

Волна ужаса пробежалась по мне, и я начал искать в ближайших зеркалах любые его следы.

Я проходил мимо тонкой волосатой молодой женщины, которая лежала голой на полу, катаясь взад-вперед с вытянутыми над головой руками, как ребенок, играющий в траве; фигуру в громоздких доспехах, лицо которой было вытатуировано, остались нетронутыми только шокирующие голубые глаза; человека, который носил робу, как монах, но выглядел как бездумный, убийственный мана-зверь.

Хедрига там не было.

Я оглянулся на остальных; Келон и Эзра все еще прижали одну руку к зеркалу Ады, а другую положили друг другу на плечо. В зеркале Ада прижала свои руки к их.

Пурпурно-глазая Ада незаметно ползла от них к фонтану, рядом с которым спала Риа. Там было что-то чужеродное и злобное в том, как Ада двигалась, и ее светящиеся зеницы сузились в проблеске, поймав меня на том,что я наблюдал за ней. Я направился к ней, но остановился, когда звук разбитого стекла заполнил комнату.

"Хедриг?" Я крикнул во тьму, существо, маскирующееся под Аду, мгновенно забылось.

"В порядке, я в порядке,”сказал Хедриг, идущий навстречу из мрака, его меч привлек внимание.

Инстинктивно, я достал белый кинжал, который я взял из логова гигантской многоножки. Глаза Хедрига, казалось, были обращены на оружие, так как его взгляд зациклился на белом лезвии. С самого начала он, казалось, понял, что его собственный клинок в боевой готовности, он сразу же вложил его в свое размерное кольцо.

"Извини, если я напугал тебя, Грей,” сказал он, его голос был ровным, а руки расставлены в стороны, чтобы показать, что он не вооружен. "Я нашёл своё собственное изображение в зеркале дальше по коридору, и—может быть, оно было немного дерзким, но—я последовал инстинкту, разбив его."

" О, да, отличная идея, давайте разобьем проклятые зеркала-тюрьмы, я уверен, ничего плохого не случится, " ворчал Реджи.

"Это было—" Я не был уверен, стоит ли хвалить Хедрига за его храбрость или делать ему замечание за его безрассудство, но я был спасен от проблем с завершением моего предложения, когда глаза Хедрига широко раскрылись, и он закричал: "Ада!".

Повернувшись, уже будучи уверенным в том, что увижу, я приготовил Взрывной Шаг в сторону фонтана, где я знал, что найду фальшивую Аду, которая восседала над бессознательным телом Рии.

Ты дурак, Артур! упрекнул я себя. Я не должен был отводить от нее глаз.

Я активировал Взрывной Шаг, намереваясь почти мгновенно приблизиться к краю фонтана, затем прыгнуть на оставшееся расстояние и схватить Аду. К сожалению, Келон тоже двинулся, бросившись в сторону Ады, встав на моем пути.

Я врезался в старшего брата Гранбел плечом в плечо, заставив его падать направив пятки в воздух. Не в состоянии удержать передвижение или свою траекторию, я обнаружил, что я отклоняюсь от курса прямо к одному из зеркал, не имея возможности остановить свой импульс.

Прокрутившись, я проломил плечом зеркало насквозь, прежде чем осознал что оказался вне зала зеркал. В какой-то болезненный момент я увидел, что подо мной простирается пустая чернота, но я смог ухватиться за раму зеркала, несмотря на зазубренные края оставшегося стекла, колющего в пальцах.

" Не смотри вниз, " призвал Реджи.

Я посмотрел вниз.

Чернота. Бесконечная чернота.

Единственная вещь нарушившая ничто, это яркий прямоугольник, который выглядывал в комнату с зеркалами, окно, плавающее в бездне. Я висел на раме, кровь начала течь по рукам и предплечью от порезов на пальцах.

Я пытался вытянуть себя наверх, назад через зеркало, но в мои мышцы просочилась холодная апатия. Мой разум был в тумане, конечности были слабыми и не реагировали. Я не мог сосредоточиться...

"Артур! "Реджи вопил у меня в голове, его голос прорезался сквозь туман, как луч маяка. Я тянулся наверх, чувствуя, как стекло скребет кости моих пальцев, но я смог вынуть один локоть из губ зеркала.

Затем Хедриг появился надо мной, потащив меня за плащ, наполовину душивший меня. Моя сила вернулась, как только я оказался на правильной стороне зеркала, и я освободился от его влияния в тот момент, когда ощутил под собой поверхность, рванув в сторону Эзры и Ады, которые дрались над лежащей Рией.

Эзра обвил обеими руками тело Ады, прижав к бокам ее собственные, но она крутилась и дико дергалась в его хватке. Она откинула голову назад, разбив брату нос и чуть не выскользнула на свободу.

Я расцепил их, сбив с ног обоих брата и сестру Гранбел, а потом помог Эзре прижать Аду. Ее фиолетовые глаза сверкали эфиром и яростью, она пиналась, царапалась и кусалась. Когда уже она не смогла нам навредить, она начала биться головой об землю со всей дури.

Появился Келон, бросившись в неразбериху и помогая удержать ее на месте, чтобы она не навредила себе. "Ада, остановись! Пожалуйста..." Его голос треснул, пока он умолял существо, управляющее телом Ады.

Реджи, мне нужно, чтобы ты вошел и посмотрел, что овладело ее телом. Я не был уверен, что это вообще сработает, но я подумал, что если Реджи может входить в камень Сильви, возможно, он сможет войти тело Ады.

" Мерзость. Ты хочешь, чтобы я вошел в чужое тело? Что если " Я чувствовал, как отвращение лилось из Реджи, но не было времени спорить.

Просто сделай это. Сейчас же!

Теневой волк выпрыгнул из моего тела, за раз обогнув нашу разбушевавшуюся кучку, затем нерешительно растворился в Аде. Сначала ничего не случилось. Потом борьба ослабла, и Ада обмякла, хотя ее глаза все еще светились фиолетовым светом.

Келон, Эзра и я заняли позиции, ожидая, что Ада возобновит борьбу. Мои глаза бросились в комнату, наблюдая сцену. Фигуры в зеркалах вокруг нас остановили их дикую жестикуляцию; каждый из нас теперь стоял неподвижно, их глаза закрепились на нас четверых, лежащих на полу грудой. Разбитое зеркало теперь выглядывало на черное небытие, как на пустую глазницу.

Хедриг стоял над нами, хотя и не смотрел на нашу группу. Его взгляд был обращен на скамейку, где лежала Риа, тихо и неподвижно. Повязка на ее ноге была частично развернута, что свидетельствовало о том, что под ней лежит покрытый кровью, обглоданный обрубок. Кровь больше не текла из раны.

Лицо Рии было бледным, с застывшим выражением страха и мучений. Хотя ее стеклянные глаза все еще смотрели на низкий потолок, я знал, что они больше ничего не видят.

Риа была мертва.

Глава 285: Поведанные Истории

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 15.12.2020

Протянув руку помощи, Хедриг закрыл незримые глаза Рии, прежде чем обернуться к остальным, собравшимся вокруг Ады.

Хотя она выглядела обездвиженной тем, чем-то, что наворотил Реджи в ее теле, я знал, что это еще не конец. Светящиеся фиолетовые глаза зациклились на Рие, и трепещущая улыбка продолжала мелькать на губах, пока она боролась за контроль.

" Я не могу удерживать эту штуковину вечно! " Реджи передал мне.

"Мы должны связать ее," сказал я, мой голос звучал безэмоционально и устало для моих собственных ушей.

Хедриг помог Келону и Эзре встать на ноги, пока я держал Аду, на всякий случай, если вдруг вырвется из-под контроля Реджи. Келон взял ее из моих рук и аккуратно уложил на скамейку рядом с телом Рии, после чего начал связывать ее с помощью веревки из своего размерного кольца.

Внезапно ее голова наклонилась вперед, и зубы защелкнулись, едва не откусив нос Келона.

"Ада... Мне жаль," прошептал Келон, печаль спадала с голоса.

После того, как ее связали, Реджи вырвался из ее спины, приземлившись в фонтан между скамейками. Теневой волк тут же перекатился на спину и начал плескаться в фонтане, отрывисто кашляя, напоминая кошку, кашляющую комочком шерсти.

"Это—было—мерзко! Мне нужна ванна." передавал он мне.

Спасибо, Реджи. Этого было достаточно, чтобы мы могли безопасно усмирить ее, так что—

Толчок слева застал меня врасплох, заставив меня отшатнуться назад, хотя ему не хватило силы, чтобы выбить меня из равновесия.

"Если бы ты не сбил Келона с ног, мы бы вовремя добрались до Рии!" Эзра, его лицо покраснело, а глаза выкатились с орбит, кричал всей силой что была в легких. "Она умерла из-за тебя! Я должен убить тебя прямо сейчас..."

Я дал его чувствам волю. Позади него, Келон застыл, прикрывая Рию запасным плащом. Хедриг отошел в сторону, чтобы дать братьям немного пространства. По тому, как его рука стремилась к эфесу меча, я мог сказать, что он был готов прыгнуть, если потребуется.

"Как долго ты будешь сидеть здесь и позволять ему кричать на тебя?

Он имеет право быть расстроенным, Реджи.

" Возможно, но это делает его придурком ."

"—низачто в мире не надо было брать тебя с собой, ублюдок!"

Нет, наверное, вам не стоило , думал я.

Так же, как и в зоне конвергенции, оказалось, что мое присутствие усложнило все остальным. Из всего, что я слышал, первая зона должна была быть достаточно легкой для восходящих, таких же сильных, как Келон и Хедриг.

"Сделай это, братишка! Убей его!" вклинилась Ада, ее голос выделялся злобой. убив Рию, любое притворство этого пурпурно-глазого существа, которое оставалось в Аде улетучилось, оставив позади полную насилия тень невинного возбуждения Ады.

"Захлопнись!" взревел Эзра, переключившись на Аду, как будто вот вот ударит ее. Келон появился между ними в одно мгновение, его глаза сверлили глаза Эзры. Младший брат Гранбел быстро подчинился, отвернувшись от всех нас и подойдя к разбитому зеркалу, уставившись в ничто.

Светящиеся глаза Ады последовали за ним, ее губы скрутились в разочарованную ухмылку. Затем она повернулась к Келону и сделала невинную улыбку. "О, старший братец, пожалуйста, развяжи меня? От этих веревок больно.."

С меня хватит, я выпустил волну эфирной интенции, которая заморозила всех на месте, в том числе и фальшивую Аду. Я сделал шаг ей навстречу, мои глаза сверлили дырки в ее черепе.

"Что ты делаешь?" спросил Келон сквозь скрежет зубов, моя интенция давила на него, как гигантский кулак.

"Мне нужны ответы," констатируя, сказал я. "Так что я собираюсь задать этой.. штуке... несколько вопросов." Я снял давление и встал на колени перед Адой. Она расплылась в улыбке.

"Кто ты?" спросил я, желая начать с очевидного.

"Ада из Дома Гранбел," уверенно сказала она.

"Где настоящая Ада?"

"Я настоящая Ада", сказала она, без капли сомнений и намека на ложь.

"Как нам вытащить ее из зеркала?"

"Вы не сможете" ответила она глумясь.

Я сузил глаза. Неужели существо невзначай допустило ошибку, признав, что настоящая Ада попала в ловушку зеркала? Я не мог быть уверен, имел ли я дело с пойманным в ловушку авантюристом или с каким-то воплощением Реликтомб, так что я не мог знать, какова была цель этого фантома.

"Как нам выбраться из этой комнаты?"

"Вы не сможете," повторила она, презрительная усмешка превратилась в мстительный оскал.

"Джинн не разработал бы тест, который не смог бы быть завершен", подметил я шепотом.

На мгновение я обдумал все, что знал о Реликтомбах.

Некоторые зоны, которые мы посещали, были явным испытанием нашей силы, требующим сражаться против могущественных существ, чтобы пройти. Другие, как, например, многоножковые джунгли, проверяли находчивость и приспособляемость, требуя меньше чистой силы, но больше осторожности. Затем была зона платформ, которая требовала тщательного разбора, а не прямого вмешательства для завершения.

эфирная многоножка из джунглей

Эти "эфирные зоны", однако, казались менее понятными, чем те, что я видел на моем первом восхождении. Зал лиц представлялся как проверка нашей силы против змеиных чудищ, но теперь я не сомневался, что орда никогда бы не была побеждена. Тогда какой был тест?

Для этого потребовалось использовать эфирную способность, о которой я уже знал—Божественный Шаг—чтобы завершить. Кроме того, это заставило осознать предел моих сил; ни один воин не может вечно сражаться против бесконечной армии врагов, каким бы сильным он ни был. Вместо победы в сражении, отступление было единственным способом победить.

Какой закон моего контроля над эфиром тогда находился в комнате зеркал и предназначался для проверки? Мы с Реджи разделили контроль над руной разрушения, но я не мог понять, как разрушение поможет нам выбраться из зоны.

Я взглянул на Келона, который внимательно следил за моим разговором с Адой. Говоря прямо о своих способностях перед другими, я раскрыл бы больше, чем предполагал, когда разыскал группу для моего вступительного восхождения, но это также может быть единственным способом уйти.

"Требуется ли способность манипулировать эфиром, чтобы сбежать отсюда?"

Взгляд Хедрига, который следил за Эзрой до разбитого зеркала, с ярой силой вернулся ко мне. Он сделал шаг вперед, разинув рот, и я встретил его взгляд. В его выражении лица было что-то странно знакомое; это напомнило мне о ком-то другом, но это был не подходящий момент.

Я понял, что Ада говорила, но я так сосредоточился на Хедриге, что пропустил ответ.

"Что?"

"Нет." Хотя Ада произнесла это слово с подлой уверенностью, я услышал его так, как будто это была ложь. Я не мог поверить, что эта зона не была проверкой какого-то закона эфира.

"Должен ли я использовать руну разрушения, чтобы сбежать отсюда?" Келон кинул в меня растерянный, не поверивший взгляд. Хедриг выглядел удивленным, но на этот раз он лучше скрыл свое выражение лица.

Ада оскалилась. "Да."

Реджи пыхтел у меня в голове. “ Но в этом нет смысла. Если развязка требует использовать разрушение, тогда оно требует использовать эфир, верно? Эта штука просто запутывает нас, дружочек. "

Я улыбнулся Аде, встретив ее сияющие фиолетовые глаза, отдавая себе отчет в этом. Я думал, что понимаю, что происходит, но мне нужно было удостовериться в этом, задав несколько остроумных вопросов.

"Кто это?" спросил я, указывая на Эзру.

Ада закатила глаза. "Почему ты задаешь мне такой глупый вопрос?"

Снова указывая, я спросил: "Его имя?"

Она смотрела на меня. "Фиг знает”

Эзра отвернулся от разбитого зеркала, чтобы посмотреть. Он, кажется, собирался прервать, но я попросил тишины.

"Ты убила Рию?"

"Нет."

"Ты знаешь, кто такая Риа?"

Она жадно взглянула на плащ, покрывающий труп Рии. "Нет."

Покрутив головой, я задал самый простой вопрос, какой только мог придумать. "Один плюс один равняется двум?"

"Нет!" Ада прошипела, ее лицо скрутилось в чудовищный сердитый вид.

Хедриг первым уловил суть. "Все, что говорит существо ложь!"

Я кивнул, еле-еле улыбнувшись Келону. "Видишь? Она сказала, что Аду невозможно вызволить из зеркала, но все, что она говорит - ложь, даже если ответ очевиден. Это работает в обратку, мы можем использовать ложь, чтобы построить картину правды."

Далеко не обрадовавшись этому открытию, Келон смотрел на меня, как на сумасшедшего пьяницу, выкрикивающего диковинные сказки на углу улицы.

Впрочем, первым молвил Эзра. "Кто ты, черт возьми, такой? Что это за вопросы об эфире, разрушениях и т.д.?"

"Ты ведь не впервой восходящий из какой-то деревенской крови, не так ли?" спросил Келон, его взгляд затвердел, подозрения прошлись по нему. "Эзра был прав. Из-за тебя первая зона была такой тяжелой, и из-за тебя мы не попали в комнату-убежище".

Больше не было смысла скрывать свои способности, поэтому, когда в руке Эзры появилось багровое копье, сияя от злобы, Реджи появился из моего тела и набросился на него сверху, пригвоздив к земле.

"Что ты делаешь!" Рука Келона направилась в мою сторону, но я схватил ее, обездвижив сжимая.

Окутав свое тело эфиром, я сдавил запястье бронированного восходящего. Его выражение лица исказилось от боли, в то самое время попытавшись вырваться из моей хватки.

"Я чувствую ответственность за то, что случилось с твоей сестрой, с которой по явным причинам ничего не смог поделать, в то время твой младший брат продолжает оскорблять и гнать на меня," сказал я с ледяным взглядом, продолжив держать его мертвой хваткой. "Но я надеюсь, ты не перепутаешь мое бездействие со страхом." После паузы я вздохнул, смягчая голос, "У меня тоже есть сестра, и я знаю, что бы я сделал—что я должен сделать—чтобы обезопасить ее."

Глубокий рык Реджи вибрировал по комнате, словно тихое громыхание далекого грома, пока его теневая пасть приближалась к горлу Эзры.

"Достаточно," я предупредил своего компаньона, который скрылся в моем теле.

Эзра взобрался на ноги, пытаясь отступить на некоторое расстояние, и я ослабил хватку на запястье его старшего брата.

"Если то, что ты говорил ранее, правда, ты должен знать, что я лучший способ спасти Аду и вытащить нас отсюда," сказал я, обращаясь к Келону.

Келон сморщился, потирая запястье. "Я не буду притворяться, что понимаю, что происходит, и не буду обещать, что мы уладим ситуацию, когда выйдем из Реликтомб, но я не дурак. Просто спаси нашу сестру, и вытащи нас отсюда к чертовой матери, ладно?"

"Брат!" взорвался Эзра.

"Прекращай." Голос Келона был уставшим, но властным. Эзра стиснул зубы, ничего больше не произнося.

Чувствуя удобный момент, Хедриг кашлянул и сказал: "Может быть, вы двое могли бы найти зеркальную копию Грея и самих себя? И Рии, по возможности."

"И что нам делать, если мы их найдем?” спросил Эзра, глядя на нос Хедрига...

"Уничтожьте их," сказал я. "Тоже самое что и сделал Хедриг. Не прикасайтесь к ним ни одной частью своего тела. Только оружием."

Келон кивнул и отвел Эзру в затемненные глубины зала, его рука оставалась на плече младшего брата. Это не помешало Эзре повернуться и кинуть в меня ледяным взглядом, до тех пор пока он не скрылся во тьме.

Хедриг молчал, пока я задавал вопросы фальшивой Аде. Теперь, когда я понимал характер ответов фантома, я смог целенаправленно задавать вопросы, чтобы получить представление о комнате зеркал и ее правилах.

Любой восходящий, вошедший в это место, найдет зеркало со своим собственным изображением, так же, как и мы. Если восходящий коснётся собственного зеркала, будет создан проход, который втянет жизненную энергию восходящего в зеркало, выпустив при этом сущность зеркала—я решил называть их фантомами—чтобы заселить тело восходящего.

Было труднее понять, как повернуть процесс вспять, но в конце концов я задавал правильные вопросы.

Как и зал лиц, комната зеркал требовала знаний конкретного эфирного закона. Было трудно точно определить, что именно за способность сделала бы это, или в какую ветку эфира она входит, но что я смог разузнать, так это то, что она позволит мне обратить эффект зеркала, освободив Аду и поймав фантома в ловушку обратно в реликвию.

Проблема, конечно, заключалась в том, что я не знал о такой способности.

" Ты должен что-то знать, " утверждал Реджи. " Это место не могло привести нас сюда по ошибке. "

Почему не могло? Я спросил с горечью. Я сидел на земле в нескольких футах от фонтана, оставив Хедрига охранять Аду, пока я думал. Реликтомбы старые. Они постоянно подвергаются вылазкам Агроны и Алакрийцев, кто знает, как долго. Они проваливаются.

Думаю, это объяснило бы, как остальные восходящие сюда попали. Блять. Что же нам тогда делать?

Остальные восходящие...

По глупости, мне даже в голову не приходило задуматься о их присутствии. Теоретически, каждый из восходящих, попавший в ловушку зеркал вокруг нас, должен был быть пользователем эфира, которого перенесло сюда.

Если они не являются, правда состояла в том, что возможно мы оказались в ловушке. Все же, если они являются...

Думая о восходящем в заключении, который ранее пытался заставить меня общаться с ним, дотронувшись до его зеркала, я вскочил и начал искать отражение. Он был рядом с фонтаном, и я нашел его в мгновение ока.

Келон и Эзра смогли услышать Аду, дотронувшись до ее зеркала, и они не пострадали. Разве я не должен быть в состоянии сделать то же самое с этим заключенным восходящим? подумал я. В надежде, что я был прав, я прижал руку к зеркалу, наблюдая, как его уставшее, морщинистое лицо засветилось, как только я это сделал.

"Привет?" Я спросил. "Ты меня слышишь?"

"Да, да!"

Его голос звенел в моей голове, таким же способом как делал Реджи, или Сильви до него. Его голос был полон шероховатости и скрипучести, как будто он не был в пользовании десятилетиями.

"О, спасибо тебе, спасибо тебе. Не могу передать, как приятно поговорить с кем-нибудь—с кем угодно!"

"Я не могу представить," честно сказал я. Мысль о том, что застряв в этой стеклянной тюрьме, наблюдая, как восходящий за восходящим проходят мимо, не понимая, что ты можешь их видеть, и зная, что они, скорее всего, скоро разделят твою судьбу... это было слишком отвратно, чтобы думать об этом. "Прости, что игнорировал тебя раньше. Я не знал, что будет, если я дотронусь до зеркала. Могу я задать тебе несколько вопросов?"

Конечно! Мои знания - единственное, что у меня осталось. Все же" — отражение смущенно заерзало — "Могу ли я попросить кое-что взамен.”

Я кивнул, моя рука все еще прижималась к прохладной поверхности зеркала. "Если твоя просьба - это то, что я могу сделать, я сделаю. Вперед."

"Я прошу только об одном —на тот случай если ты найдешь способ — освободи меня из этой тюрьмы."

"Я сделаю все, что смогу. А теперь, когда ты—прежде чем попал в ловушку, ты знал что-нибудь про эфир?"

Отражение вздохнуло и повертело головой. “Нет, у меня была пара среднячковых гербов для ледяных заклинаний. Я никогда не был особенно хорошим восходящим, если честно. Неудивительно, что я попал в эту ловушку, полагаю."

Хотя его ответ был разочаровывающим, я подделывал свои вопросы.

"У тебя происходило что то такое... немного необычное? Силы, которые не совпадали с твоими метками?"

Мужчина на мгновение задумался, затем улыбнулся и вытащил тонкий кинжал из ремня.

“Это старая семейная реликвия. Когда мне ее подарили, она больше походила на ржавый гвоздь, чем на лезвие. Я взял ее с собой на моем вступительном восхождении, знаешь, на удачу" . Он подбросил кинжал в воздух и показательно резанул им. " Ну, я разговаривал с одной девушкой—она была из моих товарищей по команде, очень красивой—и я вытащил его, чтобы показать ей, и, ну, что-то вроде вибрации пробежалось по моей руке, и вся ржавчина спала с лезвия, и оно было блестящим и новым, как будто в тот же день кованое."

"Как?" Я спросил, хотя у меня уже было представление об ответе.

Понятия не имею. Я просто подумал, что это как-то связано с Реликтомбами, честно. В любом случае, все получилось, потому что та красивая девушка вышла за меня замуж и... " Отражение замолкло, его взгляд перешел от кинжала к толстому кольцу на одном из пальцев левой руки.

"Спасибо. Это помогло, честно. Я найду способ освободить тебя, я обещаю." Я отошел от зеркала, оставив дух восходящего, чтобы тот поразмышлял о жизни, которая осталась позади, я надеялся, что мое обещание станет явью.

***

Я повторил это упражнение с парой других более вменяемых восходящих с похожими результатами. Однако никто не знал об обладании какими-либо эфирными способностями, у каждого из них были похожие истории, в которых странные и необъяснимые вещи происходили вокруг них, точно так же, как и у первого восходящего с его ножом.

Знание того, что те, кто попал в эту ловушку, показали, по крайней мере, потенциал использования эфира, дало мне надежду.

" Так что ты знаешь... чего не знаешь, зная об этом? " спросил Реджи без намека на свою обычную болтливость.

Я не знаю , думал я, сидя на твердом полу и наблюдая за другими...

Келон и Эзра вернулись, найдя и уничтожив зеркало, содержащее каждое из наших изображений. Часть меня надеялась, что уничтожение зеркал освободит нас, но потом еще оставалось зеркало Ады, с которым стоило разобраться.

В то время как Келон ушёл сидеть с Адой, присматривая за ней, Эзра стал слушать восходящих в зеркалах. Я наблюдал за ним некоторое время, удивляясь тому, что говорят ему попавшие в ловушку мужчины и женщины вокруг нас. Эзра избегал более здравомыслящих отражений, предпочитая прислушиваться к самым диким и потерянным. Он ничего им не говорил, видимо, удовлетворяя себя тем, что чувствовал их боль и ярость.

"Эзра,” сказал я, привлекая его внимание ”тебе не стоит их слушать. Им нечего тебе предложить, кроме злости и ненависти".

Когда мальчик проигнорировал меня, я только покрутил головой и обернулся.

Хедриг лежал на скамейке напротив тела Рии, его зеленые волосы закрыли лицо, грудь ритмично подымалась и опускалась. Его реакция на мой вопрос ранее про эфир отягощал меня, но я был слишком занят, чтобы задумываться об этом. Я был уверен, что если бы зеленоглазый восходящий обладал какой нибудь ключевой частичкой знаний, которая помогла бы нам сбежать, он бы уже раскрыл ее.

Ключевая частичка знаний...

Мой разум гремел осознав, одновременно подскочив на ноги. "Ключ-камень!"

Глава 286: Недостающие кусочки

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 16.12.2020

До меня дошло с острой болью сожаления, что я сел с каменным кубом, который я получил от проекции джинна во время моего первого приключения в Реликтомбы. После моих ранних попыток понять реликвию в Маерине(как оказалось Майрине, it is pronounced May-Rin.), я потратил очень мало времени на изучение геометрических фигур внутри.

Тем не менее, мое предыдущее взаимодействие с ключ-камнем, должно быть, что-то сделало; Реликтомбы почувствовали, что я обладаю знанием закона эфира, или что-то типо того, и затащили нас в эту зону, чтобы проверить меня. Или, возможно, они почувствовали сам куб, припрятанный в моей руне экстрамерного хранилища, и все равно этого было достаточно, чтобы перенести нас сюда.

Для миролюбивых людей, джинны похоже имели очень мрачные методы в том, как они обучались и защищались своим эфирным искусством.

Присев скрестив ноги с кубиком на коленях, доверившись Реджи и Хедригу присматривать за мной во время работы, я начал.

Как и прежде, я влил эфир в реликвию, и его эфир окружил меня. Мое зрение расплывалось в стене из пурпура, и я протолкнулся сквозь нее, снова оказавшись в окружении бесчисленных плавающих и вращающихся геометрических фигур.

Используя эфир, я смог манипулировать фигурами, перемещая и сортируя их, чтобы попытаться понять их смысл. Я чувствовал себя как младенец, играющий с блоками алфавита. В геометрических формах не было ни схожести, ни смысла, хотя я мог с ними взаимодействовать, у меня не было никаких принципов понимания, не было ни малейшего представления о том, что я должен был делать.

Все равно, я верил, что джинн не дал бы мне эту реликвию, если бы не было способа решить ее. Я начал со сбора символов подобной формы и складывания их в группы. Далее, так как они были геометрическими, а не руническими, я искал концы на которых они бы соединились, рассматривая это как абстрактную головоломку.

Поначалу это казалось простым, так как было достаточно форм, чтобы я всегда мог найти подходящий кусочек. Как только я собрал пару дюжин кусочков, я понял, в чем проблема. Передо мной сформировался просторный, многонаправленный фрактал, но у меня закончились кусочки, которые бы соединялись с созданной мной формой.

Не имея иного выбора, я разломал головоломку и начал заново.

Всё это время я чувствовал, как мой эфир вытягивается из меня и поглощается кубом. Его всасывающая сила в Реликтомбах не была настолько ужасной, как тогда, когда я изучал ключ-камень в Майрине, это позволило мне оставаться внутри подольше, но ограничение по времени все еще присутствовало, которое я мог потратить работая над реликвией за один присест.

Я сложил свои кусочки снова, а затем во второй раз начал собирать головоломку, помня, какие именно кусочки я использовал в первой попытке. На этот раз, однако, я оказался в тупике еще раньше, но я был слишком уставшим, чтобы попытаться вновь.

Мои глаза распахнулись, и мне потребовалось мгновение прийти в себя, чтобы понять что нахожусь в комнате зеркал не шелохнувшись и небольшой армией отраженных фигур.

Реджи скрутился калачиком передо мной, один глаз был открыт, и внимательно следил за остальными. Эзра и Хедриг, похоже, спали, в то время как Келон присматривал за Адой. Её рот был чем то закрыт, чтобы заглушить постоянную струю колкостей и лжи.

"Как долго я отсутствовал?" спросил я, ошеломив Келона, который практически вскочил на ноги.

Он прочистил горло и сел обратно. "Несколько часов, по крайней мере. Ты сделал то... что бы ты ни пытался сделать?"

Я добился некоторого прогресса," я неуловимо ответил. У меня было ощущение, что ему бы не понравилось слышать то, что я понятия не имею, что делаю.

С его скамейки на другой стороне фонтана, Эзра сказал: "Прошло несколько часов, и все, что ты можешь сказать, это то, что ты добился <некоторого прогресса>?"

Молодой восходящий встал, посмотрел на меня и отвернулся, шагая и исчезая во мраке.

"Я уже потратил часы на изучение... устройства до того, как мы попали сюда" сказал я, разговаривая с Келоном. "Я не знаю, сколько времени это займет, но я делаю все, что могу."

Со стоическим выражением лица Келон спросил: "Ты уверен, что мы ничего не можем сделать, чтобы помочь?".

"Просто не позволяй своему брату пырнуть меня, пока я там," сказал я, подняв бровь.

Келон посмеялся, заставив смиренную и с кляпом во рту Аду рычать на него и крутиться связанной, как будто звук причинял ей боль. Келон грустно посмотрел на нее мгновение, прежде чем повернуться ко мне. "Делай, что нужно, Грей".

Я чувствовал себя как хорошо отжатая губка; почти каждая капля моего эфира была израсходована. Мне не нужно было много сна, но мне нужно было время, чтобы пополнить ядро эфира.

Встав, я прошелся по ряду боевых движений, которым Кордри научил меня в Эфеоте, чтобы помочь мне избавиться от скованности конечностей. После нескольких минут последовательных движений я сел рядом с Реджи и начал процесс поглощения окружающего эфира.

Я почувствовал, как мой компаньон шевелится поблизости, прежде чем услышал его голос в моей голове.

"А на что это похоже?"

Я не знаю, как это описать, честно . Я думал о несоизмеримых фигурах, схемах, которые я составлял, о стенах эфирной энергии, ограждающих все это... Каково это, когда ты заходишь в мое тело?

" Это типа плавания "

Я открыл глаза, прервав медитацию и уставился на Реджи. Теневой волк пожал плечами.

" Сам спросил ведь. "

Закрыв глаза, я сосредоточился на эфире вокруг себя, на протягивание его через мои эфирные каналы, в ядро. Внутри этой реликвии - подлинное знание. У меня такое чувство, что я пытаюсь понять содержание сложной книги, сжигая ее и дыша дымом.

" Есть идеи, сколько знаний нужно втянуть, чтобы вытащить нас отсюда?"

Больше, думал я. Намного больше .

***

Третья попытка собрать кусочки головоломки вместе не особо выделялась привлекательностью, но до меня допер неожиданный важный момент понимания. Без сознательно принятого решения, как я делал до этого, я перестал пытаться использовать все кусочки, а вместо этого построил большой куб.

Форма была в целом очевидной, естественным образом собралась воедино в моем сознании. Окончательно решив, что строить, мне чуть было не показалось, что эти части появляются сами, когда они нужны.

Когда куб был закончен, он начал светиться и мерцать, как масло на воде, затем линии отдельных кусочков потеряли цвет, пока передо мной не всплыла объемная, мерцающая коробка. Маслянистая пленка рябила до тех пор пока не успокоилась и осела, каждая из шести граней куба вспыхнула будто бы это был электронный экран из моей предыдущей жизни, показывая мне зал зеркал.

Реджи все еще был на месте, рядом со мной. Келон теперь спал, пока Эзра присматривал за их сестрой. Хедриг, я был удивлен от увиденного, его рука дотронулась к одному из зеркал, по-видимому, в глубоком в разговоре с его жителем. Однако ничего из того, что они говорили, не было слышно. На самом деле, из куба вообще не исходило никаких звуков.

Я был растерян. Хотя я явно совершил некий прорыв, я не понимал, как это окно во внешний мир помогло мне, или какой закон эфира открылся, которым я пытался овладеть.

Оставив куб на данный момент, я начал строить вторую, меньшую по размеру коробку с оставшимися кусочками. То, что в итоге получилось, однако, было больше похоже на остроконечный кусок теста, чем на настоящий куб, так как мне не доставало кусочков, чтобы сделать его идеальным.

Потребовалось еще три попытки, каждый раз выстраивая форму поменьше, чтобы создать вторую идеальную коробку. Я ждал, но ничего не случилось—ни свечений, ни соединений энергии, ни видений внешнего мира.

Тогда я и уловил второй момент понимания.

Что, если куб—или, теоретически, любая геометрическая фигура—представляла собой подсознательное знание какой то стороны эфирного закона, который я пытался выучить? Если предположим, что процесс сбора пазла был символичным для изучения самого закона, то изучение с той же точки зрения—изображалось построенной фигурой,—не продвинуло бы меня дальше к пониманию в целом.

С этим в голове, я разобрал меньший квадрат, но к тому времени мое эфирное ядро уже было почти пустым.

Когда я открыл глаза, я обнаружил все вещи в точности такими же, когда смотрел через проекцию экранов.

"Х-Хедриг," сказал я, обнаружив свой голос хриплым из за его неправильного использования.

Рука восходящего оторвалась от зеркала жителя, с которым он разговаривал, и он быстро подошел ко мне.

Я долго пил из шкуры с водой, которая лежала у меня сбоку, проливая часть воды вниз по подбородку.

"Осторожнее с этим" сказал Хедриг. "Мы все можем пожалеть, что не упаковали столько припасов, сколько ты, до побега отсюда."

"Как долго?"

"Я бы сказал, около, двенадцати... пятнадцати часов с тех пор, как ты ушел." Хедриг следил за мной внимательно, почти нервно.

" Вообще-то, прошло уже тринадцать часов сорок восемь минут. Не то, чтобы я считал или что-то в этом роде. "

"Уф. По крайней мере, я продержусь дольше".

"И у нас кончилась еда!" вклинился Эзра, смотря на меня с сомнением. "Ты надеешься просто остаться там, пока остальные не сдохнут с голоду?"

"Тебе стоило нормировать припасы" сорвался я, но прежде чем Эзра смог ответить, я достал свой пищевой набор из руны экстрамерного хранилища на предплечье и метнул ему. "Я смогу продержаться несколько дней." Глядя на Хедрига, я добавил: "Убедись, что все разделено поровну—и нормировано в этот раз."

Эзра бросил набор на скамейку рядом с собой и сел на место. "Благодарю, герой."

Хедриг сел рядом со мной и выпил из собственной фляги. Пока я замолчал, он повернулся ко мне и поднял бровь. "Как дела в общем?"

Я покрутил головой. "Я добился некоторого прогресса, но пока не прозрел."

"Это не то, что я имел в виду." Хедриг сделал еще один глоток, затем резко остановил себя, при этом положив свою флягу в свое размерное кольцо. "Смотри-ка, не следую собственному совету"

Мы сели на миг в тишине, в то самое время я начал восполнять свой эфир.

Хедриг прочистил горло. "Так значит эфир..."

Я вздохнул. Несмотря на то, что мне было неприятно это обсуждать, в то же время я удивился, что одному из них потребовалось так много времени поднять этот вопрос после того, как упомянул об эфире с фальшивой Адой. Решив, лучший способ солгать, это сказать как можно больше правды.

Говоря тихо, чтобы Эзра не подслушал, я сказал: "Это не первый мой поход в Реликтомбы, хотя ты бы не назвал мой предыдущий визит восхождением, по сути."

Хедриг выглядел совершенно не удивленным этим открытием, показывая мне каменное лицо. "Спасибо, что наконец-то сказал очевидное."

"Я проснулся в комнате-убежище, полумертвый, без воспоминаний как я туда попал. Первая комната, в которую я зашел, была полна этих страшных, зомбировано-химерных-штук, которые чуть не убили меня, но пока я сражался с ними, я понял, что могу использовать новый вид магии. Эфир".

Хедриг показал на Реджи. "Волк?"

"Да, он был первой материализацией. Позже я выучил этот...трюк с телепортацией, который вытащил нас с последней зоны.” Пока Хедриг только кивал, я повернулся, чтобы встретиться с ним взглядом. "Ты выглядишь на удивление расслабленным по поводу этого."

"Я знал, что в тебе есть что-то иное” ответил он, пожимая плечами. "Я чувствовал это. Честно говоря, именно поэтому я хотел присоединиться к тебе, на твое восхождение. Посмотреть, что бы произошло, связанное с тобой."

Я мысленно вернулся к описанию Аларика о Реликтомбах, о том, как они меняются в зависимости от того, кто в них находился. Часть восходящих, он говорил, пошли бы на восхождение с новой группой, в надежде обнаружить новые и неизведанные достижения древних магов, их творения.

"И джинн?"

"Так называли себя древние маги" честно ответил я. Они исчезли, благодаря клану Индрат, и я не видел ничего плохого в том, чтобы поделиться этим наименованием сейчас. "Я нашел... духа или материализацию, или что-то в этом роде... эта штука дала мне реликвию."

Хедриг повертел головой и показал своим видом чистейшее удивление. "За два восхождения ты узнал о Реликтомбах больше, чем я за двадцать. Ты счастливчик <счастливый свиязь(птичка такая)>." Его глаза упали на реликвию, на моих коленях. "Тем не менее, рискованно носиться с этим. Вритра—Правители сняли бы с тебя шкуру живьем, если бы узнали, что ты обнаружил реликвию и не передал ее им в ту же секунду, как только вышел из Реликтомб."

"К счастью для меня,” сказал я, думая о охранниках-имбецилах, которые встретили меня на выходе портала в Майрине, ”Я вышел в маленьком городе, который находится в глуши. Там так же удивились, увидев меня, как в принципе и я."

"Счастливчик(тот же свиязь)," повторил он снова, крутя головой.

"Как дела тут в целом?" Я спросил после короткой паузы. Было приятно просто... поговорить, и я понял, что не хочу, чтобы наш разговор закончился так быстро.

"Напряженные и мрачные," ответил ровным голосом Хедриг. "Мальчик вот-вот вскипит. Он съел весь свой запас и половину того, что мы достали из размерного кольца Рии. Он подвергается гневу и страху отражений, которые не помогают, и он не остановился даже тогда, когда ему велел брат."

"Они фактически проявление его собственного внутреннего смятения" сказал я, думая о своей жизни как Грей после того, как Директор Уилбек(Headmaster Wilbeck) была убита. Раздувая свое пламя ярости любым возможным способом. "Полагаю это его расслабляет."

Хедриг только поперхнулся, и мы затихли.

Сменив тему разговора, я вдруг вспомнил реакцию Хедрига, моментом ранее, когда я спросил фальшивую Аду об эфире.

"Возвращаясь к теме эфира," начал я, немного сомневаясь, как спросить то, что я хотел узнать. "Ранее, когда я упомянул его... ну... ты казался удивленным."

Хедриг встретился с моими глазами, затем посмотрел вниз на землю, позволяя своим зеленым волосам спадать ему на лицо. "Ты наблюдательный, Грей. Ты—ты проявил сильное доверие ко мне. Если не тот человек узнает, как реликвия к тебе попала, тебя могут казнить".

В словах Хедрига не было и намека на угрозу. Вместо этого, он прозвучал искренне благодарным за доверие, которое я ему оказал; Я сказал остальным только то, что это устройство для хранения знаний, и надеялся, что этого будет достаточно, чтобы удовлетворить их любопытство на некоторое время.

"Я немного изучал эфир” продолжил он, ”но это не то, о чем я могу часто говорить. Это не... вежливая тема для разговоров в большинстве кругов, и моя семья не одобряет. На самом деле,” добавил он с горьким смехом, ”моя семья не одобряет ничего из того, что я делаю". Они ожидают, что я буду сидеть дома, как хорошенькая маленькая—"

Хедриг остановился и посмотрел на меня смущенным взглядом. "Прости, семья для меня немного болезненная тема."

"Сочувствую," сказал я с грустной улыбкой. "Как бы мы ни старались, мы не можем быть идеальными сыновьями."

"Не можем," ответил Хедриг, немного горьковато. "Возможно, мои биологические родители думали бы по-другому, но я не был воспитан собственными родичами. Дом, который меня вырастил—к слову совсем—не ценят моих стремлений быть восходящим."

"Но восходящие так высоко ценятся в"—я остановил себя до того как произнести "Алакрии," вместо этого, за секунду подобрав слова и закончив—"в большинстве семей."

"О, не пойми меня неправильно; принявшая меня родословная очень хочет завоевать славу солдат в войне против Дикатена, так и восходящих, будь то через родословную либо покровительство. Но я не предназначен для такой жизни... по крайней мере, по их мнению."

Прежде чем я смог сказать больше, Хедриг встал и поправил броню. "Извини, Грей, но я думаю, что хочу побыть наедине со своими мыслями. Я тебя оставлю медитировать." После минутной паузы он добавил: "Спасибо, что выслушал," а затем ушел.

Я не думал, что это вообще возможно, но у этого парня, похоже, столько же секретов, сколько и у тебя, ” сказал Реджи, фыркнув. Теневой волк был скручен между мной и Эзрой, его глаза были закрыты, хотя очевидно, что он пристально следил.

Ты думаешь, что он еще один Дикатенианин, застрявший в Алакрии и скрывающий свою личность, чтобы его не выследил (клан) Вритра? Я усмехнулся и толкнул ботинком задницу Реджи.

" Нет, дурашка, но он точно не все нам рассказывает. "

Возможно, ты прав. Однако, я не могу не доверять ему. Я не осознавал до того момента, но это было правдой. Неожиданно для себя, несмотря на наше короткое знакомство, я доверился Хедригу прикрывать спину. Я не мог сказать тоже самое о братьях Гранбел.

Да пофигу. Доверяй, но если он выкинет что-нибудь странное, я все равно отгрызу его руку.

С улыбкой повертев головой, я вернулся к медитации, подготавливаясь к очередной попытке в ключ-камне.

***

Когда я протолкнулся сквозь фиолетовую стену, окружающую область геометрических форм, я обнаружил, что кубовидный экран остался нетронутым. Внутри него я видел, как Хедриг шел по затененному коридору, его глаза были направлены вниз, а выражение лица вдумчивым.

Перспектива сдвинулась, остановившись и сосредоточившись на Эзре, как только он встал и зашагал прямиком ко мне. Реджи сразу перестал изображать спящего, подняв голову и посмотрев на Эзру. Молодой восходящий остановился, на несколько секунд встретился с глазами теневого волка, затем повернулся, чтобы уйти, пусть и не так далеко но достаточно чтобы присматривать за Адой.

Я заставил свое сознание выйти с экрана, сосредоточившись вместо этого на оставшихся фигурах. Я уже знал, что создание еще одного куба не имеет смысла, поэтому начал строить первое, что пришло мне в голову: пирамиду.

Это было сложнее, чем куб. Куски, казалось не подходили друг к другу. Они не выскакивали передо мной, как раньше, направляя меня, поэтому мне приходилось разбирать и собирать геометрическую фигуру снова и снова. К тому времени, мое эфирное ядро было пустым, я все еще не нашел нужных кусочков чтобы закончить нормальную пирамиду.

И все же, как только мой разум настроился, я чувствовал, что вынужден довести дело до конца. Я инстинктивно знал, что должен быть способ соединить геометрические формы и фигуры в образ из моей головы, и в следующий раз, когда я вошел в ключ-камень, я попробовал еще раз.

Но ничего не происходило до третьего дня—разгуливание по ключ-камню продолжалось почти шестнадцать часов, а оставшееся время было посвящено пополнению эфира и непродолжительному сну— мне удалось выковать идеальную четырехгранную пирамиду.

Как и прежде, куски засверкали и приобрели объемную форму, а когда сияние рассеялось, на каждой из граней пирамиды появилось изображение, точно такое же, как на кубе. Каждое изображение было комнатой зеркал, но с тем, что я видел было что то не так.

На первой картинке я видел себя, сидящего со скрещенными ногами на полу и ключ-камнем на коленях, Реджи, сидящего передо мной, и Келона, наблюдавшего за Адой. Самое странное ощущение дежавю навалилось на меня, и я понял, что это был тот момент, который впервые увидел на кубовидном экране, как только закончил его.

Что за *****?

На втором изображении комната зеркал была пуста, за исключением дюжины заключенных восходящих. Потом появился переливающийся портал, висящий в воздухе, и вышел я.

Несмотря на то, что последние несколько дней я был в комнате, полной зеркал, я не проводил много времени, глядя на себя с тех пор, как мое тело перестроилось. Странно было подумать, что человек в изображении, который уклонялся и защищался был мной.

Мои бледные пшеничные волосы развевались вокруг, когда я поворачивался в сторону отражений, движущихся в зеркале, думая, что на меня нападут. Мои золотые глаза сузились, пока я осматривал комнату, а затем расширились в удивлении от того, что они увидели.

"Кто—кто они?" слышалось, как я сам себя спрашивал.

Потом появились Келон и Эзра, наткнувшись на меня. "Что за херь?"

Я понял что, видел прошлое, как будто оно было запечатлено артефактом записи. Кубовидная геометрическая форма показала мне настоящее. На гранях пирамиды я мог наблюдать, как проигрывается прошлое, наподобие домашнего видео.

Использовав эфир я прокрутил пирамиду, чтобы лучше видеть третью и четвертую стороны. Грани показали что в комнате зеркал никого нет, но присмотревшись поближе, я обнаружил, что большинство зеркал пустые в этих видениях.

Эти, должны быть более старыми, подумал я, что имело смысл, пока я рассматривал две разные стороны, показывающие меня и мою группу.

Если первая геометрическая фигура показывает настоящее, а вторая - прошлое, то...

Пульс моего сердца подскочил, когда я достиг умозаключения по поводу третьей фигуры. Это возможно?

Куб привлек мое внимание. Хедриг сидел рядом с Реджи, его пальцы прошлись по толстой гриве теневого волка. У Реджи были закрыты глаза, его язык болтался сбоку рта—вполне картина довольного домашнего питомца, наслаждающегося хорошей чесоткой.

Предатель ,подумал я, улыбнувшись.

Позади них сидел Келон с Адой, ее голова была в руках, а Эзра стоял перед одним из зеркал, его рука прижалась к нему.

Я вздохнул. Идиот . Мальчик только мучил себя общением с этими духами. Им нечем было поделиться, кроме своего безумия и ненависти. Слушая их, он только погрузит себя во тьму и отчаяние.

Возвращаясь к изображениям, видимым по бокам пирамиды, я увидел, как наше время в зеркальном зале проигрывалось снова. Мне было трудно отвернуться, наблюдая во второй раз, как Аду захватил фантом.

Фальшивая Ада проскользнула по комнате незамеченной, отвлекшись, как и все мы, и всползла на Рию. Риа казалась без сознания, но она все равно вздрогнула, когда Ада нависла над ней, а затем прижала свои губы к губам Рии.

Риа задрожала, одно точное, неестественное сокращение всего тела, затем упала неподвижно, бледная, как призрак.

Фантом каким-то образом вытянул жизненную силу прямо из Рии, мгновенно убив ее. Я предполагал, что это какое-то эфирное существо, как и большинство монстров в Реликтомбах, но я не видел ничего столь могущественного и смертоносного, как это.

Передо мной фальшивая Ада, теперь смиренная, рванула вперёд, чуть не укусив Келона. Нет, не укусив—почти поцеловав Келона . Мы понятия не имели, что он был на волоске от смерти в тот момент.

Я отряхнул мысли, вращающиеся в моей голове. Оживление этих прошлых моментов было ловушкой, как жизнь в цикле.

Мне нужно было начинать строить следующую фигуру... и я точно знал, какой она должна быть.

Глава 287: Сделка С Дьяволом

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 17.12.2020

Если пирамиду было трудно собрать воедино, то последнюю фигуру изведать оказалось почти невозможно. Конечно, это было не так просто, как плоский круг, но мысль о жизни, как о круге, привела меня к той форме, которую я сейчас пытался сделать.

В время моей жизни, как Короля Грея, я изучал широкий спектр дисциплин, включая науку о символах. “Обычные многогранники" были часто обсуждаемой темой в таких кругах, так как древние философы моего прежнего мира проводили много времени, обсуждая их существование и смысл.

Именно поэтому я снова и снова пытался построить идеальный обычный двенадцатигранник из сотен неправильнызх кусочков пазла. двенадцатигранник символизировал пятый элемент, связывающий вселенную, и считался посредником между конечным и бесконечным.

Я не мог придумать лучшего геометрического символа для представления будущего.

Очень жаль, ибо я не смог понять, как сделать эту гребанную штуку.

Я потерял счет времени, как долго мы были в комнате с зеркалами. Наши скудные пайки закончились несколько дней назад, хотя я почти не ел ни одного из своих, а остальные ели дозами. Если бы не вода, которую я принес, Келон, Эзра и Хедриг тоже были бы вне себя, так как питье соленой воды из фонтана привело бы к тому, что они умерли бы от обезвоживания еще быстрее.

Но были и свои плюсы, фантом в теле Ады, казалось, поддерживал себя, не требуя ни пищи, ни воды. Хотя я беспокоился о состоянии ее тела, до тех пор пока мы не нашли способ вернуть ее в него, но кажется сейчас она держится молодцом.

Мои глаза заморгали и открылись, как только я покинул мир внутри ключ-камня после очередной безрезультатной попытки разгадать сферический пазл. Меня встретил звук ора.

"—просто подождать немножко! Нам стоит попробовать. Все что мы знаем так это то, что Грей просто ждет нашей смерти! В конце концов, этому выродку не нужна ни еда, ни вода, как нам—"

"—пе представляю, что произойдет, если будешь делать то, о чем он попросит—"

"—крайней мере, мы бы что-нибудь делали, а не просто сидели и ждали смерти—"

"—ловушке, все идет коту под хвост!"

Келон и Эзра стояли почти грудь в грудь, крича друг другу в лицо. Эзра выглядел каким-то истощенным. Он потерял несколько килограммов от недостатка пищи, но было кое-что еще. Он закрылся в себе, теряя свою показную смелость, и угасая в кого-то слабого и напуганного.

Хедриг лежал на одной из лавок, видимо, стараясь держаться подальше от семейного конфликта.

Я вздохнул и встал.

Реджи, заметив мое движение, сказал: " Так продолжается уже около десяти минут. Ребенок разговаривал с одним из отражений и думает, что это может помочь нам выбраться отсюда. "

Я что по его мнению овечек считаю?(ориг. На черта он думает о том, что я пытаюсь сделать?)

Сделав глубокий вдох, я вступил в спор родичей. "Оба, сделайте шаг назад и давайте поговорим об этом."

Эзра посмотрел на меня с чистейшим отвращением, практически плюнув словами: "А не пошел бы ты на***!"

Я подавил растущее желание скрутить его, как избалованного ребенка, которым он был, но скрывал. Я знал, что от этого будет только хуже.

"Я разберусь с этим" сказал Келон, его тон был нетипично грубый.

Я поднял руки, показывая мир. "Я хотел бы услышать, что скажет Эзра."

Эзра смотрел на меня с опаской, явно не уверен, верить мне или нет. Однако его рвение действовать победило, и толкнув брата, подошел к одному из зеркал, его тяжелые сапоги глухо стучали , волочась по каменному полу.

"Тут," сказал он, показывая мне посмотреть на зеркало, в котором был восходящий с длинными ониксовыми рогами на шлеме. Человек стоял прямо со скрещенными руками, как когда мы вошли. "Это Мителий, когда-то восходящий. Он знает, как выбраться отсюда."

Я снова изучил отражение, взяв во внимание мельчайшие детали. Он был примерно моего роста, хотя тоньше, с виду он был похож на солдата, серьезно уставившись на меня. Его кожа была невероятно бледной, из-за чего его угольно-черные глаза выделялись будто там была пустота на его заостренных чертах лица. Из его шлема вырвался один локон седых волос, свисающий на бок щеки.

Черная кожаная-и-пластинчатая броня выглядела легкой и гибкой—броня легкой пехоты. Похоже, она была магической; блестящие руны как струи, вделанные в стальные пластины, были не просто декоративными. Шлем особенно впечатлял. Длинные ониксовые рога возвышались более чем на два фута от верхушки шлема, благодаря чему он выглядел более высоким и тонким, чем был.

Мои глаза зацепились за что-то. Маленькая деталь, изогнутый край, очертающий рога. Это был не стык, прикрепляющий рог к шлему; это была дыра, позволяющая рогам проходить через шлем.

Человек был Вритрой, или, по крайней мере, кровей Вритры.

"Какой именно план у Мителия?" Я спросил, не сразу указывая другим на свое открытие. Наверное, для них это будет означать другой смысл.

Что-то в моем тоне должно было выдать мой скептицизм по поводу того, какой план ни был, потому что Эзра еще раз показал своим видом настороженность , прежде чем продолжить. "Он говорит, что знает, как пользоваться эфиром, а также знает, как выйти из зеркала. Он видел, как это делается."

Молодой восходящий сомневался, поэтому я надавил на него, чтобы он продолжил.

"Он—он сказал, что духи из зеркал могут населять тела. Мертвые тела." Эзра посмотрел вдоль коридора, туда, где сейчас оставалась лежать Риа. Нам пришлось переместить ее подальше от скамьи после первых пару дней из-за запаха.

Келон, стоявший позади Эзры, слушая и глядя ошеломленный на это все дело, сказал: "Мы ни за что в мире не отдадим тело Рии этому лжецу."

"И как” громко сказал я, прервав их спор до того, как он мог бы начаться снова, “этот восходящий поможет, выбравшись из зеркала, нам покинуть зону?"

Взглянув на брата, как будто он не хотел ничего, кроме как пырнуть его, Эзра сказал: "Он знает, как пользоваться эфиром. Он не может сказать, как сбежать, но он может показать нам, если мы освободим его."

"Он лжет, это и так понятно," внезапно сказал Хедриг, не потрудившись встать со скамейки. "Я также разговаривал с некоторыми застрявшими здесь душами, и они обещали мне все что только можно, если только я помогу им сбежать."

Эзра повернулся к нему, рыча, как загнанная в угол дикая кошка(ух, автор от копирайта защищается ориг. woadcat). "Он кровей Вритры! Один из Правителей. Кто ты такой, чтобы сомневаться в его чести?"

Хедриг закатил глаза, но Келон уже начал выглядеть неуверенным. Его взгляд метнулся к зеркалу, осматривая рога, черты человека, а затем повертел головой. "Мы не можем быть уверены, брат."

Эзра посмотрел брату в глаза и плюнул ему под ноги, прежде чем толкнуть, проходя мимо него. "Мне насрать на то, что каждый из вас говорит, я сделаю это."

Келон вышел из себя. Старший брат Гранбел схватил брата сзади, затащив его в удушающий захват, затем бил его об землю. Ненастоящая Ада ржала через кляп, ее глаза были раскрыты и в восторге, пока она смотрела за потасовкой.

Внезапно малиновое копье Эзры оказалось в его руке, но у него не было места, чтобы использовать его; и Хедриг быстро скатился со скамейки и выбил оружие из руки. Оно со звоном улетело в тень.

"Отвали от меня, ссыкло!" Эзра ревел, ударяя локтями в обратную сторону, в живот брата.

Ада крутилась так дико, что кляп выскользнул из ее рта, и она начала кричать, подстрекая братьев. "Зарежь! Убей! Убей его!"

Тяжело вздохнув, я шагнул вперед, чтобы поставить на место кляп. Реджи стоял во внимании позади меня, практически трепеща от желания ввязаться в это.

Разберись , я проинструктировал его.

Мой компаньон скакнул вперед, и его пасть мгновенно оказалась у горла Эзры. Мальчишка перестал сопротивляться, оба Эзра, и Келон лежали на земле, запыхавшись.

Я задержал момент, желая, чтобы клыки Реджи оставили впечатление на мальчишке.

Мы прошли точку невозврата. Теперь, когда наша внутренняя борьба переросла в насилие, доверие было разрушено. Я не мог просто позволить Эзре встать и вернуться к своим делам, мне не нравилось рассматривать альтернативу.

Приняв решение, я мысленно приказал Реджи отпустить его и показал Келону чтобы тот отпустил брата. Эзра остался там, где был, уставившись на меня дикими глазами и красным лицом.

Стоя на коленях рядом с ним, я говорил низким, холодным голосом, придавая ему(голосу) столько самоуверенности и авторитета, сколько мог: "Я понимаю, как ты себя сейчас чувствуешь. Ты можешь мне не верить, но тебе я верю. Однако, я не могу смириться с твоими агрессивными действиями или с твоим неповиновением.”

"Слушай внимательно, потому что повторять больше не буду. С этого момента, если ты не будешь следовать приказам, если ты нападешь на меня или кого-либо еще в этой группе,и если ты попытаешься следовать этому бессмысленному плану без моего на то желания, я убью тебя. Я—без сомнения—брошу тебя в пустоту."

Я встретил глаза Келона, и увидел бурю эмоций, которые боролись между собой: защита брата, злость из за поведения Эзры, и его собственные чувства яросто схватившееся за слабую оставшуюся надежду.

"И если твой брат попытается остановить меня, я выброшу его вместе с тобой. Усек?"

Гранбелы смотрели на меня, испуганные и злые, но я мог сказать, что они мне поверили. Келон кивнул головой, а потом толкнул плечо брата носком ботинка.

Эзра оскалился. "Усек."

Я ушел, больше не сказав ни слова. Реджи начал следовать за мной, но я остановил его.

Останься с Эзрой. Наблюдай за ним и без сомнений хватай, если он попытается что-нибудь выкинуть.

Так точно капитан, ” сказал Реджи, с рвением взять на себя обязанность после долгих дней скуки, наблюдая за тем, как я сижу с камнем в руках.

Пять минут спустя, я уже находился глубоко во мраке, дальше по коридору от фонтана. Это было странно. Как бы далеко я ни шел по этому коридору, мне всегда казалось, что я всего в нескольких шагах от фонтана. Это было похоже на эфирную ловушку, которая защищала подземный город джиннов в Дикатене, где—надеюсь—еще укрывалась моя семья.

Всю мою жизнь—вторую жизнь, то есть—я был окружен артефактами джиннов: Ксайрус, замок, телепортационная сеть... после моей реинкарнации, я принял все это как обыденность, никогда не думая ставить под сомнение достижения древних магов или предпринимать какие-либо усилия, чтобы узнать о них больше.

Это то, что удерживает меня сейчас? Те способы, которыми джинны передавали свои знания, были намного сложнее, чем учебники и репетиторы. Даже когда им угрожало истребление, они не смогли обучить клан Индрат своим секретам, потому что драконы не были в состоянии узнать, как это делают джины.

Я исчерпал возможности своего нынешнего метода. Это было трудно признать, но без свежего взгляда я не смогу узнать, чему меня пытается научить этот ключ-камен.

Взяв за основу практиковать умственную практику(так и написано на инглише), которую я выучил как Король Грей, я начал классифицировать все, что я знал о джиннах и эфире. Я прошелся по каждому уроку от леди Майр, Сильви и Старейшины Ринии. Я заново пережил свои битвы с прислужниками и Косами, а также эфирными зверями из Реликтомб. Я смог воспроизвести послание Сильвии в моей голове и вспомнил слова от проекции джинна.

Проблема была в том, что я просто не знал достаточно о реликвиях или о том, как джинны их использовали. Хотя я многому научился с тех пор, как проснулся в Реликтомбах, мое воздействие на сами реликвии было полностью ограничено моим временем, проведенным в ключ-камне, у меня оставалась полузабытая мертвая реликвия завалявшаяся в руне хранения.

Я достал мёртвую реликвию, которую выиграл в Майрине, и начал осматривать тёмный, ничем не примечательный камень, но лишь мгновением позже моё внимание привлек звук шагов, эхо которого прошлось по залу, двигаясь мне навстречу.

Я поднял взгляд, чтобы увидеть приближающегося Хедрига, как его уверенная походка и уравновешенность выражают утонченное чувство благодати, несмотря на его измученные треснувшие губы и утонувшие щеки. Вспоминая, насколько ценной была даже мертвая реликвия для алакрийцев, я быстро спрятал бугорчатый камень.

"Я не думал, что ты из тех людей, которые носят с собой мертвую реликвию,"сказал зелено-волосый восходящий, подняв бровь, в его голосе слышался намек на осуждение. "Это родословная реликвия или что-то, что ты используешь, очаровывая знать ценящую материалы?"

Я закатил глаза. "Да. Я пользуюсь этим, чтобы соблазнить всех привлекательных девушек, с которыми сталкиваюсь."

"Предполагаю твоей внешности недостаточно?" добавил он, мягко хихикая.

"Ты делаешь мне комплименты или осуждаешь? Не могу понять,” сказал я, не уверен, забавляло ли меня это или раздражало прервав.

Хедриг сел в нескольких футах от меня, казалось бы, неинтересный в якобы редком и дорогом древнем артефакте, который я держал в руке.

"Я признаю, объективно, твои черты лица могут привлечь некоторое внимание. Но я бы без необходимости не сказал что это хорошо," отметил он перед тем, как прочистить горло. "В любом случае, переворот случился раньше чем предполагалось."

Я потер заднюю часть шеи, отвернувшись от Хедрига. “Я—”

"По сути, ты прав. Я думаю, ты хорошо справился.” Хедриг протянул руку, сомневаясь, потом похлопал меня по плечу. "В любом случае, похоже, что я прервал. Мои извинения."

Я покрутил головой. "Все в порядке. Мне нужно было отвлечься."

"Эзра, наверное, не согласился бы," ответил Хедриг, когда он встал на ноги, угол его губ изогнулся в улыбку. "Удачи, Грей."

Посмеявшись, я снова сосредоточил свое внимание на мертвой реликвии в руке. За исключением пурпурной дымки эфира, окружавшей его, камень был пресным и неинтересным. Это был тип камня, который ребенок может бездумно выбить с дороги.

Я втолкнул эфир в мертвую реликвию, так же, как я взаимодействовал с ключ-камнем, но ничего не случилось. Затем я попытался вытянуть из него эфир, но тут же остановился. Я могу сказать, что в мёртвой реликвии всё ещё содержалось очень мало эфира, и я не хотел слепо уничтожать её за такое ничтожное количество эфирной энергии.

Вздохнув, я взглянул на Хедрига, который в медитативном состоянии сидел на скамейке рядом с фонтаном.

Хрустнув запястьем я подбросил реликвию в воздух, смотря, как она делает дугу до тех пор, пока она чуть не коснулась низкого потолка, затем словил ее в воздухе, пока она не упала.

Не имея больше соломинок, за которые мог бы ухватиться, я засунул реликвию в карман, закрыл глаза и снова начал пополнять свой эфир.

***

По мере того, как я в очередной раз протолкнулся через фиолетовую стену во внутренний мир ключ-камня, я сразу же почувствовал, что что-то изменилось. Ранее завершенные фигуры остались на месте, отображая настоящее и прошлое в зеркальном помещении. Остальные геометрические фигуры—мои кусочки пазла—расплылись в мое отсутствие, как обычно.

Это не было чем-то, что я мог видеть, но был как статический заряд, своего рода скрытая энергия, покрывающая атмосферу.

Быстро, собрав и отсортировав части, в надежде, что ощущение, которое я чувствовал, было своего рода бессознательным пониманием, достигнутое усилиями, со своими собственными знаниями об эфире. И все же, когда передо мной находились кусочки, я не почувствовал нового просветления закона.

Как и когда я следовал за эфирными вибрациями, которые позволили мне пройти через пространство, я позволил своему разуму расфокусироваться и дрейфовать под действием электрического гула. Казалось, что он заполняет пространство, заполняет весь мой разум, но было одно маленькое, невзрачное место, где оно четко прослеживалось, более конкретным.

Используя эфир, как пару щипцов, я протянул руку ту точку и вытянул напрямик что-то.

Мертвая реликвия.

Ошеломленный, я наблюдал, как по воздуху дрейфовал безупречный камень, как и другие фигуры, которые я нашел здесь. Инстинктивно, я втолкнул в него эфир, как я пытался, сидя в темноте в зале зеркал.

Тупая, грубая поверхность камня разбилась, как будто его ударили молотком, показав пылающий бриллиант, обжигаемый белым светом. Бриллиант растворился, распространив свое сияние по миру ключ-камня. Куда бы свет не касался, я чувствовал тупую боль, которая внезапно возросла, как будто мой разум расширялся, чтобы сдержать его.

Поле геометрических фигур, казалось, поглощало свет, освещаясь горячо-бело, и вдруг я понял. Так же, как когда я строил куб, ставший окном настоящего, куски практически показались мне, и я быстро начал складывать их вместе.

В волнении и эйфорическом порыве понимания я чуть не пропустил это. Звонок тревоги прозвенел в моей голове, и мой фокус вернулся к кубу.

Зеркальная комната была в хаосе.

Келон боролся за то, чтобы отбиваться от Ады, которая была свободна от завязей. Она царапала и кусала его с яростью, варварской силы, но он двигался так, словно боялся навредить ей.

Хедриг выполз из фонтана, двигаясь медленно, как будто ошарашенный. Кровяная струйка из его уха растеклась по воде и окрасила его щеку и шею в красный.

Зеркала, расположенные рядом с Хедригом и фонтаном, были почти полностью разбиты, теперь открывая только пустоту за его пределами.

Эзра бежал по коридору, таща за собой труп Рии.

Реджи нигде не было видно.

Отбросив все мысли о том, чтобы закончить двенадцатигранник сейчас, я попытался открыть глаза, выйти из мира ключ-камня, но не смог.

Всякий раз, когда я приближался к дымчато-фиолетовому барьеру, мое сознание отбрасывалось назад к незавершенной головоломке, плавающей в ожидании среди поля геометрических фигур, ожидающих быть расставленными.

Чёрт возьми!

На всех гранях куба, Хедриг неуклюже выкатился из фонтана и был на ногах, спотыкаясь в сторону Эзры. Молодой восходящий оттянул руку, как будто собрался бросить копье в зеленоволосого восходящего, Хедриг бросился на землю, но это был обманный маневр.

Уловка дала Эзре время, необходимое, чтобы перетащить тело Рии на оставшееся расстояние к зеркалу рогатого восходящего. Мой желудок скрутило, пока я смотрел, как он тащится с трупом и прижимает мертвую руку к холодной поверхности зеркала.

В суматохе, я снова начал размещать кусочки головоломки, двигаясь настолько быстро, насколько позволяли бы мои эфирные манипуляции. В то же время, я наблюдал за битвой, происходящей за пределами ключ-камня.

В зеркале восходящий кровей Вритры злобно улыбался. А потом он исчез, и фиолетовый туман просочился наружу из зеркала и влился в Рию, как тогда, когда Ада коснулась собственного зеркала.

Глаза Рии распахнулись и две черные пустоты уставились на Эзру. Одной рукой мальчик отбивался от Хедрига копьем, а другую опустил, предложив свою руку Рии. Когда она взяла ее(руку), Эзра вздрогнул, практически отдернувшись от нее, но отекшая, мертвая рука Риа цеплялась в его до тех пор, пока не показалось, будто его кости сломались.

Хедриг бросился вперед, схватив копье, занося его назад и вверх, ударив Эзру в подбородок основой и сбивая его на спину, на тело Рии. Произошёл взрыв энергии Эзры, который оттолкнул Хедрига и разбил несколько близнаходящихся зеркал.

Все три тела в мгновение лежали на каменном полу. Риа, или Мителий в ее теле, был первым, кто пошевелился. Когда он перевернулся и начал толкать себя вверх, плоть вокруг отсеченного обрубка ноги начала пузыриться и расти, образуя черную, омертвелую ногу похожую на булаву.

Рядом с ним Эзра начал дрожать от боли. Вокруг распространившихся по руке черных фурункул, кожа становилась серой. Его лицо было скрутилось в замученный, испуганный крик, пока заразные выросты быстро поглощали его тело... пока не осталось ничего, кроме закрученного, Эзраобразного куска.

И все же, несмотря на хаос, Реджи нигде не было.

Пока все это происходило, я лихорадочно работал, чтобы закончить двенадцатигранник, не зная, что именно произойдет, когда он будет закончен. Я знал, что не смогу уйти, пока не закончу головоломку; Я только надеялся, что успею во время к остальным.

Вдруг Келон пролетел мимо Хедрига, его копье пылало перед ним.

Откатившись, Мителий встал на ноги с копьем Эзры в руках и тут же превратился в бурю порезов и ударов, которые заставили Келона отступить в оборонительную позицию. Даже тогда он, казалось, едва мог избегать молниеносных атак.

Мителий продолжал давить Келона, но это помогло Хедригу оказаться сзади. Неважно как, не уследил за зеленоволосым восходящим или не учел навыков Хедрига, Мителий был полностью сосредоточен на последнем из Гранбелов, когда Хедриг нанёс удар.

Тонкое лезвие пробило спину Мителия, чуть левее позвоночника, затем было вырвано наружу через бок, наполовину разорвав туловище чуть ниже ребер и оставив ужасную, зияющую рану. Однако, прежде чем я смог так сильно приободриться, плоть снова начала кипеть, и из разреза образовался затвердевший черный шрам.

Прокрутившись, Мителий разрезал лодыжки Хедрига краем лезвия копья, позволив импульсу копья нести себя само вокруг его тела, выпрямив его для выпада в сердце, который Хедриг едва ли парировал.

В мире ключ-камня последние кусочки двенадцатигранника медленно опускались на место, но меня отвлекла сцена, проигрывающаяся на одной из граней пирамиды, которая показывала недавнее прошлое. Казалось, что оно догоняет настоящее, а теперь показывает, что произошло всего несколько минут назад.

В нем Эзра ходил вверх и вниз по залу, Реджи бродил за ним, как убийственная тень. У мальчика был нервный взгляд исподтишка, судя по нему: его руки дрожали, и он продолжал оглядываться, как будто ожидал, что на него нападут в любой момент.

Хедриг сидел на краю фонтана, с погруженными ногами в соленую воду. Келон проверял завязи фальшивой Ады, что нам приходилось часто делать, чтобы не дать фантому ранить тело Ады.

Как только Эзра подошел к фонтану, его нервозность приняла вид темной решимости. Он внезапно сделал резкий шаг в сторону и активировал герб.

Мое сердце заколотилось, как только взрыв вышел из него, тело Хедрига шлепало по воде и ударившись головой о край фонтана. Келона отбросило так, что я его больше не мог увидеть и даже Аду жестоко дергало в завязях.

Зеркала вокруг Эзры разбились, и, к моему ужасу, Реджи был выброшен через открытую рамку, исчезая в пустоте с другой стороны.

Глава 288: Последняя Надежда

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 18.12.2020

Нет, думал я, мое сердце билось в горле. Это невозможно.

Взрыв сломал ближайшие скамейки и достаточно сильно задел Аду чтобы ослабить узлы, она быстро порвала веревку, освободившись.

Мой фокус был притянут обратно к двенадцатиграннику, как только последний кусочек встал на место. Как и раньше, он мерцал и светился, очертания отдельных кусочков, которые я использовал, чтобы завершить головоломку, исчезали и формировали объемную форму.

В настоящее время Хедриг и Келон впали в гармонию, работая сообща, чтобы удерживать Мителия в обороне, но каждый раз, когда они наносили удар, рана мгновенно закупоривалась.

Половина трупа Рии уже была покрыта шершавыми наростами, но ни Хедриг, ни Келон сами не избежали повреждений. У Келона было сильное кровотечение из пореза на ноге, и Хедриг, похоже, прижал отрубок копья к его щеке, которая была опухшей и уже меняла цвет.

Наконец, переливающееся мерцание на гранях двенадцатигранника сгладилось и перестало двигаться, и на каждой грани показалась разная движущаяся картинка.

В одном из них был уничтожен зал зеркал. Весь конец зала сгорел, его зачерненные края открывались прямо в пустоту. Каждое зеркало было разбито, и большинство рам было сожжено. В комнате не было никаких признаков жизни.

На другой грани двенадцатигранника я увидел себя стоящим с Хедригом и Адой, которые яростно плакали, пока мы проталкивали останки Эзры через пустую раму зеркала и прямо в пустоту.

Зал был выжжен и взорван, фонтан пуст, многие зеркала разбиты, но в целом он остался нетронутым.

Хедриг взял девушку в ласковые объятия, а я повернулся и ушел.

Мои глаза зацепились за третью картину. Мителий, в трупе Рии, преследовал меня вдоль зала из зеркал. Позади него Келон и Хедриг были полностью поглощены темными фурункулами; они были явно мертвы.

Ада лежала без сознания рядом со мной. Мителий наклонился над ней и прижал к щеке одну из почерневших рук. Я отвернулся, толкая двенадцатигранник эфиром, так чтоб он вращался, убирая ужасную картину с линии моего зрения.

Вращающийся двенадцатигранник показал различные изображения, которые попали в поле зрения. Некоторые из них были вариациями того, что я уже видел, но один в особенности привлек мое внимание.

В ней я видел себя, активирующего божественную руну, которая светилась золотым сквозь мою одежду. Фиолетовые пылинки эфира кружились и закручивались по комнате, как семена одуванчиков, и все, к чему они прикасались, светилось эфирной энергией.

Я наблюдал, прийдя в ужас, за зеркалами, которые чинились на моих глазах, и кусочки фонтана вместе улетели на место, как будто время отмоталось, дым и пар из воздуха буквально слился воедино, превращаясь в камень и воду.

Когда фиолетовые пылинки приземлились на Эзру, фурункулы начали уменьшаться, отступая, пока они полностью не исчезли. Молодой восходящий задышал, и его глаза распахнулись. Он был жив.

Незадолго до того, как стекло разбитого зеркала через которое, Келон был выброшен вернулось на место, Келон сам пролетел сквозь него, мягко сев на землю в зале зеркал. Раны, которые он получил во время битвы с Мителием, закрылись; даже поврежденные одежда и броня вернулись в прежнее состояние.

Испуганное, убитое горем изображение Ады в зеркале растворилось в розоватый дым, который вытек из зеркала, а затем целенаправленно перемещался по коридору, пока не нашел ее бессознательное тело, возвращая ее к себе.

Там, где пол зала был наиболее взорванным и сгоревшим, пепел стал кружиться, создавая миниатюрный циклон. По мере того, как пепел сгущался, форма начала приобретать фигуру.

Телу Рии, все еще не хватало одной ноги, вися в воздухе, как тряпичная кукла, безжизненно и как-то неполноценно. Потом отгрызанная часть ее ноги начала отрастать, исцеляясь на глазах. Когда ее веки распахнулись, она смущенно и испуганно посмотрела вокруг на теперь уже нетронутый зал, прежде чем спустилась на землю, где ее встретила бегущая с обнимашками Ада.

Хотя видения прошлого и настоящего предполагали возможность того, что третья головоломка может показать видения будущего, я рискнул надеясь на то, что такое возможно, пока я сам не удостоверился в этом, наблюдая за событиями, которых еще не было.

Каждая грань двенадцатигранника, казалось, показывала другое потенциальное будущее, некоторые из них показывали наше поражение, правда, там оставался шанс, что мы сможем победить восходящего кровей Вритры и сбежать из зал зеркал.

Тем не менее, страх пузырился в моем нутру(моих кишках) от того, что я видел, или не видел; Реджи нигде не было ни в одном из будущего, которые я мог видеть, даже в том, где я каким-то образом смог вернуть мертвых.

Что это за сила? Мне было интересно, все еще наблюдая за тем, как потенциальное будущее проигрывается на гранях двенадцатигранника. Это казалось слишком невероятным, чтобы быть возможным. Это был аспект(проявление) Жизни, вивум(vivum)? Способ вернуть мертвых к жизни?

Нет, подумал я, это больше похоже на аэвум(aevum), аспект Времени. Это было похоже на то, как эфир прокручивал часы вспять, к чему бы не прикоснулся, устраняя поврежденные стекло, камень, между прочем и плоть.

Волнение вспыхнуло во мне. Вот оно! Это была сила, которая мне была нужна, чтобы победить Агрону и закончить войну с Алакрией. И не только это, но и то, что я мог бы устранить ущерб, нанесенный Агроной. Я могу спасти всех: Бунд(Buhndemog Lonuid), Синтия(Cynthia Goodsky), Адам(Adam Krensh), Сильвия... мой отец.

Я могу вернуть их всех!

Пока двенадцатигранник вращался по кругу, панель, в которой мы Хедриг, Ада и я стояли в одиночестве в обломках зала, вновь стала видна. В этой версии будущего, я начал использовать эфир на любых зеркалах, которые были еще нетронутыми и в них находился восходящий попавший в ловушку вовнутрь.

Как и в другом видении, трещины и щели в зеркалах стали исчезать, как будто починились. Потом, один за другим, восходящие исчезли. Когда все они были освобождены из своих тюрем, свет в комнате едва заметно поменялся, приняв более теплый оттенок, и в одном из пустых рам появился портал.

Однако в этой версии будущего остальные остались мертвы.

Почему? Мне было страшно подумать. В чем отличие между этими двумя видениями будущего? Что мне нужно сделать?

Затем исчезли образы прошлого, настоящего и будущего, и три формы, которые я построил внутри ключ-камня начали растворяться в потоках фиолетового песка, который клубился вокруг меня от порывов ветра, который я не мог почувствовать. Вскоре я смотрел сквозь глаз эфирного торнадо, скребущий ветер и грубый песок царапали все слои моего сознания.

Слишком рано! подумал я, паника овладела мной. Я не понимаю!

Боль и давление накапливались и продолжались до тех пор, пока я не удостоверился, что шторм разорвет мой разум на части, вырвет мое сознание из тела, и бросит его в пустоту...

Потом оно исчезло. Вместо сырой, разрывной боли я почувствовал ощущения свежести и спокойствия, как будто только что вышел из прохладного душа в жаркий летний день.

Я открыл глаза. Мое душевное очищение было настолько полным, что на мгновение я забыл, что происходит вокруг меня.

"Артур!"

Потребовалось мгновение, чтобы голос Реджи попал в мое туманное замешательство. Это было из прошлого, настоящего или будущего? Я чувствовал, как будто само время бессмысленно, и в общих чертах задавался вопросом, так ли чувствуют себя пойманные в ловушку восходящие внутри зеркал.

Пойманные в ловушку восходящие ... Мысль зудела во мне. Я видел их в видении будущего... или это было настоящее? А потом был восходящий кровей Вритры, Мителий... Он сбежал—или он сбежит? Я не мог отличить.

Комната задрожала, у фонтана напротив меня Келон выпустил свое вольтаическое энергетическое заклинание, дуговая энергия поразила Мителия одновременно под разными углами, чуть ли не сжигая тело Рии до угольков и оставляя корочку, оставляя остаточное свечение в моей сетчатке.

Я быстро моргнул, подступающее ощущение, что мне следует что-то сделать, вырвалось из замешательства.

Келон прыгнул на Мителия, пытаясь использовать последствия своей катастрофической атаки, чтобы вогнать свое горящее копье в сердце восходящего кровей Вритры. В тот же момент Хедриг резанул снизу, стремясь отрубить ногу Мителия до колена.

Он был к этому готов.

Плоть вокруг его колена пузырилась наружу, затвердевши, поймав меч Хедрига в узел заросший черными клетками. В руках Мителия копье Эзры махнуло силой тарана, поймав Келона в воздухе и отбив его в сторону, как жука.

Удар адреналина поразил меня, как молния, пока я смотрел, как Келон летел в сторону, ударившись в раму одного из зеркал, крутанувшись в пустоту. Он исчез.

Лицо Рии глумилось над Хедригом. "Как будто вы, мелкие отбросы, сможете дать мне отпор". Слова вышли промеж ее холодных, потемневших губ, они звучали полностью по другому не как Рия. "Ты даже не можешь понять, какую честь я тебе оказываю. В мое время только величайшие воины погибали от моей руки..."

"Артур!" Реджи снова закричал в голове. Он был внутри меня, как я понял. Я чувствовал его слабое присутствие, его разум, его дикую панику. И я чувствовал, как руна Разрушения бушует, как лесной пожар, умоляя быть освобожденной и сжигая последнюю каплю моего замешательства и неопределенности.

Передо мной Мителий беззаботно протянул руку к Хедригу, который попытался откинуться назад, но поскользнулся в крови и ударился о землю мыча. С честью, ветеран восхождений оставался спокойным даже перед лицом предстоящей смерти.

Когда раздутые, отекшие белые пальцы направились к моему другу, я поднял собственную руку и призвал фиолетовое пламя. Голова Мителия обернулась как только он почувствовал мою силу, и с поразительной скоростью он закинул назад копье и запустил его, как ракету, направленную прямиком в мое горло.

Копье казалось медленным, до момента пока не стало выглядеть висевшим и застывшим в воздухе. Мёртвое лицо Рии было скручено в ненавистный рык, как нарисованное. Хедриг лежал на спине у ног Мителия, с поднятой рукой вверх, в попытке предотвратить удар, который был направлен в меня.

Не парясь, присматривать за ними, я увидел сеть эфирных вибраций между Мителием и мной; Все, что мне нужно было сделать, это сфокусироваться на них и активировать мою руну, и я смог пройти по вибрациям с Божественным Шагом, появляясь между Хедригом и Мителием, с силой Разрушения, все еще активированной в моей руке.

Мир снова пришел в движение, и я наблюдал, как копье летело вдаль. Глаза Мителия расширились от удивления, все еще сфокусировавшись на том месте, где я был всего секунду назад, прежде чем снова закрутился со скоростью недавно кастрированного старого кошака(razor grimalkin - кому интересно), его рука тянулась ко мне, как кончик отравленного кинжала.

Но и это было недостаточно быстро.

"Гори," скомандовал я, и голодное пламя выпрыгнуло из моего кулака как огнемет чистого фиолетового разрушения, подпитываемого моим эфиром

Разрушение вверглось в тело Рии, отметая Мителия, кричащего и упавшего на спину. Он катался и бился в пламени, и его сила привела к тому, что твердая, черная оболочка начала формироваться по всему телу.

Даже пока он горел, он выкрикивал "Я Мителий Дрездиевич—сын Правителей—и я—отказываюсь—"

"Сдохни," холодно сказал я.

Фиолетовый огонь поглощал черную корочко подобную кучу и бледную мертвую плоть, уничтожив тело быстрее, чем Мителий регенерировал.

Пока я смотрел на тело доброй девушки—девушки, которая принесла сладости на восхождение, а не пайки—которое разлагалось, я чувствовал только прилив силы, зная, что, скомандовав Разрушению, я смогу победить все, что угодно. Даже Агрона не в состоянии сопротивляться такой грубой разрушительной силе.

Разрушение питалось до тех пор, пока даже пепла не осталось, но когда тело Рии исчезло, Разрушение осталось. Я чувствовал, как сила вытягивается с меня, оно жаждало большего.

Я сжал кулаки и стиснул зубы, пытаясь усмирить оставшееся пламя, которое распространялось по каменному полу и быстро его поглощало, вместе с большей частью моих запасов эфира.

Сгусток фиолетового огня вспыхнул на правой руки, закипитив воду внутри фонтана и заставив две разбитые скамейки воспламениться. Пурпурные угольки парили по воздуху вокруг меня, и все, к чему они прикасались, загоралось.

Это было прекрасно.

Потом искра прилетела на ногу Хедрига.

Он сгорит, я знал, как и все остальное. Келон, Эзра, Риа, Ада... Хедриг. Все они были сопутствующим ущербом, но их жизнь была ценой, которую я должен был заплатить, чтобы зайти так далеко.

Нет! Это было неправильно, я знал. Это говорит Разрушение, а не я!

Я снова увидел будущее, двенадцатигранник тому свидетель: зал зеркал разрушен, от моих спутников ничего не осталось, кроме пепла. Вот что случилось бы, если бы я не смог контролировать Разрушение. В конце концов, он поглотит все. Даже меня.

Чувствуя, что контроль ускользает от меня, зная, что Хедриг будет сожжён в мгновение ока, если я что-то не сделаю, я воззвал к Реджи.

Мы должны исчерпать наши запасы эфира. Всё до капли! Форма Рукавицы! Сейчас!

Реджи не сомневался. Когда он оказался в моей правой руке, я поднял ее, направив на одно из многих разбитых зеркал, вдали от Хедрига, который выкрикивал мое имя, моля о помощи.

С Реджи в руке, который поглощал эфир, я направил Разрушение в нужную сторону и вытолкнул. Фиолетовый огонь вырвался из меня, как адское пламя, выплеснувшись во тьму, где ему нечего было потреблять.

Все больше и больше разрушительной энергии вытекало из меня. Я сжег весь, весь запас до последней капли эфира в своем теле. И когда я был сухим и пустым, как отбеленный солнцем череп, последний огонек мелькнул и исчез, не в силах выйти из руны Реджи.

Моя голова кружилась, но я вздохнул с облегчением, когда увидел Хедрига вставшего на ноги, его броня обгорела, но в остальном выглядел несожженным.

Затем мои колени согнулись, и мир погрузился во тьму.

Глава 289: Божественная Руна

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 19.12.2020

Пронзительная боль, распространившаяся по всему телу, вырвала меня из сна. Я не мог даже поныть, пока мои глаза еле открылись.

Только когда я глянул на выжженное что то походящее на длинный, пустующий коридор, воспоминания о случившемся вспыхнули передо мной: Риа, одержимая восходящим кровей Вритры, смерть Эзры, падение Келона в пустоту, мое использование Разрушения, чтобы убить восходящего, и фиолетовое пламя, попавшее на Хедрига.

Хедриг! Я напрягся, как только подумал о зеленоволосом восходящем, вызывая органоразрушающую боль, которая вспыхнула во мне еще раз.

"Первое, что ты делаешь, когда просыпаешься, это беспокоишься о каком-нибудь случайном восходящем, которого встретил несколько дней назад, а не о своем любимом товарище?" сказал мне знакомый голос, пусть даже по тону немного выше нормального. "Понимаю каково это.”

Реджи! Что произошло?

"Я расскажу тебе, что произошло!" Реджи не выдержал, его почти детский голосочек, с оттенком разочарования.

Черная тень появилась из грудины, показывая моего теневого товарища... похожего на.

"Посмотри на меня!" Реджи лаял, плавая в нескольких футах надо мной. Когда-то громадный теневой волк, который был достаточно большим, чтобы взрослый мужик мог легко ездить верхом, был теперь, не подобрав лучшего слова, щенком. У него все еще были волчьи черты, теневой хвостик, четыре черные лапки и рожки на голове, но теперь он был только размером с мою голову.

"Я вижу, ты... поубавил в весе", проскрипел я, морщась от боли.

"Хехехе," высмеивал Реджи, посмотрев на меня. "Я дал бы тебе пощечину, если бы у меня была сила взрослого тела."

"Это”—Я махнул рукой в его сторону, указывая на его уменьшительную форму—”произошло потому что нам пришлось исчерпать весь наш эфир?" спросил я.

Мой щеночек-дружочек закатил большие глаза. "Нет. Я стал таким, чтобы воплотить свои мечты в жизнь как чей то дружок по объятиям ."

"Я видел, как тебя отбросило в одно из зеркал" сказал я, игнорируя его сарказм. "Что случилось после этого?"

Реджи на мгновение подумал, потерев подбородок маленькой лапкой. "Я точно не помню. Я просто продолжал падать в пустоту, пока не потерял сознание, а потом снова оказался в твоем теле с раскалывающейся головной болью".

Я вздохнул с облегчением, рад, что в будущем у меня будет меньше поводов для беспокойства, когда я буду сражаться бок о бок со своим теневым товарищем.

Желая двигаться, я попытался оттолкнуть себя от земли. Когда в моем сердце оставалась едва ли лишняя щепотка эфира, и боль исходила от каждого сантиметра моего тела, я даже не мог присесть, не говоря уже о том, чтобы встать на ноги.

Не имея сил и с головной болью, достаточно сильной, чтобы мешать мне медитировать, я откинулся назад и позволил своим мыслям блуждать. Воспоминания и эмоции, которые я накапливал и хранил в глубине души, стали всплывать—воспоминания и эмоции о друзьях и семье возвращаясь в Дикатене.

Я так старался нагрузить себя, даже не давая себе времени подумать о болезненных воспоминаниях о жизни, которую я оставил позади. Наблюдая за трагедией семьи Гранбел, которая проигралась, должно быть из за нее прорвалась плотина, которую я бессознательно строил, чтобы сдерживать эмоции. Я боялся, что существует реальная вероятность того, что я встречусь лицом к лицу с безнадежными шансами на то, что захочу снова увидеть свою семью и друзей когда-нибудь, это полностью поглотит меня, если буду думать о них слишком часто.

Но что было еще страшнее, так это то, что я чувствовал, как медленно забываю их лица и голоса. Узнать их не было проблемой, но иметь возможность представить их в моем воображении... это становилось все сложнее.

Мое тело медленно восстанавливало запасы эфира, и боль от ответной реакции начинает притупляться, я оттолкнул лица Элли и моей мамы, застывшие в моем сознании с выражениями скорби и отчаяния.

Медленно вставая на ноги, я вытащил мёртвую реликвию, которую спрятал в кармане, подтвердив собственными глазами, что некогда чёрный камень теперь был мутным белым кристаллом. Желая узнать, для чего он предназначен, я влил в него скудные остатки эфира, которые у меня остались.

Ничего не произошло.

"Ты сломал его?" спросил Реджи.

Я не думаю? Я спрятал непрозрачный кристалл обратно в карман. Нам придется изучить его намного позже; когда я не буду чувствовать себя почти мертвым.

Сместив взгляд, я заметил, что для меня из куска одежды была сделана(скручена) самодельная подушка. Бессмысленные эмоции привязанности к этим Алакрианам, с которыми я только что познакомился, начали проявляться, зажав мое нутро. Повертев головой, я задал вопрос, который боялся задать с тех пор, как проснулся.

"Кто жив?"

"Иди проверь сам. Они вон там,” буркнул Реджи, указывая налево пухленькой лапкой. "Теперь, извини меня, я буду прятаться в теле, пока не смогу снова впитывать эфир самостоятельно. Не зови без срочной надобности."

Я поднял бровь. "А ты вообще полезен в своем состоянии?"

"Ой, захлопнись," он резко ответил перед тем, как исчез в моем теле.

Вздохнув, я осмотрел выжженные останки комнаты зеркал. Так же, как и будущее, которое я видел внутри ключ-камня, зал был окрашен в черный и красный цвета, фонтан разбился, и вода проливалась по кругу. Многие зеркала были разбиты, открывая бесконечную пустоту, в которую упал Келон.

Ключ-камень...

Я оглянулся, но кубовидной реликвии нигде не было видно.

" Он рассыпался после того, как ты вырвался из транса, " сказал Реджи.

Черт подери! Я надеялся, что, возможно, будет еще одна возможность для меня, чтобы погрузиться в ключ-камень, еще один шанс, чтобы построить знания, которые я получил. Если бы это глупое дите не выпустило восходящего кровей Вритры—

Я отшатнулся от мысли. Это "глупое дите" заплатило за свою ошибку жизнью. Злиться на него сейчас не было причин, и не было никакой возможности вернуть вспять то, что было сделано.

Если бы..

Ключ-камень не показал мне будущее, где я мог буквально повернуть вспять время самой смерти. Я прощупал свой разум на наличие божественной руны, и пока я чувствовал ее там, я не мог сказать, что она сделала.

Как бы там ни было, я узнал все, что я был способен понять из ключ-камня. Вот почему он вытолкнул меня, я уверен. Я бы просто попробовал снова, чтобы увидеть, что он может делать...

Несмотря на бардак в комнате после нашей битвы, поиск остальных не занял много времени.

И как я ожидал, остались только Хедриг и Ада. Хедриг стоял на коленях у чудовищных останков разрушенного тела Эзры. Единственный оставшийся родич Гранбелов лежал на земле возле своего зеркала, которое, к счастью, осталось нетронутым. Призрак был несвязан, но он был без сознания.

Ада в зеркале, настоящая Ада, также лежала на земле, все ее тело дергалось от всхлипов.

Она, должно быть, видела все, что случилось , понял я, встревоженный до ужаса. Я подумал о битве у Стены—как я в панике искал своего отца, и как я нашел его слишком поздно...

Я протянул руку и коснулся зеркала, и вдруг услышал, как она давилась, сумасшедше рыдая. "Прости, Ада."

Будем надеяться, что это сработает , я думал, но я засомневался, прежде чем активировать новую божественную руну. Это было похоже... на экзамен, на котором требуется активировать ее(руну), привести опыт в реальный результат, практику ключ-камня. Использовав единожды, я буду знать, что она может сделать—а чего не может.

Как бы то ни было, это должно быть сделано . Со стальными яйцами(Я придался решимости) я направил эфир в божественную руну.

Знакомое тепло исходило из моей нижней части спины вместе с потоком знаний конкретного закона аэвума, полученного через ключ-камень. Подобно моему пламени Разрушения и Божественному Шагу, закон превратился в то, что я смог воспринимать, проявив себя в форме, которая имела для меня смысл.

С моей руки начали разлетаться пылинки пурпура, вращающиеся вокруг, как будто я был в миниатюрной галактике. Ада посмотрела вверх, растерянность и удивление на мгновение взяли верх над отчаянием, и она начала исчезать, превращаясь в розовый туман, который вылетел из зеркала и вернулся в тело.

Густой черновато-фиолетовый дым был изгнан из ее пор и засосан обратно в зеркало. Фантом появился снова в тюрьме, с видом чистой ненависти на скрученной копии лица Ады.

У моих ног, тело Ады дернулось и ее глаза открылись. Она отбежала, подальше от зеркала, ее глаза широко раскрылись от страха. Хедриг наклонился вниз и положил руки на плечи, заставляя ее кричать.

"Тише, Ада, это я, это лишь я. Тише."

Достав костяной-белый кинжал, который когда-то принадлежал брату Каэры, я первым делом направил его в зеркало Ады, разбив само зеркало и уничтожив фантома навсегда.

Когда я повернулся, Ада зарылась головой в грудь Хедрига, ее маленькая фигура дрожала, пока она выла так горестно, что я просто не мог подойти ближе.

Это те самые Алакриане, люди, которые растоптали Дикатен, ответственные за смерть стольких людей, которых я знал, любил. Мне следует наслаждаться их несчастьями и страданиями.

Так почему? Почему в груди все сжалось, как промокшее полотенце?

Но даже так, дело было не только в них. Разочарование и сожаление, которые я чувствовал—чувство потери от того, что я не смог узнать—грызли меня изнутри, и я ничего мог не поделать с этим, но желаю, потому что не вижу потенциального будущего.

Несмотря на то, что я открыл новую руну бога, теперь было ясно, что я смог понять только часть желанного в полной мере. И с исчезновением ключ-камня, мое родство с аэвумом, какое бы слабое оно ни было, у меня, возможно, никогда не будет шанса научиться этому снова.

"Реквием Эйровы(Aroa can be pronounced EYROWAH)", прошептал я. В потоке испытавшего познания, подпись, похожая на имя, отложилась в памяти заклинания само. Это было поэтично и красиво, но для меня это оставалось лишь напоминанием о том, каким заклинанием могло бы быть.

Заклинание, которое могло бы спасти Келона, Эзру и Рию—заклинание, которое могло бы даже вернуть моего отца.

По крайней мере, я спас Хедрига и Аду, я думал, без энтузиазма, в провальной попытке увидеть что то хорошое в будущем, которым я окончил. И я могу освободить застрявших в ловушке восходящих, не останавливаясь, пробуя.

Я отвлекся от них, обращая внимание на бесчисленное множество целых зеркал, в которых находились восходящие, большинство которых изучало меня с уважением... а некоторые даже страхом.

Оставив Хедрига присматривать за Адой, я начал искать определенное зеркало рядом с фонтаном. Не прошло много времени, чтобы найти восходящего, которого обещал освободить, хотя его зеркало поцарапалось и треснуло, его зеркальная тюрьма осталась нетронутой.

"Я человек слова," сказал я, прижав руку к прохладному стеклу. Глаза восходящего расширились от шока, как только пылинки эфира начали вращаться вокруг моей руки и начали заделывать многочисленные трещины, которые повредили поверхность зеркала. "Хорошо отдохни," я прошептал, как только он исчезал

"Спасибо."

Когда восходящий полностью исчез, я глубоко вздохнул. Отойдя от зеркала, я посмотрел вниз на свою ладонь. Несколько следов эфирных пылинок продолжали медленно двигаться вокруг моей руки по орбите медленно рассеиваясь, оставляя меня с ощущением пустоты.

В отличие от Божественного Шага или Разрушения, эта руна не расходовала большую часть моих запасов эфира. Даже при ограниченном количестве эфира в моем ядре, я был уверен, что смогу освободить всех оставшихся восходящих.

Тем не менее, несмотря на эту новую способность, которую я открыл, у меня осталось горькое послевкусие.

Ключ-камень мог бы открыть более глубокое и мощное проникновение аэвуом, но из-за моего отсутствия понимания, у меня был только кусочек целого.

Самая малая часть целого...

Теперь, когда я полностью понял руну, я знал, что эта способность может влиять только на неорганические объекты, такие как зеркала.

Положительные стороны, с помощью этой способности ты можешь превращать мертвые реликвии в настоящие, которые можно использовать, " вмешался Реджи.

Я свернул пальцы в тугой кулак. Ты прав.

Несмотря на ограничения, возможность возврата времени была чем-то, чем даже Кезесс Индрат(Kezess Indrath) не может управлять, и хотя я не мог использовать его в бою—или вернуть тех, кого я потерял—это не означало, что я не мог в полной мере пользоваться его функционалом. Я просто хотел, чтобы Баллада Рассвета все еще была со мной, чтобы я мог вернуть меч, выкованный асурами, в его былое состояние.

Я вытащил некогда мертвую реликвию из кармана, чтобы осмотреть ее еще раз. Края прозрачного кристалла теперь тускло светились. Теперь, когда я вернул больше сил, я втолкнул в камень больше эфира, но все равно ничего не случилось. Кажется, что вместо того, чтобы быть активированной эфиром, реликвия имеет некоторый период перезарядки, прежде чем ее можно будет использовать снова. По крайней мере, я на это надеялся.

Прокладывая свой путь через оставшиеся зеркала, я продолжал напрягать мою недавно приобретенную божественную руну, чтобы освободить души восходящих попавшие внутрь ловушки до тех пор пока последняя из них не исчезла, с не поверившей улыбкой на ее уставшем лицо.

Холодный белый зал слегка потускнел и переключился на более теплый тон. Вдалеке появился полупрозрачный портал в одном из пустых зеркал, точно так же, как и в изображении, которое я видел на одном из граней двенадцатигранника.

Только тогда я понял, Хедриг и Ада вдвоем наблюдают за мной.

"Как—как ты себя чувствуешь?" спросил я, запинаясь, глядя на Аду.

Бедная девушка едва могла кивнуть головой, прежде чем она посмотрела в сторону, ее распухшие красные глаза были полны обиды.

Я тяжело взглотнул, прежде чем подойти к ним. Порывшись в кармане, я вытащил симулет, который мне дал Келон. "Вот, тебе стоит это взять."

Ада хлестнула головой, встретившись со мной, глаза зажглись от паники. "Т-Ты оставляешь нас здесь?"

Я повертел головой. "Вы все оказались в этом бардаке, потому что я был с вами. Если вы двое пройдете через портал самостоятельно, это приведет вас к святилищу".

"Ты не можешь этого знать,” сказала Ада, ее слезливое лицо сморщилось в хмурый вид.

"Я не знаю, но я знаю, что если ты пойдешь со мной в следующую зону, она будет еще сложнее, чем эта."

Через минуту колебаний, она потянулась за симулетом в моей руке, но Хедриг помешал.

"Я не собираюсь возвращаться на поверхность", серьёзно сказал зелёноволосый восходящий.

"Ты это не серьезно." фыркнул я. "Ты чуть не умер и хочешь погрузиться еще глубже?"

"Я чуть не умер из за тебя," поправил Хедриг. "Как я уже говорил, Реликтомбы по-разному реагируют на уникальных личностей. Я ожидал, что что-то подобное случится."

"Ты ожидал, что подобное произойдет?" спросила Ада с сомнением. "И ты взял нас с собой? Мои братья и лучший друг мертвы !"

Впервые крутое поведение Хедрига отсутствовало, сменившись выражением вины. "Я думал, твой самый старший брат будет достаточно сильным, чтобы..."

"О, так это вина Келона , что они мертвы?" Ада завопила, ее руки сжались в трясущиеся кулаки.

Хедриг дрогнул. "Это не то, что я—"

Ада достала свой симулет из потайного кармана и бросила его в зеленоволосого восходящего, прежде чем отправиться прямиком к порталу.

Хедриг пустился вслед, в попытке догнать ее, но я поймал его за запястье и сдержал.

Незадолго до того, как Ада вошла в портал, она оглянулась на нас через плечо со: свежими слезами на щеках и ярко-зелеными глазами острее кинжалов. "Если Реликтомбы не сожрут вас обоих живьем, Родословная Гранбел позаботится об этом."

Когда последний светлый волос Ады исчез в портале, я отпустил запястье Хедрига.

"Было ли это мудро, просто отпускать е воте так?" спросил Хедриг, явно обеспокоенный. "Ее родословная довольно солидная, особенно для безымянной крови."

"Нам стоило убить ее?" Я спросил, подняв бровь.

"Не убивать... но, по крайней мере, мы могли бы попытаться обговорить это".

"Ее лучшую подругу и обоих братьев зарезали перед ней. Не думаю, что что-то, что мы могли бы сказать, убедило бы ее. Кроме того, это подозрительно в любом случае, так как наши имена записаны."

"И то верно,"сказал Хедриг после паузы. "Ты не волнуешься?"

"Я больше волнуюсь о том, какой будет следующая зона, и тебе стоило бы" сказал я, бросив ему свой симулет. "Возвращайся."

Хедриг повертел головой, передав симулет обратно ко мне. "Я хочу пойти с тобой".

Я повертел головой, не поверив в его упрямство. "Ты что, так хочешь умереть, или ждешь, что в конце концов будет какое-то хранилище с сокровищами?"

"Тебя волновать не должно, чего хочу я. Даже ты должен признать, что я могу быть полезен" сказал он.

"А если там нечего будет пить и есть?" выкинул я.

Хедриг показал игривую улыбку. "Ты беспокоишься обо мне?"

Я сделал глубокий вдох, прежде чем запихнуть симулет обратно в карман. "Делай, как пожелаешь. Только не жди, что я тебя защищу."

“Никогда не мечтал об этом," сказал он, направляясь в сторону портала.

С пополненным запасом эфира около четверти, с теплыми мерцающими огнями, которые как бы предупреждали нас о скорейшем уходе, я последовал за таинственным зеленоволосым восходящим.

Приняв решение, больше не было причин задерживаться в комнате зеркал. Мы вместе прошли через полупрозрачный портал, Хедриг держался за заднюю часть моего сине-зеленого плаща всего на шаг позади меня.

Чтобы удержать меня от попыток бросить его в последнюю секунду, я полагаю, подумал я . Он действительно не хочет возвращаться, но почему?

Мысль вылетела из головы, сразу же пройдя через портал, меня ударил порыв ледяного ветра, настолько сильный, что я едва мог держать глаза открытыми.

Сохраняющий спокойствие резкой сменой окружения и ничего не видя, кроме серой панорамы, я снова вытащил кристалло-образную реликвию. Хотя я и не знал всех ее возможностей, я был уверен, что у нее есть какая-то навигационная функция.

За исключением этого раза, когда я вытащил кристалло подобную реликвию, ее стеклянные края снова были полностью непрозрачными. Чувствуя инстинктивно, что здесь что-то не так, я повернулся к Хедригу...

...только вместо лохматого, зеленоволосого восходящего, на меня смотрела знакомая девушка с темно-синими волосами и двумя пронзительными красными глазами.

Я отшатнулся от нее, полностью застигнутый врасплох, и она неуверенно уставилась на меня.

“Каэра?”

Глава 290: Сняв маску

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 20.12.2020

"Какого черта?"

Каэра поднесла нежную руку к лицу, пощупав щеку, а затем вытянула локон длинных волос перед лицом, чтобы она могла видеть его должным образом. Она заметно побледнела, когда рука поднялась и коснулась одного из ониксовых рогов, которые росли по бокам ее головы. У каждого рога было по две отдельных точки: Главные рога устремились вперед и вверх, в то время как меньшая пара в форме клыков выступали сзади, обрамляя ее голову как темную корону. Тонкие золотые кольца украшали каждый из маленьких отростков.

"Грей, я все объяс—"

Моя рука бросилась в дымку, схватив Каэру за тонкую шею и подняв ее со снежной поверхности. Небольшое затрудненное дыхание исходило из ее губ, пока она пыталась освободиться, но мои глаза были сфокусированы на этих черных рогах.

Она Вритра! подумал я, чувствуя себя глупо за то, что позволил кому-то, кого я так мало знал, так сблизиться со мной. Нет, она не смогла бы войти в Реликтомбы, если бы все было так. Я не знал, что делать с этим внезапным открытием. Может она просто кровей Вритры?

" Я понимаю, что ты шокирован—впрочем как и я—но я не думаю, что мы получим от неё ответы, если она умрёт, " сказал мне Реджи, отрезвляя меня.

Я ослабил хватку, позволив алакрийской девушке упасть на землю, где она судорожно кашляла и терла горло.

"Пожалуйста... Грей. Я не причиню... никакого вреда," умоляла Каэра, ее красные глаза смотрели на меня.

"Молчать," предупредил я, вытащив белый кинжал из моей размерной руны, пока изучал алакрийскую девушку высших кровей.

Какова была цель Каэры—убить меня? В этом не было смысла. Она могла убить меня в любое время, пока я был в ключ-камне. Ей нужны были доказательства, чтобы вернуться к родословной, Косе или, может быть, даже к самому Агроне, чтобы они могли найти и казнить меня?

В конце концов, независимо от ее причин, все сводится к двум вариантам.

Мысль о том, чтобы просто убить ее прямо здесь и смягчить любой потенциальный риск, всплыла в моей голове, но, держа кинжал, вспоминал о том, как Каэра отказалась от клинка своего покойного брата, чтобы у меня было оружие. Мало того, мы с Каэрой расстались в хороших отношениях после нашего временного объединения в зоне конвергенции.

Даже тогда у нее и ее двух охранников было несколько шансов убить меня, пока я был без сознания после нашей борьбы с титаном, хотя это также было правдой, что она могла догадаться о моей личности после возвращения в Алакрию.

Она все еще зовет меня Греем, а это значит, что она может не знать, кто я, в конце концов...

Моя хватка вокруг костяного белого кинжала сжалась, пока я пытался принять правильное решение. Я доверял Хедригу, но зеленоволосого человека, который сражался рядом со мной, на самом деле никогда не существовало. Вместо этого, это была девушка, глубоко скрывающаяся за занавесом алакрийской знати—из кровей Вритры, которая в ней протекала.

Реджи выпустил смешок. " Чего ты так паришься? Может, ты ей просто нравишься.

"Чего?" выпалил я, поразив Каэру, которая все еще стояла на коленях в снегу.

"Ничего," сказал я, прочищая горло и молча ругая своего товарища за его легкомысленное отношение.

Я чувствовал, как Реджи закатывает глаза. “ Убивай ее или нет, решись уже на что-то, только быстрей. Я не хочу выяснять, что со мной будет, если ты замерзнешь до смерти, стоя здесь .

Мое лицо и руки игнорировали холод, но мое асурийское тело делало для меня эту смертельную погоду неприятной, в большинстве своем. Каэра, несмотря на ее очевидное происхождение от Вритры, не разделяла моей стойкости, и она уже начала трястись.

Вздохнув, я неохотно принял решение. Я вынул шерстяное покрывало из своей руны—еще один предмет снаряжения, который Аларик решил упаковать мне—и бросил его ей. "Завернись в это. Нам нужно найти укрытие— тогда и поговорим".

Она взяла мягкое покрывало и укуталась им, как одеялом. "Спасибо."

Мои глаза быстро просканировали наше окружение. Как и прежде, портал, через который мы прошли, исчез, оставив нас застрявшими в чистом белом пространстве. Ледяной ветер подбивал много снега, из-за чего вдали трудно было что-либо рассмотреть.

"Надо выдвигаться," я ответил вежливо, отворачиваясь.

" А я бы пошел по пути хорошего парня, но в твоем случае и плохиш сработает " дразнил Реджи.

Хочешь, чтобы я выковырял тебя эфиром?

Никак нет, сэр, извините, сэр

Закатив глаза, я продолжал идти, обращая пристальное внимание на мягкий хруст шагов Каэры всего немного позади меня.

"Ты опасаешься меня, но поворачиваешься спиной. Ты чего такой уверенный?" спросила Каэра, ее серебристый голос прорезался сквозь завывание ветра.

"Хочешь узнать?" спросил, не утруждая оглянуться.

"Может быть, в следующий раз," мягко сказала она после молчания.

" Слышал а, она хочет следующего раза " Реджи давился от смеха.

Я проигнорировал комментарий товарища, но мысленно дал ему второй страйк.

"Держите глаз востро, любой тип укрытия подойдет," кричал я, своими глазами осматривая каждую тень и складочку на замерзшем пустыре на предмет чего-то, что могло бы быть пещерой или оврагом, или даже просто свесом, который укрыл бы нас от укусов ветра.

"Я едва вижу тебя. Даже с маной, я не думаю, что смогу что-то увидеть, пока оно не появится перед глазами” сказала Каэра, в его голосе была нотка разочарования.

" Слушай я тут подумал, может вам ребятки выкопать самим укрытие, и крепко обнявшись—

Страйк номер три.

Окружив эфиром бесплотную форму Реджи изнутри, я направил ее в ладонь и вытолкнул наружу.

К моему удивлению, пламенный детеныш Реджи на самом деле вырвался из моей руки, махая конечностями от неожиданности.

Эй! Что за—

Каэра открыла рот и рванула в движение. Вылетев из под простыни и вытянув тонкий изогнутый меч, она резанула кратким движением вниз, разрезав Реджи пополам.

Я наблюдал за этим с поднятыми бровями, как рассеченная форма Реджи исчезала, растворяясь в ветренном снегу.

Острый взляд Каэры порыскал вокруг местности, и когда она больше не заметила никаких угроз, она одним плавным движением спрятала лезвие. Потом она заметила вид моего лица, и ее собственное уверенное выражение улетучилось.

Я невозмутимо показал на точку, где исчез Реджи, и сказал: "Через несколько секунд эта штука появиться вновь. И как бы забавно это ни было, пожалуйста, не нападай на него снова."

Её глаза расширились. "А так это была твоя штука?"

"Это был мой волк, да."

"Грей, я—"

Она прервалась, как только щепотка темного пепла начала вращаться внутри светлого снега, сгущаясь доверху до тех пор, пока это стал идеально круглый шарик, который лопнул в пламени. Наконец, выпуклые светлые глаза Реджи открылись, и темная тень рта скрутилась в комический хмурый вид.

Блуждающий огонек приземлился на землю, переместившись, вздулся и превратился обратно в маленького, похожего на волка щенка. "Знаете, я уже не знаю, кто мне больше из вас нравится."

Брови Каэры сморщились, она была сбита с толку, пока ее взгляд метался между Реджи и мной.

Я пожал плечами. "Это Реджи. Вы оба знакомы по последним двум зонам."

Ее глаза засияли в понимании, а потом она наклонила голову. "Но тогда он был немного больше.”

"Да а ты оказывается трап(была мужиком)," Реджи рассердился.

"Ты прав." Губы Каэры дрожали, как будто она очень старалась не улыбаться. "Прости, дружочек."

Алакриянка наклонилась и почесала Реджи за одним заостренным маленьким ухом. Его яркие глаза смотрели на нее, но он не мог остановить свой теневой хвост от довольного виляния.

В этот раз посмеялся я, из-за чего моя товарищ остолбенел.

Прорычав, Реджи клацнул у пальца Каэры, напугав ее так, что она отдернула руку.

Крошечный теневой волчок бросился вперед, с некоторым трудом пробираясь сквозь снег. Не оглядываясь назад, Реджи сказал: "Хватит глазеть и идемте, пока вы оба не превратились в фруктовую мороженку из мяса."

Я встретил странные красные глаза Каэры, суженные в приятной улыбке, и заставил себя отвернуться. Сняв простыню, Алакриянка стряхнула снег и обернула его вокруг плеч, затем мы последовали за нашим маленьким пушистым проводником.

***

"Это посудина," пробормотал я, остановившись так, что Каэра, идя по следам, которые я оставлял в снегу, наткнулась на меня.

"Что?" спросила она, сделав шаг назад и осмотрелась вокруг нас.

Я взял ее за плечо и повернул так, чтобы она смотрела вниз, в широкую яму в земле. Видимость была настолько плохой, что я не сразу это заметил, но мы шли по гребню массивного, неглубокого кратера.

В этот момент остановился ветер, и луч серебристого света прорезал под нами серое одеяло, пролившийся через снег и высветив целый бассейн. Далеко под нами, наверное, в миле или более, было четкое очертание большой круглой выпуклости под снегом—слишком круглой и идеальной, чтобы быть естественным образованием.

Затем поднялся ветер, сошлись облака, фигура скрылась за белым занавесом.

"Ты это видел?" спросила Каэра с волнением, указывая вниз в сторону скрывавшегося холма.

Она повернулась ко мне, и вдруг оказалась слишком близко. Ее взгляд упал на мою руку, которая, вдруг осознав, все еще оставалась у нее на плече. Немедленно убрав ее и сделав шаг назад, Каэра также сдвинулась от неловкости.

"Видел что?" спросил Реджи, подойдя к нам рысью после того, как ушел от нас на несколько ярдов вперед. "Что я пропустил?"

И что твоя рука делала на шпионе, а? "

"Там внизу что-то есть." Я показал вниз на наклон, игнорируя своего товарища. "Похоже, что снег становится глубже, так что, может быть, тебе стоит вернуться внутрь меня". Я посмотрел на Реджи, ясно давая понять, что это не столько вопрос, сколько приказ.

"Знаешь, было приятно размять ноги. Я думаю, мне будет и тут хорошо. Я не против такому количеству снега."

Я взглянул на щенка, а Реджи в ответ приподнимал брови, жест, который напомнил мне о мультяшных животных из сериалов, которые я видел в детстве.

" Я думаю, что буду следить за всем отсюда, " подумал он, дав понять, что он все еще расстроен тем, что его разрезали пополам.

Каэра наблюдала за нами в ожидании, и я помахал рукой в сторону склона. "После вас, мой могучий товарищ."

Реджи махал своим теневым хвостом, пока он шел вперед быстрыми маленькими шажками. В пределах шестидесяти футов, однако, сугробы были далеко за пределами его головы, и, хотя холод не беспокоил его, его крошечное волчье тело не было приспособлено для ныряния в снег.

После пары минут борьбы за прогресс, прыжков и гребли в снегу, Реджи сдался.

"Знаешь, мне кажется, что я размял ноги, достаточно хорошо. И было бы лучше вернуться пособирать эфир.” С этими словами мой товарищ, как будто пытаясь прыгнуть в объятия, вместо этого исчез в моем теле.

"Что он имел в виду, собрать эфир?" спросила Каэра, пока мы проталкивались сквозь снег, который теперь был с высоты моих бедер. Я вёл, прокладывая путь, чтобы Каэре было легче следовать.

"Мое призванное существо питается эфиром. Когда мы использовали... фиолетовый огонь, ну, мы использовали всю мощь. Поэтому он так уменьшился.” Я держал свой тон ровным, как будто это совершенно нормально - иметь теневого волка, работающего от эфира, и тем более друга.

"Но на самом деле он не призывной, не так ли?" Я практически почувствовал, как пронизывающие глаза впились мне в затылок.

"Нет, полагаю, что нет. Не таким способом, о котором ты подумала."

"И..." Каэра засомневалась. Я сохранял внимание продвигаясь, разгребая глубокий, тяжёлый свежий рыхлый снег. "И ты ведь не настоящий маг, не так ли? Ну в смысле не в нормальном понимании этого слова. Ты не используешь ману."

Я перестал идти, скорее из-за осознания, чем из-за опасений—осознания того, как я устал скрывать все о себе ото всех, с кем бы мне не приходилось сталкиваться. Не было способа, в котором я смог бы отвечать правдиво, не выдавая себя за того, кем был на самом деле, но любая ложь становиться явью, как к примеру рога голове.

“Нет, полагаю."

Мы маршировали в тишине несколько минут, и вскоре снег коснулся моих рёбер. Сильная рука на плече подтянула меня. Я повернулся, чтобы посмотреть, в чем дело, но ничего не увидел из за брошенного покрывала мне на лицо.

Каэра смеялась впервые, освежающий, но в то же время прекрасный звук. "Я тоже не обычный маг, помнишь?"

Я стащил шерстяное одеяло с лица, уже собирав эфир в конечности, чтобы защититься, если понадобится, но Каэра не нападала на меня. Она даже не смотрела на меня.

Зловещая сила росла внутри нее, и когда она, наконец, встретилась с моими глазами, в них загорелся темный огонь. "Может отойдешь в сторонку, Грей."

Я шагнул назад зарывшись в снег, не преграждая ее путь, она вытащила свой меч—настоящий меч. Темная, пылающая аура, которую я видел, как она использовала в борьбе с гигантским монстром в зоне конвергенции, вспыхнула вокруг красного лезвия, превратив его в черное.

На этот раз, однако, он был гораздо более приглушенным, менее диким и опасным.

Затем Каэра занесла меч вперед, и темное пламя жахнуло наружу, сделав канал в снегу, по крайней мере, на двести ярдов.

Она повернулась назад и подошла ко мне, положив в ножны длинное изогнутое лезвие. Вырвав покрывало обратно и накрутив на плечи, она показала мне почти в детскую ухмылку. "Ты выглядишь уставшим, Грей. Ненадолго, дай мне вести."

"Этот прием более впечатляющий, чем тот, который видел в первый раз" пробормотал я, стряхивая снег со своей одежды.

Грубо фыркнув, Каэра повернулась и начала идти по широкому пути, который она сделала.

Я следовал за ней, мой разум был полностью занят способностью Каэры. Когда она использовала свою силу в зоне конвергенции, моей задачей было не умереть, из-за чего я не смог нормально рассмотреть способность. Однако, в этот раз, я наблюдал внимательно, как появилась темная аура и пульнула потоком черного огня.

Пламя не выделяло тепла. Оно уничтожало без сожжения, как фиолетовый огонь руны Разрушения, но она не использовала эфир. В зоне конвергенции это же пламя прошло сквозь атаку титанического стража, буквально прорезав путь прям как световой луч.

Я вспомнил о битве с Нико, когда он контролировал темное пламя, чтобы уничтожить мой грозовой шторм. Способности Каэры казались похожими, способными уничтожать энергию, и материю. Потом я подумал о душевном огне Кейдела(Cadell’s soulfire), как оно смогло сжечь чью-то жизненную силу насильно изнутри, не позволив даже вивуму исцелять.

Потом кое-что, о чем я долгое время не думал, мне вспомнилось. Я гулял по лесу с Виндсомом, моим асурийским защитником и наставником. Птицы щебетали. Солнце светило сквозь листья на его старое мудрое лицо в крапинку, пока мы шли. Он рассказывал о разных расах асур и их магии.

Он описывал природу эфира, хотя и пытался общаться на "языке меньших" и решил называть его "искусством маны творения". Вритра в основном состояла из василисков, расы, которая использовала искусство маны гниения, хотя он никогда не давал мне другого названия для этого.

Это то, что использовала Каэра? Уникальная девиантная форма магии основанная на мане?

Я следил за волосами Каэры, которые прыгали вокруг ее ониксовых рогов, пока она шла спереди, как будто ее ничего не волновало(ее ничто не касалось). Она была невероятно талантлива—также как и уверена в своих способностях. Когда я впервые увидел, как она дралась, мне это напомнило себя.

Ни для кого не было секретом, что Агрона и его василиски спаривались с жителями Алакрии. Очевидно, что Каэра была результатом таких экспериментов, но скрыла происхождение, когда мы впервые встретились в Реликтомбах—используя самое сильное умение только тогда, когда не было другого выхода.

Что-то в этой зоне вскрыло ее маскировку, но даже впервые встретившись, когда была с двумя охранниками, она прятала свои рога.

Почему?

Верно? Лично я думаю они горячие. " (¬‿¬)

Когда мы достигли конца пути, проделанного силой Каэры, снег был достаточно глубоким, чтобы канал превратился в туннель.

Вместо круглого, закрученного ледяного тоннеля, однако, была пятнадцатифутовая глубокая пещера в снегу, которая была грубой и неточной, как будто десяток детей выкопали ее голыми руками.

Не имея тепла, чтобы растопить снег, позволяя ему замерзнуть и затвердеть, туннель казался небезопасным для входа—но это не все, что меня беспокоило.

Каэра подняла меч до плеча и направила его вперед, но я протянул руку. "Я не думаю, что твоя сила лучше всего подходит для таких вещей. Побереги силы. Основываясь на моем опыте в Реликтомбах, скоро что-нибудь попытается нас убить".

"Уступаю. Предложения, Грей?"

Насколько я могу судить, мы все еще были в четверти мили или дальше от круглой выпуклости, которую мы видели на краю кратера. Порошковый снег делал передвижение по нему неудобным, из-за того, что мы тонули с головой на каждом шагу.

" Ты можешь взорвать туннель эфиром " предложил Реджи.

Я уже думал об этом, но цена эфира, чтобы использовать Формы Рукавицы для чего-то столь мирского, как бурение дырки в снегу, казалась безрассудной. Бурение...

Реджи, ты гений.

" Я... знаю? " Я чувствовал замешательство моего друга, и уже готовился.

С этим я подозвал Реджи, чтобы тот подошел к моей руке, чтобы помочь вытащить эфир, который я выпущу из своего ядра. Я не создал большой взрыв эфира, как будто готовился к атаке, но вместо этого я выпустил небольшой всплеск эфирной энергии.

Пока я лил эфир через руку, я хотел, чтобы эфир образовывал, а не выплескивал, до тех пор пока материализация не потухла на ладони; это было чем-то новеньким, и нуждалось в большем контроле, чем простой всплеск энергии.

Глубоко вздохнув, откинув бродячие мысли Реджи и скучный взгляд Каэры, я пытался снова—и снова.

После четвертой попытки эфир наконец-то материализовался в виде круглого шара, который рассеялся, как только вышел из ладони. После седьмой попытки эфир принял форму сферы, которая становилась больше, из-за того, что я скармливал ей большое количество эфира.

Потребовалась каждая капля моей концентрации, чтобы мерцающий фиолетовый шар не рассеивался по мере того, как он рос до моего роста. Потом я толкнул, загоняя эфирную сферу вперед в снег.

Несмотря на использование маленькой доли эфира, которой требовалось бы для полного эфирного взрыва, большой эфирный шар пробурил более чем двадцать футов снега, прежде чем он исчез, оставив за собой круглый, статичный туннель, по которому мы могли бы легко пройти.

"Достаточно хорошо," пыхтел я. Я надеялся превратить эфир в конусообразную дрель, но видимо даже неполноценная сфера едва возможна , я быстро остановился на чем-то более простом.

" Знаешь это именно то, о чем я думал.

Конечно, как иначе , дразнил я.

Каэра осторожно вошла в туннель, ее рука пробежалась по стене и потолку, пока она осторожно исследовала мою ручную работу. "Умно. Можешь повторить?"

Кивнув, я сказал: "Я должен быть в состоянии добраться до купола, не иссушившись полностью, да".

Она отошла в сторону, галанто пригласив в туннель. "После вас, мой могучий товарищ."

Будь то из-за того, что я устал от концентрации, которая уходила на эфирное заклинание—если это вообще можно так назвать— или просто потому, что я гордился своим достижением, я в общем-то немного посмеялся перед тем, как снова накопить эфир в правой руке.

***

Немного отдохнув после каждых нескольких использований эфирной пушки, которую Реджи быстро окрестил, я смог держать ядро полным на всякий случай, если мы наткнемся на что-нибудь враждебное под снегом. Однако я воспринял это как хороший знак потому что, что ни на что не наткнулись, и в течение часа мы нашли то, что искали.

Позади меня Каэра держала сияющий артефакт, свет которого открывал нам гладкую, сверкающую белую стену. Я пробежался рукой по холодному камню.

"Я никогда не видел ничего похожего на это—как будто мороз превратился в камень," сказал я, очищая снег с внешних краев туннеля. Моя эфирная сфера даже не поцарапала поверхность. "Будем надеяться, что где-то есть дверь".

Используя свое новое эфирное пушку-заклинание, я начал открывать перед нами пространство за белым куполом. Где бы не прикасалась сияющего камня, кружившая фиолетовая энергия, моя сила, казалось, рассеивалась, прокатываясь по гладкой поверхности, как вода по воску.

Затем, с последним импульсом эфира, золотисто-белый свет пролился от арочной двери в куполе, в результате чего наш снежный туннель загорелся так ярко, что мне пришлось защитить глаза.

Каэра подняла руку, чтобы заблокировав блики. "Надеюсь, что свет исходит от добротного, теплого костра."

Мерцание уходило со сверкающими звездами в глазах, я достал белый кинжал, влил в свое тело эфир и осторожно подошел к проходу под аркой.

Внутри было не совсем то, чего я ожидал.

Купол был около сорока футов в высоту до вершины, и почти сто футов в ширину. Пылающие шары света дрейфовали по воздуху, как бумажные фонарики. Платформа возвышалась в центре пещерной комнаты, и на ней была красиво вырезанная арка.

Или то, что от нее осталось.

Несмотря на то, что платформа имела ширину двадцать футов и была поднята на десять футов над уровнем пола, она все равно выглядела маленькой и покинутой в огромном, пустом пространстве. Внутри купола царила атмосфера заброшенности и утраты, из-за которой по коже бегали мурашки.

Рядом со мной Каэра сказала: "Выглядит... сломанным".

Просканировав комнату еще раз, чтобы убедиться, что в ней нет врагов, цепляющихся за потолок или ползающих по стенам, я вошел в купол, затем медленно пересек открытое пространство и до лестницы, ощущая себя полностью голым.

У подножия лестницы была куча случайных предметов. Каэра встала на колени, чтобы их осмотреть.

"Кости, в основном, но посмотри на это?"

Она держала чистый белый наконечник стрелы. "Похоже, он сделан из того же материала, что и купол.” Я взял его у неё и потер между пальцами; холодное на ощупь и шелковисто-гладкое. "И посмотри на это."

Ее пальцы были обвиты кожаной нитью с большими изогнутыми когтями, похожими на когти ястреба или орла, но более крупными.

"Сделано из чего-то родного для этой зоны, я полагаю" сказал я, нажимая кончиком пальца на один из когтей. Я сморщился, как только капля крови проявилась на кончике пальца. "Чертовски острый."

"Из чего именно сделано, интересно," спросила Каэра, бросив когтистое ожерелье обратно в кучу.

Хотя меня интересовали предметы и то, что они могут рассказать нам об этой зоне, я был больше заинтересован в том, как выбраться из нее. Переступив через рассеянные объекты, я поднимался по лестнице, перешагивая две ступеньки за раз, пока не добрался до вершины платформы.

Арка была десять футов высотой и такой же шириной. Я пробежался пальцами по эскизам, которые были невероятно детализированными, на которых были играющие животные в садах, полных впечатляюще сделанных растений и цветов.

Но Каэра была права. Несколько кусков арки отсутствовало, если предположить, что это был портал из этой зоны, это означало что мы застряли.

Глава 291: Убить или не убить, вот в чем вопрос?

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 22.12.2020

Мои пальцы пробежались по раме арки, там были сформированы зубчатые, отломанные края, где отсутствовали куски большой конструкции.

Это еще одно испытание или просто плохая удача? Я надеялся, что пересечение замерзших пустошей будет достаточным условием, чтобы покинуть эту зону, но очевидно, что это не так.

Я повернулся к Каэре. "Ты видела какие-то кусочки арки в куче? Кажется что, по крайней мере, четыре или пять отдельных кусочков отломано судя по повреждениям."

Она тщательно осмотрела большую кучу за минуту, прежде чем оглянуться на меня и повертеть головой. "Здесь довольно многовато перебирать, не я не вижу чего-то такого что было похожим на белый камень из которого сделана арка. Возможно, здесь, под костями..." Она продолжала поиски, а я не надеялся, что либо найти. В Реликтомбах никогда не могло быть все настолько просто.

Реджи выскочил из бока, приземлился на платформу и встряхнулся как собака, фиолетовое пламя его гривы трепетало. Он смотрел на возвышающуюся над ним древнюю постройку, прежде чем заговорить. "Тебе вообще нужны кусочки? Может быть твоя новая способность сможет... починить это".

"Это так не починится..." Остальные мои слова увяли в горле, как только я понял, что мой товарищ прав. Прижав свою ладонь к арке, я зажег новообретенную божественную руну, которая скрыто сидела у меня внутри. Ремонт всех зеркал в последней зоне дал мне более чем достаточно практики использования Реквиема Эйровы(Aroa’s Requiem), но чувство было новым и несовершенным, почти чужим.

Руна засветилась золотым из-под моей одежды, как только эфир распространился, и пурпурные пылинки эфира стали кружиться вокруг моей руки. Пылинки оставили меня и струились вдоль арки, концентрируясь там, где сломанные края выделялись на фоне безупречно гладкой резьбы.

Кроме легких потертостей, которые исчезли, ничего не случилось. Я продолжал концентрироваться, представляя себе недостающие фрагменты арки, восстанавливающие сами себя. Сверкающие частицы эфира просто работали, как ранее, ремонтируя треснувшие зеркала и освобождая заключенных восходящих без прямого вмешательства.

Если бы я только мог увидеть что делать, посмотрев в будущее...

Может быть, мне нужно было больше понимания того, как отремонтировать предмет, или какова настоящая цель, чтобы повлиять на него с помощью Реквиема Эйровы.

Или, может ни то ни другое.

Разочаровавшись больше в себе, чем в нынешних обстоятельствах, я вздохнул.

"Не работает" любезно сказал Реджи.

вижу, " пробормотал я, вытягивая эфир из моей божественной руны. Фиолетовые пылинки выходили друг за дружкой, до тех пор пока руна не потухла. "Попробуй обыскать остальную часть зала на предмет каких-либо кусочков арки. Может быть, если мы найдем их, я смогу ее починить."

"Может быть? Я имею в виду, что я такой же оптимист, как и любой другой, но "может быть" звучит как то—"

"У нас есть выбор?" Крикнул я, глядя вниз на теневого щенка семейства волчьих.

У Реджи опустились уши. "Нет, полагаю, что нет."

Я вздохнул, пока мой друг прыгал с лестницы на лестницу и начал нюхать внешнюю стену огромного пространства. Мы с Сильви никогда так не ссорились—но Реджи в этом не виноват. Сильви всегда была моим контрапунктом, давая мне: мудрость, когда я был глуп, сдержанность, когда я был безрассуден, храбрость, когда я боялся.

Реджи, с другой стороны, был больше похож на меня, усиливая как мои сильные, так и слабые стороны. Поэтому я был с ним жестче, чем с Сильви? Я вспоминал те первые моменты в Реликтомбах, когда я проснулся в одиночестве и бессилии—сам, без него.

Без него, просыпаясь в той убежище-комнате без Сильви, зная, что она пожертвовала собой ради меня...

Сидя на краю платформы со свисающими вниз ногами, я вытянул цветной радужный камень, в котором содержался мой договор(узы, связь от кента). Прошло довольно много времени с тех пор, как я пытался впустить в него эфир, но я чувствовал, что я еще не достаточно силен. Несмотря на все, с чем я сталкивался, и все, что я узнал с тех пор, как проснулся без магии и сломленным в Реликтомбах, я едва ли поцарапал поверхность благодаря возможностям эфира.

Когда-нибудь я вытащу тебя оттуда, Сильв. Обещаю. Тогда ты встретишься с Реджи и—

"Еще одна реликвия, скрытая от Вритры?" спросила Кейра, скользнув на сиденье рядом со мной, мое одеяло было плотно обернуто вокруг ее плеч. Ее темно-синие волосы упали перед глазами, и она наклонилась вниз, чтобы осмотреть яйцо Сильви.

"Не совсем," сказал я, вернув взляд назад к радужному яйцу.

"Красивое", сказала Каэра, едва прошептав.

"Спасибо," сказал я, поспешно спрятав яйцо обратно в свою размерную руну хранения, прежде чем она смогла изучить его поближе.

Я начал вставать, когда сильные пальцы схватили меня за предплечье и потащили обратно на сиденье. Я повернулся, чтобы перед Каэрой, но она уставилась на меня, пораженная. "Что это было?"

Мои глаза сузились. "Я считаю, что не обязан говорить тебе, о моем—"

"Не о разноцветном камне речь," сказала она, смахивая мои слова свободной рукой. "Как ты это сделал? Куда он делся?"

Я показал ей заднюю часть руки(от ладони) и размерное кольцо хранения, которое носил "В моем—"

"Нет, ты его не закидывал туда." Она повертела головой, ее обычно спокойные манеры сменились детским возбуждением. "Я точно могу сказать, что ты не активировал кольцо. Подожди, ты не можешь..." Глаза Каэры раскрылись от понимания. "Конечно как я не заметила раньше? У тебя же нет маны, чтобы активировать кольцо".

Мои извилины заработали, чтобы солгать, объяснив, что произошло: мое кольцо могло бы быть еще одной реликвией, которая не нуждается в мане, яйцо могло бы обладать способностями, похожими на Реджины, или придумать любой удобный предлог...

Но когда я открыл рот, чтобы говорить, я засомневался... как я устал от всего этого.

В чем смысл лгать? Каэра знала, что я использую эфир. Она знала, что у меня есть хотя бы одна реликвия—за которую карали смертной казнью—и, наверное, предполагала, что у меня их больше. Она даже видела то, как Реджи говорил и впитывал эфир, но все равно решила почесать его, будто он еще один домашний питомец.

"У меня..." Вздохнув, я поднял рукав и впитал эфир в предплечье, чтобы активировать размерную руну. "У меня есть руна—которая работает по похожему принципу. Кольцо просто показуха."

"Обворожительно." Рубиновые глаза Каэры сияли сильным любопытством, пока она смотрела на сложные руны, высеченные на моей коже.

Я почувствовал легкую улыбку, которая вытянулась ну уголке губ, пока наблюдал за ее тщательным изучением моей руки, выглядело как ребенок, который открыл для себя новую фирменную игрушку.

Словив себя на мысли, волна вины надавила на меня, заставив вспомнить, кем была эта девушка. Каэра последовала за мной и солгала о своей личности. Она была не только Алакриянкой, но и с той же родословной Агроны и остальных его чудовищ, которые сеяли хаос на мой народ.

Моя темная половина мотивировалась тем, что в любое время смогу убить ее до того, как покину Реликтомбы, если уж я расскажу ей слишком много, но я также понимал, что я просто придумываю оправдание. Буду честным, капец как хорошо, от того что я избавился от лишнего веса, скинув, по крайней мере, один секретик с плеч.

Холодное прикосновение на руке вырвало меня из мыслей, поразив меня.

Каэра убрала руку. "М-мои извинения! Мое любопытство имеет тенденцию переходить границы временами, и я хотела узнать, ощущает ли руна..."

"Все в порядке," сказал я, прочищая горло.

Я стянул рукав обратно вниз, чтобы прикрыть руну, но Каэра все еще смотрела на меня.

"У меня что-то на лице?" спросил я, поднимая бровь.

"Просто... Кто ты такой , Грей?" спросила Каэра.

"Просто солдат, который был смертельно ранен," сказал я пожимая плечами. "Ты должна помнить, что мы встретились вскоре после этого."

Каэра сузила глаза, и надула губы. "Это немного упрощенно(ориг. Это капелька упрощенчества), Грей. Если бы ты спросил меня, я бы предположила, что ты некое подобие отклонений Реликтомб, собранное эфиром, чтобы завлечь(соблазнить) меня в глубочайшие глубины(deepest depths) древних магов и их нескончаемую крепость."

"Завлечь тебя?" посмеялся я. "Извини, но если я правильно помню, это ты как-то выследила меня и обманула, чтобы я взял тебя с собой."

Каэра смутилась перед тем, как прочистить горло. "Это, признаюсь, было немного неприлично" сказала она, отвернувшись.

"Так..." Я сказал тихо. "Не пора ли мне получить объяснение?"

Каэра ерзала, будто ей было неудобно, не в состоянии смотреть мне в глаза, пока ее волосы спадали на лицо, как занавес. Она подняла руку и указала мне на грудь. "Медальон." наконец-то, сказала она.

"Медальон?" повторил я озадаченный. "Какой меда—"

Открытие поразило меня, и я достал костяной белый кинжал ее брата и посмотрел на золотую монету, привязанную к его рукояти. Это был символ Дома Денуаров: крылья с перьями, раскинутые в форму вогнутого щита.(Атака Титанов - Развед Корпус)

Конечно.

"Кто нибудь еще может выследить меня с помощью этого, или только ты?" Мой голос звучал холодно и собрано, пока мой (суженный) взгляд вцепился в нее. Если бы Агрона или его Косы смогли выследить меня с помощью магического маячка слежения, то я бы оказался в опасности, как только покинул Реликтомбы.

Проклятье. Если бы я все еще мог использовать ману, я узнал об этом.

"Только у меня есть доступ к медальону" поспешно сказала она, повернувшись и встретившись с моими глазами. "Никто больше не может его отслеживать, клянусь". Она удерживала взгляд, ее рубиновые глаза были искренними и непоколебимыми, пока она не опустила голову. "Еще раз... я прошу прощения".

Я протянул кинжал и монету. "Ты говорила, что ждешь возврата когда-нибудь. Вот, возьми их".

Она не двинулась, чтобы принять предложенные вещи. "Грей, я—"

Я положил кинжал и медальон на платформу между нами, достаточно громко, чтобы прервать ее. "Ты рассказала мне, как. Но ты все еще должна сказать мне, зачем."

Эфир просочился из меня, делая рябь в воздухе, чтобы придать ощутимый вес моим эмоциям.

"То, что я сказала в зоне зеркал, было правдой,” сказала она, слегка вздрогнув. "Я могу сказать, что ты другой и... я хотела узнать больше, увидеть собственными глазами".

"Тогда зачем прятаться?" спросил я недружелюбно. "Зачем подвергаться опасностям, замаскировавши свою личность?"

"Без обид, Грей, но даже дворовые собаки могут сказать, насколько ты неприветливый и недоверчивый. Ты бы действительно позволил мне путешествовать с тобой, если бы знал, кто я такая на самом деле?" спросила она, подняв бровь.

Удивленный прямым ответом, я открыл рот, чтобы ответить, но Каэра продолжила говорить.

"Кроме того, я всегда замаскирована, куда бы ни пошла". Она торжественно улыбнулась, ее рука коснулась одного из ее темных рогов.

Я смотрел на Алакриянку-дворянина. Даже после прохождения двух зон и смертельного зимнего шторма ее осанка оставалась ровной, пока она сидела напротив меня. Но под этой отполированной внешностью было что-то, что напоминало мне о себе, впервые оказавшегося в Реликтомбах. Я могу сказать, как одиноко она себя чувствует...

Вздохнув, я снова заговорил, нарушив тишину. "Я хочу доверять тебе, Каэра, но не могу."

"Так и не надо, Грей." Ее взгляд был решительным, громко сглотнув она продолжила. "Если я причиню тебе любой вид вреда, помешаю твоим задачам или сделаю что-нибудь, что заставит тебя подумать, что повредила... убей меня."

Я молчал, пораженный ее уверенностью и решимостью.

К счастью, звук маленьких лапок, усердно пересекающий гладкий каменный пол, привлек наше внимание к Реджи.

Я соскользнул с края помоста, на которой мы сидели, с легкостью приземлившись с десяти футов, прежде чем подойти к Реджи. "Нашел чего?"

"Ни черта," пробормотал Реджи, повертев головой.

"Что, скорее всего, означает то, что нам придется рискнуть вернуться в снег" добавил я с вздохом.

Я оглянулся на Каэру, которая тоже спрыгнула с края платформы, ловко приземлившись перед тем, как присоединиться к нам. Сбросив одеяло, который я дал ей, она натянула обратно на плечи и кивнула нам. "Тогда получается нам пора."

Я повертел головой. "Метель звучит так, как будто становится хуже. Сомневаюсь, что ты там долго продержишься".

Каэра нахмурилась. "Пока черпаются резервы большей части моей маны, Я способна идти если укутаю себя огнем души"

"Дело не только в этом. Шторм делает почти невозможным для меня видеть что-либо даже с моими усиленными чувствами. Нам стоит разбить здесь лагерь и отдохнуть, пока можем".

Каэра кивнула, обернув вокруг себя толстое шерстяное одеяло покрепче. "Звучит неплохо."

Я успел улыбнуться, прежде чем обратиться к своему товарищу. "И Реджи?"

"Да, босс?"

"Лучше бы тебе провести время, собирая эфир. Ты нам понадобишься полным сил."

Маленький теневой волк ухмыльнулся, прежде чем прыгнуть в мое тело.

***

Разбитие лагеря не было идеальным. У нас не было снаряжения для холодной погоды, хотя, по крайней мере, были световые шары, плавающие по куполу, излучавшие немного тепла. Аларик по каким-то причинам упаковал удивительно большое количество одеял, но я не смог найти никаких спичек, чтобы разжечь огонь. Хуже того, размерное кольцо Каэры было повреждено в ее борьбе с Мителием, а это означало, что спички и другое снаряжение для выживания, которое она упаковала, было недоступно.

"А твой огонь души?" спросил я, пока мы оба сидели на толстой стопке простыней, которые мы разложили по краям площадки возле лестницы.

"Он не производит тепла, как обычное пламя” сказала она, разжигая черный огонь на кончике пальца.

Мы вдвоем лениво наблюдали за теневым пламенем, в то время как Каэра сделала его больше. Ее взгляд следовал за кончиком пламени, когда ее глаза внезапно раскрылись. Погасив пламя, она указала на него. "Мы можем использовать их!"

Я посмотрел вверх, чтобы увидеть летящие шары света, парящие высоко над нами в комнате. Еще до того, как я успел поспорить, Каэра уже подпрыгнула на фундамент и взобралась на арку. Достигнув вершины арки, она оказалась чуть ниже той высоты, на которой они парили.

Любопытно, я наблюдал, как Каэра присела на верхушке белой арки, подготовила ноги и ждала. Через несколько минут один из фонарей дрейфовал достаточно близко. Ее ярко-красные глаза зацепились за цель, она прыгнула с вершины арки, взлетев в воздух и приземлившись прямо на него...

Или она должна была приземлиться на него.

Вместо этого, она прошла через него.

Каэра слабо взвизгнула, пока что-то промямлила в воздухе, прежде чем неприятно врезалась в землю с высоты двадцати футов.

Ай , сказал Реджи со стоном. " Это было больно ."

Аларианская дворянка встала, как будто ничего не случилось. Волосы, однако, были в беспорядке, и пыль осела по всей одежде и на части лица.

Я сдерживал смех, пока она отвернулась.

"Ты в порядке?" спросил я, наблюдая, как она выбивает пыль с одежды.

"Я была бы рада... если бы ты сделал вид, что этого не было," сказала она, все еще отвернувшись лицом от меня.

"Ты так сильно размахивала руками, что на секунду подумал, что ты на самом деле взлетишь," Я в шутку улыбнулся. "Эту картину довольно трудно забыть".

Каэра прокрутилась, щёки были красными, а глаза смотрели в гневе. "Т-ты..."

Я не смог не смеяться, даже когда Каэра вырвала из-под меня одеяло и повернувшись на стопах, промаршировала в другой конец комнаты прежде, чем напялила одеяло на голову.

Чувствуя оттенок вины за то, что я над ней шутил, я дал время Каэре побыть наедине, пока выходил на улицу. Игнорируя кусучий ветер, который прорезался сквозь мою одежду и броню, я копнул снега в наши шкуры с водой и маленькую деревянную бочку, которую Аларик упаковал для меня перед тем, как вернулся под купол. (small wooden cask that Alaric had packed for me before going back inside the dome. )

"Как там?" спросила Каэра, прислонившись к стене у входа.

Я показал бочку и водяные шкуры, чтобы она увидела. "Вода не должна быть проблемой, как только она расплавится."

"Тогда, наверное, наша самая большая проблема это еда," мягко сказала она, прежде чем взглянуть на меня. "Точнее, моя самая большая проблема".

"Когда ты в последний раз ела?" спросил я.

"Прошло около пяти дней, может быть, неделя... так что на ближайшее время Я вне опасности от голода," сказала она. Её желудок в тот момент ворчал, как бы протестуя.

"Куча костей, которую мы нашли ранее, означает, что где-то там еще может быть какая-то дикая природа" постановил я.

Каэра вздохнула. "Будь то пропитание или недостающие куски арки, похоже, что все знаки говорят нам пуститься обратно."

"Теперь ты жалеешь, что следовала за мной?" спросил я с ухмылкой.

" Выслеживание для личных исследований," поправила Алакрианская дворянка.

Я вручил ей деревянную бочку, напичканную снегом. "Ну, Даша Следопыт(Мисс Следопыт), пожуйте пока это."

Каэра схватила горсть и подержала ее так, как будто это был бокал вина. "Вы сумели найти себе почти что деликатес, Грей. Это лед высшего класса (S)?"

Закатив глаза, я подошёл к одеялам, которые мы сложили друг на друга, чтобы сделать самодельную кровать.

Не хочешь взять ночную смену, мой прожорливый дружочек? спросил Я.

Реджи появился из моей руки, упав на четыре плотненькие маленькие ножки. "Я и обидеться могу на такие слова."

"Скажи это своему животу." Я указал на круглую выпуклость живота, которая почти что не касалась земли.

"Хм! Пусть переваривается, и я в мгновение ока вернусь во взрослую форму," аргументировал он перед тем, как поковылял к стопке покрывал.

"Тебе стоит попробовать поспать," сказал я, передавая Каэре еще несколько одеял. "Метель, кажется, ее интенсивность колеблется, так что в идеале эта буря скоро утихнет. Если нет, то мы все равно должны быть готовы отправиться в путь, как только Реджи вернется полным сил."

Она кивнула, приняв одеяла и свернувшись в угол, плотно обернувшись тканевыми одеялами.

Я лежал под одним покрывалом в нескольких футах от нее, прислонившись к гладкой стене платформы. С моим асуриным телом, которое постоянно снабжается обильным количеством окружающего эфира в зоне, зеленовато-голубым, меховым плащом, которого было достаточно, чтобы сдерживать большую часть холода.

Уплывая в сон, я закрыл глаза, из-за чего всплылись нехорошие воспоминания, поэтому я позволил своему взгляду бродить по большому мраморному куполу, пока он не приземлился на лежащую фигуру Каэры, все еще дрожащую в ее одеялах.

"Может быть, было бы более разумно, если бы мы разделили мое одеяло," мягко сказал я, рассуждая с тем, что общее тепло наших тел в замкнутой простыне может согреть нас.

Каэра перестала дрожать, как и все ее тело, которое казалось напряженным под покрывалами. Реджи, лежавший рядом, поднял голову, с выпученными глазами.

Медленно, Каэра повернулась ко мне, с широкими глазами и залитая ярко-красным румянцем от смущения до изогнутых рогов.

Потребовалось всего несколько секунд, чтобы понять, почему Реджи и Каэра выглядели такими шокированными. Я поднял руку передо собой. "Подождите, я не имел в виду—"

"Грей,” хрипло сказала Кейра, “хотя я и признаю, что ты довольно красив, не думай, что затащить меня в постель будет так легко."

"Оу Май,(Оh my так и написано)" пропел Реджи.

Я открыл рот, закрыл его и снова открыл, прежде чем спрятал рукой лицо. "Забудь о чем я говорил," прожевал я, повернувшись спиной к ним.

"Извини, твоя нахальность просто удивила меня." Голос Каэры все еще имел оттенок смеха, пока мягкими шагами она приближалась ко мне. Я почувствовал, как поднимается задняя часть одеяла, и она залазит под толстое покрывало сзаду. "Спасибо, Грей."

Я не реагировал, когда ее тело смещалось ближе ко мне, ее постоянная дрожь постепенно утихала. Мы лежали спиной к спине, и я тщательно держал свой ум пустым, когда слушал, как ее дыхание становилось более равномерным, но было очевидно, что она все еще не спала от случайных перетасовок.

"У меня крутиться мысль в голове," наконец-то сказал я. "Почему ты прячешь свои рога? Я предполагал, что рога это то, чем стоит гордиться".

"Полагаю, это нормально, так думать, и для многих так,” сказала она, слабым голосом. "Но реальность никогда не бывает такой простой."

Каэра остановилась, как будто колеблясь, чтобы раскрыть что-то еще. После того, как она вздохнула, она продолжила.

"Каждый дом, в родословной которого были отпечатки крови Вритры, записывается так, чтобы потомство из этих домов сразу же проходило проверку при рождении. Если кровь новорожденного содержит следы рода Высшего Правителя, то их немедленно забирают из этого дома и помещают в дом Высшей крови, способный воспитать и обучить ребенка, чтобы он стал выдающейся личностью," объясняла она.

"Значит, Денуары не твои кровные родители?" Мой разум перепрыгнул на собственных родителей и странные отношения с ними. Хотя я родился у Элис и Рейнольдса и считал их своими настоящими родителями, Грея рожала другая женщина, мать, о которой я не помню.

"Неа. Я не знаю своих кровных родителей. Денуары имели "честь" растить меня в надежде, что во мне проявится кровь Вритры—что встречается довольно редко".

В слове "честь" был намек на сарказм, но я не уточнял, позволяя ей продолжать.

"До тех пор, Я должна была расти, воспитываться и обучаться в самых безопасных условиях, потому что, если со мной что-нибудь случится, правители лишат Денуаров их дворянства и земли, по крайней мере, или, в самых экстремальных обстоятельствах, даже убьют всю родословную."

"Должно быть, это поставило твои отношения с Денуарами на грань" фыркнул я.

Каэра слабо посмеялась. "Это небольшое преуменьшение, Грей. Но да, единственным, кто на самом деле относился ко мне как к человеку, а не как к стеклянной скульптуре, был Севрен, настоящий владелец белого кинжала, и единственный, кого я на самом деле могу называть братом.

"Он прокрадывался в мою комнату, и мы вдвоем спарринговали до рассвета. После того, как он стал восходящим, он возвращался и всегда рассказывал мне истории о своем восхождении—трепетах и опасностях Реликтомб," Каэра слегка сдвинулась под одеяло.

"Это объясняет твою любовь к Реликтомбам,” сказал я, связав точки с теми, о которых она мне говорила как Хедриг. "Это также объясняет, почему ты должна маскироваться под кого-то другого, но не потому ли ты спрятала свои рога даже тогда, когда я впервые увидел тебя с охранниками".

"Тот факт, что моя кровь Вритры проявилась, хранится в секрете от Денуаров—даже от Тегена и Ариана" раскрыла она.

"Что? Как они не—" Я повернулся, только теперь заметил, что Каэра была лицом к лицу ко мне.

Ее алые глаза раскрылись от удивления, как только мы встретились лицом к лицу, и я тут же оторвался от нее, ложась на спину и сохраняя пару дюймов пространства между нами.

"Моя спина согрелась так что," быстро объяснила она, взволнованная.

"Нет, все в порядке," сказал я. "Но как Денуары не знают, что у тебя проявилась кровь Вритры? Я думал, в этом весь смысл принятия тебя?"

"Так и есть, и в нормальных условиях они узнали бы об этом первыми" согласилась Каэра. "Но во время проявления моей скрытой крови Вритры, я была с одним из моих наставников—Косой, посланной одним из самих Вритр."

Я заострил внимание на упоминании могущественных Алакрийских генералов, которые в нескольких случаях чуть не убили меня, но Каэра, похоже, не заметила.

"Мой наставник немедленно отвез меня в уединенное место и помог мне пройти через этот процесс, прежде чем объяснить, что будет со мной, теперь, когда я стала истинной Вритра-кровной Алакрианкой". На лице Каэры появилась торжественная улыбка. "Она дала мне выбор: Надо мной бы экспериментировали и слепили солдата для Агроны, или я могла бы продолжать, в роли, разочаровавший приемный ребенок чрезмерно защищающей крови."

"Полагаю, ты выбрала второй вариант?"

Каэра похихикала. "Я не думаю, что я была бы под тем же одеялом, что и орудовавший запрещенной магией, таинственный обладатель нескольких реликвий, если бы я выбрала первый вариант. Ты знаешь, сколько законов нарушил?"

"Наверное, не больше, чем девушка, скрывающая тот факт, что она умеет владеть магией Вритры," отметил я. "И я сомневаюсь, что это нормально, когда ты говоришь о самом Высшем Правителе , как будто он твой наименее любимый дядя."

Каэра посмотрела на меня на мгновение, а потом ворвалась в смех, поразив меня.

"Думаю, это так. Вот..." Затем она залезла под рубашку, доставая маленький кулон в форме каплевидной слезы, прежде чем вручить его мне. "Сейчас эта штука не работает, но это реликвия, которая скрывает мои рога и позволяет мне сменить внешность на Хедрига."

Я держал его на ладони, чувствуя, что из него выделяются безошибочные следы эфира. "Это нормально, что ты раскрываешь это мне?"

"Неразумно доверять мне после того, как я обманула тебя, но близкая альтернатива доверию - это взаимно гарантированное разрушение" сказала Каэра, улыбнувшись мне мрачной улыбкой.

Я поднял бровь. "Ты знаешь, я могу уничтожить эту штуку прямо сейчас..."

Глаза Алакрианской дворянки раскрылись. "Т-ты можешь? Это было бы... проблематично."

Я уставился на кристаллическую голубую реликвию, изучая эфирные руны, которые, казалось, были выгравированы на внутренней стороне полупрозрачного драгоценного камня джиннов. Каэра пристально наблюдала за мной, нервно кусая губу, пока я поворачивал бесценную реликвию.

Она была права. Если бы я забрал эту реликвию сейчас—или уничтожил ее до того, как мы покинули Реликтомбы—ее жизнь была бы в такой же опасности, как и моя.

Подумав об этом, я бросил кулон ей обратно. "Ты будешь бесполезной, если тебя посадят, как только мы выйдем."

Глаза Каэры загорелись. "Это значит что ты не планируешь пока меня убивать, Грей?"

"Давай немного поспим". Я повернулся к ней спиной, лежа на боку под укрытием, когда задал себе тот же вопрос... Рациональная сторона знала, что безопаснее всего убить ее здесь и сейчас, но я дал себе обет после того, как впервые оказался в Реликтомбах, что мне нужно будет принимать риски, если я хочу убить Агрону. И если Каэра, со всеми ее способностями и связями, действительно отвергает Вритру настолько,что заставила меня поверить в то что, иметь ее на своей стороне, возможно стоит того риска.

Чувство мягкого, даже дышащего чего-то позади меня, выталкивало меня из мыслей. Я заглянул назад, увидев, что Каэра уже заснула.

Без фокусов. Я сторонник взаимного согласия ", шутил Реджи.

Я проигнорировал своего друга, поблагодарил его, по крайней мере, за то, что он держал мнение при себе во время нашего разговора, и я закрыл глаза, в надежде и беспокойстве того, что эта зона с собой принесет.

Глава 292: Следы

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 24.12.2020

Мы с Реджи стояли у прохода к арке, открывающей снежный туннель. Вход был частично завален и быстро заполнился снегом. Перед нами было размытое пространство серого и белого, сильная буря, рвущая и бросающая снег с достаточной скоростью, чтобы вырывать плоть из костей.

Я почесал щеку. "Может, все не так плохо, как кажется."

Реджи фыркнул. "Представь, что это твои последние слова."

Игнорируя ехидное замечание моего товарища, я прибыл в конец туннеля, где скопился снег и в значительной степени заполнил щель, проделанную силой Каэры, оставив позади только мелкий углубление(дерн). Частицы фиолетового эфира кружились в буре, придавая снегу розоватый оттенок и делая его еще более труднодоступным для глаз.

"Подожди, ты серьезно?" спросил Реджи, обойдя вокруг меня, чтобы встать между мной и бурей. "Вчера мы едва видели два фута перед собой, а сейчас буря сильнее чем была".

"Ну, мы не можем сидеть сложа руки, в надежде, что буря пройдет," сказал я, переступая через товарища.

Я покрыл себя эфиром, укрепляя свое тело от холода и режущих осколков снега и льда. Поднявшись на дерн, я начал проделывать путь из тоннеля. Мои ноги утопали с каждым шагом в мягком белом снеге, из-за чего мне приходилось постоянно использовать руки, чтобы отлопатить в сторону свежий снег.

Даже при нескончаемом количестве окружающего эфира, пополняющего мои резервы, я чувствовал, как мое ядро быстро иссушается от ветра, который постоянно ударяется об мою эфирную защиту. Мне приходилось идти медленно и в широком положении, чтобы меня не отбросило от бури. Эфирные ветры постоянно меняли направление, меняя пейзаж с каждым порывом и сотрясая мою уверенность в собственном смысле этого слова.

"Проклятье," ругнулся я, мой голос глушила воющая буря.

Признав поражение, я повернул обратно. Метель уже начала заполнять проделанный ров, в той точке куда я шел, использовав свою связь с Реджи в качестве якоря, я быстро нашел исчезнувший вход в эфиро-вырезанный тоннель, ведущий обратно в купол.

К тому времени, как я вернулся, Каэра проснулась и стояла рядом с Реджи, плотно обернувшись в несколько слоев одеял.

Каэра прежде чем задрожала, посмотрела на меня. "Просто глядя на тебя, мне становиться холоднее."

Я осмотрел себя, с головы до ног облеплен толстым слоем утрамбованного снега.

"Ты там что-нибудь нашел? Может, немного снега?" спросил Реджи, волчьей улыбкой.

Сметая большую слипшуюся массу снега из своих пшеничных волос и с плеч, я уронил ее прямо на своего товарища.

"Эй!" Реджи закричал, его слабый голос приглушился снегом. Он делал усилия чтобы освободить свое крохотное тело от снега, пока Каэра не пригнулась и не вытащила его за хвост.

"Похоже, что мы застрянем здесь ненадолго" сказал я Каэре, пока стряхивал с себя остатки снега.

Алакрийская дворянка вздохнула. "Так и думала."

Возвращаясь по тоннелю, под купол, я сел в наш импровизированный лагерь и начал думать. Мысль о том, чтобы просто сидеть и ждать, казалась почти такой же ужасной, как и поход через метель. Я рассуждал, стоит ли использовать это время для очистки эфирного ядра, но этот процесс оставил бы меня слишком уязвимым для моего комфорта, и Реджи все еще нужно было вернуться к норме

В то время как я продолжал обдумывать наш следующий план действий, мой взгляд устремился на Каэру, которая копалась в куче случайных предметов у подножия лестницы. Ее глаза загорелись, когда она подобрала небольшой предмет, перед тем как положить его в карман, а затем снова вернулась к поискам. Через некоторое время она направилась к куче одеял, которые мы разложили, с горсткой мелких косточек и гладких камешков.

"Что ты делаешь?" спросил Я.

"Иди сюда и увидишь," сказала она, похлопав по полу возле себя.

Мое любопытство разыгралось, я подошел к тому месту, где она с помощью ножа рисовала тонкие линии на гладкой каменном полу, пока не была вырезана грубая шестиугольная сетка.

Сначала я подумал, что она пытается составить карту наших координат в зоне, но потом она начала размещать набор разных камней и костей в двух противоположных сторонах сетки.

"Это случаем, не игра?" спросил я, нахмурив брови.

"Это стратегическая игра, популярная среди высших кровей(аристократов)," объяснила она, поставив некоторые фигуры таким образом, чтобы они находились в центре соответствующих шестиугольников. "Я ношу переносную доску во время восхождений, но так как мое размерное кольцо сломано, пришлось сделать это."

Каэра не ела днями. В этих холодных условиях ее организм сжигает больше энергии, чтобы регулировать внутреннюю температуру, она продержалась бы неделю, может быть, две, без какой-либо надлежащей пищи. Тем не менее, она выглядела беззаботной, пока сидела перед грубо сделанной доской.

"Думаешь на это есть время?" спросил я, все еще стоя.

Каэра подняла бровь, посмотрев вверх. "Извини, у тебя были другие неотложные дела, Грей?"

Закатив глаза, я сел на противоположный конец самодельной доски. "Хорошо, но тебе придется научить меня основам."

***

"Итак, кастеры могут двигаться по пяти точкам в заданном направлении—"

"Нет, они могут двигаться куда угодно, пока находится в пределах пяти точек. Вот, давай я тебе еще раз покажу,” сказала Каэра, говоря громче шума бури снаружи.

Каждый из нас сидел на сложенном одеяле в куполе, высеченная игровая доска расположилась между нами, в то время как Реджи оставался в моем теле, чтобы пополнить свой эфир. Передо мной были осколки кости, на каждой фигуре вырезано маленькое изображение квадрата, линии, треугольника, или круга. У Каэры были фигурки гладких камней, каждый из которых был вырезан с одним из тех же четырех символов.

"А фигуры с линиями это бойцы?" сомнительно спросил я.

"Да," сказала Каэра с надутыми губами. "И это не линия, это меч."

Я опустил голову к доске, чтобы взглянуть поближе. "Я уверен, что это линия."

"Мне пришлось импровизировать, так что просто используй свое воображение," ответила Каэра. "В любом случае, фигурка кастера с символом огня—"

"Треугольник," поправил я.

" Огонь ," напряглась она, “самый гибкий. Щиты лучше всего использовать в обороне, в то время как бойцы хорошо справляются с захватом фигур. Помни, что ты можешь захватить, только перепрыгнув через него."

"И ты выиграешь, если возьмешь моего стража(часового)?"

"Угум", Каэра кивнула. "Или если мой часовой дойдет до твоего, это называется чистой победой."

Я поднял бровь. "Какая разница между обычной победой и чистой победой?"

"Чистую победу намного труднее одержать, поэтому это считается большим достижением".

"Похоже, это еще один способ для дворян выставлять напоказ свои навыки."

"Полагаю, что так и есть." Каэра посмеялась, пока возвращала фигуры в их первоначальное положение. "Ты готов?"

Я кивнул. Хотя я раньше не играл в эту специфическую игру, она была достаточно похожа на стратегическую настольную игру моего прошлого, правила которой легко вписались в голову.

"По правилам, белые ходят вторыми," сказала она, указывая на мои костлявые фигурки.

Сделав миниатюрный кивок, я жестом показал Каэре ходить. Она сдвинула каменный щит вперёд на одно место. Я переместил своего внешнего нападающего в крайний левый угол доски.

Каэра ответила, передвинув одного из своих кастеров вверх по краю доски, напротив нападающего, которого я только что переставил. На этот раз я также переместил своего кастера, вынося его перед фигурой щита снаружи, так чтобы кастер мог захватить щит во время следующего хода..

Однако, казалось, что Каэра предвидела это, потому что она переместила одного из своих нападающих за щит, чтобы мой кастер не смог захватить фигуру в отведенные пять ходов.

"Ааа, я не думал что так можно двигать фигурки," размышлял я, больше для себя, чем для Каэры.

Игра не заняла много времени, чтобы развернуться в пользу моего соперника. Примерно на седьмом ходу я понимал, что не смогу выиграть, поэтому я предпочел перемещать фигуры, чтобы посмотреть, как будет реагировать Каэра.

По крайней мере, Каэра не смогла получить чистую победу, как она хотела, из за этого она кусала губу от раздражения.

"Еще," объявила она, уже поставив фигурки обратно в их начальные точки после того, как схватила моего часового.

"Конечно," сказал я, позабавившись ее соревновательным духом(дух соперничества).

Каэра была хороша. Было очевидно, что она хочет использовать игру, чтобы узнать обо мне побольше, но в течение следующих нескольких раундов я также смог узнать о ней много нового.

Она двигалась осторожно, но никогда не пассивно. Была стратегия на каждом ходу, с очевидным желанием удержать как можно больше своих фигур в игре, в то же время медленно сводить на нет мои. И первые несколько матчей я велся на ее тактику, но ее личность просочилась в игру, и она показала ключевую слабость, которую мне удалось разоблачить.

"Это моя победа," сказал я с улыбкой, нарочно подняв ее стража медленно с доски, чтобы она увидела.

"П-погоди," сказала она, ее ярко-красные глаза сканировали каждый дюйм доски на предмет какой-то ошибки.

Я сдерживал смех. Моя победа была мелкой, вызванной жадностью самой Каэры одержать надо мной чистую победу. Если бы не этот факт, я бы не смог выиграть.

"Смотри сколько душе угодно, но это ничего не изменит" усмехнулся я.

Каэра выпрямила голову, выстрелив в меня взглядом. "Ты уже играл в эту игру, не так ли?"

Я повертел головой. "Неа."

"Я играла в эту игру годами, и хотя я не лучшая, я не могу так легко проиграть первому попавшемуся."

Вздохнув, я вернул часового на ее доску. "Я выиграл только потому, что тебя поглотила жадность. Думаешь, я не заметил бы, что ты добиваешься чистой победы?"

Глаза Каэры расширились, и она смущенно кашлянула.

"Ты изолировала своего кастера на три хода в надежде, что мой страж пойдет в ход, чтобы расчистить путь для твоего стража, верно?"

"Видишь! Тот факт, что ты так размышляешь, доказывает, что ты уже играл в эту игру,” сказала она.

"Единственное, что это доказывает, так это то, что ты конкурентоспособна, а также то, что ты круглая неудачница," ответил я с притворной улыбкой.

"Тебе просто повезло," пробурчала она, вернув фигуры на их прежние места.

"Не отрицаю, и я уверен, что проиграл бы, если бы ты играла всерьез" спокойно сказал я. "Ты хороша, Каэра. Не нужно быть мастером, чтобы понять это."

Каэра сузила глаза. "Ты постоянно удивляешь, Грей, ты это знаешь?"

"Я приму это за комплимент—" Я поднял голову, едва уловив шум, отличающийся от обычного завывания ветра.

Хмурый взгляд упал на лицо Каэры, она крутила головой по сторонам, но мой взгляд уже повернулся к одиночному дверному проему, ведущему в купол.

Глаза Каэры следили за моими, и мы оба молча ждали. На секунду я подумал, что, наверное, я что то слышал не то. Это все еще мог быть ветер над куполом.

Потом я услышал еще раз: тяжелое выскабливание чего-то большого, движущегося по заснеженному туннелю. Оно шло к нам навстречу.

"За платформу," сказал я, тихой интонацией, рванув от нашего снаряжения, чтобы занять позицию за возвышенным помостом между нами и дверью, с Каэрой следом.

"Ты что-то чувствуешь? Это сильнее нас?" прошептала она, след страха в голосе.

"Не об этом". Я опустился на колени, подглядывая за угол платформы, чтобы просто видеть дверь. "Что-то оставляет вещи здесь. Это говорит об интеллекте. Я хочу посмотреть, что это такое, прежде чем мы вступим в бой."

Я сосредоточил свой слух на тоннеле, внимательно слушая любой шум, кроме воя снеговых тяжелых ветров, но ничего не слышал. К этому времени Реджи очнулся от своего медитативного состояния.

" Может быть, это была просто победа—

Предположение моего спутника было отброшено, когда в дверном проеме появилась фиолетовая масса с большой вместительностью эфира, настолько большая, что ей пришлось протиснуться, чтобы пройти сквозь проем. Эфирная фигура приостановилась, поворачиваясь к нашему снаряжению, и я услышал слышимое обнюхивание, шум напоминающий фырканье.

Только когда фигура повернулась и осторожно подошла к нашим одеялам, я узнал что это было. У него было длинное, низкое тело, с наклонной спиной и четырьмя мощными конечностями. Его клинообразная голова опустилась на землю, продолжая нюхать, явно пытаясь уловить наш запах.

Он был похож по размеру и форме на Бу, хотя и длиннее и не такой широкий в корпусе. Каждый шаг существа похожего на медведя был медленным и размеренным, его движения осторожными, почти деликатными.

Но почему я его не вижу ? удивлялся я. Я видел, что это эфир, но не зверь. Это было похоже на эфирного призрака, существо чистой энергии.

" Я сомневаюсь, что призраки издают шум, когда боками труться об стенку тоннеля ," отметил Реджи, подтверждая мои собственные мысли.

Осторожно повернувшись, чтобы привлечь внимание Каэры, я указал на свои глаза, а затем на нарушителя. Она посмотрела на меня в замешательстве, потом повертела головой.

" Оно невидимо ", подумал Реджи, но я повертел головой.

Более того, оно использует эфир, защищаясь, от того чтобы его кто-то видел

" Это трюк, который я не прочь выучить ," голодно сказал Реджи

Вдруг невидимый медведь толкнул игровую доску мордой, разбрасывая кусочки по холодному белому полу.

Глаза Каэры расширились от удивления, но ей удалось замолчать. Тем не менее, невидимая масса фиолетового приближалась, его клинообразная голова направлялась по тем самым шагам, которые мы с Каэрой предприняли во время нашего поспешного отступления.

Я провел Каэру за угол помоста, затем указал наверх на верхушку, прежде чем рассчитать высоту платформы и лечь ровно, так чтобы эфирное существо не могло видеть меня.

Каэра следовала плану, перепрыгнув десять футов через верхушку платформы и используя руку, чтобы смягчить приземление.

Прошло всего несколько секунд, прежде чем я уловил звук фырканья и обнюхивания по низу.

Оно двигалось очень медленно по краю платформы, поэтому я начал пропускать эфир через свое тело на случай, если существо найдет нас.

" Может, мы первыми атакуем, прыгнув на него ".

Нет, я хочу посмотреть, что он делает, если мы можем, ответил я. Если эфирный зверь разумный, то с ним можно было поговорить, то, возможно, оно помогло бы нам выбраться из зоны.

Когда мы в последний раз сталкивались с умным монстром в Реликтомбах? " спросил Реджи, но я проигнорировал комментарий, несмотря на то, что он был частично прав.

Скользя по гладкому камню, я подвинулся так, что мог видеть только по край платформы. После того, как медведь сделал полный круг вокруг помоста, он подошел к куче предметов у основания лестницы, и я почувствовал жало разочарования.

Его притягивал запах костей?

Но вместо того, чтобы обыскать насыпь, медведь осторожно положил что-то на кучу, а затем медленно с тяжелыми шагами направился к двери.

Понимая, что существо вот-вот уйдет, я медленно поднялся в положение присяди, с держащими руками за головой, в надежде, что это универсальный знак мира, даже к эфиру орудующим невидимым медведям.

Мерцающая пурпурная масса застыла, стоя совершенно неподвижно и бесшумно.

" Большой парень не понимает, что мы его видим " подумал Реджи. " Что теперь ?

Медленно поднимаясь, я выпрямился, мои руки все еще держались за головой, я смотрел в глаза существа—или, по крайней мере, я смотрел туда, где, как мне казалось, были его глаза. "Мы не причиним тебе вреда," сказал я, сохраняя интонацию и не угрожая.

Зверь похожий на медведя оставался неподвижным. Я знал, что если бы я не видел эфир, он был бы совершенно невидимым и бесшумным. Я не мог не задаться вопросом, какие еще виды эфирных зверей населяют снежную зону, если существо настолько большое и впечатляющее разработало такой впечатляющий защитный механизм.

"Ты знаешь что ты делаешь?" шепотом говорила Каэра .

"Я еще не уверен," сказал я уголком рта. Я шагнул в сторону лестницы, не отрывая глаз от эфирно-бронированного медведя, а затем проверил ногой край платформы, пока я не коснулся лестницы внизу. Осторожно, я спускался по одному шагу за раз.

В конце лестницы я сделал один шаг вперед. Мгновенно, рев заглушил даже снежную бурю снаружи, заполняя обширный купол. Уголком глаза я видел, как Каэра пришла в действие, вытянув красный клинок.

Встав на четвереньки, эфирный зверь бросился ко мне.

Я поднял руку, сигнализируя, чтобы Каэра осталась в стороне, покрыв себя уплотненным слоем эфира. Я чувствовал истощение запасов, но лучше принять меры безопасности против врагов с неизвестной силой.

Я опустился в стойку, чтобы встретиться с ним лоб в лоб, ожидая, что он придет в бешенство и нападет или сменит направление, но вместо этого он опустил свою широкую голову, и эфир, окружавший его, вспыхнул, когда он наткнулся прямо на меня.

В последнюю минуту отступив в сторону, я ткнул ладонью в его сторону, надеясь нарушить его равновесие. Тем не менее, зверь переместил свой вес в момент контакта и использовал силу моего удара, чтобы закрутиться на месте. Невидимый зверь прокрутившись наполовину накинулся лапой размером с обеденную тарелку.

Я заблокировал удар, поймав его гигантскую лапу в руки, прежде чем согнуться и бросить его через плечо. Эфир вспыхнул из моего ядра, когда я собрал силы, бросая двухтонного бегемота на лестницу, сотрясая весь купол.

Скорлупа эфира мерцала и исчезала, и вдруг я увидел вещь, спрятанную под ним, расстилавшуюся по подножию лестницы.

У него был густой, блестяще белый мех, который переливался розоватым перламутром, когда существо двигалось. Из широкого лба торчал плоский гребень из серо-стальной кости, похожий на рога, отпиленные в нескольких дюймах от черепа, и пластина из кости, которая обернулась вокруг каждого плеча, как броня.

"Ты только что... бросил этого гигантского зверя?" спросила Каэра, медленно спускаясь по лестнице.

"Я не хочу причинять тебе вреда," сказал я медведю, который был ошеломлен ударом. Я видел, как он оставлял что-то на куче предметов у подножия лестницы; в этом должен быть какой-то смысл.

Я подошел ближе к белому, похожему на медведя зверю, когда его глаза внезапно открылись, и он бросился ко мне с молниеносной скоростью.

Мои глаза расширились от удивления, но скорость моей реакции была не медленнее медвежьей. Я прокрутился на стопах, как раз в то время, когда медведь пытался схватить меня, а я его за толстый мех. К сожалению, медведь снова окружил себя эфирной броней, и мои руки соскользнули.

Я упал на землю, прежде чем поймать себя. К тому времени Каэра вышла с клинком в руке после того, как зверь перешел в форму невидимки.(By then, Caera had already gone after the beast’s fading form, her blade in hand. Здравия автору)

"Стой! Не убивай его—"

Я чувствовал пощипывание в позвоночнике, она призвала свою врожденную силу Вритр и сделала занавес из черного огня, который сжигал жизнь в дверном проеме, прямо перед убегающим эфирным зверем.

Этого было недостаточно. Медведь снова заревел и прорвался сквозь стену темного огня, оставляя запах обожженных волос.

Направив эфир в руну, я зажег Божественный Шаг, но меня встретила острая боль. Поскольку мои запасы эфира и без того низки из-за Реджи и того количества, которое я потратил за небольшой промежуток нашей битвы, у меня не было достаточно эфира, чтобы использовать Божественный Шаг.

"Не потеряй его, Реджи!" приказал я, внутренне проругавшись.

“Да да.” появился Реджи, теперь размером с большую гончую, и бежал за медведем в размытии черного и фиолетового.

"Грей, оно того не стоит—"

"Ты видела, как оно притворялось без сознания," прервав Каэру, крикнул я. "Оно умно, и если мы сможем узнать, откуда оно взялось, то сможем найти недостающие части арки."

Даже без взгляда неопределенности Каэры, я знал, что это рискованно. Тем не менее, существо может манипулировать эфиром так, как не могу даже я.

Должен быть какой-то больший смысл его присутствия в куполе. Оно не случайно зашло туда, и казалось, что оно удивилось, увидев нас там, что означало, что оно пришел не из-за нас.

Джинны разработали каждый аспект Реликтомбов, чтобы бросить вызов каждому входящему. Дело в том, что в этой зоне не работали реликвии, сломанный портал выхода, невидимый медведь: Все это должно было быть связано.

Каэра посмотрела на меня твердым, пронзительным взглядом. "Я не знаю, что мешает тебе замерзнуть там, но я не продержусь вечно. Я могу дать себе немного времени, но..."

Ей не нужно было заканчивать мысль. Я знал, что она имела в виду. Если мы последуем за эфирным зверем, но заблудимся в буре, она может умереть.

"Если мы не хотим рисковать, мы никогда отсюда не выберемся," искренне сказала я, встретив взгляд ее алых глаз. Она только кивнула, затем сделала шаг назад и собрала свою силу. Призрачное пламя замерцало как живое по всему ее телу.

" Где ты, черт возьми? " Реджи кричал в моей голове.

В пути. Не теряй его!

Я пронесся мимо двери и рванул вдоль внешнего купола, Каэра, прямо за мной. К тому времени, как мы отвернулись от стены, Реджи уже был далеко впереди нас, кусая стопы гигантского медведя.

Я видел, где он терся по бокам тоннеля пока бежал, его плечи выдолбили толстые рвы в снежных стены, вызывая частичное обрушение тоннеля, так что у нас с Каэрой не было другого выбора, кроме как прокопать себе дорогу, теряя драгоценное время.

Мы поднялись на снежный холм, пробираясь на поверхность, пока я продолжал пополнять запасы эфира. Медведь ловко скакал галопом по легкому снегу, это пурпурная масса, не отличалась от эфирной-смешанной метели, в то время как даже Реджи было еле-еле видно. (черная фигура Реджи была полностью окутана метелью)

Тем не менее, он оставлял тяжелые следы, и я без сомнений последовал за ним.

Потом у меня в голове прозвучал голос Реджи. “ Я его теряю, Артур! Он плывет по снегу как большая злая рыба. Я за ним не поспеваю!

Просто продержись еще несколько минут , настаивал я, мои запасы эфира почти наполнились достаточным количеством, чтобы использовать Божественный Шаг.

Высвобождая всю силу своего асуриного тела, я использовал утоптанные снежные следы зверя в качестве опоры для продолжения погони. Каэра боролась позади меня, огненная аура держала ее в тепле и хавалась хлопьями, которые хлестали по нам с ветром нагруженным эфиром.

Проскользив чтобы остановиться , я повернулся к Каэре, которая все еще догоняла. "Продолжай идти по этому следу!" лаял Я. "Я иду вперед."

Глаза Каэры расширились, я не мог дождаться ответа. Повернувшись к ней спиной, я зажег свою руну.

Я позволил глазам расфокусироваться, пока я искал сквозные вибрации в эфире, в которые я мог проскользнуть, используя Божественный Шаг.

Но эфирная метель горела фиолетовым светом, заслоняя все, даже вибрации и конечные пункты, к которым они вели. Мое сердце колотилось, пока я нащупывал путь вокруг меня, секунды продолжали тикать. Зная, что я больше не могу терять время, я зафиксировался на мерцающей вибрации.

Затем я шагнул вперед.

Глава 293: Перья в Снегах

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 26.12.2020

Мир исказился, растянулся и сложился в море из фиолетового, и вездесущий звук суровых ветров был сведен к далекому гулу во время моего одиночного эфирного шага.

Для всех остальных, Божественный Шаг был мгновенным. А я делал усилия, чтобы полностью обработать быстро меняющийся пейзаж по мере того, как я приближался к месту назначения. Мне нужно было понять и предсказать, что именно окажется вокруг меня, когда я прибуду, или что доля секунды дезориентации даст моему врагу более чем достаточно времени, чтобы нанести ответный удар.

Но ни возвышенной рамы зверя похожего на медведя, ни моих спутников не было видно, как только я прибыл в пункт назначения. Вместо этого меня встретила полная тьма. Потом появилось клаустрофобное ощущение из за того что был полностью зажат, как грызун, попавший в ловушку кулака. Что-то закрывало мой рот, собиралось в мои руки и ноги, прижимало к глазам, наполняло рот.

Слепое чувство страха пронеслось по мне, вызвав выброс сердцебиения и учащенного дыхания, ловив воздух где только можно было, у меня был набитый рот из-за быстро тающего снега, угрожающего задушить меня.

" -уя произошло ?” мыслил Реджи, его собственный разум почти поставил тире вместо грубого слова от беспокойства. “ Артур? Артур !”

Попробовал Божественный Шаг—все смешалось от ветра—наверное потерялся—где-то под снегом... Мои мысли рассеялись и было трудно их собрать, даже труднее, чем объяснить мое внезапное появление под снегом.

Это был единственный случай, когда Божественный Шаг провалился, и это был первый раз, когда я почувствовал не только дезориентацию, но и обратную сторону исскуства спатиума(пронстранства). Если бы я оказался под землёй или глубоко в океане, последствия могли бы быть опасными для жизни.

Я отбросил ненужные мысли, которые заставили меня погрузиться еще глубже в снег, открыв свободный дюйм пространства вокруг лица и туловища.

Крутясь и поворачиваясь, я использовал все свое тело, чтобы пробиться через тяжелый, плотный снег и освободить себе немного пространства, чтобы дышать. С течением времени, у меня была грубая маленькая пещера, в которой я съежился, мой разум немного прояснился.

Реджи, найди меня. Ищи всплеск эфира.

Я сумел ощутить оттенок сомнений от моего товарища. " Ты хочешь, чтобы я бросил—"

Я не могу использовать Божественный Шаг, поэтому не смогу выбраться отсюда. Просто ищи—

" Эфирную пушку. Да, да, я в пути, Принцесса. "

Используя технику, которую я изобрел, чтобы просверлить глубокий снег под куполом, я выпустил небольшое количество эфира из своего ядра и собрал его в руке, формируя и придавая форму сферы (molding;shaping). Фиолетовая сфера выстрелила вверх, легко проходя сквозь слой снега над мной, затем поднимаясь еще на пятнадцать футов вверх сквозь бурю.

Как только отверстие образовалось на поверхности, кусачий ветер и рев вьюги вырвался из него(отверстия). Я досчитал до тридцати, затем запустил в небо еще один заряд эфира, который сверкал, как сигнальная вспышка, посреди стены надвигающихся льда и снега.

Я следил за временем по количеству эфирных сфер, которые я посылал ввысь, в небо. Примерно на пятом выстреле я начал задаваться вопросом, насколько сильно я сбился по курсу. К десятому я начал нервничать. Затем, вскоре после того, как я послал в небо тринадцатый шар фиолетового цвета, который светился эфиром в небе, темная фигура обрисовалась, приземлившись на меня с бормотанием, в сверкающем черном пламени, которое двигалось из отверстия сверху. Фигура закричала от удивления, и что-то сильно ударило меня в нос, а потом огонь исчез.

"Грей!" кричала Каэра, борясь, чтобы высвободиться от меня. "Что случилось?"

"Позже!" Я закричал в ответ. "Просто жди Реджи, тогда мы—"

Мысли теневого волка прорезались в мои. " Эм, Артур ?”

Где ты находишься, Реджи? подумал я, не в состоянии подавить разочарование, которое я чувствовал, просачиваясь в нашу связь. Я чувствовал присутствие моего товарища ближе, чем раньше, но я не мог точно определить его во время эфирной бури.

Почти на месте, я думаю. А запусти-ка еще одну сигналку.

Я последовал инструкциям своего товарища и через мгновение он скользил вниз в нашу теперь уже тесную яму рядом с Каэрой и мной, не отмеченную бушующей бурей.

"Приятно видеть вас обоих снова, у вас тут хорошая погодка" с сарказмом заметил Реджи. “Я думаю она сейчас станет—"

Поймав вспышку в уголке глаза, я перехватил объект как раз перед тем, как он попал в боковую часть головы. В моей руке был град размером с кулак.

"—намного хуже," Реджи закончил фразу как только второй замороженный снаряд, упал рядом со мной, оставив кратер всего в нескольких дюймах от моего товарища.

Рядом со мной воспламенело черное пламя от фигуры Каэры, как только толстый кусок льда размером с ее голову ударил ее в плечо. Хотя аура поглотила большую часть града, прежде чем он попал в нее, она больно засосала вздох и ее отшатнуло от удара.

"Мы не можем так двигаться," сказала она, перекрикивая шум. "Мы—я буду забита до смерти".

Зная, что она права, я сделал единственное, что мог придумать. Обернувшись к маленькой яме, так что я был спиной к остальным, я послал всплеск эфира наружу, вниз, проделав дыру в земле из вечной мерзлоты и даже удалив пару футов темной почвы.

Я проскользнул в скользкий тоннель, глубина которого составляла около пяти футов, а ширина - семь футов, и остальные быстро последовали моему примеру. Расположив плащ, я показал жестом чтобы Каэра легла подо мной.

"Реджи, внутрь меня. Каэра, сюда."

"Какого ты..."

"Над нами не хватит снега, чтобы заблокировать град," нетерпеливо сказал я. “Я могу защитить свое тело эфиром, а тебя своим телом. Просто ложись."

Реджи сразу же прыгнул в мое тело, но Каэра продолжала сомнительно на меня смотреть. Этот момент сомнений был прерван, когда массивная пуля льда пролетела сквозь снег над нашими головами и отскочила от твердой земли к моим ногам, забрасывая нас снегом, грязью и льдом.

"Я чувствую, будто мы стали намного ближе за последние несколько дней, Грей, не так ли?" сказала она, громко смеясь перед тем, как опуститься под меня.

" Слишком близко для моего комфорта," жаловался я, натягивая плащ вокруг нас и смещаясь так, что я неловко парил над Каэрой, защищая ее от града и делясь теплом. Все мое тело начало гудеть от ощутимого слоя эфира.

" Ну тут по общему согласию так что ," радостно подумал Реджи.

Я закатил глаза, устроившись на долгое ожидание.

***

Со временем, град перестал падать и ветер утих, мы по большей части снова были засыпаны, из-за непрерывной бомбардировки над нами образовалась снежная крыша, и вьюга отложила несколько футов нового снега в нашей яме.

Ограждение защитило нас от ветра хотя и оставило меньшее пространство для согревания наших тел, что, вероятно, спасло жизнь Каэре. Тем не менее, ее губы были синими и сильно тряслись, когда мы выкапывали путь обратно на поверхность.

Пробившись на прохладный, тихий легкий ветерок, я замерз, мое дыхание проносилось по округе. Безсолнечное небо было чистым и безоблачным, ярко ледяной синий цвет холста, разрисованный большим охватом полосами зеленого, желтого и пурпурного.

Болезненно яркий пейзаж сверкал под светом без источника, и, косоглазил, впервые видимость земли была полной. Божественный Шаг пронес меня через кратер, где был спрятан купол с разбитым порталом, в снежную долину, протянувшуюся на горизонт. Тем не менее, тот факт, что мы могли видеть большой кратер вдалеке, было чем-то, чему я был счастлив.

Кстати о хребте кратера, он был неровным, ломаные края зазубренных камней и с глубокими ущельями, за нами зона продолжала подниматься, пока не терялась в далеких, туманных горах.

"Так красиво," сказала Каэра, вырвавшись в пол тела рядом со мной из снега.

“Бррахк!”

Визжащий вопль был настолько внезапным и близким, что я действовал инстинктивно, закрыв одной рукой голову, а второй Каэру, чтобы защитить от атаки с неба. Каэра споткнулась от моего внезапного действия, я накрыл ее, как только она погрузилась в снег с клубом порошка.

Позади меня было трепыхание крыльев, в придачу с неприятным карканьем.

Крутанувшись в глубоком снегу, я заметил высокое, тонкое существо похожее на птицу всего в нескольких футах позади нас. У него были длинные черные ноги, тонкие, как палки, тело каплевидной формы, покрытое блестящими белыми перьями, широкие крылья, которые она плотно прижимала к бокам, и изящно изогнутая шея.

Прямо сейчас его шея закрутилась в сторону, комически наклоняя голову. Два фиолетовых глаза живо сияли за его насыщенно-черным клювом, который был похож на наконечник метательного копья. Клюв открылся и защелкнулся дважды, затем три раза, пронзительный щелканье пронеслось эхом по кратеру.

Я ждал с осторожностью, неясно, было ли существо враждебным или просто любопытным. Вместо этого, первым действовала Каэра.

"Эм, Привет," мягко сказала она.

"Эм, Привет", оно подражало своим высоким, скрипучим голосом. Эфирный зверь, похожий на цаплю, шагнул в сторону, затем сделал серию шарканий, наступая туда-сюда, что почти выглядело как какой-то танец, после чего он взмахнул широкими крыльями, чтобы отлететь на несколько футов влево.

" Думаю птичке понравилась Каэра " дразнил Реджи. " И по моему это брачный ритуал. "

"Больше похоже, что он что-то написал", задумался вслух. Как бы подкрепляя эту идею, существо резко жестикулировало в сторону ряда когтистых следов в снегу своим клювом похожим на копье.

"Написал что?" спросила Каэра, резким тоном, пока она ворчливо избавлялась от снега еще раз. "Уф."

Двигаясь медленно, чтобы не спугнуть существо, я вытащил себя из снега и начал двигаться, встав над серией переплетенных отметин когтей. Это было удивительно похоже на письмо, хотя и не на языке, на котором я мог бы прочитать.

Каэра появилась рядом со мной, ее руки были подобраны под подмышками, как бы обняв себя, чтобы согреться. Было не так холодно, как раньше, понял я. Температура была еще низкая для того чтобы мерзнуть, но нормальной для способного талантливого мага, который смог бы выжить при эффективном использовании маны.

"Есть идеи что эта штука пытается нам сказать?" спросила она, глядя вниз на отпечатки в прозрачном снегу.

"В душе не..." ответил я, мучая мозг в поисках коммуникации с существом. Он был явно умным, обладал письменным общением и, возможно, даже своим собственным разговорным языком. Он обладал способностью имитировать звуки, которые мы издавали, так что теоретически и с достаточным запасом времени я мог бы научить его общему языку, но это могло бы занять месяцы, а то и дольше.

"В душе не...", он снова подражал, нервно прыгая из стороны в сторону. Затем он повернулся и отлетел на пятнадцать или около того футов, опустился и повернулся к нам, махая одним крылом в сторону горного хребта вдали.

"Может быть, он хочет, чтобы мы следовали за ним," сказала Каэра, встретившись глазами.

"У нас есть другой выход?" спросил я смирившись. "Я бы сказал, что мы либо съедим его, либо последуем за ним."

Кивнув, она сделала несколько шагов по глубокому снегу, каждый шаг проваливался сквозь твердую корку с треском, с хрустящим звуком. Ветер оставил глубокий, рыхлый снег с полузамерзшей оболочкой на поверхности, затрудняя каждый шаг, но в то же время не давая нам утонуть с головой снова.

Как только мы подошли к птице, она взмахнула широкими крыльями и пролетела еще двадцать или тридцать футов, а потом ждала, когда мы ее догоним.

Мы повторяли это снова и снова, маршируя в тишине за нашим проводником, пока он вел нас по верхушке кратера, в узкое ущелье, а затем по естественно созданной тропе, которая поднималась высоко в гору острых, темных скал. Несмотря на подмораживающую температуру, тяжелый подъем согрел нас, и мне даже не нужно было циркулировать эфир внутри себя, чтобы защититься от холода.

" Ты уверен, что он не приведет нас к утесу и сбросит ?" спросил Реджи после часа взбирания по вероломной горной тропе.

Нет, честно ответил я. Но, похоже, у нас большие проблемы с едой. Кроме того, он не кажется очень сильным. В нем определенно циркулирует эфир, но я не думаю, что он боец.

" Вот и я о том же, " ворчал Реджи.

В конце концов, мы достигли места, где тропа превратилась в крутой вертикальный подъем. Наш гид взлетел на вершину отвесной скалы, сел на небольшой обрыв темной скалы и ждал.

Лицевая сторона скалы была около сорока футов, и у обветренного камня было за что схватиться и опереться, но я был конкретно измучен после использования такого количества эфира, чтобы закрыть нас от града.

"Дамы вперед," сказал я, жестикулируя Каэре, чтобы та начала взбираться.

Ее брови согнулись, пока она смотрела на меня, ее глаза метались между мной и обрывистым склоном позади нас. Я задался вопросом, не собиралась ли она столкнуть меня со склона горы, но в конце концов она просто вздохнула и начала искать путь на верхушку скалы.

Я остался прямо под ней, надеясь поймать ее, вдруг упадет, но это была бы не Каэра, если бы она поскользнулась.

Примерно на полпути вверх по скале, я проглядел упор для руки и мой палец скользнул в трещину, в которой застрял. Качнув туловищем, я схватился за выступающий кусок камня, но в спешке я раздавил камень в руке, падая на некотором расстоянии от досягаемости стены, я упал с двадцати футов обратно на землю, приземлившись со стуком у подножия скалы.

Сверху я услышал: "Кра’ках!", а потом: "Ты жив?". Каэра улыбалась мне сверху.

Поворчав, я встал и отряхнул себя. "Продолжай. Я—я сейчас поднимусь..." хрипло сказал я.

Я наблюдал снизу, как Алакрианская девушка высших кровей двигалась вверх по стене, как тренированный альпинист. Только после того, как она забралась за уступ, я снова попытался подняться, на этот раз протолкнул эфир по ногам и прыгнул так высоко, как только мог, а затем врезался руками покрытыми эфиром, как клиньями, в узкие трещины.

Посмотрев вниз, я преодолел более четверти высоты одним прыжком.

Нащупав хорошую опору, я повторил маневр, кинувшись вверх еще на двадцать футов или около того, цепляясь руками как клиньями в ряд трещин, я расширял их и вызывал душ из каменных щепок и пыли.

Каэра выглянула из-за вершины скалы, как раз тогда, когда я в третий раз рванул вверх. Она повертела головой. "Почему бы просто не отрастить крылья и не полететь, Грей?"

"Возможно, когда-то", пробурчал я, взбираясь на последние несколько футов и вскарабкавшись за уступ. Над нами была часть отвисшей скалы, склон которой устремился в выдолбленную котловину окруженную зазубренными вершинами из черного камня. Приземистые маленькие хижины кучковались по всему бассейну, каждая была построена из плетеных палок, веток и густой коричневой травы.

На большинстве висели разорванные куски ткани в дверных проемах, которые были украшены буквами в форме птичьей лапки.

Несколько человек из народа птиц мололи что то в маленькой деревне; все остановились, взглянув на нас, яркими глазами, сияющими в мрачной пустоте. Большинство из них были полностью белыми, с черными ногами и клювами, но у нескольких перья были в крапинку, а один выделялся насыщенным черным окрасом.

Наш гид несколько раз щелкнул клювом и издал серию резкого карканья, которое звучало для меня как слова, а затем помахал крылом в нашу сторону, как бы говоря: "Следуйте за мной."

Уже зайдя так далеко, мы сделали, как он просил, и он повел нас, проскакивая вниз через центр маленькой деревни, в сторону самой большой из хижин, похожей на гнездо. Другие из народа птиц наблюдали, как мы проходили, их перья взъерошивались, а глаза метались повсюду от любопытства и страха. Одна пара даже улетела, взмыв ввысь на вершину над нами, где я заметил маленькие гнезда, спрятанные среди ущелий.(craigs)

Как только мы прибыли к самой большой хижине, которая разместилась в задней части впадины, построенной впритык к черной каменной стене, существо, выглядящее поистине древним, отодвинуло серо-голубую ткань, хромало к нам навстречу.

Наш гид начал быстро щёлкать и каркать, время от времени поворачиваясь к нам, прямо показывая клювом или махая крыльями.

Я внимательно наблюдал за старым птичьим существом, пока оно слушало. Его белые перья стали серыми и выпали во многих местах, а тонкие ноги были согнуты и изящны, и на них появились розовые пятна. Несколько его когтей было сломано, а трещина похожая на удар молнии протянулась от кончика клюва до того места, где она исчезла в его ухабистой плоти. Три глубоких розовых шрама тянулось по лицу, оставив один глаз стеклянным белым вместо яркого фиолетового, ни как у других.

После того, как наш проводник закончил болтовню, старейшина повернулся ко мне и слегка поклонился, его крылья развернулись в то же самое время. С голосом старика, треснувшим, как клюв, он сказал: "Добро пожаловать, восходящие, в деревню племени Спир Бик(Spear Beak). Древние говорить мне ожидать вашего прибытия".

Я изумленно смотрел на старую птицу, ошеломленный от чистого произношения на нашем языке.

Однако, Каэра сделала в ответ легкий поклон, не растерявшись и вежливо ответила: "Спасибо тебе, старейшина, за теплый прием."

Легкий толчок в ногу обратил внимание на Алакрианскую дворянку, которая смотрела на меня и показывала глазами, чтобы я следовал ее примеру.

"Спасибо" спокойно сказал я, так же окунув голову.

У нас нет выбора, но мы сейчас в довольно уязвимом положении, так что будь начеку, предупредил я Реджи.

Справедливо. Хочешь, я могу просто выйти? Немного напугать их?

Нет, просто будь внимателен. Ты поймешь, если понадобишься .

"Проходить, Проходить," скрежетал старейшина племени Спир Бик, показывая одним крылом на свою хижину. "Входить. Садиться. Говорить. Тогда ты может присоединяться к Спир Бик на пир, если хотеть."

Я слышал, как жаловался живот Каэры от самого упоминания слова "пир", которое заставило ее краснеть от смущения.

"Мои извинения, старейшина, но мы торопимся, и нам нужна информация.” Мои глаза мелькнули на Каэру, которая прижимала руки к животу. "И, возможно, легкую еду, которую мы сможем взять с собой."

"Ты хотеть активировать портал, нет?" спросил старейшина, наклонив голову.

Скрывая свое удивление от знаний наших мотивов, я спокойно ответил. "Да. Мы бы хотели активировать портал, чтобы уйти".

"В таком случае, сначала послушать и научиться," сказал старейшина, почесав крылом шрам на клюве похожий на удар молнии.

Алые глаза Каэры повернулись ко мне за ответами, но в ответ я мог только пожать плечами, прежде чем вернуться к старейшине племени. "Тогда мы смиренно принимаем ваше предложение."

"Хорошо, хорошо!" Глаза старой птицы сузились в несоответствии, отчего я почувствовал улыбку, пока он приглашал нас к своей хижине крыльями.

Оглянувшись в последний раз назад, мои глаза быстро оглядели птичьих селян, которые все без исключений уставились на нас, и мы вошли в хижину.

Глава 294: Четыре Клана

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 27.12.2020

Понадобилось время чтобы мои глаза привыкли к освещению. Внутренняя часть хижины старейшины Спир Бик была тусклой, за исключением тонких столбиков света, которые проникали сквозь щели в переплетах палок и около края висящей двери.

Интерьер хижины был прост: большая кровать из перьев, коричневая трава и пучки пушистого белого меха, какого было преобладающее большинство, а рядом с дверью стоял один медный умывальник, полный воды. На поверхности которого образовался тонкий слой льда.

По хижине с уголков веток растянулось то, что выглядело как трофеи. Там было несколько ожерелий из больших клыков и маленьких костей, шкура четырехрукого существа, которого я не знал, и даже ряд кошачьих черепов, которые были аккуратно выстроены в ряд.

" Довольно нездоровое чувство декора со стороны наших пернатых друзей ," подумал Реджи.

Мы пока не можем быть уверены, что они дружелюбны, предупреждал я, мой взгляд метался от предмета к предмету, пока мое внимание не было приковано ожерельем из когтей. Разве они не похожи на те, что остались у алтаря?

Когда старейшина сместился на кровать и присел на корточки, его веретенообразные ноги сложились под ним, и я смог лучше рассмотреть его когтистые пальцы.

" Я думаю, ты прав ", подтвердил Реджи. " Теперь главный вопрос, они туда ложили или один из медвед-зверей? Я думаю—

Голос Реджи заглушился, когда мои глаза сосредоточились на чем-то гораздо более интересном. Когда старейшина сместился в гнездо, на мгновение я уловил фиолетовый проблеск эфира под подстилкой. Там была какая-то реликвия, спрятанная внутри, я был в этом уверен. Может быть, даже кусок к порталу.

"Садиться, садиться", каркала старая птица, взмахивая крылом по хижине.

Не указывая на то, что я что-то заметил, я сел на жестко набитый земляной пол вокруг кровати, думая, что будет грубо с нашей стороны вторгаться в место отдыха старейшины, и Каэра заняла место рядом со мной. Не зная, с чего начать, я молчал и ждал, когда Клюв Копья продолжится.

"Молчание - мудрость," мудро сказала старая птица, кивая своим черным клювом вверх и вниз. "Давно, очень давно нас не навещать восходящий."

"У нас много вопросов, старейшина, но сначала, как нам вас называть?" вежливо спросил я.

Серая старая птица щелкнула клювом и прогоготала так, что я не мог надеяться на свое воспроизведение, затем она засмеялась, со звуком будто измельчалось зерно. "На твой язык, Олд Броук Бик (Old Broke Beak)."

Улыбнувшись от имени, которое попадало в самое яблочко - Олд Броук Бик, я прижал руку к груди и сказал: "А я—Ар..." Я остановился, запнувшись, чуть не раскрыв свое имя.”

"Это Грей," вмешалась Каэра, странно посмотрев на меня уголком глаза,”А я Каэра. Для меня честь познакомиться с вами, Олд Броук Бик."

"Как вы узнали наш язык?" спросил Я, в надежде сменить тему разговора, не цепляясь за ошибку.

Несмотря на нашу необходимость покинуть эту зону, мне было невероятно любопытно узнать об этих Спир Биках. С тех пор, как я возродился в этом мире, я не встречал ни мано-зверя, ни эфиро-зверя, столь умных, наподобии этих существ.

Неужели джинны были настолько могущественными, что они создали наделенную сознанием, разумную жизнь, чтобы просто заселить свои испытания? Это казалось невероятным.

"Другой восходящий, достаточно мудрый, чтобы слушать, учить меня, когда я только научиться летать."Старейшина несколько раз щелкнул клювом, взъерошил перья и клевал под собой подстилку, прежде чем продолжить. "Я хранить это знание и делиться вашими словами с каждый восходящий, находивший нас с тех пор—или попытавшийся. Многие не достаточно мудрый, чтобы слушать слова."

Я кивал вместе с тем, пока хозяин говорил, представляя себе типы могущественных восходящих, которые смогли достичь этой зоны только для того, чтобы напасть на каждого эфирного зверя, которого они видели, не понимая, что они не были чудовищами.

Но если они способны сражаться с восходящими, достаточно сильными, которые прибыли в эту зону...

" Тогда эти парни должны быть сильнее, чем кажутся ", закончил Реджи.

"Я рад, что ты приходить, и ты принести с собой мудрость," продолжила старая птица. "Мы нужен тебе, тебе нужен мы."

Каэра наклонилась вперед, ее багряные глаза всверлились в глаза Спир Бика. "Вы знаете, где сломанные кусочки портала?"

"Кланы держать их, да, но они не отдать их тебе, нет." Олд Броук Бик повертел своей морщинистой головой, его длинный клюв резал воздух туда-сюда, как острое лезвие.

"Кланы?" спросила Каэра.

"Четыре клана, да, дикие существа, бездумные существа, они хранить по один, они всегда охотиться за другими. Дикий существа бессонные, бесстрашные и вечно жадные," наклонился старец, переметнув взгляд с Каэры на меня, и в обратку. "Хуже того кланы. Жестокие. Глупые. Фор Фисты(Four Fists), Гоуст Беры(Ghost Bears), Шедоу Клосы(Shadow Claws)... только Спир Бики знать мудрость."

"Гоуст Беры?" спросил я, думая о невидимом медвежьем существе, с которым мы сражались под куполом, скрывшимся под землей далеко под нами, на дне кратера.

"Огромные, голодные чудовища," зловеще сказал старейшина, взъерошив перья, будто дрожа. "Гоуст Беры убивать, будто играться, двигаться незамеченными сквозь бурю, внезапно нападать в ночи. Если ты находить”—он снова наклонился вперед, его треснувший клюв, прошелся в нескольких дюймах от моего лица—“убить его, или он вечно охотиться на тебя. Гоуст Беры никогда не отказываться от убийства."

Я только кивнул, осторожно скрывая свои мысли от лица. Гоуст Бер, которого мы видели, не был похож на машину убийства. На самом деле, он казался осторожным и любопытным, а затем сбежал, не причинив вреда никому из нас.

" Мы могли просто напугать его ", указал Реджи. " Гоуст Беры или как там их не видали много людей, не говоря уже о том, что кто-то мог видеть их так, как мы ."

Возможно, ты прав , признался я, но все еще был не уверен. Однако я не хотел выдавать наши знания о Гоуст Берах, поэтому вместо этого я надавил на старейшину Спир Бика, чтобы узнать больше о других кланах.

"Другие... тоже плохие, да. Клан Фор Фисты походить на тебя, но не совсем ты. Короткие ноги, длинные руки толстые как грудь взрослый особи Спир Бика. Сплюснутые, уродливые лица, с такими зубами". Используя свои пернатые крылья, Олд Броук Бик имитировал большие, деформированные бивни или клыки.

"Шедоу Клосы жить, чтобы сражаться, чтобы убивать". Олд Броук бик показал на ряд кошачьих черепов. "Они преследовать нас, залазать на вершины и сбрасывать наши яйца из гнезд."

Каэра мрачно слушала разговор старой птицы. Она повертела головой, когда он упомянул про яйца. "Это ужасно. Мне так жаль, Броук Бик".

"Ты сказал, что мы нуждаемся в друг друге," напомнил я ему, стремясь вернуть разговор к кусочкам портала. "Значит, каждый из этих кланов держит кусок портала для выхода из этой зоны? Почему?"

Олд Броук Бик закрыл глаза, его длинная шея мягко качалась, как будто он пел песню в своей голове. Когда его фиолетовые глаза, наконец, открылись снова, было ощущение в нем чего-то древнего, усталость, которая скатилась с него, как аура.

"Долго, очень долго я думать об этом. Всегда Спир Бики пытаться донести мудрость до других кланов, но теперь я знать, что они не научиться. Остальные не дать тебе кусочки. Тебе нужно уничтожить их. Всех. Взять их куски. Когда ты иметь другие, я отдать тебе кусок, долго охраняемый Спир Биками".

"Прошу прощения за прямоту, но почему вы не можете отдать нам свой кусок сейчас?" спросила Каэра, внимательно изучая старейшину.

Его шея скрутилась в сторону до такой степени, что голова почти перевернулась. "Если восходящие потерпеть неудачу, если они погибать в снегу, под когтями и зубами и яростью другой кланов, то мы потерять свой собственный кусок из храма Творцов. Нет, это не мудрость".

Хотя я понял смысл его слов, меня смутило то, что он сказал. "Создатели?"

Длинный темный клюв медленно двигался вверх и вниз. "Другие кланы чувствовать только энергию Творцов в реликвиях, и поэтому хранить их и поклоняться им. Да, они слишком глупы и слишком порочны, чтобы думать о предназначении кусочков".

Эти кланы, казалось, развили своего рода мифологию вокруг джиннов, купола и арки внутри. Если бы части портала излучали эфир, и эти существа могли бы чувствовать это, то было бы логично, что они их жаждали.

"Тебе понадобиться дары Создателей, чтобы исцелить портал. Ты можешь это сделать?"

Я кивнул. Как и в комнате с зеркалами, мы попали в снежную зону только потому, что у меня уже были инструменты, необходимые для того, чтобы пройти нее. Испытание после испытания , тихо пробурчал я.

В этот момент желудок Каэры громко урчал. Олд Броук Бик осмотрелся, взглянув вниз на ее талию широкими глазами, его треснувший клюв слегка раскрылся. "Еда, да. Я быть плохим хозяином. Так хочется делиться словами, пока ты голоден. Ходить. Мы сесть. Мы поговорить. А теперь кушать, да".

Ноги старейшины слышимо скрипели, пока он вставал и провожал нас из своей хижины. Снаружи мы обнаружили несколько Спир Биков, оставшихся поблизости, и пристально смотрели на нас, пока мы следовали за ним обратно в холодный ветер горы.

Олд Броук Бик щелкал, клацал и каркал, остальные с уважением кивнули и стали следовать за нами, образуя две длинные шеренги.

Брови Каэры морщились от беспокойства, пока она смотрела на меня, но я просто кивнул и пошел за Олд Броук Биком.

Спир Бики роптали и гоготали шепотом, шуршание перьев становился все громче, пока мы следовали за Олд Броук Биком через деревню. Другие высовывали клювы из многочисленных хижин и выстраивались в очередь в импровизированном марше. Несколько Спир Биков кружили в небе над нами, их странная песня проносилась по горной полости.

Мы проследовали за старейшиной к другой, почти идентичной хижине с обесцвеченным серым покрывалом, выступающим в роли двери. Он трижды щелкнул клювом, и толпа позади нас замолчала, в дверях деревни появился Спир Бик с черным оперением, которого мы видели, появившись в проходе к деревни.

Произошел короткий обмен на их языке, затем черный Спир Бик отодвинул в сторону занавес клювом, старейшина вошел, помахав нам крылом.

Я оглянулся на толпу; они все были совершенно безмолвны и неподвижны, их фиолетовые глаза внимательно следили за нами. Те, кто летали кругами над нами, делали это в неестественном, переплетающемся узоре, как воздушный танец.

Каэра исчезла в тени дверного проема, и я последовал за ней, нереальное, сказочное ощущение потустороннего мира накрыло меня, как тяжелое одеяло.

Внутри хижина была почти идентична хижине Олд Броук Бика, хотя в ней не было медного умывальника, и единственным трофеем на стене был маленький медвежий череп с узким отверстием чуть выше правой глазной впадины. Он выглядел слишком маленьким, чтобы быть полностью взрослым медведем.

Вторая Спир Бик, почти идентичная нашему проводнику, но с хохолком из перьев, который встал на ее голове, гнездилась в кровати, но встала и отошла в сторону из за нескольких пощелкиваний и вопля птицы с темным оперением

В центре гнезда находилось большое розоватое яйцо. Каэра еще раз сомнительно смотрела на меня, но я молчал, ожидая Олд Броук Бика.

Старейшина медленно прошелся по хижине, его когти хрустели по сухой траве и перьям из гнезда кровати, затем осторожно стучали по яйцу в нескольких разных местах. Не поворачиваясь к нам, он сказал: "Это яйцо не станет птенцом."

Затем, без предупреждения, он вогнал свой острый клюв в скорлупу яйца, проткнув его с резким треском . Я смотрел на это, с шоком и очарованием, он начал убирать куски скорлупы, раздавливая с хрустом и глотая их, пока наверху не появилось большое отверстие, открывающее золотистый, вязкий желток.

Такого я не ожидал ," прошептал Реджи, в оцепенении.

Старейшина единожды наполнил клюв содержимым яйца, затем скрестил клювы с хохолком Спир Бик, прежде чем она поела из яйца. Они оба повторили ритуал со Спир Биком темного оперения, который взял свою порцию.

"Кушать," просто сказал старейшина, а потом все трое Спир Бика отступили в сторону, в ожидании наблюдая за нами.

Я видел, как мысли Каэры были ясно написаны на ее лице, ее голод и отвращение вели войну внутри нее.

Очевидно, что для этой пары было какое-то культурное значение, возможно, даже религиозный ритуал, предлагающий яйцо на употребление, и хотя идея этих существ, каннибализирующих собственные яйца, была неприятной, я ожидал, что они не поймут нашего сомнения и даже сочтут это грубостью, если мы откажемся от их предложения.

Кроме того, Каэра не могла вечно держаться на одном снегу.

Поклонившись с уважением каждому из трех клювов, я осторожно вошел в гнездо и наклонился к яйцу. Внутри было густо, тепло и вязко. Используя обе руки, как чашу, я черпнул маленькую порцию и неуклюже выпил.

Оно имело мускусный, насыщенный вкус, который не был неприятным, а был чуждым и странным. Несмотря на это, я быстро доел слизистое яйцо из рук, и понял кое-что еще.

Сырой яичный желток Спир Бика плавал с эфиром, и его употребление позволило моему телу быстро поглотить эфир, что помогло пополнить мое ядро после долгой ночи в буре.

Реджи, ты—

Чувствую это? О да... " ответил Реджи, наслаждаясь жидкой энергией, которую мы поглотили, немножечко зачерпнув из яйца.

Каэра наблюдала за мной сжимая губами и с ущемленным взглядом на лице. Я кивнул в сторону яйца Спир Бика, широко раскрыв глаза, которыми указал.

Она сжала челюсть и угрюмо смотрела на меня, прежде чем встать на колени в гнезде рядом с большим розовым яйцом и засунуть свою собственную руку в золотистою противную липкую массу. Алакрианская дворянка затаила дыхание, быстро выпила наполнив рот тёплым яйцом.

"Да, кушать. Кушать,” ободряюще сказал Олд Броук Бик.

Мы с Каэрой по очереди черпали горсть мускусного желтка и продолжали есть, пока на дне яичной скорлупы не появилась лишь неглубокая лужа слизи.

Для нас с Реджи желток, богатый эфиром, был похож на чистую дистиллированную энергию, я почти сразу же увидел, какие перемены происходят с Каэрой. Хотя она мужественно делала все возможное, чтобы оставаться в хорошем настроении даже после нескольких дней без еды, полный желудок заставлял ее быть улыбчивой и сонной, несмотря на зарождающиеся сомнения, она бы с удовольствием поглотила остатки яйца в скорлупе.

Повернувшись ко мне и отвевши взгляд, она открыла рот, чтобы сказать что-то, но вместо этого из ее губ вырвалась небольшая отрыжка. Глаза Каэры расширились от шока, и она подняла руку ко рту.

"Очень неподобающе для леди," прокомментировал я.

Каэра просто закатила глаза, вытирая губы, прежде чем ответить: "Прозвучало по сексистски."

Возле нас, почти незаметно, Олд Броук Бик и остальные вели тихую беседу. “Ред Вингс(Red Wings) и Тру Фезер(True Feather) предложить вам свое гнездо, чтобы ты отдохнуть и восстановиться. Тогда, если хотеть, Свифтшур(Swiftsure), который приводить тебя к нам, направить тебя в деревню Шедоу Кло. Да?"

"Да. Спасибо." Каэра кивнула, с тяжелыми веками, но изо всех сил старалась не заснуть.

"Конечно, Броук Бик," сказал я, чувствуя себя более пьяным от богатого эфиром желтка, чем полным.

Тру Фезер и Ред Вингс слегка обступили вокруг меня и начали ломать оставшуюся часть яичной скорлупы, отрывая кусочки и хрустя ими своими крепкими клювами, и в считанные минуты яйцо полностью исчезло.

Каждый из Спир Биков сделал поклон, широко расставив крылья, а затем по очереди выходили из хижины, которая к тому моменту уже чувствовалась более теплой и уютной.

Как только из хижины вышел последний Спир Бик, Каэра откинулась назад, пока не легла в перья и траву, ее глаза уже закрылись, а дыхание было ровным.

" Она стопудово.. устроилась поудобнее нас, " прокомментировал Реджи, икнув.

Хватит болтать и сосредоточься. Я ожидаю, что к завтрашнему дню ты будешь в полной боевой готовности, ответил я, заняв место между Каэрой и входом в хижину.

Контролируемо вздохнув, я сосредоточился на эфире, проходящем через все мое тело. Я не чувствовал себя таким насыщенным эфиром с тех пор, как взял с собой запас эфирных камней гигантской многоножки, и я пока не собирался его тратить.

Однако, вместо того, чтобы усовершенствовать свое эфирное ядро, я поджег руну Божественного Шага. Оставаясь сидеть на земле, я наблюдал, как мое восприятие окружающего мира расширялось до тех пор, пока я не мог видеть все частицы окружающего эфира, стекающие во всех направлениях.

Я чувствовал, как мое сердце бьется о грудную клетку, и мой разум был ясен, когда я сосредоточилась на переплетающихся потоках эфирных путей.

Провал Божественного Шага в погоне за Гоуст Бером во время бури научил меня двум вещам: одна из них заключалась в том, что, как бы сильна ни была эта способность, ее неправильное использование может стать фатальным; и во-вторых, мне потребовалось слишком много времени, чтобы найти правильный путь.

Какой смысл иметь способность, которая могла бы мгновенно перенести меня через космос, когда она занимает так много времени, чтобы даже найти путь, который мог бы переносить туда, куда я хотел?

Поэтому, пока Каэра спала, я сидел и наблюдал, руна Божественного Шага бросала мягкое золотистое сияние по всей хижине Спир Биков. Я наблюдал, как эфирные частицы двигались, как они вели себя, и изучал любые шаблоны, которые могли бы помочь мне использовать Божественный Шаг более рефлекторно.

***

Дела пошли быстрее, когда Каэра, наконец, проснулась, с затуманенными глазами и неуклюжей от пересыпания. Несмотря на то, что всю ночь я был психически истощен от концентрации, мое тело было наполнено вновь обретенной энергией. Мы обнаружили, что Свифтшур терпеливо ждал снаружи хижины, готовый отправиться в путь.

Однако перед тем, как мы покинули деревню Спир Бика, Олд Броук Бик поделился с нами прощальной мудростью.

"Свифтшур быстрый и мудрый. Он проводить тебя в деревни других кланов, но Спир Бик не бороться с Шедоу Клосами или Фор Фистсами," мрачно предупредил он. "Не ожидать обмена слов с ними. Не сомневаться. Их язык это насилие, и ты должен говорить на нем, если хотеть покинуть это место. Возвращаться с остальными частями, и мы отдать тебе последнюю."

С этим Свифтшур вывел нас обратно к полой вершине горы, несколько других Спир Биков, провожали позади нас до скалы, чтобы отправить нас со счастливыми клацаньями своих клювов и шумным карканьем, которые звучали как аплодисменты.

Я смотрел вниз на крутой край скалы, в то время как Каэра уже готовилась к спуску.

Подойдя к Каэре, я подобрал ее ноги и обернул руку вокруг талии.

"Эм, п-прости?" Каэра заикалась, пока Реджи выл в моей голове.

Подойдя ближе к краю скалы с Каэрой в придачу, я повернулся к нашему проводнику. "Свифтшур. Увидимся внизу". Я видел, как белая эфирная птица наклонила свою длинную шею в смятении перед тем, как шагнул с края обрыва, вместе с Каэрой.

Алакрианская дворянка визжала от удивления, вскоре визг превратился в страшный крик, пока мы отвесно падали прямиком в каменный шельф с восьмидесяти футов.

Эм, Артур? Я понимаю, что ты как таракан, который сможет пережить даже ядерный взрыв, почему то я в этом уверен, но я не думаю, что Рогатая Леди сможет...

Я зажег Божественный Шаг, как раз в тот момент, когда мы собирались разбиться и скользнул в эфирный путь, который привел нас прямо на землю, которая оставалась всего в нескольких футах от нас.

Мои ноги почти без шума дотронулись земли, движущая сила, которая возникла во время падения, полностью пропала.

" О... " невнятно озвучил Реджи, совершенно ошарашенный. " Или ты мог сделать так, я думаю ".

Голова Каэры все еще зарылась в моей груди, ее ногти вцепились в мою кожу, даже пока я ее опускал.

"Сейчас можешь отпускать," сказал я, пока ее рога зарывались глубже в меня.

Каэра вздрогнула, прежде чем посмотрела вниз и поняла, что мы больше не в воздухе. Просто чтобы убедиться, она потоптала ногой твердую землю, прежде чем оттолкнуться от меня.

"К-как мы—что только что—ты!" Каэра смотрела на меня, ее дыхание участилось, рассерженно и тяжело дыша, прежде чем она ударила меня в живот с такой силой, с которой могла бы переломать несколько костей, если бы это был не я. "В следующий раз, когда ощутишь желание сброситься с горы, не стесняйся одолжить птицу!"

Я тер живот, морщась от боли. "Понял..."

Свифтшур приземлился в нескольких футах от нас, трепыхая большими крыльями, пока он любопытно смотрел на меня. "Шедоу Кло?" скрежетал он, это звучало как вопрос, но я не был уверен, что он имел в виду.

Наш гид перестал смотреть на меня в поисках ответа и гортанно пропел прежде чем вести нас по обратной тропе.

Каэра все еще злилась на меня, но она продолжала смотреть на меня уголком глаза, когда думала, что я не замечу, глядя на меня так же, как Свифтшур.

" Это довольно крутой трюк, который ты выучил за ночь, " присоединился Реджи, наслаждаясь шоу.

Мне понадобится больше времени, чтобы практиковаться с Божественным Шагом, если я захочу действительно использовать его в бою, но я медленно начинаю понимать, что это такое.

Достигнув дна ущелья, мы повернули направо, двигаясь от кратера. Эта скалистая, неровная тропа, по которой мы обогнули утес деревни Спир Бик, затем мы снова повернули направо и шли в тишине часами.

Без ветра и снега обычная ходьба оставляла нам достаточно тепла. Наши животы и ядра были переполнены, что сделало поход почти приятным.

Пока мы шли, я думал обо всем, что видел и слышал во время нашего короткого пребывания со Спир Биками. Меня зацепило то, что Олд Броук Бик настаивал на том, что другие кланы были простыми, жестокими эфирными зверями. В конце концов, именно предосторожность, продемонстрированная Гоуст Бером, сделала меня настолько уверенным в его интеллекте, что я начал с этого.

Из трофеев, гордо висевших на стенах старейшины, было ясно, что между кланами существует конфликт, но маленький разбитый медвежий череп в хижине Ред Вингс и Тру Фезер показались не более чем детенышами.

Разве у тебя во дворце на Земле не было целой коллекции набивных существ, включая двух полярных медвежат ?” подметил Реджи.

Мои брови сморщились от раздражения. Это не...

Я не установил связь, но мой товарищ был прав. Мы видели этих медведей только животными, и не видели ничего странного в том, что их трупы набивались для украшения.

Возможно, Спир Бики видят в других кланах что то больше, чем просто зверей.

"Я бы сказал, что мы просто сотрем их всех и будем выметаться отсюда. Знаешь, если бы мы договорились еще о нескольких таких яйцах...

У меня самого была такая мысль, и Реджи очень хорошо это знал. Если мы съедим достаточно яиц Спир Биков, мы сможем достичь следующей стадии нашей эфирной силы—какой бы она ни была.

Однако, потребление яиц разумного вида, это неправильно. Казалось бы, как-то торжественно и ритуально, что нас пригласили поесть из этого яйца, и когда я думал об этом, то понял, что не видел очень молодых Спир Биков. Мне было интересно, насколько редкими могут быть птенцы среди странных существ.

Олд Броук Бик утверждал, что из яйца ничего не вылупится, но в то же время, что представляют собой эти яйца, если не будущее вида?

Эти и многие другие мысли поглощали меня, пока мы следовали за нашим проводником, который иногда прыгал вместе с нами на землю, а иногда летал высоко над нами, разведывая наш путь. Хотя Свифтшур не мог говорить на нашем языке, он выучил несколько слов и мог достаточно хорошо общаться, показывая и вопя.

Свет, похоже, не менялся во время того как мы шли, и хотя мы путешествовали несколько часов, ночь так и не наступила.

Я затерялся в мыслях, когда Свифтшур щелкнул клювом, чтобы привлечь наше внимание. "Рядом," сказал он своим скоблящим голосом.

Спир Бик остался на земле, прыгая перед нами к горному хребту из тьмы, обнаженного камня. Когда он был близко, он сложил ноги под собой, так что его круглое тело почти касалось земли и подкралось к краю, а затем помахал нам крылом вперед.

Мы с Каэрой пригнулись на руки и колени, а потом начали ползти по снегу.

"Это..." Каэра шептала с дыханием как только мы подползли к краю, где находился Свифтшур. Мои глаза тоже сузились.

Горный склон обрушился и спускался в маленькую лощину, полную приземистых бесцветных деревьев. Внутри толстых ветвей разместилось несколько десятков хижин, выглядевшие как толстые маленькие птички. Что-то двигалось внутри деревни.

"Фор Фисты” прокаркал Свифтшур.

Глава 295: Сомнительная Правда

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 01.01.2021С Новым Годом!

p.s. Спасибо, Макс

Я усилил свое зрение и заглянул в лощину.

Хижины выглядели простыми, сделанными из травы и уплотненными грязью. Все они были построены над землей в толстых ветвях деревьев, без видимых лестниц, веревок и мостов, позволяющие эфирным зверям передвигаться.

Однако, глядя на Четырехруких, легко было понять, почему они в них не нуждались.

Несколько существ, похожих на обезьян, двигалось под деревьями. Каждый из них имел широкое, мускулистое тело, короткие, толстые ноги со ступнями, которыми они пользовались, чтобы хвататься и лазать, и четыре массивных руки. Они лазали и бегали быстро, используя все шесть конечностей, чтобы броситься вперёд. Даже с нашей высокой позиции я видел, что их тела были полностью покрыты шрамами.

Четырехрукие были покрыты мехом, в основном коричневым или черным, но с бледным телом. Их лица были менее похожи на обезьяньи, напоминая мне вместо этого на что-то смешанное между человеком и свиньей. У них были широкие челюсти, большие плоские носы и грубые брови. Бивни, как у кабанов, выступали из нижних челюстей, а их маленькие глаза под тенями деревьев сияли как пурпурные огоньки.

Разгневанный рев прервал горную тишь, а мгновение спустя источник стал виден. Поистине массивный Четырехрукий, облаченный в изощренный широкий капюшон, украшенный лишь перьями и когтями Копьеклювых, вышвырнул малого представителя племени из открытого дверного проема одной возвышенной хижины.

Жертва кувыркнулась на десять футов в сторону замерзшей земли, не достигая ее, схватила что-то, чего я не смог разглядеть, затем уцепилась за ближайшую ветку дерева. Агрессор выпрыгнул из хижины, кинувшись навстречу добыче, как комета.

Меньший Четырехрукий оторвался от дерева, опять же казалось, что он хватается за сам воздух, словно за какой-то поручень. Он цеплялся через большой промежуток между двумя деревьями, чтобы оторваться от нападающего.

За ними наблюдало еще несколько Четырехруких, некоторые рычали или ревели от возбуждения, но не вмешивались, так как большой из двух Четырехруких гнался за меньшим под покровом деревьев.

Вдруг большой Четырехрукий, одетый в перьевой капюшон, запрокинул одну руку назад и бросил что-то в жертву. Небольшой шар пурпурной энергии—эфира—пролетел по воздуху молниеносно, пробив насквозь часть руки Четырехрукого и заставив его споткнутся и катиться по снегу.

Затем огромный серый эфирный зверь встал над меньшим, все четыре тяжелых кулака молотом ударило по раненому эфирному зверю. Это была не очень равная борьба, и меньше, чем через минуту, битва закончилась.

Победитель оттащил труп своего противника обратно в деревню на верхушку дерева, в то время как около трех десятков Четырехруких вышло из деревьев, осторожно двигаясь, нервно наблюдая за своими родственниками. С сотрясающим камни ревом, крупный Четырехрукий поднял труп с земли и бросил его к ногам остальных.

Однако, пока он бил в грудь, как в барабан, другой шум рядом со мной привлёк моё внимание. Свифтшур нервно клацал клювом, шум пронесся в горах и эхом отразился внизу, в лощине.

Каждая звериная морда одновременно повернулась к нам, глядя в сторону хребта. Я пригнулся, спрятав голову, потянув за собой клюв Свифтшура, но крик прошелся по всему племени Четырехруких, и я слышал, как они молотят костяшками пальцев по вечной мерзлоте, начиная наступать.

Вырвавшись острым клювом из моей хватки, Свифтшур провопил в панике. "Сражаться!"

"Епт твою", ругался я, вставая и оглядываясь назад, пока планировал отступление.

Нет, не было смысла сворачивать и уносить ноги. У обезьяньих зверей был кусок портала, который нам был нужен, и они выглядели такими же дикими и монстровидными, как и обещал старик Броукбик.

"Готовься к бою” сказал я Каэре, которая уже была рядом со мной, с вытащенным клинком.

Покрыв себя эфиром, в мое поле зрение снизу попало: более тридцати четырехруких эфирных зверей массово бежали по склону горы к нам навстречу, их маленькие глазки, похожие на бусинки горели от ярости.

Реджи, выходи, когда мы столкнемся , приказал я, а затем прыгнул с хребта, прицелившись, чтобы приземлиться прямо в центр эфирных зверей и отвлечь их внимание.

Моментально Четырехрукие ответили, швырнув в меня снаряды эфира.

Мои инстинкты от асур были задействованы в полную силу, мои глаза сфокусировались на огневом валу эфирных шаров, я примерно просчитал куда они попадут, пока они приближались ко мне.

Закручиваясь вихрем своим телом в воздухе, я старался уклониться от как можно большего количества эфирных снарядов, насколько возможно пока они гудели над моим ухом.

Двумя ударило меня, один просто поцарапал мне правое бедро, а второй прошелся по ребрам. Боль, иcходящая из двух точек ранений, сообщала мне, что моего эфирного покрытия недостаточно, чтобы полностью защитить меня от эфирных пуль.

Чувствуя, что мои раны уже заживают, я сосредоточился на нынешней битве.

Реджи. Форма Рукавицы ! приказал я. Его сущность сразу же перешла в мою правую руку, чтобы высвободить там эфир и дать ему образоваться. Пока я приближался к земле, вокруг моей руки буйствовал ураган эфира, который пытался вырваться. Безумные стоны страха и паники пронеслись снизу, от обезьяньих зверей, которые толкались чтобы убраться с зоны поражения.

Почти приземлившись, большой Четырехрукий, одетый в декоративный широкий капюшон, оказался между мной и землей.

Оглушительный взрыв прозвучал по склону горы, когда натиск эфира вырвался из моего кулака, столкнувшись со всеми четырьмя руками покрытыми эфиром большого Четырехрукого.

Я ощутил ударную волну от нашего столкновения, в последствии я пробил его защитное покрытие и раздробил его кости, прежде чем отправил его в покров снега и обломков. Тем не менее, пожертвовав собой, он подавил мою атаку, оставив его братьев ошеломленными и невредимыми.

"Реджи, сейчас!" тяжело дышал я, стабилизировался пока боролся с иссушающими последствиями эфирной техники.

Не помирай, принцесса ", прорычал мой товарищ, пока выпрыгивал с моей спины и скакнул на одного из приближающихся Четырехруких, его зубы целились в глотку.

Подпитанные яростью из-за раненого собрата, Четырехрукие бешено завопили, бросаясь на меня без инстинкта самосохранения.

Резко выдохнув, я сосредоточился на эфире, плотно прижимая к коже, который защищал и укреплял меня. Мой разум погрузился в транс, я вспомнил годы тренировок рука об руку, которым обучал Кордри.

Я слышал разъяренные крики Четырехруких, которые становились всё громче, Каэра звала меня издалека, она билась пробираясь ко мне, и Свифтшур гоготал высоко над нашими головами, я не игнорировал до тех пор пока не услышал собственный шум, в том числе дыхание.

Уклоняясь от пары небольших Четырехруких, которые набросились на меня, я ударил кулаком одного, в результате чего он столкнулся со своим напарником, затем я прокрутился на стопах, чтобы остановить эфирную пулю темнее по окрасу муха Четырехрукого.

Покрывая еще одним шаром эфира ладошку, я перенаправил его, чтобы ударить по паре, которую я только что сбил, но прежде моя рука оказалась по локоть в грудине нападающего.

Я проигнорировал издыхания эфирного зверя, оно рухнуло. Я проигнорировал взгляды боли и страха на остальных Четырехруких. Я просто сосредоточился на звуке собственного дыхания, как зверь за зверем кромсались моими руками. Не время сомневаться или проявлять сочувствия.

Не время показывать слабость.

Раздавленное, уродливое лицо еще одного Четырехрукого прижалось мной сверху его челюсти хруснули, а бивни гуляли по воздуху пытаясь настичь меня. Я схватил зверя за бивни и ударил его лицом в землю. Пока он не сдался, я продолжал топтать ногами его черепушку, затем отсканировал поле боя.

Почти треть клана Четырехруких пала. Краем глаза я видел как Каэра, объятая горящей аурой, делает почти невозможным для больших, обезьяноподобных существ физически атаковать ее. В грубом кругу врагов вокруг нее, я видел нескольких с разрушенными кистями и руками, сгоревших от ее темного огня, в то же время ее длинный меч продолжал вырезать красные дуги вокруг нее.

Реджи, с другой стороны, кидался между протянутыми руками, чтобы рвать и метать любую чистую плоть, которую мог найти. Я чувствовал его веселье каждый раз, когда его клыки защелкивались на вражеском горле.

Морозное поле боя вскоре было окрашено в красный цвет, потому что мы продолжали убивать эфирных зверей, которые казались еще более дикими, чем описывал старейшина Броукбик. Даже когда их кости были сломаны, а тела окровавлены, обезьяны становились еще более дикими. Отказавшись от метания в нас пуль из эфира, они продолжали кидаться, размахивая кулаками и скрежеча зубами, как бешеные животные, до тех пор, пока злобный рев, как гром, не разразился на снежном ландшафте.

Четырехрукие вокруг нас мгновенно застыли, затем пронеслась еще серия рыка вдалеке.

"Что теперь?" Реджи стонал, пока мы наблюдали за всеми Четырехрукими—которые еще были живы— которые отпрыгнули назад и отдалились. В считанные секунды мы с Реджи и Каэрой стояли в большом кругу рычащих четырехруких эфирных зверей.

Я слышал тяжелые вдохи Каэры позади меня, пока она ждала моих действий.

Глубокий, грохочущий хрип отвлек мое внимание, пока открывался проход из кольца, громоздкий серый Четырехрукий, который поймал мой первый удар, уверенно вышел из кольца своих родичей.

Я наблюдал, как это существо забило до смерти другое, так что я знал, что оно больше и сильнее остальных, но вблизи оно выглядело более грозным. Зверь стоял ровно—по виду на два фута выше меня—с раздутой грудью в шрамах и перекрещенными руками. На его верхних руках запеклась засохшая кровь, они же были в снегу от моего тяжелого удара в Форме Рукавицы , но его травмы, похоже, не беспокоили его.

Два блестящих фиолетовых глаза пронзали меня, глядя на меня со спокойной ненавистью, которая контрастировала с его разъяренными собратьями. Он поднял одну из нижних рук, напрягая разом Реджи и Каэру. Схватившись за перьевой капюшон, серый Четырехрукий сорвал его с плеч и бросил на землю, а затем направил одним пальцем прямо на меня.

"Фига се, насколько мужик", пробормотал Реджи.

"Я думаю, он... бросает тебе вызов," сказала Каэра, ее глаза сузились от замешательства.

"Хорошо," сказал я, сделав шаг вперед и сбросив свой собственный зеленовато-голубой плащ на землю. "Тогда это сэкономит нам немного времени."

"Хотя бы возьми это," ответила Каэра и поднесла свой багровый меч.

Моя рука потянулась к оружию, но когда я заглянул в светящиеся глаза громадного Четырехрукого, я не мог не улыбнуться. "Нет, все в порядке".

Я думал, что Алакрианская дворянка будет спорить. Я знал, что было глупо с моей стороны ставить себя в невыгодное положение, сражаясь голыми руками с противником в четыре раза больше моего веса и в два раза больше рук, но Каэра отступила, не сказав больше ни слова, оставив меня одного на ринге с серым Четырехруким.

Мой противник заревел в горло, а парочка остальных начали стучать в грудь в одном ритме, как будто били в боевые барабаны.

Начало нашей битвы означало взрывной рывок Серого Четырехрукого.

Втолкнув эфир в ноги, я также рванул вперёд, нырнув под его мускулистую руку, пока он пытался схватить меня.

В то же время мой покрытый эфиром кулак почти достиг ребер апперкотом, тело моего оппонента размылось, и я едва смог защититься от его удара в колено.

Я отлетел в воздух от удара, выдох вышел из легких, но я смог увидеть, что произошло. Он использовал ту же самую пространственную технику, которую один из его братков использовал, чтобы раскачаться в воздухе, но вместо этого использовал эфир в качестве рукоятки, чтобы вытянуть себя вперед, придавая невероятный импульс.

Я активировал Божественный Шаг и, не имея времени определить, какой путь выбрать, я использовал тот, который бы просто забрал меня с дороги.

Мир размылся, и я оказался на несколько футов выше, чем был. Быстро сориентировавшись в воздухе, я направил эфир в свои руки как раз вовремя, до того как серый Четырехрукий удивился, я создал еще одну эфирную хватку, чтобы кинуть его через себя.

Наши кулаки встретились, но без Формы Рукавицы, которая усилила бы мою атаку, наша борьба перестала быть односторонней, как раньше.

Я чувствовал, как кости в руке разбивались вдребезги даже сквозь толстый слой эфира, защищающий меня, так как в результате удара нас отбросило в снеговую землю.

Вскочив на ноги, даже не дождавшись исцеления руки, я активировал Божественный Шаг еще раз. В этот раз, мне удалось найти путь, который искал, пока мой оппонент сумел вылез из небольшой воронки снега.

Мое течение жизни сменило ракурс, Божественный Шаг переместил меня к серому Четырехрукому, прямо под его руки.

Каждая капля концентрации была сосредоточена на управлении эфиром по эфирным каналам, позволяя ему двигаться от ног и бедер вверх по спине, прямиком через левый кулак в идеально синхронизированном виде, чтобы соответствовать моему финальному удару.

Результат был сногсшибательным.

Гигантского обезьяноподобного зверя сдавило, пока мой кулак тонул в его бочине, он был послан в полет из кольца Четырехруких, разрушив боковую часть долины и задевая покров снега, который вырвался и скатился на некую часть поля боя.

Тишина снизошла, пока я стоял, задыхаясь, и смотрел вниз на свой окровавленный кулак, из которого все еще с поверхности кожи просачивался эфир.

Горестный вой вырвал меня из оцепенения, и я сразу же готовился к битве. Четырехрукие неистово боролись, без инстинкта самосохранения, до того как их массивный главарь вступил в бой, но вместо того, чтобы объединиться для битвы, обезьяноподобные звери упали на все шесть конечностей и завыли от горя, один из них вытаскивал искалеченный труп серого Четырехрукого, которого я только что одолел.

Внезапно меня схватила теплая рука. "Пойдем, Грей".

Каэра, у нее выпали волосы и несколько порезов на лице, потянула меня, ведя в деревню, в то время как Реджис вскоре последовал за ней. Мой взгляд остался на разбитом кольце Четырех Кулаков, все оплакивая вождя племени.

Я переживал, что племя в любой момент снова начнет атаковать, и продолжал оглядываться через плечо, но они не предпринимали никаких шагов, чтобы последовать за нами или защищать свою деревню.

"Что-то меня беспокоит," сказала Алакрианская дворянка, пока мы проходили под сучьями деревьев. "Не только главарь, с которым ты боролся, но и многие из Четырехруких имели татуировки по всему телу."

"Татуировки? Типо заклинаний?" спросил Реджи.

"Нет," ответил я, удовлетворяя Реджи "Я не уверен по поводу маны, но я не чувствовал, как циркулировал эфир по татуировкам."

"Они отличаются от тех, что у нас” сказала Каэра, повертев головой. "Татуировки на самом деле очень похожи на резьбу в портальной арке."

Я остановился, собрав все частички воедино. "Так это просто... искусство."

Из за такого открытия я стал ощущать себя не в своей тарелке. Эти Четырехрукие бросались на нас, яростно сражались до смерти безо всякой провокации, но эти татуировки говорили об интеллекте, выходящем далеко за рамки диких мано-зверей. Я видел символы, но решил их проигнорировать. Даже то, что они имели дома на деревьях, носили декоративные элементы одежды, как капюшон из перьев, каким способом их лидер бросил мне вызов на дуэль ...

Все это было признаками интеллекта и культуры, вопреки тому, что говорил нам Старик Броукбик.

"Где Свифтшур?" Я спросил, глядя вверх.

Каэра повертела головой. "Он погнал вперед, как только началась битва."

Я расфокусировал свой взгляд и сконцентрировался на окружающем эфире, одновременно мои глаза сканировали хижины. Без эфирной бури из снега, которая сбивала с толку мои чувства, я смог увидеть несколько отличительных эфирных сигнатур, скорее всего, исходящих от Четырехруких, спрятанных в хижинах.

"Может, разделимся?" спросила Каэра.

"Это никогда не заканчивается хорошо. Это может занять больше времени, но хижин не так уж и много" я указал на одно из деревьев с грубой корой поблизости. "Сначала эта."

Я протянул руку Алакрианской дворянке, считая, что ей понадобится помощь, чтобы добраться до хижины высоко над нами. "Держись—"

На тонком теле Каэры выступило видимое покрытие из маны, прежде чем она прыгнула на ближайшую ветку, скинув на нас с Реджи клуб снега.

Мой товарищ стряхнул с себя белый снег и наклонился ко мне.

"Отказано", прошептал он перед тем, как прыгнуть на самую нижнюю ветку до Каэры.

Закатив глаза, я подпрыгнул также, следуя за ними, до тех пор, пока мы не прибыли прямо под хижину, расположенную на толстой, искривленной ветке.

"Осторожнее", тихо проговорил я. "Внутри есть один."

Я медленно вошел в хижину. Сама хижина представляла собой обычные траву и грязь, прессованные в нечеткую округлую форму. Пол был почти полностью покрыт слоем соломообразной травы, которая имела сладкий, по типу плесени запах.

В дальнем углу маленького жилища забился Четырехрукий. Он был зажат в угол, его глаза отвернулись от нас.

Реджи тут же напрягся, фиолетовый огонь вокруг его шеи дико мерцал.

Я повернулся к Каэре, она вытащила свой меч, но держала его свободно с боку. У Алакрианки было болезненное выражение, когда ее багряные глаза сфокусировались на Четырехруких. "Давай просто осмотримся и уйдем".

Мои глаза были сосредоточены на грубой полке, вкопанной изнутри. Группа первобытно выглядящих инструментов расположилась на полке вместе с некоторыми необработанными мисками.

Каэра и я просканировали хижину, чтобы убедиться, что кусок портала не был спрятан где-то, тогда же короткий плач раздался из угла. Мы втроем повернулись лицом к источнику звука.

Четырехрукий, забившийся в задней стороне, был не один. Он держал младенца, который, должно быть, только что проснулся. Маленькое существо, у которого было тонкое покрытие мха на его розовой коже, выглядело так же, как шестиногий поросенок, звучала как увесистая гориллка. Оно было настолько маленьким, что помещалось только в одной руке Четырехрукого.

Взрослый Четырехрукий быстро накрыл младенца, спрятав его между двумя большими руками и свернув так, что малыш был защищен всем телом. Он подглядывал за нами краешком больших, дрожащих глаз.

Горький привкус заполнил мой рот, я стиснул зубы. Отвернув взгляд, я быстренько обыскал остальную комнату, прежде чем покинуть их дом.

Следующая хижина была достаточно близко, чтобы мы могли допрыгнуть до нее, и хотя в ней никого не было, как в предыдущей, в ней было много беспорядка. В грубо разрубленной деревянной чаше возле двери была горстка ярко-синих фруктов, похожих на гигантскую чернику. Они пахли свежестью, так что я рискнул откусить краешек, найдя его текстуру богатой и сладкой, похожую на нектарины.

Ощущение внутреннего тепла проскользнуло вниз по горлу и с удовольствием засело в моем животе, как будто я выпил рюмку алкоголя.

Я бросил парочку Реджи, который съел их целиком, а потом передал все фрукты, кроме одного, Каэре. Фрукт не был столь богат эфиром, как яйцо Копьеклювых, или даже висячий фрукт, который мы находили в зоне гигантской многоножки, так что это было не так полезно для меня, как для нее.

Она без вопросов взяла фрукты, прежде чем развернулась и обыскала остальную часть хижины. Вдоль приподнятой плоской поверхности находились набор острых инструментов и несколько каменных чаш, полных вонючих чернил. Тут также было парочку стальных зубил, которые выглядели древними, они находились рядом с коллекцией высеченных костей, когтей и бивней... без куска портала.

"Может, у этих Четырехруких нет куска портала" предложила Каэра, когда осматривала некоторые инструменты.

"Но у Треснувшего Клюва был такой, и он говорил..." Слова затерялись во рту, когда я понял, что она на самом деле имела в виду.

"Давай попробуем поискать еще немного" сказал я.

Каэра просто кивнула и мы втроем продолжили поиски, как Свифтшур, так и кусок портала.

Пробираясь через лесные хижины, мы нашли одну из вещей, которую искали, точнее одного.

Высоко на дереве, настолько древнем, что казалось, что оно почти окаменело от времени, была хижина из грязи, вокруг него кружил СвифтШур. Высокое дерево было скрыто из зоны видимости, иначе бы я сразу же увидел его из-за тонкого, прозрачного пузыря эфира, окружающего его.

"Что он делает?" спросила Каэра, наблюдая, как Копьеклювый летает вокруг небольшого строения, пронзая своим острым клювом воздух.

"Он пытается попасть внутрь" сказал я.

В моей голове сразу же промелькнула мысль о почти невидимой руке, которую Четырехрукие могли делать из эфира, и удивился насколько это продвинутое применение.

"Внутри определенно есть по крайней мере один Четырехрукий,” сказал я, обращаясь к Каэре и Реджи. "Реджи, со мной. Каэра, оставайся здесь и проследи, чтобы Свифтшур не попытался улететь."

Она кивнула, багровый меч в руке загудел от энергии.

Активируя Божественный Шаг, я дал возможность своему восприятию мира вокруг меня растягиваться, одновременно с этим потоки эфира курсировали по воздуху. С тех пор, как я впервые воспользовался Божественным Шагом в городе Майрин, мои лимиты значительно увеличились, но мне все же потребовалось некоторое время, чтобы найти правильный путь, который завел бы меня за барьер эфирного пузыря, прямо в хижину.

Мое сердце стучало, я сделал шаг, покрывая себя эфиром, подготовившись к столкновению с мощным Четырехруким, способным создать такой мощный эфирный барьер.

Глава 296: Божественный Шаг

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 05.01.2021

Мир изменился, я двигался по потокам эфира, чтобы попасть прямо внутрь открытого прохода в древнюю хижину, и я сразу же встал в оборонительную позицию.

Но в этом не было необходимости.

На полу хижины лежал, очень, очень старый Четырехрукий, несомненно, источник мощного эфирного присутствия.

Его массивные мышцы атрофировались, и сжались, как пустой кожаный мешок для воды, его жесткая шкура блекла в белоснежном, а бледная кожа сморщилась и ссохлась. Два крошечных фиолетовых глаза повернулись ко мне, и старый эфирный зверь тихо заревел, низко и благородно.

Он попытался поднять голову, но после неудачного напряжения в течение нескольких секунд устроился обратно в глубокую вмятину, которую его тело сделало на ложе из высушенных веток и растений.

Его трясущаяся рука поднялась и показала на дальнюю стену. Мой взгляд проследил до места, куда он указал: на полке в стене восседала длинная тонкая плита из белого камня.

Всего лишь три коротких шага и кусок портала был у меня в руке, холодный и гладкий на ощупь. Я пробежался пальцами по замысловатым резьбам, меня посетило ощущение успеха.

Я повернулся к пожилому Четырехрукому, который беззащитно лежал на земле. Мысль об его убийстве появилась в моей голове; этот обезьяноподобный зверь был настолько большим источником эфира, что я понимал, что смогу стать сильнее, если поглощу его мощь, так же, как я делал это с химерой, когда впервые сцепился, с моими эфирными способностями.

Покрывая эфиром кулак, я поднял его над головой старого Четырехрукого, но не смог заставить себя нанести удар. Мощное и эфирное существо, каким оно ни было, не являлось простой конструкцией Реликтомб, как это было с химерой. Убивая его только для того, чтобы съесть эфир, ощущалось абсолютно неправильным... как будто я ел другого человека.

Разжимая кулак, я вышел из хижины, и Божественной Поступью вернулся на землю, где меня ждали Реджи и Каэра.

"Нашел," сказал я, подняв кусок портала в руке, чтобы оба увидели.

"Молодец, Грей" с мягкой улыбкой сказала Каэра, глядя вниз на гладкую каменную плиту.

" Птичка на подходе ", показал Реджи, как раз в тот момент, как Свифтшур мягко приземлился рядом со мной.

Его клюв в форме копья опустился вниз, чтобы он мог осмотреть кусок портала, и именно тогда я заметил, что последние несколько дюймов его клюва были красными от крови.

Он не сражался с нами на поле боя, и я не видел никаких признаков борьбы на остальной части его чистого тела.

Я схватился за черный клюв, удивив его. Он хлопал крыльями и пытался оттанцовывать от меня, но я крепко держал, скрутив его голову так, что я смотрел ему в глаза. "Чья это кровь?" спросил я, спокойным, но равнодушным, голосом.

Я отпустил его, чтобы он мог ответить. Игривая птица сделала несколько отскоков назад, осмотрев меня широкими, в замешательстве, глазами. "Четырехрукие. Враг".

Мой взгляд впился в его, я пытался разузнать умысел нашего проводника.

Теплая рука Каэры коснулась моей руки. "Сейчас не время для этого. Мы получили то, за чем пришли сюда, и мы не совсем почетные гости в этом племени” мягко сказала она.

***

Начиная с потайной долины Четырехруких, Свифтшур вел нас обратно в горы и дальше от деревни Копьеклювых.

Реджи вернулся в мое тело, пополняя запасы эфира, в то время как мы с Каэрой вплотную следовали за нашим проводником. Несмотря на то, что удалось, наконец, добиться некоторого прогресса чтобы выйти из этой зоны, никто из нас не был в настроении разговаривать, из за вклада наших действий в деревне племени Четырехруких, который висел над нами как темная туча.

Даже после того, как я узнал, что Четырехрукие не только умны, но и действительно мудры, я понял, что если бы не гигантский серый Четырехрукий, вызывающий меня на дуэль, мы бы совершили геноцид.

Несмотря на бродящие эмоции, которые я держал в узде, я постоянно держал ухо востро со Свифтшуром. Я еще пока опасался нашего проводника, мы с Каэрой неохотно зависели от него, чтобы тот показал нам расположение других племен.

В конце концов, что бы ни сделал Свифтшур, это было только то, чему его научил суровый мир, в котором он жил. Это было варварством, но эти воюющие племена эфирных зверей еще не развили свою культуру до уровня варварства.

Четырехрукие, я был уверен, поступили бы так же плохо с Копьеклювыми, если бы у них был шанс.

Отбросив в сторону ненужные мысли, я сосредоточился на следующем этапе нашего путешествия. Тропа, по которой мы шли, вела нас вверх в уголок, казалось бы, бесконечных горных хребтов, окружающих кальдеру, куда мы впервые попали. Небо оставалось ярким и безоблачным, температура колеблась ниже нуля.

"Как ты держишься?" Я спросил Каэру, которая шла рядом со мной с одеялом, которое обворачивало ее плечи и руки.

"Я смогла пополнить свою ману ранее во время твоей дуэли с большим Четырехруким, так что я в порядке," ответила она со слабой улыбкой.

Свифтшур, который большую часть времени в полете над нами, приземлился впереди нас, его ноги никогда не ломали корку снега.

Он повернулся, чтобы глядеть в мою сторону, его клюв дважды щелкнул. "Теневые Когти". Затем он поднял крылья, держа их близко друг к другу.

Я кивнул, поняв, как только фиолетовое мелькание вспыхнуло прямо под Свифтшуром, и снег перед нами подбросился вверх, поливая меня с Каэрой облаком рыхлой белизны.

Каэра мгновенно покрыла себя защитной оболочкой из черного огня, отбросив одеяло в сторону, с готовым мечом в руке.

Свифтшур удивленно крикнул и попытался взлететь на небо, но его испуганный крик был прерван, во время того как набор сильно-фиолетовых когтей прошелся по его изящной шее, откуда брызнула кровь на землю к моим ногам.

Предупредительный крик Свифтшура заглушился в блевательном бульканье. Крылья Копьеклювого дико хлопали, посылая шквал белых перьев. Наш проводник поднялся на несколько футов в воздух, как ни странно красная кровь лилась на ярко-белый снег, затем его сила иссякла, и он разбился о землю, дернувшись, он стал неподвижным.

Я уже был в движении ну до того как Свифтшур сделал последние жалобные вздохи. Мой кулак покрытый эфиром просвистел в холодном воздухе, как раз перед тем, как он должен был попасть по кошачьей морде нападающего, существо исчезло в очередной вспышке эфирной энергии.

Божественный Шаг! думалось мне от шока, в поисках нападающего в округе. Позади меня была Каэра со своим клинком объятым в пламя, который был готов блокировать, но прежде чем она успела сделать что-либо еще, за ней стоял зверь похожий на кошака, когти которого царапнули между лопатками.

Каэра была защищена оболочкой огня души, но эфирные когти смогли прорваться сквозь преграду из маны и аккуратно надрезать цепные соединения, покрывающие ее спину.

Она кувыркнулась вперед, скорее всего, спасаясь от серьезных травм, но много длинных порезов пробежали по спине.

Я рванул вперед, моя рука расплылась в воздухе, пока я швырял себя в эфирное животное—Теневой Коготь, предположил я—но он исчез прежде, чем я смог до него добраться.

Каэра подошла, покрытая снегом и кровью, ее выражение было смертельно спокойным, как тогда, когда мы впервые встретились в Реликтомбах.

"Ты знаешь, где он?" спросила она, став спиной к спине.

"Там," сказал я, указывая примерно на шестьдесят футов справа от нас, где Теневой Коготь пригнулся на вершине выступавшего осколка черной скалы высотой в двадцать футов.

У Теневого Когтя была голова и пятнистый белый мех снежного леопарда, но от его туловища и выходили гуманоидные конечности. Его руки и ноги были кошачьими, а длинный крепкий хвост махал позади него. Хотя он был на некотором расстоянии, он выглядел маленьким, может быть, пять футов в высоту максимум.

" Артур! " Реджи мысленно послал предупреждение, как только эфир вспыхнул позади меня, с левой стороны. Я крутанулся, отталкивая Каэру с дороги и направив пинок прямо в размытый источник эфира.

Моя контратака провалилась, не попав, так как нападающий уже успел улизнуть с дороги. Он порезал ногу, которая стояла еще на земле своими эфирными когтями, прежде чем снова исчезнуть.

Несмотря на то, что я сконцентрировал большую часть эфира вокруг тела для защиты, когти все равно умудрились разорвать плоть над коленом, заставив меня согнуться.

Поймав себя, я позволил эфиру, крепко облегать вокруг моего тела, взорвав с осязаемой силой, которая ошеломила нападавшего, прежде чем он смог проследить за открытием.

Он мог телепортнуться, но это дало мне время, необходимое для заживления ран.

"Г-Грей", Каэра заикалась, морщась от боли, пока медленно вставала на ноги. "Это..."

"Извини," сказал я, отменив мою эфирную силу.

Алакрианская дворянка сделала глубокий вздох, ее глаза продолжали сканировать наше окружение.

Мои глаза, однако, устремились прямо к двум эфирным присутствиям на темных скалах. Теперь оба Теневых Когтя склонились над нами, их сверкающие глаза внимательно следили за нашими движениями.

Я удержался использовать Божественный Шаг на скалы, чтобы столкнуться с двумя Теневым Когтями, решив вместо этого остаться рядом с Каэрой.

Когда эфир исказился с правой стороны, моя рука вспыхнула и схватила третьего эфирного зверя, похожего на кошку, за горло, сжимая достаточно сильно, чтобы душить его, но не убивать мгновенно. Глаза существа запаниковали, затем его невероятно острые эфирные когти разорвали плоть предплечья.

Я сжимал, намереваясь сломать его тонкую шею, но он жахнул отступив, как и другие. В тот же момент, лезвие Каеры просвистело в воздухе чуть ниже моей руки.

Повернувшись к камню, я обнаружил, что все три Теневых когтя смотрят на нас вниз, один робко трет горло, где я схватил его, струйка крови текла по его мохнатой ноге.

Каэра начала говорить, но я отмахнулся от ее слов. Я внимательно наблюдал за тремя нападавшими: они поглощали эфир из атмосферы.

"Они должны зарядиться, прежде чем снова смогут использовать эту способность к телепортации," тихо сказал я.

"Чудесно," сказала Каэра, когда она встала передо мной, ее выражение было спокойным и ледяным, как черное пламя, танцующее на лезвии ее алого меча.

Три Теневых Когтя напряглись, когда пламя полностью поглотило ее меч. Она расширила свою стойку и занесла меч вперед, выпустив яростный поток пламени прямиком к куску черной скалы.

Теневые Когти вспыхнули с чередой страшных стонов, как только двое из них исчезли в вспышке эфирной энергии.

Третье—существо, которое я поймал в хватку, когда оно напало на нас—не было таким уж удачливым. У него не было достаточно времени, чтобы собрать эфир, необходимый для повторного использования его способности к телепортации, и поэтому он был поглощен заклинанием Каэры.

На мгновение Теневой Коготь выделялся на фоне темной скалы позади него, окруженный пылающим черным светом, после чего и кот наподобие эфирного зверя, и остроконечная вершина скалы исчезли, полностью уничтоженные.

Злой, горестный вой сзади заставил меня обернуться. Оставшиеся Теневые Когти были в пятидесяти футах от нас, согнувшиеся в снег и скорбно визжавшие.

Я инстинктивно сделал шаг вперед, но вспомнив Четырехрукую мать, которая держала своего малыша на протяжении любимой жизни, это заставило меня колебаться.

Мой взгляд метнулся к Свифтшуру, неестественно скрученный в кроватке из красного снега. Он рисковал своей жизнью, несмотря на то, что едва знал нас, и привел нас в свой дом. Несмотря на осторожность, которую я испытывал к нашему проводнику, его смерть была не напрасной.

Теневые когти перестали кричать и теперь, похоже, ведут жаркий разговор. Они были отвлечены.

Как и Четырехрукие, эти существа устроили засаду и напали без причины. Сейчас не время сомневаться.

Решившись, я расфокусировал глаза, и пути по эфиру освещались как ночные шоссе моего старого мира до этого меня. Это было просто, шагнуть в вибрации, появляющиеся между двумя спорящими эфирными зверями в тот же момент.

Прежде чем они смогли так сильно расширить глаза от удивления, я рубанул физическими лезвиями своими эфирно покрытыми руками, которые снизошли на плечи моих врагов, как топоры.

Теневые Когти, казалось бы, не защищались эфиром, и обе маленькие формы сдавились под тяжестью моего неожиданного удара, их плечи и шеи раздробились нафиг.

Я опустился на колено над телами, пока ждал догоняющую Каэру. Вблизи я видел, что у широких кошачьих лап нет естественных когтей.

Они создают свое единственное оружие с помощью эфира , осознал я, любопытно и удивительно, что есть существа в таком опасном месте, как Реликтомбы без естественной защиты.

"Ты в порядке?" спросила Каэра, пока подходила ко мне сзади. "Я видела твою ногу раньше... оу."

Я оглянулся на нее через плечо. "Я довольно быстро лечусь."

"Немного преуменьшаешь,” сказала она перед тем, как ее взгляд упал на Теневых Когтей. "Нашел что-нибудь?"

"Сейчас проверим." Я повернулся назад и изучал трупы Теневых Когтей. Они не носили никакой одежды, но у обоих были простые кожаные мешочки, которые висели на перевязанных веревками ремнях вокруг талии. Я развязал кожаную веревку, которая держала один из мешочков закрытым, и вытащил из него горстку мелких предметов.

Первым что попалось был кусок какого-то вяленого мяса. Я понюхал мясо, затем откусил уголок, пока Каэра выжидающе наблюдала за мной, как щенок, который уставился на вкусняшку.

Я схватился за шею, расширяя глаза, и издавая удушающие звуки.

Алакрийская дворянка испуганно открыла рот. "Грей!"

Я пошатнулся, подняв оставшееся вяленое мясо, перед тем, как засунуть его себе в рот. "Шучу."

Каэра моргнула от замешательства, а потом сузила глаза. "Это было не смешно."

" Я думаю это было смешно, " сказал Реджи одобряя.

Спасибо, ответил я, пока копался в остатках мешочка, натянув улыбку уголками рта. Помимо еще нескольких кусков вяленого мяса, Теневой Коготь также носил насыщенно черный нож, резьбленный из того, что выглядело как клюв.

" Эти ребятки на самом деле любят делать маленькие сувенирчики, убивая друг друга, не так ли? " подчеркнул Реджи.

Я положил нож в руну размерного хранилища, думая, что он может быть использован в качестве разменной монеты, чтобы получить еще несколько яиц Копьеклювых, и я передал вяленое мясо Каэре. "Это, вместе с фруктами, которые мы получили в деревне Четырехруких, должно уберечь тебя от необходимости схавать мою руку, чтобы остаться в живых".

"Еще одна шутка, Грей?" спросила Каэра, ужаснувшись.

Я пожал плечами. "Должна была быть."

Следующими предметами, которые выкатились из сумки, были три белых камня, которые имели гладкую, почти нежную текстуру.

"Смотри." я их поднял, чтобы Каэра увидела. "Из того же камня, что купол и арка."

Она держала четыре одинаковых по размеру и форме камня. "И этот такой же."

У Каэры была своя собственная небольшая кучка вещей: Четыре камня, еще один плоский кусок вяленого мяса, горстка каких-то маленьких, пурпурных ягод и тонкая веревка, которая, казалось бы, была сплетена из жесткой желтой травы.

Последним предметом из сумки был квадратный кусок плоского шифера шириной около трех дюймов. Сначала я подумал, что это просто кусок, но потом перевернул его, увидев реалистично выгравированное изображение двух молодых Теневых Когтей, прислонившихся друг к другу.

"Воу", тихо сказал Реджи.

Это была очень хорошо нарисованная картина, и я не мог подумать, что она была нацарапана эфирным когтем на твердой поверхности.

Каэра наклонилась близко ко мне, изучая рисунок на шифере с трепетом. "Это... в основном их версия медальона."

"Это то, о чем я думал" согласился я.

"Странно" пробормотала она, слегка отслеживая пальцем резной рисунок. "Почему они напали на нас?"

"Возможно они настолько кровожадные насколько их обрисовывал Олдброукбик," сказал я.

"После того, что мы увидели в деревне Четырехруких, это не кажется таким уж простым." Взгляд Каэры повернулся к окровавленному трупу нашего проводника. "Что, если это из-за Свифтшура?"

Я вопросительно смотрел на нее, но молчал, позволяя мыслям крутиться у меня в голове. Из того, что мы видели, враждебность между племенами была безошибочной. Копьеклювые вешали на стенах шкуры Четырехруких для украшения, но у вождя Четырехруких, против которого я сражался, был декоративный капюшон, сделанный из перьев и когтей Копьеклювых, а Теневые Когти носили ножи, сделанные из клювов Копьеклювых. Члены обоих племен напали на нас не потому, что они были более жестокими или животническими, чем Копьеклювые; это потому, что мы были с Копьеклювыми.

Я покрутил головой. На данный момент это были всего лишь домыслы, но одна вещь оставалась правдой: Татуировки, резьба, а теперь этот выгравированный рисунок были не просто признаками интеллекта. Они представляли собой процветающую культуру.

"Нам следует продолжить путь и разведать впереди," сказал я, вставая на ноги. Мой взгляд упал на трупы двух Теневых Когтей. "Но нам нужно избавиться от этих тел."

Каэра торжественно кивнула. Мерцание черного пламени на ее ладони вскоре поглотило двух Теневых Когтей.

Во время битвы я использовал очень мало эфира, поэтому вместо того, чтобы взобраться на скалистый утес, я выбрал точку высоко на склоне горы и Божественно Ступив прямо на нее, взяв с собой Каэру, чтобы мы могли видеть далеко за высокое плато, по которому мы путешествовали.

Каэра сделала резкий вдох при виде вокруг нас. Трудно поверить, что джинн создал это место полностью. Насколько абсолютным должно быть их мастерство над эфиром, чтобы оставить после себя нечто столь же странное и невероятное, как Реликтомбы.

Крутые по подъему горы вокруг нас, казалось, уходили в нескончаемость. Я подозревал, что в этом есть какой-то трюк, и что мы с Каэрой можем вечно идти к тем далеким горам, так и никогда не достигнув их. Они казались не более чем сюрреалистическим фоном для кальдеры и кольца зазубренных верхушек, окружавших ее.

Порыв ветра вздымал мои соломенные волосы, и я понял, что несколько серых облаков теперь прерывали ледниково-голубое небо, и следы кисти—желтые, зеленые и фиолетовые воронки—блекли, пока опускался неуловимый туман.

"Погода снова меняется," сказал я Каэре. Поскольку уровень эфира Реджи все еще восстанавливается, я был единственным, кто смог бы пережить суровые ураганы в этой зоне.

Однако, недавно став первой жертвой бури, благородные Алакрианские рубиновые глаза оставались решительными. "Тогда нам просто нужно найти эту деревню Теневых Когтей до урагана."

Кивнув, я сфокусировал эфир в глазах, чтобы улучшить зрение, и начал разведку окружающего пейзажа.

Потребовалось несколько минут, чтобы исследовать многочисленные изгибы и замаскированные долины, скрытые вокруг основания большого горного хребта. Когда я ничего не нашел на вершине плато, мы пересекли одно скалистое обнажение пород на другое, пока не переместились со стороны заостренной вершины и снова не начали поиски.

Это не заняло много времени, чтобы заметить то, что мы искали. Подо мной, на следующем хребте, в скалах было построено около двадцати плетеных хижин. Они были тщательно спрятаны между двумя острыми ребрами камня, и я не мог видеть обычного входа или выхода.

Небольшой водопад падал со склона горы, собравшись в одном из краев деревни. Я смотрел, как Теневой Коготь, едва размером с муравья с моей точки зрения, наклонился над водой, чтобы заполнить что-то, а затем исчез обратно в соседней хижине.

"Там". Я указал пальцем в сторону деревни, чтобы Каэра тоже могла видеть.

Она вздохнула. "Ну, с точки зрения стратегического позиционирования, я бы сказала, что у них определенное преимущество."

"А пока, давай спустимся," тихо ответил я. "Все еще есть большая вероятность того, что поблизости будут другие разведчики или охранники."

На обратном пути к основанию скалистого обнажения пород мы остановились у тела Свифтшура. Это было некрасивое зрелище. Некогда изящная шея Копьеклювого была разрезана, его белые перья окрасились в красный цвет собственной кровью. Его тонкий, колючий язык гротескно свисал с клюва.

Каэра, стоявшая рядом со мной, собрала руки и закрыла глаза, склонив голову в знак почета, прежде чем сместить свой взгляд обратно ко мне. "Хороним или сжигаем трупчански?"

Я повертел головой. "Ни то, ни другое."

Согнувшись над трупом Свифтшура, я мкнул руку в смертельную травму на его шее и провел кровавыми пальцами по лицу и одежде, прежде чем обратиться к Каэре, которая зияла на меня, сбитая с толку и взбудораженная.

"У меня есть идея, которая сможет ответить на ранее поставленный вопрос, а также привести нас в деревню Теневых Когтей," сказал я, медленно шагая в сторону Алакрианской дворянки с окровавленными пальцами.

Каэра фукнула покорно выдохнув. "Стоит ли мне вообще реагировать на то, насколько мне не нравятся твои идеи?"

Глава 297: Гора

Группа перевода: t.me/d4nc3r_tr

UPDATED: 06.01.2021

Поймет тот, кто поймет (с) Кличко

ᛊᛈᚨᛊᛁᛒᛟ, ᛖᚾᛞᚱᛃᚢ, ᚲᛟᛈᛁᛈᚨᛊᛏᛃᛖᚱᛁ ᛊᛟᛊᚨᛏ

"Грей. Я не буду делать вид, что знаю, какие обычаи и ритуалы могут быть у этих племен"—Каэра покрылась кровью Свифтшура, которая была разбрызгана на ее одежде и части лица—"но тебе не кажется, что во всех обществах это выглядит немного грубовато."

"Без суеты," ответил я, размазав еще немного крови, чтобы она выглядела более естественно.

"Ах какое милое зрелище," вступил в разговор Реджи, лежащий на заснеженной земле неподалеку с забавной улыбкой. "Любовь это - когда вы друг друга разрисовываете кровью своих врагов." (ориг. Ничто не говорит о любви так как раскрашивание друг друга кровью своих врагов)

"Ничего <милого> в этом и близко нету, тем более неясно был ли Свифтшур врагом" раздражалась Каэра.

Я потер снег между испачканных рук в крови, чтобы убрать какую-то ее часть. "Просто игнорируй его, когда он говорит такие глупости. Это только потакает ему".

"Эй! Я не какой-то там щенок, которого нужно дрессировать!" тявкал Реджи, его пламенная грива замерцала.

"Ты прав." Я повернулся к Реджи и снисходительно улыбнулся. "У щенка хотя бы хватило бы приличия дуться, когда его ругают."

Каэра хихикала, Реджи фыркнул от разочарования.

Заметив, что его грива колыхается еще более безумно при растущем ветре, я посмотрел вверх и увидел, что теперь небо почти полностью посерело.

"Эй! Я все еще разговариваю с тобой, принцесса! Я слияние нескольких сущностей асур, мощных, чтобы—"

"Давайте выдвигаться," сказал я, прервав его. "Не думаю, что мы долго протянем когда погодка превратиться в настоящую бурю." Реджи посмотрел на меня, прежде чем запрыгнул обратно в мое тело.

Я протянул руку Каэре. "Мы телепортируемся прямо за горный хребет, где мы обнаружили деревню Теневых Когтей. Я не хочу рисковать, используя эфир где-нибудь поближе."

Она взяла меня за руку, но в неверии повертела головой. "Тот факт, что я могу непроизвольно принять за реальность то, что мы телепортнемся, заставляет меня чувствовать, что я что-то упустила..."

Притянув ее поближе, я активировал Божественный Шаг, следуя по эфирному пути, который я мысленно наметил в нашей первой пробежке. В течение нескольких секунд мы стояли на краю острого выступа из камня, который окружал спрятанное убежище Теневых Когтей.

Оттуда мы потопали ножками. Подъем был несложным, но это заняло время, нас сбивало ледяным ветром и слепило надвигающимся снегом перед тем, как мы прибыли в неглубокую алькову(нишу), посмотрев вниз на плетеные хижины, которые теперь были хорошо видны даже сквозь растущую бурю. Заключительная часть плана включала то, чтобы не только нас двух было видно, но и Реджи.

"Как планировали", прошептал я.

"Не то, чтобы я возражал против того, чтобы показать себя во всей красе, мощным и пугающим, но я не понимаю, как мое присутствие нам поможет,” спокойно сказал Реджи.

Каэра кивнула. "Мне тоже любопытно."

"Я просто посчитал, что волки и леопарды... достаточно близкие родичи." Я пожал плечами, поглядывая на деревню. "Кто знает. Может, ты заведешь друзей."

"Логика железобетонная,(ориг. Сложно спорить с такой логикой)" с сарказмом сказал Реджи.

Пропитав эфиром свои глаза, чтобы дополнить естественное зрение, я изучал детали и активность, происходящую внутри деревни. Плетеные хижины, в которых жили Теневые Когти, имели форму смутно напоминающие ульи и были сделаны из перекрывающихся слоев соломы смешанной с плетенной травой. Каждая конструкция была оснащена простой дверью, которая была сплетена в раме с использованием палок.

Несмотря на то, что ветер все еще выл, деревня была защищена от худшего его проявления. На самом деле, вся полость, в которой она была построена, была очищена от снега. Горстка маленьких извилистых деревьев с широкими темными листьями украшала протоптанные земляные дорожки между домами, и везде росла густая, глубоко-зеленого цвета трава.

В круглом участке песчаной земли, четыре Теневых Когтя собрались... тренироваться. Когда мы только прибыли, две пары напали друг на друга, все же без когтей. Пока мы наблюдали, они остановили спарринг, поклонились друг другу, и приступили к ряду одинаковых движений, которые были четко отработаны.

За их стилем боя было увлекательно наблюдать. Они делали упор на быстрые удары в жизненно важные точки и всегда были в движении. Каждый удар с плеча или прямой удар лапой делался не занимал больше чем три шага от их исходной позиции, и каждая атака была связана с оборонительным маневром.

Несмотря на то, что во время тренировок они активно не использовали свои эфирные способности, я видел, как они имитировали внезапные прыжки либо скачки с бреющего полета, показывающие способность к телепортации. Пока я наблюдал за ними, я хотел бы поговорить с ними и узнать об их манипулировании эфиром.

Если все пройдет хорошо, может выдастся шанс , подумал я, пробежавшись по запланированному сценарию, в последний раз.

"Готовы?" спросил я остальных, сохраняя голос тихим. Оба кивнули.

Вытащив труп Свифтшура из размерной руны, я схватился за его разорванную шею и спрыгнул из алькова в деревню, приземливши